Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Законы тщетно существуют для тех, кто не имеет мужества и средств защищать их.
 
Т. Маколей

Эксперты прокомментировали Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ за 2020 г.

Эксперты прокомментировали Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ за 2020 г.

Эксперты прокомментировали Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ за 2020 г.

В документе федеральный омбудсмен обратила внимание на нарушения прав адвокатов, внесение поправок в КоАП и УПК, создание института региональных омбудсменов и рост случаев домашнего насилия в период действия режима самоизоляции. Эксперты неоднозначно оценили содержание доклада: одним не хватило «примеров из жизни» и детальной проработки определенных вопросов, в то время как другие посчитали деятельность института Уполномоченного заслуживающей высокой оценки. Как ранее писала «АГ», 1 апреля федеральный омбудсмен Татьяна Москалькова представила президенту Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2020 г.

В сфере права на защиту семьи, материнства, отцовства и детства Уполномоченный указала, что пандемия новой коронавирусной инфекции обострила такие проблемы, как задержки или невыплата зарплаты либо дополнительных стимулирующих мер, рост безработицы, ограничение доступа к госорганам, трудности в дистанционном образовании, сужение сферы санаторно-курортного обеспечения и иные негативные явления. Всего поступило 2060 обращений от семей, что на 10% превышает показатели 2019 г. (1866). По мнению адвоката АП Томской области Ольги Башковой, в докладе не хватает жизненных ситуаций, указывающих на реально оказанную помощь, а именно какими инструментами владеет Уполномоченный для разрешения вопросов, связанных со спорами о месте жительства и порядке общения с детьми. «К сожалению, в своей практике я столкнулась с тем, что Уполномоченный реальную помощь оказать не может, поэтому ожидала, что в докладе данный вопрос найдет отражение. Хотелось бы, чтобы федеральный омбудсмен имела инструменты реального оказания помощи гражданам, у которых отобрали детей», – подчеркнула она в комментарии «АГ». Отмечается, что почти вдвое увеличилось число обращений к Уполномоченному по проблеме домашнего насилия в период действия ограничительных мер. Более чем на 20% возросло количество обращений граждан, поступивших на телефон доверия ГБУ «Кризисный центр помощи женщинам и детям» Департамента труда и соцзащиты г. Москвы, по вопросам семейного (бытового) насилия (1396 обращений за январь – май 2020 г. против 1176 обращений за аналогичный период 2019 г.). 

Адвокат АП Санкт-Петербурга Антон Лебедев посчитал, что доклад отражает реальную картину увеличения объемов домашнего насилия в период действия ограничительных мер, и указал, что в режиме самоизоляции жертвы насилия фактически оказались «запертыми» с агрессорами. «Ситуация с домашним насилием может измениться только в результате введения государством нулевой толерантности к этому явлению, когда каждый подтвержденный факт насилия будет заканчиваться арестом или более суровым видом наказания. Однако такого предложения доклад не содержит – только констатацию факта», – подчеркнул Антон Лебедев. Уполномоченный также посчитала, что в целях повышения эффективности правозащитной деятельности на региональном уровне целесообразно проводить изучение общественного мнения по вопросам соблюдения и защиты прав человека и гражданина в регионах. По мнению Антона Лебедева, особую пользу могут принести профессиональные объединения специалистов, обладающих познаниями в области правовой защиты, – ассоциации юристов и адвокатские палаты. Например, может формироваться объединение, состоящее из юристов и адвокатов, желающих осуществлять правозащитную деятельность на условиях pro bono. Для специалистов интерес может представлять освещение этой деятельности в СМИ, а для доверителей – возможность получить бесплатную квалифицированную юридическую помощь. 

В докладе омбудсмена отмечается, что в 2020 г. апелляционной инстанцией отменено 16 284 обвинительных (в 2019 г. – 4393) и 521 оправдательный (в 2019 г. – 424) приговор. В этот же период изменено 12 253 приговора (в 2019 г. – 12 386). Судом кассационной инстанции по жалобам и представлениям рассмотрено 21 857 уголовных дел, из них 11 350 удовлетворены. Причиной обращений участников уголовного процесса в апелляционные и кассационные инстанции послужило отсутствие в приговорах мотивов, по которым отвергаются представленные ими доказательства. 

По мнению руководителя ООО «Юридическая Контора “Щит и Меч”» Андрея Коновалова, омбудсмен обратила внимание на ряд действительно важных моментов – например, чрезмерную суровость уголовно-процессуальных процедур и наказаний; необходимость принятия поправок, позволяющих приостанавливать производства по уголовному делу по специальному основанию, связанному с особым режимом; необходимость внесения корректив в практику избрания меры пресечения в виде заключения под стражу; предложение о необходимости отказа от стадии возбуждения уголовного дела; создание фонда выплат компенсаций жертвам нераскрытых преступлений и т.д. Тем не менее, указал юрист, как минимум одна из обозначенных проблем была упомянута сугубо декларативно. Речь идет о жалобах участников уголовного процесса, связанных с отсутствием в приговорах мотивов, по которым отвергаются представленные ими доказательства, а также о немотивированном отказе суда в приобщении к делу материалов, поддерживающих доводы в пользу невиновности обвиняемого. 

По мнению Андрея Коновалова, данная проблема носит поистине массовый характер и вряд ли в России найдется хоть один практикующий юрист, который с ней никогда не сталкивался. «Нельзя не учитывать и то, что подобные действия могут свидетельствовать о нарушении судьей Кодекса судейской этики, а то и вовсе говорить о вынесении заведомо неправосудного решения», – посчитал он. Юрист полагает, что бороться с данной проблемой можно, например, с помощью введения самостоятельного состава преступления. Однако каких-либо конструктивных предложений, кроме указания на необходимость судов следовать разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, в докладе не приводится, заметил Андрей Коновалов. Согласно докладу по вопросам соблюдения прав участников уголовного процесса в связи с пандемией в адрес уполномоченного поступило 306 обращений. 

Самая большая группа обращений касалась объективности, полноты и сроков предварительного расследования (125 обращений). По вопросам объективности, полноты и сроков проведения доследственных проверок, а также обоснованности избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу на горячую линию Уполномоченного поступило 110 обращений. Указывается, что по вопросам законности, обоснованности и справедливости приговоров по уголовным делам на горячую линию поступило 48 обращений. По мнению Татьяны Москальковой, необходимо внести изменения в уголовно-процессуальное законодательство, которые позволят учитывать процессуальные особенности расследования уголовных дел в случае возникновения эпидемий или иных чрезвычайных ситуаций, представляющих угрозу безопасности человека. Нормы могли бы устанавливать возможность приостановления производства по уголовному делу по специальному основанию, связанному с особым режимом, которое предусматривало бы также возможность возобновления производства после окончания такого режима или до его окончания по мотивированному ходатайству участников уголовного процесса; процедуры, обеспечивающие непрерывное производство по уголовному делу с лицами, которым избрана мера пресечения в виде заключения под стражу (с применением видеосвязи, электронного документооборота и т.п.). Кроме того, омбудсмен считает необходимым расширить возможности применения видео-конференц-связи в уголовном процессе при производстве следственных действий. 

Указывается, что в Докладе за 2019 г. Уполномоченный предлагала осуществить реформирование стадии возбуждения уголовного дела в целях обеспечения неукоснительного соблюдения прав заявителей. В УПК были внесены изменения, касающиеся разумного срока уголовного судопроизводства, который теперь включает период со дня подачи заявления или сообщения о преступлении до дня прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора. Отмечается, что принципиальное значение для развития уголовной политики России по пути гуманизма и справедливости имеет скорейшее принятие внесенного в Госдуму проекта поправок в УК и УПК РФ в связи с введением понятия уголовного проступка (законопроект № 1112019-7). Федеральный омбудсмен неоднократно указывала на своевременность принятия данной законодательной инициативы. 

Управляющий партнер, адвокат МКА «РУБИКОН» Виктория Шевцова заметила, что хотя Конституцией и закреплены положения о праве потерпевших от преступлений на охрану законом, обеспечение доступа к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, но нельзя сказать, что они в полной мере реализуются на практике. «С учетом того, что процесс расследования и рассмотрения уголовного дела занимает много времени, как правило, уже нет таких средств, которые могли бы компенсировать нарушенные права граждан. Расследование уголовных дел по экономическим преступлениям длится до пяти лет, за это время многие граждане теряют финансы, источники доходов, их права нарушаются, и защитить их иным образом, кроме как признать данных лиц потерпевшими, нельзя», – указала адвокат. 

Виктория Шевцова отметила, что в период пандемии возбуждено огромное количество уголовных дел, расследование по которым не только идет очень медленно, но и не всегда эффективно. Таким образом, нарушаются права сразу широкого круга лиц. По мнению адвоката, председателя КА Уральского федерального округа Ильи Сливко, Уполномоченный, возможно, не всегда правильно трактует суть поступающих обращений граждан либо по каким-то причинам уклоняется от анализа работы правоохранительной системы. «Очевидно, что общество волнует не изменение процессуальных понятий, а несовершенная система правосудия», – подчеркнул он. Адвокат указал, что согласно докладу выявляемые нарушения при применении меры пресечения в виде заключения под стражу свидетельствуют о необходимости внесения корректив в соответствующую практику. «Данная формулировка из года год переходит в доклад Уполномоченного. При этом никакие реальные меры не принимаются. Давно созрела необходимость в создании “арестантских домов” с более гуманными и человеческими условиями или более широкого применения меры пресечения в виде домашнего ареста», – посчитал он. Илья Сливко заметил, что в докладе указывается на необходимость продолжения работы госорганов по гуманизации уголовной политики. «Но смысл в том, что при введении различных форм уголовной ответственности в виде “уголовного проступка” или “судебного штрафа” не изменяется сам факт – привлечение к уголовной ответственности. Не исключаются, а, наоборот, создаются условия для незаконного привлечения к уголовной ответственности. Проблема не в том, чтобы смягчить наказание, а в том, чтобы его, во-первых, индивидуализировать, а во-вторых, позволить лицу после осуждения вернуться к нормальной жизни. Однако реалии таковы, что, будучи хотя бы раз привлеченным к уголовной ответственности, человек лишается многих возможностей, доступных для несудимого лица. Такая же участь постигает его детей. 

К сожалению, в наше время дети отвечают за грехи родителей, чего не было даже в условиях сурового 1937 г.», – отметил эксперт. В рамках взаимодействия с общественными наблюдательными комиссиями к Уполномоченному поступило 11 обращений, касающихся отказов в допуске членов ОНК и адвокатов в учреждения УИС, оказания медпомощи осужденным, перевода осужденного в другое учреждение, совершенствования законодательства в части условий содержания заключенных. Отмечается, что почти на 50% возросло число обращений, в которых заявители выражали несогласие с действиями сотрудников правоохранительных органов при пресечении публичных мероприятий. Граждане преимущественно сообщали о необоснованных, на их взгляд, задержаниях участников акций и митингов. По данным ГИАЦ МВД России, было задержано 2452 человека. Многие жалобы задержанных на несанкционированных митингах были связаны с недопуском к ним адвокатов. Согласно докладу в конце 2020 г. на общественное обсуждение был представлен разработанный Минюстом России проект поправок в УК и УПК, устанавливающий режим уголовно-правовой охраны профессиональных прав адвокатов от преступных посягательств. Илья Сливко посчитал, что с учетом «обычной» скорости по внесению изменений в законодательство следует быть готовыми к тому, что реальные меры будут приняты в лучшем случае через 10 лет. Доклад содержит предложение дополнить гл. 30 «Пересмотр постановлений и решений по делам об административных правонарушениях» КоАП РФ нормой, закрепляющей право Уполномоченного по правам человека обжаловать в суд и в вышестоящий орган, вышестоящему должностному лицу постановления и решения по делам об административных правонарушениях. «Удивительно, что Уполномоченному неизвестно о том, что по состоянию на 2020 г. внесение любых изменений в КоАП было приостановлено ввиду разработки нового КоАП, – указал адвокат. – В действующем КоАП не предусмотрена ни процедура рассмотрения административных дел, ни толком порядок их обжалования. В частности, невозможно обжаловать решение должностного лица, если пропущен 10-дневный срок обжалования. При том размере административных штрафов, который сейчас предусматривает КоАП, такое формальное отношение к процессу является форменным издевательством». По мнению омбудсмена, целесообразно рассмотреть вопрос о присоединении России к Европейской конвенции о выплате компенсации жертвам тяжких преступлений от 24 ноября 1983 г. Ее сторонами на сегодняшний день являются 26 стран. Источниками формирования компенсационного фонда, указано в докладе, могли бы служить средства, получаемые в результате уплаты штрафов, внесения залогов, а также конфискации имущества осужденных и имущества госслужащих, которые не могут обосновать его происхождение, и т.п. Андрей Коновалов поддержал инициативу омбудсмена по созданию государственного фонда, целью которого была бы выплата компенсаций жертвам преступлений. Как справедливо отмечено в докладе, размер компенсаций, которые удается получить потерпевшим непосредственно с причинителей вреда, в настоящее время крайне низок, и, по мнению эксперта, государству следует рассмотреть данное предложение. В докладе отмечается работа Уполномоченного по принятию Закона об уполномоченных по правам человека в субъектах РФ. Илья Сливко указал, что федеральному омбудсмену представлено право обращаться в суд с административным исковым заявлением в защиту нарушенных прав как отдельного гражданина, так и неопределенного круга лиц, а также право обращаться в прокуратуру с ходатайством о проверке вступившего в законную силу приговора суда, знакомиться с материалами гражданских и административных дел, решение по которым вступило в законную силу, и т.п. Адвокат с сожалением отметил, что при таком количестве прав отсутствуют обязанности омбудсмена – непонятно, каким образом он будет выбирать, по какой жалобе работать, а какую – игнорировать. «Надеясь на лучшее, хочется верить, что принятый закон действительно внесет новые вехи в работу системы правосудия в России», – подчеркнул он. 

В докладе также отмечается, что ввиду обращения Уполномоченного в Минздрав России препарат для лечения граждан, страдающих спинальной мышечной атрофией, включен в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов на 2021 г. «Петиция в защиту больных СМА была размещена в интернете еще в 2019 г. Для внесения изменений в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов и включения туда дорогостоящих препаратов от СМА требовалось внесение изменений в Закон об основах охраны здоровья граждан. Соответствующий проект поправок был внесен в Госдуму депутатами фракции ЛДПР Евгением Марковым, Сергеем Натаровым, Кириллом Черкасовым и Игорем Торощиным в феврале 2020 г. Препарат действительно будет включен в Перечень на 2021 г. При этом роль Уполномоченного в данном процессе ни из СМИ, ни по информации из официальных источников не просматривается», – указал Илья Сливко. 

Вице-президент ФПА РФ, член СПЧ Генри Резник заметил, что далеко не все жалобы заявителей законны и обоснованны. «Аппарат Уполномоченного изучает их. В ряде случаев привлекаются эксперты по достаточно спорным и сложным делам, где для того, чтобы разобраться, необходимо “глубокое бурение”», – рассказал он. В заключение Генри Резник указал, что институт Уполномоченного выполняет свое предназначение и работа Татьяны Москальковой, учитывая ее высокий профессионализм, который включает, с одной стороны, теоретические познания, с другой – знание практики, обеспечила определенное приращение деятельности федерального омбудсмена. «Есть системные проблемы, которые могут быть решены через совершенствование законодательства и судебной практики, и к ним уполномоченные постоянно привлекают внимание, а есть конкретные случаи, которые положительно разрешаются вмешательством Уполномоченного, в том числе по жалобам адвокатов. Надеюсь, взаимодействие ФПА и Уполномоченного по правам человека и дальше будет конструктивно осуществляться и содействовать обеспечению прав граждан», – резюмировал Генри Резник. Марина Нагорная

Короткая ссылка на новость: https://www.lawnow.ru/~BgBiQ
 


Комментарии пользователей





Следите за новостями

TwitterTwitter Youtube ВКонтакте Facebook Instagram

Мы в Твиттере


Мы в instagram