Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Адвокатура требует всего человека.
 
Антуэн Луазель

ВС пояснил нюансы раздела жилья, находящегося в долевой собственности

ВС пояснил нюансы раздела жилья, находящегося в долевой собственности

ВС пояснил нюансы раздела жилья, находящегося в долевой собственности

Как счел Суд, отсутствие согласия владельца «микродоли» в жилье на ее выдел из общего имущества не служит безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска основного собственника квартиры о признании ее незначительной.

По мнению одного из экспертов «АГ», определение ВС РФ значимо для судебной практики с точки зрения указания Судом нижестоящим инстанциям на необходимость проявления инициативы при оценке добросовестности поведения одной из сторон спора, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. Другой со ссылкой на выводы ВС отметил, что собственник незначительной доли в жилье должен получить выкупную цену и решать свой жилищный вопрос самостоятельно. Третий предположил, что Верховный Суд ориентирует нижестоящие суды на то, что при невозможности выдела в натуре незначительной доли в квартире существенного интереса у собственника такой доли быть не может.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда вынесла Определение № 64-КГ22-3-К9 по спору о признании незначительными «микродолей» в квартире, прекращении права собственности на жилье на их основе и выплате денежной компенсации владельцам таких долей.

После смерти гражданина В. Тульского в январе 2002 г. открылось наследство в виде 1/2 доли в его праве собственности на двухкомнатную квартиру, приобретенную в браке. С заявлениями о принятии наследства к нотариусу Наталье Перепел обратились вдова мужчины В.Г. и его дочь Г. Булатова, а также внучки покойного Ксения и Галина Девкины и Марина Кизима, которые приходятся друг другу родными сестрами. Таким образом, вдова и дочь Тульского получили по 1/6 доли в квартире, а внучки покойного по 1/18 доли каждая.

В апреле 2002 г. В.Г. умерла, она оставила все свое имущество Ксении Девкиной по завещанию, удостоверенному нотариусом Натальей Перепел. С заявлением о принятии наследства к нотариусу обратилась Г. Булатова в порядке представления внучки наследодателя Ксении Девкиной. В связи с этим Ксения Девкина получила свидетельство о праве на наследство по завещанию на 2/3 доли в праве собственности на квартиру, из которых 1/2 доли принадлежала наследодателю на основании договора о передаче жилья в собственность в порядке приватизации от 6 мая 1993 г., и 1/6 доли, фактически принятую его вдовой в порядке наследования после его смерти.

Далее Ксения Девкина, владевшая 13/18 доли в праве собственности на спорную квартиру, получила 16 ноября 2013 г. в дар от Г. Булатовой принадлежащую той 1/6 доли. После этого женщина стала собственником 8/9 доли в праве собственности на квартиру, на доли в которой ее сестры так и не оформили свои права. Впоследствии Ксения Девкина подала в суд иск к Галине Девкиной и Марине Кизиме о признании их долей незначительными, прекращении права собственности на жилье и выплате им денежной компенсации в размере 16 тыс. руб. Она ссылалась на то, что с шести лет постоянно проживает в спорной квартире и является собственником 8/9 доли в праве собственности на нее, а обе ответчицы, владеющие по 1/18 доли, в квартиру не вселялись и никогда не интересовались использованием такого жилья.

В свою очередь Галина Девкина и Марина Кизима не признали иск и обратились в суд со встречным иском, в котором просили, в частности, признать недействительными договор дарения доли от 16 ноября 2013 г., регистрацию права собственности Ксении Девкиной на 8/9 доли в спорном жилье, произвести перерасчет их долей в праве собственности на спорное жилье.

Суд привлек к участию в деле нотариуса Наталью Перепел в качестве соответчика по встречному иску. По результатам судебной экспертизы рыночная стоимость спорной квартиры была определена в почти 2 млн руб., а рыночная стоимость долей Галины Девкиной и Марины Кизимы составила 108 тыс. руб. каждая.

Первая инстанция отказала в удовлетворении первоначальных исковых требований Ксении Девкиной к Марине Кизиме со ссылкой на то, что у последней имеется существенный интерес в использовании своей доли в спорном жилье. При этом суд счел незначительной долю Галины Девкиной и прекратил ее право общей долевой собственности на нее, обязав Ксению Девкину выплатить ей компенсацию в размере 108 тыс. руб. В удовлетворении встречных исковых требований было отказано. В свою очередь апелляция и кассация оставили в силе решение первой инстанции.

Рассмотрев кассационную жалобу Ксении Девкиной, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что предусмотренная в п. 4 ст. 252 ГК РФ возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, и утраты им права на долю в общем имуществе предусмотрена в исключительных случаях. Такая мера допустима только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности. Соответственно, вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае путем исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств.

В рассматриваемом споре, как пояснила Гражданская коллегия, истец сообщала суду, что принадлежащая Марине Кизиме доля является незначительной и составляет 1,5 кв. м жилой площади и 2,9 «квадрата» общей площади. Выдел такой доли в натуре невозможен ввиду незначительного метража самих жилых комнат. При этом Марина Кизима со дня открытия наследства в 2002 г. никогда не вселялась в квартиру и не пользовалась ею, расходы на содержание имущества не несла, она проживает в другом жилье, где зарегистрирована по месту жительства. В связи с этим суду следовало выяснить: может ли спорный объект собственности быть использован всеми сособственниками по его назначению (для проживания) без нарушения прав собственника, имеющего большую долю в праве собственности; возможно ли предоставить ответчику в пользование изолированное жилое помещение, соразмерное его доле в праве собственности на квартиру; есть ли у ответчика существенный интерес в использовании общего имущества. Однако суд не установил такие обстоятельства.

«Ссылка судов на то обстоятельство, что ответчик не имеет в собственности другого жилого помещения, кроме спорного, сама по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении исковых требований. Суды не дали оценки поведению Марины Кизимы на предмет добросовестности, поскольку Марина Кизима, зная, что невозможно выделить долю в натуре и использовать имущество по назначению ввиду незначительности принадлежащей ей доли, отказалась от выплаты ей денежной компенсации в счет стоимости принадлежащей ей доли в общем имуществе, – отметил ВС. – Между тем в июне 2020 г., т.е. до обращения Ксении Девкиной в суд с настоящими требованиями, Марина Кизима разместила в сети “Интернет” объявление о продаже принадлежащей ей доли и комнаты в спорной квартире, указав площадь 6 кв. м. При решении вопроса о наличии или об отсутствии реальной заинтересованности в использовании незначительной доли в общем имуществе подлежит установлению соизмеримость интереса лица в использовании общего имущества с теми неудобствами, которые его участие причинит другим (другому) собственникам».

Гражданская коллегия сочла, что нижестоящие суды фактически исходили из отсутствия волеизъявления Марины Кизимы на выдел своей доли из общего имущества, ее существенного интереса в использовании доли в праве общей собственности на квартиру. Однако, как отметила Коллегия, отсутствие волеизъявления Марины Кизимы на выдел своей доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, поскольку действие п. 4 ст. 252 ГК РФ распространяется как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников общей долевой собственности.

Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов в части отказа в удовлетворении первоначальных исковых требований Ксении Девкиной к Марине Кизиме и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АБ г. Москвы «Инфралекс» Ирина Зимина назвала определение ВС РФ значимым для судебной практики с точки зрения указания нижестоящим инстанциям на необходимость проявления инициативы при оценке добросовестности поведения одной из сторон спора, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. «В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались. Так, ВС РФ счел, что суды не дали оценки поведению Марины Кизимы на предмет добросовестности, тогда как необходимо было дать оценку тому обстоятельству, что она отказалась от выплаты ей денежной компенсации в счет стоимости принадлежащей ей незначительной доли в общем имуществе, однако до обращения истца в суд разместила в интернет-сети объявление о продаже принадлежащей ей доли и комнаты в спорной квартире, указав площадь 6 кв. м», – заметила она.

Также, по мнению эксперта, крайне важным является вывод ВС о том, что при решении вопроса о наличии или об отсутствии реальной заинтересованности в использовании незначительной доли в общем имуществе необходимо устанавливать соизмеримость интереса лица в использовании общего имущества с теми неудобствами, которые его участие причинит другим (другому) собственникам. «С моей точки зрения, значимым является также мнение Суда относительно того обстоятельства, что даже если ответчик не имеет в собственности другого жилого помещения, кроме спорного, это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о выплате ему компенсации за долю в квартире», – полагает Ирина Зимина.

Партнер юридической фирмы «БИЭЛ» Николай Сапожников отметил, что судам на практике тяжело разрешать подобные споры ввиду большого количества «житейских» обстоятельств, которые приходится устанавливать и оценивать по данной категории дел. «Фактически Верховный Суд был вынужден еще раз напомнить нижестоящим судам о том, что отсутствие у ответчика в собственности другого жилого помещения, кроме спорного, само по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований. Относительно недавно эта позиция уже приводилась Верховным Судом в Определении от 19 октября 2021 г. по делу № 33-КГ 21-9-К3», – заметил он.

Как отметил эксперт, ВС перечислил подлежащие установлению по такому делу обстоятельства, при этом ранее в определении по делу № 33-КГ 21-9-К3 он фактически указал, что для решения вопроса о наличии у ответчика существенного интереса в использовании общего имущества должна быть дана правовая оценка самой возможности использования общего имущества, приходящегося на его долю. «Из такой позиции можно сделать вывод, что в случае фактической невозможности выдела доли в жилой квартире на вопрос о наличии у ответчика существенного интереса в использовании общего имущества надлежит дать отрицательный ответ в смысле абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК, поскольку пользование квартирой предполагает проживание в ней. Хотя в комментируемом определении Суд жестко не указал, что при невозможности выдела в натуре незначительной доли в квартире существенного интереса у собственника такой доли быть не может, в целом можно предположить, что высшая судебная инстанция ориентирует суды именно на такой подход», – полагает Николай Сапожников.

Ранее, добавил юрист, Верховный Суд в Определении от 26 октября 2020 г. № 56-КГ20-10-К9, вошедшем в Обзор ВС РФ № 1 (2021), сформулировал позицию о том, что у участников долевой собственности нет безусловной обязанности выкупа доли выделяющегося сособственника, в связи с чем подлежит выяснению финансовая возможность для остающегося собственника рассчитаться. «Верховному Суду столь регулярно приходится возвращаться к вопросу о разделе долевой собственности, что, возможно, стоит формировать свежий отдельный обзор по данной тематике», – подчеркнул эксперт.

Адвокат АП Санкт-Петербурга Антон Лебедев отметил, что проблема с выкупом незначительной доли в квартире известна уже давно, и в Санкт-Петербурге эта проблема стоит особенно остро. «Дело в том, что после революции большие квартиры были разделены на маленькое коммунальное жилье, а последующая приватизация наделила соседей собственностью. Жизнь показала, что эти малые доли квартиры передаются еще меньшими долями наследникам и родственникам. Таким образом, появляются собственники недвижимости, которые фактически не пользуются жильем и не заинтересованы в его надлежащем содержании. Это обстоятельство создает проблемы собственникам, которые фактически проживают в таком жилье. В одном из таких случаев собственник незначительной доли хотел ее оставить за собой только для регистрации, поскольку она давала право на льготы от Санкт-Петербурга, а предложение о выкупе на адекватных условиях не рассматривалось. В результате к адекватным границам такого собственника незначительной доли привело решение суда. Исходя из выводов ВС в комментируемом определении, собственник незначительной доли должен получить выкупную цену и решать свой жилищный вопрос самостоятельно», – отметил он.


Зинаида Павлова

Короткая ссылка на новость: https://www.lawnow.ru/~XBCSU


Комментарии пользователей

0
LEbEdEV
Кстати, мы реально практикуем в этой области
Все что не вошли в публикцию разместил в посте Верховный Суд решал судьбу незначительной доли
и записал видео
Имя Цитировать 0




Следите за новостями

TwitterTwitter Youtube ВКонтакте Facebook Instagram

Мы в Твиттере


Мы в instagram