Вы здесь:
Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Soy no libertador. Libertadores no existen. La gente se libera!
 
Ernesto Rafael "Che" Guevara
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: Пред. 1 ... 7 8 9 10 11 ... 17 След.
Судебная практика по ЛЭК (Л1) или контрол - ЛЭК - делит
 
Дело № 2-2937/12 31 июля 2012 года
Р Е Ш Е Н И Е
Именем Российской Федерации
Смольнинский районный суд г. Санкт-Петербурга в составе: председательствующего судьи Матусяк Т.П.,
при секретаре Лебедевой И.Ю.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Стыгаря В.К. к ООО «Л1-1» о признании третейского соглашения недействительным с момента его заключения, о расторжении предварительного договора, признании недействительным соглашения о продлении сроков передачи квартиры, взыскании денежных средств и судебных расходов
У С Т А Н О В И Л:
Стыгарь В.К. обратился в суд с иском к ООО «Л1-1» о признании третейского соглашения недействительным с момента его заключения, о расторжении предварительного договора, взыскании денежных средств и судебных расходов.
Исковые требования обоснованы тем, что между Стыгарь И.А. и ООО «ЛЭК–I» заключен предварительный договор № от 03.06.2008 года купли-продажи жилого помещения, в соответствии с которым продавец обязался продать покупателю квартиру в строящемся многоквартирном жилом доме по строительному адресу: <адрес>. Ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию – 1 квартал 2009 года.
Во исполнение обязательств по предварительному договору ФИО3 оплатила ответчику 13 632 688 рублей.
Соглашением о перемене лиц в обязательстве от 30.06.2011 года ФИО3 уступила все права и обязанности в связи с заключением предварительного договора истцу Стыгарю В.К.
Протоколом к предварительному договору стороны определили ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию – 1 квартал 2012 года.
Поскольку основной договор не был заключен, требований о его заключении ни одна из сторон не направила, а указанный в договоре объект недвижимости не создан и в собственность ответчика не перешел, учитывая положения ч. 6 ст. 429 ГК РФ, обязательства, предусмотренные предварительным договором прекратились, вследствие чего денежные средства, внесенные истицей по предварительному договору, подлежат возврату истице в качестве неосновательного обогащения.
Истец указывает, что срок заключения основного договора в предварительном договоре не указан, в связи с чем обязательства по предварительному договору купли-продажи № от 03.06.2008 года прекратились через год с момента заключения предварительного договора, основной договор должен был быть заключен не позднее 03.06.2009 года.
Истец считает, что на данные правоотношения с ответчиком распространяет свое действие закон от 30.12.2004 года №214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» и в связи с этим подлежит применению удвоенный размер неустойки.
Кроме того, истец указывает, что третейское соглашение, заключенное между сторонами, недействительно по ст. 178 ГК РФ.
Истец просит суд признать третейское соглашение от 03.06.2008 года недействительным с момента его заключения, расторгнуть предварительный договор, взыскать с ответчика денежные средства, внесенные им по договору в размере 13 632 688 рублей, взыскать неустойку за 91 день в размере 659 984 рублей, взыскать расходы по оплате услуг представителя.
В судебном заседании истец уточнил исковые требования, в заявлении указал, что к данным правоотношениям применяется закон «О защите прав потребителей», просит также взыскать с ответчика неустойку, предусмотренную законом «О защите прав потребителей» в размере 16 631 772 рубля, а также неустойку, предусмотренную законом «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» за период с 31.03.2012 года по 31.07.2012 года в размере 884 814 рублей.
Истец, представитель истца по доверенности ФИО4 в судебное заседание явились, исковые требования поддерживают. Суду сообщили, что исковые требования обоснованы тем, что дом, в котором истец был намерен приобрести квартиру, не строится, обязательства ответчик по договору не исполняет. Ответчик, не заключивший основной договор, обязан возвратить истцу полученные от него денежные средства. Предварительный договор прекратил свое действие через год после заключения в связи с тем, что срок подписания основного договора в нем не определен. Истец также указывает на то, что третейское соглашение и протокол, заключенный между сторонами о переносе ориентировочного срока ввода объекта в эксплуатацию, не должен приниматься судом во внимание в связи с тем, что противоречит действующему законодательству, так как срок для заключения в предварительном договоре не определен и к нему не может применяться указанный протокол. Соответственно, с ответчика необходимо взыскать в пользу истца неустойку, предусмотренную законом «О защите прав потребителей» и законом «Об участии в долевом строительстве» с 31.03.2012 года – даты, указанной в претензии истца ответчику от 22.03.2012 года о расторжении предварительного договора и возврате денежных средств. В связи с прекращением действия договора, он подлежит расторжению, в связи с тем, что сторона ответчика не признает предварительный договор прекратившим свое действие.
Представитель ООО «Л1-5» по доверенности ФИО5 в судебное заседание явилась, исковые требования не признает, считает, что истец неправильно толкует условия заключенного между сторонами предварительного договора, согласно которому ответчик принял на себя обязательства передать квартиру истцу после окончания строительства. 30.06.2011 года сторонами был подписан протокол к предварительному договору, согласно которому ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию является 1 квартал 2012 года. Следовательно, даже по совокупности указанных в договоре сроков, основной договор должен быть заключен в ноябре 2012 года. Предварительный договор может быть расторгнут по требованию истца в соответствии с его условиями, то есть с удержанием отступного.
Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, суд полагает исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
Представитель ответчика не оспаривает указанные истицей обстоятельства, а именно заключение между сторонами предварительного договора, внесение истицей денежных средств в сумме 17 515 000 рублей.
Из материалов дела усматривается, между ФИО3 и ООО «ЛЭК–I» заключен предварительный договор № от 03.06.2008 года купли-продажи жилого помещения, в соответствии с которым продавец обязался продать покупателю квартиру в строящемся многоквартирном жилом доме по строительному адресу: <адрес> Ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию – 1 квартал 2009 года.
Соглашением о перемене лиц в обязательстве по предварительному договору № от 30.06.2011 года ФИО3 уступила Стыгарю В.К. все свои права и обязанности по указанному предварительному договору, в том числе права и обязанности по заключению основного договора купли-продажи жилого помещения и право требования возврата денежных средств.
В силу статьи 429 ГК РФ, по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора, а если форма основного договора не установлена, то в письменной форме. Несоблюдение правил о форме предварительного договора влечет его ничтожность. Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора. В предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. Если такой срок в предварительном договоре не определен, основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора. В случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 настоящего Кодекса. Обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.
Законом не запрещено заключение предварительных договоров купли-продажи в отношении строящихся объектов.
Заключенный сторонами договор не противоречит требованиям действующего законодательства, был квалифицирован сторонами при его заключении.
То обстоятельство, что в предварительном договоре стороны предусмотрели в качестве обеспечения исполнения покупателем обязательств по исполнению условий договора внесение денежной суммы в размере продажной стоимости квартиры, являлось правом сторон, не противоречит закону, не меняет правовой природы спорного договора как предварительного договора купли-продажи.
30.06.2011 года между ответчиком и истцом Стыгарем В.К. был подписан протокол к предварительному договору купли-продажи жилого помещения № от 03.06.2008 года, согласно которому стороны внесли в вышеуказанный предварительный договор изменения, согласно которым ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию определяется как 1 квартал 2012 года.
Согласно ст. 153 ГК РФ, сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Согласно ст. 160 сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.
Суд полагает, что дополнительное соглашение, заключенное между сторонами не противоречит действующему законодательству.
В соответствии с ч. 2 ст. 1 ГК РФ, граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.
Доводы представителя истца о том, что подписание указанного протокола было навязано продавцом в качестве дополнительного условия для переоформления перемены лиц в обязательстве не подтверждены надлежащими доказательствами, а соответственно не имеют правового значения для разрешения заявленных требований.
Не состоятельным является и довод о том, что протокол не мог быть подписан сторонами, в связи с тем, что срок действия предварительного договора не определяется пунктом 2 указанного договора.
Согласно п. 1 ст. 414 ГК РФ, обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация).
Таким образом, дополнительное соглашение является новацией в части срока исполнения обязательства принятого на себя ответчиком, и влияет на исчисление срока заключения основного договора сторонами.
Истец, называя указанный протокол к предварительному договору купли-продажи жилого помещения № от 03.06.2008 года, соглашением, просит признать его недействительным, указывая на то что данное соглашение о продлении сроков является заведомо недействительным, так как противоречит законам или иным правовым актам Российской Федерации в области защиты прав потребителей.
В ходе судебного разбирательства ни истец, ни его представитель не смогли пояснить суду какой именно норме права противоречит указанный протокол и каким образом он нарушает права Стыгаря В.К., подписавшего данный протокол. Суд нарушения действующего законодательства при заключении сторонами указанного протокола, отражающего достигнутое между ними соглашение о переносе сроков исполнения обязательств, не усматривает.
Довод представителя истца о том, что данный протокол был подписан Стыгарем В.К. вынужденно, в связи с тем, что ответчик отказывался без подписания данного протокола подписывать соглашение о перемене лиц в обязательстве, суд полагает необоснованным, поскольку мотивы подписания данного протокола истцом не имеют правового значения для решения вопроса о законности данного протокола.
Предварительный договор заключен в письменной форме, отвечающей договору купли-продажи, содержит существенные условия договора купли-продажи, по которым сторонами путем подписания договора достигнуто соглашение, предусматривающее сроки, определяющие срок заключения основного договора. Так, установленный протоколом к предварительному договору ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию – 1 квартал 2012 года, согласно п.п. <данные изъяты> предварительного договора ответчик как продавец, обязался обеспечить регистрацию его права собственности на квартиру в течение 180 дней с момента получения разрешения на ввод дома в эксплуатацию и в течение 30 дней со дня регистрации прав на квартиры заключить основной договор купли-продажи с истицей.
Суд полагает, что при определении срока заключения основного договора необходимо учитывать совокупность указанных сроков, и приходит к выводу о том, что срок заключения основного договора не истек к моменту обращения истца в суд, поскольку по совокупности указанных сроков договор должен был быть заключен не позднее 01.11.2012 года.
Поскольку в настоящее время указанный срок не наступил, отсутствуют основания полагать предварительный договор прекратившим свое действие.
Таким образом, ответчиком не были нарушены обязательства, предусмотренные предварительным договором и отсутствуют основания для взыскания в пользу истца неустойки, предусмотренной законом РФ «О защите прав потребителей» и ФЗ «Об участии в долевом строительстве». Более того, суд полагает, что ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» не регламентирует правоотношения, возникшие между сторонами в связи с заключением предварительного договора купли-продажи, а Стыгарь В.К. не является участником долевого строительства, в связи с тем, что переданные им ответчику денежные средства не были привлечены ответчиком для строительства многоквартирного дома.
При заявлении требования о признании третейского соглашения недействительным, истец ссылается на ст. 178 ГК РФ, согласно которой сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.
Суд не усматривает оснований для признания третейского соглашения недействительным по указанным истцом основаниям. Согласно п. 1 ст. 178 ГК РФ, существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.
Суд полагает, что у ФИО3, правопреемником которой является истец, не могло возникнуть заблуждения относительно природы третейского соглашения, в связи с тем, что суть данного соглашения отражена в самом соглашении, и отражает волю сторон на передачу всех споров и разногласий из предварительного договора на разрешение третейского суда.
Не находит суд и оснований для удовлетворения исковых требований истца о расторжении предварительного договора.
В своих объяснениях представитель истца указал, что предварительный договор подлежит расторжению, в связи с тем, что предварительный договор прекратил свое действие в связи с истечением срока его действия.
Указанное основание для расторжения договора действующим законодательством не предусмотрено.
По требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда только по основаниям, указанным в п. 2 ст. 450 ГК РФ.
Однако на наличие таких оснований истец не ссылается.
Заключенный сторонами предварительный договор может быть расторгнут по инициативе покупателя по основаниям и в порядке, предусмотренном самим договором.
Пунктом <данные изъяты> предварительного договора предусмотрено, что в случае досрочного расторжения настоящего договора по инициативе покупателя, покупатель предоставляет продавцу взамен исполнения своих обязательств по договору отступное в размере 20 % от стоимости настоящего договора.
Таким образом, по основаниям, изложенном в предварительном договоре, и с соблюдением указанного условия, договор может быть расторгнут истцом во внесудебном порядке.
Указанное, по мнению суда, является основанием для отказа в удовлетворении требований истца о признании третейского соглашения недействительным, расторжении предварительного договора, признании недействительным соглашения о продлении сроков передачи квартиры, и взыскания с ответчика денежных средств, неустойки и судебных расходов.
Учитывая вышеизложенное, и руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд
Р Е Ш И Л:
В удовлетворении иска Стыгаря В.К. к ООО «Л1-1» о признании третейского соглашения недействительным с момента его заключения, о расторжении предварительного договора, признании недействительным соглашения о продлении сроков передачи квартиры, взыскании денежных средств и судебных расходов отказать.
Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.
Судья: Т.П. Матусяк
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Спасибо за Ваш опыт и ответ!
 
Российская Федерация
Определение от 22 июля 2011 года № Б\Н

По делу № <Обезличен>
Принято
Салехардским городским судом (Ямало-Ненецкий автономный округ)
22 июля 2011 года
Судья Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа Гниденко С.П., рассмотрев вопрос о принятии искового заявления Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ямало-Ненецкому автономному округу в интересах Бублик Андрея Викторовича и Бублик Екатерины Анатольевны к обществу с ограниченной ответственностью «ЛЭК Строительная компания № 1» о расторжении договора купли-продажи, взыскании денежных средств, убытков и денежной компенсации морального вреда,
Установил:
Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по ЯНАО в интересах Бублик А.В. и Бублик Е.А. обратилось в суд с иском к ООО «ЛЭК Строительная компания № 1» о расторжении договора купли-продажи, взыскании денежных средств, убытков и денежной компенсации морального вреда.
Рассмотрев данное исковое заявление нахожу его подлежащим возвращению по ч. 4 ст. 135 ГПК РФ – как поданное лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.
В п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №7 от 29.09.1994 года «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» разъяснено, что в соответствии с ч. 1 ст. 46 ГПК РФ и Законом Российской Федерации "О защите прав потребителей" право на предъявление исков к изготовителям (исполнителям, продавцам, уполномоченной изготовителем (продавцом) организации или уполномоченному изготовителем (продавцом) индивидуальному предпринимателю (далее - уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель), импортеру) предоставлено:
уполномоченному федеральному органу исполнительной власти по контролю (надзору) в области защиты прав потребителей (его территориальным органом), иным федеральным органам исполнительной власти (их территориальным органам), осуществляющим функции по контролю и надзору в области защиты прав потребителей и безопасности товаров (работ, услуг), в том числе о ликвидации изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации, импортера) или о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя (уполномоченного индивидуального предпринимателя) за неоднократное или грубое нарушение установленных законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации прав потребителей (п. 2 ст. 40, ст. 46 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей").
Так в ч.1 ст.46 ГПК РФ разъяснено, что в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.
Заявление в защиту законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина в этих случаях может быть подано независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя.
Вместе с тем, как следует из содержания искового заявления, а также подтверждается приложенными к нему материалами, заявление с просьбой об обращении от её имени в суд, за защитой нарушенных прав и свобод в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по ЯНАО поступало лишь от Бублик Екатерины Анатольевны, аналогичного заявления от Бублик Андрея Викторовича в приложенных материалах не имеется.
Согласно ст.46 Конституции РФ и ст.9 ГК РФ реализация права на судебную защиту и осуществление гражданских прав зависит от собственного усмотрения гражданина и организации.
Таким образом, воля лица, обращающегося в суд за защитой своих прав, должна быть ясно выражена и подтверждена документально.
Учитывая это, любое процессуальное действие лица, совершаемое им от имени другого лица, должно быть подтверждено представляемым лицом.
Поскольку у Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по ЯНАО отсутствуют правовые полномочия на подписание искового заявления, а также его подачу в суд в интересах Бублик А.В., то данное исковое заявление подлежит возвращению заявителю.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 135 ГПК РФ,
Определил:
Возвратить исковое заявление Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ямало-Ненецкому автономному округу в интересах Бублик Андрея Викторовича и Бублик Екатерины Анатольевны к обществу с ограниченной ответственностью «ЛЭК Строительная компания № 1» о расторжении договора купли-продажи, взыскании денежных средств, убытков и денежной компенсации морального вреда.
Возвращение заявления не препятствует повторному обращению в суд с тем же предметом и по тем же основаниям, если заявителем будет устранено допущенное нарушение.
Определение может быть обжаловано в суд Ямало-Ненецкого автономного округа в течение 10 дней со дня его вынесения.
Судья /подпись/
Копия верна:
Судья С.П. Гниденко
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
Рег. №33-2507/2012 Судья: Воробьева И.А.
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Рогачева И.А.
судей Вологдиной Т.И. и Мирошниковой Е.Н.
при секретаре Порохневе В.И.
рассмотрела в открытом судебном заседании 21 февраля 2012 года кассационную жалобу Ж.А.А. на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 20 декабря 2011 года по делу №2-3770/11 по иску Ж.А.А. к обществу с ограниченной ответственностью «ЛЭК-IV» о взыскании суммы неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами, суммы убытков и денежной компенсации морального вреда.
Дело рассмотрено судебной коллегией в кассационном порядке по правилам главы 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 31.12.2011 г.), на основании ст.2 Федерального закона от 09.12.2010 г. №353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации".
Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения истца и его представителя адвоката Лебедева А.Ю., поддержавших жалобу, представителя ответчика Васильевой А.О., просившей оставить обжалуемое решение без изменения, судебная коллегия
УСТАНОВИЛА:
Ж.А.А. 31.08.2007 г. заключил с ООО «ЛЭК-IV» в лице ООО «Г.С.К.», действовавшего на основании агентского договора №11/ГС от 29.06.2007 г., предварительный договор купли-продажи жилого помещения, предусматривающий обязательство ООО «ЛЭК-IV» продать истцу квартиру общей площадью 97,51 кв.м в строящемся жилом доме по строительному адресу: <адрес>, по цене, эквивалентной <...> условным единицам, за которые принят рублевый эквивалент одного доллара США по курсу ЦБ РФ на день оплаты, но не менее 27 рублей (л.д.7-12).
Пунктом 5 договора было предусмотрено внесение покупателем в качестве обеспечения исполнения его обязательств по договору денежной суммы в размере, равном продажной стоимости квартиры, в сроки, установленные графиком платежей, в соответствии с которым истец осуществила платежи на общую сумму <...>рублей, что подтверждено сообщением ответчика на имя истца от 19.07.2010 г. и платежными документами (л.д.17, 18--22).
В сентябре 2011 г. Ж.А.А. обратился в суд с требованиями о взыскании с ООО «ЛЭК-IV» денежной суммы в указанном выше размере, переданной в качестве обеспечительного платежа, по правилам о неосновательном обогащении, ссылаясь на то, что обязательства по предварительному договору прекратились в связи с незаключением сторонами основного договора в течение года с момента заключения предварительного договора, который не позволяет определить иной срок для заключения основного договора. Также истец после уточнения исковых требований просил взыскать с ответчика в его пользу проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 31.08.2008 г. по 20.12.2011 г. в размере <...>, сумму убытков в виде расходов по найму другого жилого помещения в размере <...> рублей, денежную компенсацию морального вреда – <...> рублей и сумму расходов на оплату услуг представителя – <...> рублей (л.д.85-86, 96).
Решением Куйбышевского районного суда от 20.12.2011 г. заявленные требования удовлетворены частично: постановлено взыскать с ООО «ЛЭК-IV» в пользу Ж.А.А. внесенную по предварительному договору денежную сумму в размере <...> рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере <...> рублей, суммы расходов на оплату услуг представителя в размере <...> рублей и по оплате государственной пошлины – <...>рублей, в остальной части исковых требований отказано.
В кассационной жалобе истец просит изменить указанное решение и удовлетворить его требования в полном объеме, считая решение необоснованным и не соответствующим нормам материального и процессуального права.
Немотивированная кассационная жалоба ООО «ЛЭК-IV», поданная 28.12.2011 г., была оставлена без движения определением судьи от 28.12.2011 г. с установлением срока для исправления ее недостатков до 27.01.2012 г. (л.д.123, 124). Указанное определение ответчиком не обжаловано, но не исполнено. По объяснениям представителя ответчика Васильевой А.О., данным в суде кассационной инстанции, ООО «ЛЭК-IV» с решением суда согласно и в настоящее время не имеет намерения подавать мотивированную кассационную жалобу, не возражает против рассмотрения по существу кассационной жалобы истца. С учетом этого судебная коллегия признала возможным рассмотреть кассационную жалобу Ж.А.А., несмотря на то, что вопрос о возвращении кассационной жалобы ответчика судом первой инстанции к настоящему времени не разрешен.
Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие представителя третьего лица ООО «Г.С.К.», которое извещалось о времени и месте заседания суда кассационной инстанции по известному суду месту его нахождения (л.д.126), в связи с чем считается надлежащим образом извещенным о рассмотрении дела.
Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
В соответствии с п.4 ст.429 Гражданского кодекса Российской Федерации в предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. Если такой срок в предварительном договоре не определен, основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора.
Согласно пункту 6 этой же статьи обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.
Разрешая спор, суд согласился с доводами истцовой стороны о том, что основной договор купли-продажи подлежал заключению до 31.08.2008 г., т.е. в течение года с момента заключения предварительного договора, и по истечении указанного срока предварительный договор прекратил свое действие.
Однако с этим выводом согласиться нельзя, поскольку он вступает в противоречие как с условиями договора, из которых следует, что стороны не предполагали заключения основного договора до ввода объекта в эксплуатацию, ориентировочный срок которого указан в пункте 3 договора - 2 квартал 2009 года (л.д.7), так и с фактическими действиями самого истца, который вносил платежи во исполнение условий договора до апреля 2010 г. (л.д.18), тем самым показывая, что не считает договор прекращенным.
Согласно ст.190 ГК РФ установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами; срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.
Как указано выше, в пункте 3 предварительного договора стороны предусмотрели ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию – 2 квартал 2009 года.
Содержание этого пункта во взаимосвязи с п.7 договора, согласно которому продавец обязался обеспечить регистрацию его права собственности на квартиру в течение ориентировочного срока – 90 дней с момента получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, и п.4 договора, в котором для заключения основного договора установлен 30-дневный срок со дня государственной регистрации права собственности продавца (л.д.7, 10), в совокупности позволяют установить предельный срок исполнения обязательства, вытекающего из предварительного договора – до 28.10.2009 г.
Приведенные условия предварительного договора опровергают доводы истцовой стороны о том, что основной договор в силу закона подлежал заключению в течение года с момента заключения предварительного.
Ссылка истца на то, что указанные в договоре события не обладают признаком неизбежности, не может быть признана обоснованной, поскольку в силу договора они должны быть совершены в определенные сроки (периоды), исчисляемые в календарных днях. При этом начало их исчисления определяется сроком ввода объекта в эксплуатацию, который должен был состояться во 2 квартале 2009 года.
Имеющиеся в пунктах 3 и 7 договора указания на то, что названные в них сроки являются ориентировочными, не опровергают этот вывод, поскольку в соответствии с п.10.1 договора любые изменения в него могут быть внесены лишь по письменному соглашению сторон (л.д.11). Следовательно, для изменения указанного в договоре ориентировочного срока ввода объекта в эксплуатацию и иных сроков требуется подписание сторонами соответствующего соглашения, которое в данном случае отсутствует.
В связи с этим не могут быть признаны состоятельными и доводы ответчика о том, что срок заключения основного договора не наступил, поскольку срок окончания строительства дома продлен до 31.12.2011 г. и право собственности ответчика на спорную квартиру не зарегистрировано.
Таким образом, поскольку основной договор не был заключен в согласованный сторонами срок вследствие нарушения срока ввода объекта в эксплуатацию, при недостижении сторонами соглашения об изменении срока заключения основного договора и при отсутствии у истца намерения продолжать отношения с ответчиком он на основании п.6 ст.429 ГК РФ вправе был потребовать возврата внесенных денежных сумм, правовое основание для удержания которых в этом случае у ответчика отсутствовало.
К такому требованию, исходя из положений ст.1103 ГК РФ, применимы правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.
Вместе с тем до предъявления истцом соответствующего требования, свидетельствующего о его желании отказаться от дальнейшего исполнения договора, у ответчика отсутствовал повод рассматривать уплаченную истцом денежную сумму как неосновательно удерживаемую, тем более, что, как указано выше, Ж.А.А. и после наступления вытекающего из договора срока заключения основного договора – в декабре 2009 г. и в апреле 2010 г. вносил ответчику денежные суммы во исполнение предварительного договора (л.д.18, 19).
Поэтому неправильным является исчисление истцом процентов за пользование чужими денежными средствами на внесенную ответчику сумму начиная с 31.08.2008 г., когда предварительный договор действовал.
Как видно из материалов дела, 12.08.2010 г. истец предъявил ответчику претензию, в которой установил срок для исполнения ответчиком требования о возврате уплаченных по договору денежных сумм в срок до 27.08.2010 г. (л.д.27), что не противоречит положениям п.2 ст.314 ГК РФ о сроке исполнения обязательства.
С учетом изложенного выше суд правильно взыскал с ответчика в пользу истца внесенную им по предварительному договору денежную сумму в размере <...> рублей.
Учитывая, что ответчик не возвратил эту сумму по требованию истца в установленный им срок, следует признать по существу правильным вывод суда о применении при разрешении спора положений пункта 2 ст.1107 ГК РФ, согласно которому на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.
Однако период взыскания процентов, предусмотренных ст.395 ГК РФ для случаев неправомерного удержания денежных средств и иной просрочки в их уплате, с учетом изложенного выше определен судом неправильно, а просрочка возврата денежной суммы должна исчисляться по истечении срока, установленного истцом в требовании от 12.08.2010 г., т.е. с 28.08.2010 г.
Как усматривается из материалов дела, ответчик до настоящего времени не возвратил истцу сумму «обеспечительного платежа», таким образом, период, за который могут взыскиваться проценты, еще не закончился. При этом из существа заявленных требований вытекает, что истец, независимо от указания в исковом заявлении и в заявлениях об уточнении требований размера процентов на определенную дату, претендовал на взыскание с ответчика процентов до момента фактического возврата денежных средств.
В соответствии с разъяснениями, приведенными в п.51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ №8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации, если на момент вынесения решения денежное обязательство не было исполнено должником, в решении суда о взыскании с должника процентов за пользование чужими денежными средствами должны содержаться сведения о денежной сумме, на которую начислены проценты; дате, начиная с которой производится начисление процентов; размере процентов, исходя из учетной ставки банковского процента соответственно на день предъявления иска или на день вынесения решения; указание на то, что проценты подлежат начислению по день фактической уплаты кредитором денежных средств. При выборе соответствующей учетной ставки банковского процента целесообразно отдавать предпочтение той из них, которая наиболее близка по значению к учетным ставкам, существовавшим в течение периода пользования чужими денежными средствами. Проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок.
Данные разъяснения не были учтены судом, который на основании положений ст.333 ГК РФ о последствиях явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства пришел к выводу о необходимости ограничения размера процентов за пользование чужими денежными средствами суммой в <...> рублей, никак это не мотивировав.
По мнению судебной коллегии определенный судом размер процентов необоснованно занижен.
Применение для исчисления процентов учетной ставки Центрального банка РФ само по себе указывает на отсутствие их явной несоразмерности последствиям нарушения прав истца, выразившегося в неправомерном пользовании причитающейся ему денежной суммой ответчиком. В свою очередь, при этом сумма процентов, установленная судом, составляет лишь около 1,5% от незаконно удерживаемой ответчиком суммы.
Проценты по своей природе являются мерой гражданско-правовой ответственности за нарушение денежного обязательства и носят компенсационный характер, направленный на восстановление прав кредитора, чего взысканная судом сумма не обеспечивает, при этом в данном случае нарушение прав истца продолжается, период просрочки составляет более года.
Исходя из изложенного судебная коллегия полагает, что решение в части взыскиваемых процентов подлежит изменению путем установления ставки, периода и порядка начисления процентов и исключения указания об их взыскании в твердой денежной сумме.
В соответствии с пунктом 1 ст.395 ГК РФ размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения.
На установленную истцом в претензии от 12.08.2010 г. дату возврата денежных средств учетная ставка (ставка рефинансирования) была установлена в размере 7,75% (Указание ЦБ РФ от 31.05.2010 N 2450-У); на день подачи иска – 8,25% (Указание ЦБ РФ от 29.04.2011 N 2618-У); в настоящее время – 8% (Указание ЦБ РФ от 23.12.2011 N 2758-У).
С учетом изложенного судебная коллегия считает возможным применить процентную ставку, действующую в настоящее время, что не противоречит ст.395 ГК РФ и приведенным выше разъяснениям п.51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №6 и Пленума ВАС РФ №8 от 01.07.1996 г.
Таким образом, проценты подлежат начислению на сумму <...> рублей по ставке 8% годовых, начиная с 28.08.2010 г. по день фактического исполнения решения суда.
Содержащийся в решении суда вывод об отказе в удовлетворении требования истца о взыскании убытков следует признать правильными.
В соответствии с п.1 ст.15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Согласно пункту 2 той же статьи под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Исходя из этого на истце лежала обязанность доказать связь понесенных им расходов с нарушением его прав со стороны ответчика.
Однако представленные истцом договоры коммерческого найма от 01.10.2009 г. и от 01.10.2010 г. в отношении дома, расположенного по адресу: <адрес> (л.д.28-33), не позволяют сделать вывод о причинно-следственной связи между их заключением и неправомерными действиями ответчика.
При этом из материалов дела следует, что истец зарегистрирован по месту жительства в <адрес> (л.д.39), и таким образом, имеет право пользования иным жилым помещением. Доказательств обратного истец в ходе судебного разбирательства не представил.
С учетом наличия в пользовании истца указанной квартиры его утверждение о том, что он вынужден был снимать другое жилое помещение исключительно ввиду неправомерных действий ответчика, не могло быть положено в основу решения, не будучи подтверждено иными доказательствами.
Оснований для взыскания в пользу истца денежной компенсации морального вреда у суда также не имелось.
Согласно ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
В соответствии с п.2 ст.1099 ГК РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.
По смыслу приведенных норм право на компенсацию морального вреда возникает, по общему правилу, при нарушении личных неимущественных прав гражданина или посягательстве на иные принадлежащие ему нематериальные блага, и только в случаях, прямо предусмотренных законом, такая компенсация может взыскиваться при нарушении имущественных прав гражданина.
В данном случае нравственные страдания, причиненные истцу, обусловлены нарушением его имущественных прав – неосновательное удержание ответчиком денежных средств истца. То же относится к факту неисполнения обязательства по заключению основного договора о передаче в собственность истцу квартиры. Что касается ссылки истца на его право свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной деятельности, то она не свидетельствует о нарушении его неимущественных прав в результате действий ответчика. На нарушение каких-либо иных личных неимущественных прав истец не ссылался.
В свою очередь, положения Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 г. №2300-1, статья 15 которого предусматривает возможность компенсации морального вреда, причиненного потребителю, не подлежали применению при разрешении спора, т.к. требования истца были основаны на общих нормах гражданского законодательства, поскольку основной договор купли-продажи жилого помещения сторонами заключен не был, в связи с чем между ними не возникли отношения, регулируемы названным Законом.
Частью 1 ст.100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.
Согласно правовой позиции, изложенной в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 22.03.2011 г. №361-О-О и от 17.07.2007 г. №382-О-О, вынося мотивированное решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов.
Правильность вывода суда о возмещения истцу расходов на оплату услуг представителя, понесенных при разрешении спора в суде первой инстанции, в размере <...> рублей (л.д.40), ответчик не оспаривает.
В ходе кассационного рассмотрения дела истцом представлены доказательства несения дополнительных расходов на оплату услуг представителя в связи с обжалованием решения суда в кассационном порядке в размере<...> рублей. Доводов о чрезмерности этих расходов ответчиком не приведено и соответствующих доказательств суду не представлено.
С учетом этого присужденные истцу расходы на оплату услуг представителя подлежат увеличению до <...>рублей.
Учитывая изложенное, руководствуясь ст.361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 31.12.2011 г.), судебная коллегия
ОПРЕДЕЛИЛА:
Решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 20 декабря 2011 года по настоящему делу изменить в части размера процентов за пользование чужими денежными средствами и взыскания судебных расходов:
- исключить из резолютивной части решения слова "в счет процентов за пользование чужими денежными средствами <...>", заменив их словами "проценты за пользование чужими денежными средствами по ставке 8 процентов годовых на сумму <...> рублей, начиная с 28 августа 2010 года по день фактической выплаты указанной суммы".
- увеличить размер подлежащей взысканию в пользу Ж.А.А. суммы расходов на оплату услуг представителя с <...> рублей до <...> рублей
- исключить из резолютивной части решения указание об общем размере взыскания в <...> рублей.
В остальной части решение оставить без изменения, кассационную жалобу Ж.А.А. – без удовлетворения.
Председательствующий:
Судьи:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Российская Федерация
Определение от 15 июля 2010 года № 944-О-О

Принято
Конституционным Судом Российской Федерации
15 июля 2010 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, О.С.Хохряковой, рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина М.А.Носова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1.Решением суда общей юрисдикции гражданину М.А.Носову отказано в удовлетворении исковых требований к ООО «ЛЭК – компания № 1» о признании предварительного договора купли-продажи прекратившим свое действие, взыскании сумм неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации М.А.Носов оспаривает конституционность абзаца второго статьи 190 и пункта 4 статьи 429 ГК Российской Федерации, которые с учетом смысла, придаваемого правоприменительной практикой, нарушают, по его мнению, права и свободы, гарантированные статьями 2, 7, 8, 17, 35 (части 1 и 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют в предварительном договоре обусловливать срок заключения основного договора датой регистрации права собственности продавца на передаваемое имущество.
2.Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные М.А.Носовым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.
В соответствии с абзацем вторым статьи 190 ГК Российской Федерации срок может определяться указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.
Согласно пункту 4 статьи 429 ГК Российской Федерации в предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор; если такой срок в предварительном договоре не определен, основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора.
Сами по себе данные положения, направленные на урегулирование порядка исчисления сроков, в том числе в отношениях, связанных с заключением сторонами предварительного и основного договоров, не могут рассматриваться как нарушающие какие-либо конституционные права и свободы заявителя.
Проверка же законности и обоснованности судебного решения, вынесенного по конкретному делу, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1.Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Носова Михаила Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2.Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель Конституционного Суда Российской Федерации
В.Д.Зорькин
№ 944-О-О
Разделить экран
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Здравия всем!
Особенно тем, кто при вынесении решений ссылается на утратившее силу постановление ПленумаВерховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 года N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (п. 54 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17"О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей"), и конечно тем, кто принимая коллегиальные решения,не учитывает п. 4 данного Постановления, когда к отношениям сторон предварительного договора (статья 429 ГК РФ), по условиям которого гражданин фактически выражает намерение на возмездной основе заказать или приобрести в будущем товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство о защите прав потребителей.....
Хотя для кого-то, может, это не столь важно :?:
Пользуясь случаем, скажите: как считаете или может было на практике, чтобы сумму внесенную в качестве обеспечения обязательств по ПДКП рассмотрели как предварительную оплату - реально? Это, конечно, нужно для взыскания неустойки в размере 0,5 % за каждый день просрочки. Я недавно где-то видел такое решение, но не в практике СПб судов.
 
Цитата

Пользуясь случаем, скажите: как считаете или может было на практике, чтобы сумму внесенную в качестве обеспечения обязательств по ПДКП рассмотрели как предварительную оплату - реально? Это, конечно, нужно для взыскания неустойки в размере 0,5 % за каждый день просрочки. Я недавно где-то видел такое решение, но не в практике СПб судов.

Сейчас суды явно дали понять, что потребители по таким искам отдыхают, а вот несоновательное обогащение - это то, что нужно...

Если вы смотрите в сторону признания договора основным, то есть московская практика:
viewtopic.php?f=16&t=170#p3571
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Спасибо за ответ! Но отдыхать всё равно нет желания :)
 
ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 28 июня 2012 г. N 17

О РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ
ПО СПОРАМ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

Повышение гарантий и эффективности средств защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов участников гражданских правоотношений при соблюдении требований закона является задачей гражданского судопроизводства.
Руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9, 14 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 года N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации", в целях обеспечения единства практики применения судами законодательства, регулирующего отношения в области защиты прав потребителей, а также учитывая возникающие у судов при рассмотрении данной категории дел вопросы, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

Отношения, регулируемые законодательством
о защите прав потребителей

... текст сокращен ...

4. К отношениям сторон предварительного договора (статья 429 ГК РФ), по условиям которого гражданин фактически выражает намерение на возмездной основе заказать или приобрести в будущем товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство о защите прав потребителей.

... текст сокращен ...
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Дело № 2-2353/12 07 июня 2012 года

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

Смольнинский районный суд г. Санкт-Петербурга в составе: председательствующего судьи Матусяк Т.П.,

с участием адвоката Лебедева А.Ю.,

при секретаре Лебедевой И.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Девятневой Е.Г., Преснухиной Е.О. к ООО «Л1-1» о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование денежными средствами, судебных расходов

У С Т А Н О В И Л:

Девятнева Е.Г. и Преснухина Е.О. обратились в суд с иском к ООО «Л1-1» о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование денежными средствами, судебных расходов.

Исковые требования обоснованы тем, что между Девятневой Е.Г. и Преснухиной Е.О. и ООО «ЛЭК – I» заключен предварительный договор № от 28.08.2008 года купли-продажи жилого помещения, в соответствии с которым продавец обязался продать покупателю квартиру в строящемся многоквартирном жилом доме по строительному адресу: <адрес>.

Ответчик изменил наименование с ООО «ЛЭК – I» на ООО «Л1-1».

Во исполнение п. <данные изъяты> предварительного договора истцы в равных долях оплатили всего 5 009 424 рубля.

Дом, в котором истцы должны были приобрести жилое помещение, не построен.

Поскольку основной договор не был заключен, требований о его заключении ни одна из сторон не направила, а указанный в договоре объект недвижимости не создан и в собственность ответчика не перешел, обязательства, предусмотренные предварительным договором прекратились, вследствие чего денежные средства, внесенные истцами по предварительному договору, подлежат возврату истцам в качестве неосновательного обогащения на основании ст. 1102 ГК РФ.

Истцы указывают, что срок заключения основного договора в предварительном договоре № от 28.08.2008 года не определен и подлежал заключению в течение года с момента заключения предварительного договора - до 28.08.2009 года.

Истцы считают, что с 29.08.2009 года ответчик неосновательно удерживает денежные средства, в связи с чем, обязан выплатить проценты за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГПК РФ.

Истцы просят взыскать с ООО «Л1-1» неосновательное обогащение в размере 5 009 424 рубля по ? в пользу каждого из истцов, проценты за пользование денежными средствами за период с 29.08.2009 года по день вынесения судом решения по ? в пользу каждого из истцов, расходы по оплате услуг представителя в размере 20 000 рублей по ? в пользу каждого из истцов, расходы по оплате государственной пошлины в размере 38 544 рублей 91 копейки по ? в пользу каждого из истцов.

Истица Девятнева Е.Г., представитель истцов по доверенности адвокат ФИО4 в судебное заседание явились, исковые требования поддерживают в полном объеме. Суду сообщили, что исковые требования обоснованы тем, что дом, в котором истцы был намерены приобрести квартиру, не строится, обязательства ответчик по договору не исполняет. Срок заключения основного договора составляет год с момента заключения предварительного договора и истек к моменту обращения истцов в суд. Ответчик, не заключивший основной договор, обязан возвратить истцам полученные от них денежные средства и проценты за пользование денежными средствами. Истице стало известно о том обстоятельстве, что ответчик квартиру по предварительному договору сроить не намерен, а планирует построить гостиницу. После этого ответчику неоднократно направлялись претензии с требованиями о расторжении договора и возврате денежных средств, однако денежные средства возвращены не были.

ПредставительООО «ЛП» по доверенности ФИО5 в судебное заседание явилась, исковые требования не признает, считает, что истцы неправильно толкуют условия заключенного между сторонами предварительного договора, согласно которому ответчик принял на себя обязательства передать квартиру истцам после окончания строительства. Договор, заключенный между сторонами действует до его исполнения сторонами, соответственно до окончания строительства дома невозможно заключить основной договор, и требования истцов являются. С требованием о возврате денежных средств истцы обратилась только в апреле 2011 года, и именно с этого момента у ответчика возникли основания полагать, что истица считает договорные отношения между сторонами прекращенными, и у ответчика возникла обязанность по возврату денежных средств. Сумма расходов на представителя явно завышена, поскольку средняя заработная плата юристов в Санкт-Петербурге составляет 30 000 рублей в месяц, стоимость услуг по составлению заявления и представлению интересов в суде зависит от сложности дела и количества судебных заседаний и не превышает 3 000 рублей.

Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, суд полагает исковые требования подлежащими удовлетворению в части по следующим основаниям.

Представитель ответчика не оспаривает указанные истцами обстоятельства, а именно заключение между сторонами предварительного договора, внесение истцами денежных средств в сумме 5 009 424 рублей.

Из материалов дела усматривается, между Девятневой Е.Г. и Преснухиной Е.О. и ООО «ЛЭК – I» заключен предварительный договор № от 28.08.2008 года купли-продажи жилого помещения, в соответствии с которым продавец обязался продать покупателю квартиру с индексом <данные изъяты> на <данные изъяты> этаже общей площадью <данные изъяты> кв. м. в строящемся многоквартирном жилом доме по строительному адресу: <адрес>. Ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию – 3 квартал 2009 года.

Предварительный договор от имени ответчика заключен ООО «Г.С.К.», действующем на основании договора <данные изъяты> от 28.05.2007 года и доверенности от 28.05.2008 года №.

Всего истцами во исполнение обязательств по предварительному договору № от 28.08.2008 года было внесено 5 009 424 рубля.

Согласно п. <данные изъяты> договора, стороны обязуются в течении 30 (тридцати) дней со дня государственной регистрации права собственности продавца на квартиру заключить основной договор купли-продажи.

В силу статьи 429 ГК РФ, по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора, а если форма основного договора не установлена, то в письменной форме. Несоблюдение правил о форме предварительного договора влечет его ничтожность. Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора. В предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. Если такой срок в предварительном договоре не определен, основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора. В случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 настоящего Кодекса. Обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен, либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.

Предварительный договор заключен в письменной форме, отвечающей договору купли-продажи, содержит существенные условия договора купли-продажи, по которым сторонами путем подписания договора достигнуто соглашение, предусматривающее сроки, определяющие срок заключения основного договора. Так, установленный договором ориентировочный срок – 3 квартал 2009 года, согласно п.п. <данные изъяты> предварительного договора ответчик как продавец, обязался обеспечить регистрацию его права собственности на квартиру в течение 180 дней с момента получения разрешения на ввод дома в эксплуатацию и в течение 30 дней со дня регистрации права на квартиру заключить основной договор купли-продажи с истцом.

Суд полагает, что при определении срока заключения основных договоров необходимо учитывать совокупность указанных сроков, и приходит к выводу о том, что срок заключения основного договора истек к моменту обращения истцов в суд, поскольку по совокупности указанных сроков договор должен был быть заключен не позднее 01.05.2010 года.

Законом не запрещено заключение предварительных договоров купли-продажи в отношении строящихся объектов.

Заключенный сторонами договор не противоречит требованиям действующего законодательства, был квалифицирован сторонами при его заключении.

То обстоятельство, что в предварительном договоре стороны предусмотрели в качестве обеспечения исполнения покупателем обязательств по исполнению условий договора внесение денежной суммы в размере продажной стоимости квартиры, являлось правом сторон, не противоречит закону, не меняет правовой природы спорного договора как предварительного договора купли-продажи.

Ответчик не оспаривает, что квартира в настоящее время не построена и очевидно не будет построена в сроки, указанные в договоре.

Суд полагает, что ответчиком не представлены доказательства, в подтверждение того, что не исполнение обязательств по договору ответчиком обусловлено не надлежащим исполнением обязательств истцами.

Указанное, по мнению суда, является основанием для удовлетворения требований истцов о взыскании с ответчика суммы, внесенной ими по договору.

В соответствии со ст. 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Материалами дела подтверждается, а стороной ответчика не оспаривается, что истцами уплачено в счет исполнения обязательств из предварительного договора 5 009 424 рубля.

Согласно п. 2 ст. 1107 ГК РФ, на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Согласно п. 1 ст. 395 ГК РФ, за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Суд полагает обоснованной позицию ответчика о том, что взыскание процентов возможно только с момента обращения истцов с требованием о возврате денежных средств к ответчику.

Суд полагает, что возможность возложения на ответчика обязанности выплатить истцу проценты за незаконное пользование денежными средствами, исходя из смысла ст. 1107 ГК РФ, непосредственно зависит от добросовестности действий ответчика, а именно, от того в какой момент он узнал или должен был узнать о незаконности пользования денежными средствами. Указанный момент определяется исходя из субъективной оценки ответчиком правоотношений, имеющихся между сторонами. То, есть в данной ситуации ответчик должен был осознавать, что у него возникла обязанность возвратить денежные средства истцу, вследствие отсутствия у истца намерения в будущем заключить основной договор.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что проценты за незаконное пользование денежными средствами могут быть исчислены после того как будущий покупатель обратился к продавцу с требованием о возврате денежных средств, поскольку до заявления истцом требований о возврате денежных средств ответчик мог обоснованно полагать, что стороны состоят в договорных отношениях и пользование ответчиком денежными средствами, уплаченными истцом, как стороной по договору, носит правомерный характер. При этом суд полагает, что, даже признавая требования истца о возврате денежных средств обоснованными и действуя добросовестно, ответчик должен был возвратить денежные средства истцу в разумные сроки, в связи с чем, проценты за незаконное пользование чужими денежными средствами могли быть начислены с даты более поздней, чем день обращения истца к ответчику с требованием о возврате денежных средств.

Таким образом, период, за который с ответчика могут быть взысканы проценты за пользование денежными средствами определен истицей неверно, и проценты за пользование денежными средствами, по мнению суда, могут быть взысканы с ответчика за период с 27.04.2011 года по 07.06.2012 года (за 406 дней) в сумме 451 961 рубль 36 копеек.

Истцы заявили требование о взыскании процентов за пользование денежными средствами по ? на каждого из истцов, таким образом, с ответчика в пользу истца Девятневой Е.Г. надлежит взыскать проценты за пользование денежными средствами в размере 225 980 рублей 68 копеек, в пользу истца Преснухиной Е.О. надлежит взыскать 225 980 рублей 68 копеек.

С ответчика в пользу истцов также надлежит взыскать расходы по оплате государственной пошлины, понесенные им при подаче иска в размере, пропорциональном удовлетворенным требованиям по ? на каждого из истцов.

Истцы заявили требование о взыскании с ответчика в их пользу расходов по оплате услуг представителя.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

В соответствии квитанцией к приходному кассовому ордеру № от 23.04.2012 года истица Девяткина Е.Г. оплатила 20 000 рублей за юридическую помощь по договору поручения № от 23.04.2012 года.

Суд полагает, что данная сумма является обоснованной полагает необходимым взыскать с ответчика в пользу истицы Девяткиной Е.Г. расходы на оплату услуг представителя в сумме 20 000 рублей.

Учитывая вышеизложенное, и руководствуясь ст. 167, 194-198 ГПК РФ, суд



Р Е Ш И Л:

Взыскать с ООО «Л1-1» в пользу Девятневой Е.Г. неосновательное обогащение в размере 2 504 712 рублей, проценты за пользование денежными средствами в сумме 225 980 рублей 68 копеек, расходы на оплату услуг представителя в сумме 20 000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в сумме 19272 рубля 50 копеек, а всего 2 769 965 (два миллиона семьсот шестьдесят девять тысяч девятьсот шестьдесят пять) рублей 18 копеек.

Взыскать с ООО «Л1-1» в пользу Преснухиной Е.О. неосновательное обогащение в размере 2 504 712 рублей, проценты за пользование денежными средствами в сумме 225 980 рублей 68 копеек, расходы по оплате государственной пошлины в сумме 19272 рубля 50 копеек, а всего 2 749 965 (два миллиона семьсот сорок девять тысяч девятьсот шестьдесят пять) рублей 18 копеек.



Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья: Т.П. Матусяк
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: Пред. 1 ... 7 8 9 10 11 ... 17 След.
Читают тему (гостей: 4)