Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Адвоката надо брать ежовыми рукавицами, ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает...
 
В.И. Ульянов - Ленин

Производство одного платежа не означает признание долга

Производство одного платежа не означает признание долга

Производство одного платежа не означает признание долга

В определении по делу № 78-КГ23-38-КЗ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации разъяснила, что оплата одного периодического платежа не является признанием всего долга и не прерывает исковую давность. Для признания долга и перерыва исковой давности требуется осуществление определенных действий, таких как признание претензии, изменение договора уполномоченным лицом с указанием наличия долга, просьба должника об изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа), а также акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом. При этом, оплата части долга не означает признание всего долга, если должник не указал обратное.

Фабула дела заключается в том, что Тельпис Н.Г. обратилась в суд с иском к администрации Красногвардейского района Санкт-Петербурга о взыскании задолженности по договору займа и судебных расходов. Она указала, что заключила договор займа с Масловым С.В., передав ему денежную сумму в размере 2 268 000 рублей. Договор предусматривал выплату займа ежемесячными платежами до 30 августа 2029 года. Также был заключен договор залога на долю в квартире в обеспечение обязательств. После смерти Маслова С.В. открылось наследство, и Тельпис Н.Г. предъявила иск к наследственному имуществу и администрации района, требуя взыскать задолженность по договору займа.

Администрация Красногвардейского района Санкт-Петербурга не признала исковые требования и заявила о пропуске срока исковой давности. Они обратились в суд со своим встречным иском, требуя признать договор займа и залога недействительными. В ответ на это, Тельпис Н.Г. указала на отсутствие доказательств передачи денежных средств Маслову С.В. и необходимость подтверждения финансовой возможности предоставить такую сумму наличными.

Таким образом, Верховный Суд разъяснил, что оплата одного периодического платежа не свидетельствует о признании всего долга, и рассмотрение данного дела требует установления фактических обстоятельств, связанных с передачей денежных средств и оплатой долга.

Позиции судов первой, апелляционной и кассационной инстанций:

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об удовлетворении первоначальных исковых требований и об отказе в удовлетворении встречных исковых требований. При этом суды исходили из того, что договор займа в оригинале находится у Тельпис Н.Г., что свидетельствует о неисполнении Масловым С.В. при жизни обязательств по этому договору, а имущество Маслова С.В. в виде спорной квартиры, является вымороченным, вследствие чего правовые основания для взыскания задолженности по договору займа с администрации Красногвардейского района Санкт-Петербурга имеются, размер долга Маслова С.В. не превышает стоимости наследственного имущества. Суды учли, что стороной истца в подтверждение платежеспособности и наличия соответствующих сумм при заключении договора займа представлены сведения о движении денежных средств по счету Тельпис Н.Г., вследствие чего отклонили доводы администрации Красногвардейского района Санкт-Петербурга об отсутствии у Тельпис Н.Г. денежных средств на момент выдачи займа. Поскольку представленные стороной истца в материалы дела копии расписок указывают на исполнение Масловым С.В. обязательств по договору займа, то отсутствие подписи Маслова С.В. в этих документах не свидетельствует об их недостоверности, так как он в них поименован как должник, передающий денежные средства в счет исполнения обязательств, а подпись Тельпис Н.Г., принимающей денежные средства, подтверждает такое исполнение.

Отказывая в применении срока исковой давности к заявленным Тельпис Н.Г. исковым требованиям, суды первой и апелляционной инстанций сочли, что Масловым С.В . были совершены действия, свидетельствующие о признании им долга, посредством возвращения 19 апреля 2018 г. части денежных средств по договору займа, то есть, как полагали суды первой и апелляционной инстанций, с этого момента имел место перерыв течения срока исковой давности, а заимодавец в суд с настоящим иском обратилась в пределах срока исковой давности - 15 февраля 2021 г.

Оставляя решение суда первой инстанции и апелляционное определение без изменения, кассационный суд общей юрисдикции пришел к выводу о том, что нижестоящими судами нарушений норм материального и процессуального права допущено не было.

Позиция Верховного Суда:

Согласно пункту 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 Кодекса.

Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления (статья 201 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Позиция Верховного Суда заключается в следующем: срок исковой давности составляет три года со дня, определенного в соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации. Течение этого срока начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является ответчиком по иску. При этом перемена лиц в обязательстве не влияет на срок исковой давности и порядок его исчисления.

Пункт 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" разъясняет, что переход прав в порядке универсального или сингулярного правопреемства, а также передача полномочий между органами публично-правового образования не влияют на начало течения срока исковой давности и его исчисление. В этих случаях срок исковой давности начинается в соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации с момента, когда первоначальный обладатель права узнал или должен был узнать о нарушении своего права и о том, кто является ответчиком по иску.

В пункте 24 того же постановления указывается, что срок давности по иску, связанному с нарушением условия договора об оплате товара (работ, услуг) частями, начинается отдельно для каждой части. Срок давности по искам о просроченных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.д.) исчисляется отдельно для каждого просроченного платежа.

Таким образом, при обязательствах с определенным сроком исполнения, которые выполняются частями, срок исковой давности исчисляется отдельно для каждой неисполненной части обязательства.

В соответствии со статьей 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности прерывается, если обязанное лицо признает долг. После прерывания, срок исковой давности начинается заново, и время, прошедшее до прерывания, не учитывается в новом сроке.

В пункте 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" разъясняется, что течение срока исковой давности прерывается, если обязанное лицо признает долг (статья 203 Гражданского кодекса Российской Федерации). Действия, свидетельствующие о признании долга и прерывающие течение срока исковой давности, включают признание претензии, изменение договора уполномоченным лицом с указанием на признание долга или запрос должника о таком изменении (например, отсрочка или рассрочка платежа), а также акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом. Ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не является признанием долга. Признание только части долга, включая частичную оплату, не является признанием всего долга, если иное не оговорено должником. Если обязательство предусматривает исполнение частями или периодические платежи, и должник признает только часть долга (периодический платеж), это не прерывает течение срока исковой давности по другим частям (платежам).

Однако, эти положения закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации не были применены судами при рассмотрении дел.

Суды не учли, что условия договора займа предусматривают исполнение обязательства Масловым С.В. через периодические платежи. Однако совершение такого платежа или его части не означает, что заемщик признает весь долг, и не позволяет прервать течение исковой давности по остальным частям платежей.

В свете этих обстоятельств, судебное решение о неприменимости исковой давности к исковым требованиям Тельпис Н.Г. не может быть признано правильным.

Исходя из изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что нарушения правовых норм, совершенные судами, имели существенное влияние на исход дела. В связи с этим, судебные акты, вынесенные в данном случае, отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21 ноября 2023 г. № 78-КГ23-38-КЗ

Короткая ссылка на новость: https://www.lawnow.ru/~uD6QP
 


Комментарии пользователей





Следите за новостями

TwitterTwitter Youtube ВКонтакте Facebook Instagram