Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Кто ищет истины – не чужд и заблуждениям.
 
Иоганн Вольфганг Гете
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 444 След.
Л1 взыскание убытков в виде процентов по кредиту
 
РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
07 декабря 2016 года
Московский районный суд города Санкт-Петербурга в составе: председательствующего судьи Ершовой Ю.В. при секретаре Сычевой А.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Рябового Павла Васильевича к ООО «Л 1-1» о возмещении убытков,
УСТАНОВИЛ:
Истец Рябовой А.Ю. обратился в суд с иском к ООО «Л1-1», в котором после изменения исковых требований в порядке статьи 39 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), в окончательном варианте просит взыскать с ответчика в свою пользу в сто возмещения убытков, выразившихся в расходах истца по оплате процентов за пользование кредитом 536 632,07 доллара США в рублевом эквиваленте по курсу, установленному Центральным Банком Российской Федерации на момент выплаты, также истец просит взыскать с ответчика госпошлину в размере 60 000 рублей (л.д. 128). В обоснование своих требований Рябовой А.Ю. указал, что 10.06.2008 года заключил с ответчиком Предварительный договор № ИК3527-Ш/П-10 купли-продажи жилого помещения (далее - Предварительный договор), в соответствии с которым ответчик обязался в будущем продать истцу квартиру в строящемся доме по строительному адресу: Санкт-Петербург, Московский административный район, квартал 42-55 (Варшавская ул., дом 66, Московский пр., дом 181), индекс квартиры 311/4-2, 11 этаж, общей площадью 153,10 кв. м. По условиям вышеназванного Договора квартира приобретается за счет собственных средств истца и кредитных средств, предоставленных ЗАО «ВТБ 24» (после переименования - ВТБ 24 (ПАО)). В счет оплаты стоимости квартиры, указанной в Предварительном договоре, на счет ответчика были перечислены денежные средства в размере 17 092 080 рублей. В связи с неисполнением ответчиком обусловленных Предварительным договором обязательств вступившим в законную силу решением суда с ответчика в пользу истца были взысканы уплаченные по этому договору денежные средства в размере 17 092 080 рублей. В процессе рассмотрения дела судом ответчик возвратил указанную денежную сумму истцу. Между тем, в связи с Аёйспблнениём ответчиком требования истца о возврате уплаченной по договору денежной суммы, истец понес убытки, выразившееся в расходах на оплату процентов за пользование денежными средствами, предоставленными
1
ему на приобретение квартиры ЗАО «ВТБ 24» на основании Кредитного договора. Общая сумма расходов истца составила 536 632,07 доллара США.
Истец в судебное заседание не явился, о времени и месте его проведения извещен надлежащим образом, об отложении судебного заседании не просил, воспользовался своим правом, установленным статьей 48 ГПК РФ, на ведение дела в суде через представителя.
Представитель истца, Лебедев А.Ю., в судебное заседание явился, иск поддержал в полном объеме.
Представитель ответчика, Григорьева Т.В., в судебное заседание явилась, не возражала против удовлетворения иска Рябового П.В. в части взыскания с ответчика в пользу истца расходов по уплате процентов за пользование кредитом за период с 20.01.2015 по 05.03.2015, поскольку истец отказался от исполнения Предварительного договора купли-продажи 13.12.2014, отказ был получен ответчиком 27.01.2015.
Третье лицо, ООО «Г.С.К.», о времени и месте судебного заседания извещалось надлежащим образом, своего представителя в суд не направило, ходатайств и заявлений об отложении судебного заседания от третьего лица в суд не поступало. В связи с этим, в соответствии со статьей 167 ГПК РФ, суд счел возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя третьего лица.
Выслушав объяснения участников процесса, исследовав и оценив собранные по делу доказательства в их совокупности и взаимосвязи по правилам статей 56, 67 ГПК РФ, суд приходит к следующему.
Из материалов дела усматривается, что решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 01.04.2015 по делу № 2-895/15 с ООО «Л 1-1» в пользу Рябового П.В. взысканы расходы по оплате госпошлины в размере 60 000 рублей, в удовлетворении требования Рябового П.В. к ООО «Л 1-1» о взыскании неустойки и штрафа, - отказано (л.д. 27-34).
Вступившим в законную силу апелляционным определением судебной коллегии Санкт-Петербургского городского суда от 09.06.2015 № 33-12362/16 отменено решение Смольнинского районного суда Санкт- Петербурга от 01.04.2015 по делу № 2-895/15 в части отказа в удовлетворении требования Рябового П.В. о взыскании с ООО «Л1-1» неустойки и штрафа, по делу принято новое решение в указанной части, с ООО «Л 1-1» в пользу Рябового П.В. взыскана неустойка в размере 7000 000 рублей и штраф в размере 1 000 000 рублей (л.д. 102-109).
Это апелляционное определение судебной коллегии Санкт- Петербургского городского суда в силу части 2 статьи 61 ГПК РФ, имеет преюдициальное значение для настоящего дела, установленные им обстоятельства, обязательны для суда и не подлежат оспариванию и| сРедс доказыванию вновь в рамках настоящего дела.
При этом указанным апелляционным определением установлено, что!
10.06/20.0.8 между Рябовым П.В. и ООО «Л 1-1» (ранее ООО «ЛЭК-1»]®^®3® заключен Предварительный договор купли-продажи жилого помещения, /соответствий1; с: шгорыж- ответчик - обязался продать истцу квартиру строящемся жилом доме по строительному адресу: Санкт-Петербург[ Московский административный район, квартал 42-55 (Варшавская ул., до? 
1, Московский пр., дом 181), индекс квартиры 311/4-2, 11 этаж, общей (лошадью 153,10 кв. м.
В качестве исполнения обязательств по предварительному договору гстеп передал ответчику денежные средства в размере 17 092 080 рублей.
В соответствии с пунктом 2 данного договора ответчик заключил с [астройщиком договор о финансировании проектирования и строительства жилых домов по указанному выше адресу.
Согласно распоряжению администрации Санкт-Петербурга от 10.09.2001 № 761-ра ОАО НПФ «Пигмент» разрешено проектирование и строительство жилых домов и объектов инженерной инфраструктуры на занимаемой территории по указанному адресу за счет собственных и привлеченных средств.
Одновременно апелляционным определением 09.06.2016 установлено, что сложившиеся между сторонами по делу на основании Договора от 10.06.2008, поименованного, как Предварительный договор купли-продажи квартиры, следует квалифицировать, как правоотношения, основанные на договоре участия в долевом строительстве. В связи с этим на эти правоотношения распространяются нормы Федерального закона от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве
многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее - Закон № 214-ФЗ).
При этом суд апелляционной инстанции установил, что
обусловленный заключенным между сторонами по делу Договором от 10.06.2008, поименованным как Предварительный договор купли-продажи истек 09.07.2009, однако в указанный срок строительство многоквартирного дома завершено не было, в связи с чем истец неоднократно, начиная с 30.01.2009 года, обращался к ответчику с просьбами вернуть уплаченную им денежную сумму, однако денежные средства были возвращены ответчиком истцу лишь в марте 2015 года.
В то же время из материалов дела следует, что 26.06.2008 года истец заключил с Банком ВТБ 24 (закрытое акционерное общество) (после переименования ВТБ 24 (ПАО)) (далее - Банк) Кредитный договор № 634/5706-0000372 (далее - Кредитный договор), в соответствии с которым Банк предоставил истцу кредит в размере 596 835 долларов США сроком на 182 месяца, считая с даты предоставления Кредита (перечисления денежных средств на счет Заемщика).
В соответствии с пунктом 2.3 Кредитного договора кредит предоставляется для целей использования, а именно: приобретения
ГЭК 1») Заемщиком в собственность квартиры, расположенной в строящемся доме,
находящемся по строительному адресу: Санкт-Петербург, Московский
’ административный район, квартал 42-55 (Варшавская улица, д. 66, ггиру Е_ Мг^рпиский проспект, дом 181), состоящей из четырех жилых комнат, тер ург имеющей общую (проектную) площадью 154,40 кв. м, площадь квартиры УЛ-’Я0,< 153,10 кв.м.

дней со дня расторжения договора возвратить участнику долевого строительства денежные средства, уплаченные им в счет цены договора.
Поскольку, как установлено вступившим в законную силу апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 09.06.2016, Рябовой П.В. начиная с 30.01.2009 неоднократно направлял ответчику обращения с предложением расторгнуть договор и вернуть уплаченные им денежные средства, срок исполнения ответчиком обязательств по возврату истцу уплаченных по Договору от 10.06.2008 денежных средств истек 02.03.2009, тогда как ответчик возвратил истцу указанные денежные средства 05.03.2015.
В то же время, как следует из представленного Банком ВТБ24 (публичное акционерное общество) расчета задолженности Рябового П.В. за период с 30.01.2009 по 05.03.2015 по Кредитному договору № 634/5706- 0000372 от 26.06.2008 (л.д. 156-173), общая сумма процентов за пользование кредитом, выплаченных Рябовым П.В. во исполнение своих обязательств по Кредитному договору за период с 02.03.2009 по 05.03.2015 составляет 481 063,19 доллара США.
При этом согласно статье 10 Закона № 214-ФЗ застройщик обязан возместить в полном объеме причиненные дольщику убытки сверх неустойки.
В соответствии со статьей 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Как установлено судом и следует из материалов дела, истец, заключив с ответчиком 10.06.2008 Предварительный договору купли-продажи,
фактически представляющий совой договор долевого участия в строительстве, оплату по нему в размере 17 092 080 произвел за счет кредитных средств, предоставленных ему на основании Кредитного договора № 634/5706-0000372 от 26.06.2008. При этом истец понес убытки в виде процентов, уплаченных им за период с 02.03.2009 по 05.03.2015 в размере в рублях, эквивалентном 481 063,19 доллара США.
Вступившим в законную силу апелляционным определением от 09.06.2016 установлен факт виновного поведения ответчика, не
исполнившего надлежащим образом свои обязательства по заключенному с истцом договору в виде передачи жилого помещения в установленный договором срок. При этом учитывая, что для оплаты части стоимости .квартиры истицей заключен кредитный договор, согласно условиям которого
—истец-вынуждена уплачивать процент за пользование кредитом, неполучение -—квартиры в предусмотренный договором срок как отсутствие результата, для целей которого получен кредит, и неисполнение ответчиком в
предусмотренный законном срок обоснованного требования истца о возврате уплаченной по договору денежной суммы, повлекло для истца несение неоправданного бремени дополнительных расходов. 
Таким образом, невыполнение застройщиком обязательств, в том числе по возврату истцу уплаченной по договору денежной суммы, состоит в прямой причинной связи с наступившими для истца негативными последствиями в виде расходов по уплате процентов за пользование кредитом.
При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу об 1 удовлетворении требования истца о взыскании с ответчика убытков, j выразившихся в расходах истца по уплате процентов за пользование кредитом в размере в рублях, эквивалентном 481 063,19 доллара США.
Довод ответчика в силу статьи 394 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки подлежат взысканию с ответчика за вытом суммы взысканной ранее неустойки, - необоснованна, поскольку в силу абзаца 2 части 1 статьи 394 ГК РФ законом или договором могут быть предусмотреныЩ случаи: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки. Пр{ этом статьей 10 Закона № 214-ФЗ предусмотрено, что убытки, причиненные участнику долевого строительства, подлежат взысканию с застройщика полном объеме, сверх неустойки.
В связи с частичным удовлетворением иска Рябового П.В.,
соответствии со статьей 103 ГПК РФ и статьей 333.19 Налогового кодекса > Российской Федерации с ответчика в пользу истца подлежат взыскании f расходы по оплате госпошлины в размере 60 ООО рублей
На основании изложенного, руководствуясь 194-199 Гражданско процессуального кодекса Российской Федерации, суд
РЕШИЛ:
Иск Рябового Павла Васильевича, - удовлетворить частично.
Взыскать с ООО «Л 1-1» в пользу Рябового Павла Васильевича в счет возмещения убытков по уплате процентов за пользование кредитом период с 02.03.2009 по 05.03.2015 в размере, эквивалентном 481 0< долларам США 19 центам по курсу Центрального Банка Российск Федерации на день исполнения решения суда и расходы по ош госпошлины в размере 60 000 рублей.
Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городе» суд через Московский районный суд Санкт-Петербурга в течение одно месяца со дня принятия в окончательной форме.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Л1 взыскание убытков в виде процентов по кредиту
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 февраля 2018 г. N 78-КГ17-99

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Марьина А.Н.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Рябового П.В. к ООО "Л1-1" о возмещении убытков

по кассационной жалобе Рябового П.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения Рябового П.В., его представителя по доверенности Лебедева А.Ю., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя ООО "Л1-1" по доверенности Григорьевой Т.В., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Рябовой П.В. обратился в суд с иском к ООО "Л1-1" о возмещении убытков.

Исковые требования мотивированы тем, что 10 июня 2008 г. между сторонами был заключен предварительный договор купли-продажи жилого помещения, в соответствии с которым ответчик обязался в будущем продать истцу квартиру в строящемся доме. По условиям договора квартира приобреталась за счет собственных средств истца и кредитных средств, предоставленных ЗАО "ВТБ 24" (далее - банк). В счет оплаты стоимости квартиры на счет ответчика были перечислены денежные средства в сумме 17 092 080 руб. В связи с неисполнением ответчиком предусмотренных обязательств истец понес убытки, выразившиеся в расходах на оплату процентов по кредитному договору, заключенному с банком, в общей сумме 536 632,07 доллара США, которые и просил взыскать с ООО "Л1-1".

Решением Московского районного суда г. Санкт-Петербурга от 7 декабря 2016 г. иск Рябового П.В. удовлетворен частично: с ООО "Л1-1" в пользу Рябового П.В. в счет возмещения убытков взысканы проценты за пользование кредитом за период со 2 марта 2009 г. по 5 марта 2015 г. в размере, эквивалентном 481 063 доллара США по курсу Центрального Банка Российской Федерации на день исполнения решения суда, и расходы по оплате государственной пошлины в размере 60 000 руб.



Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г. решение Московского районного суда г. Санкт-Петербурга от 7 декабря 2016 г. изменено: с ООО "Л1-1" в пользу Рябового П.В. в счет возмещения убытков взысканы проценты за пользование кредитом за период с 20 января по 5 марта 2015 г. в размере 1 320 294,83 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 14 801,47 руб. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Представителем Рябового П.В. - Лебедевым А.Ю. подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г., как незаконного, и оставления в силе решения Московского районного суда г. Санкт-Петербурга от 7 декабря 2016 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 27 декабря 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и возражениях на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемое судебное постановление суда апелляционной инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.



Судами установлено и из материалов дела следует, что 10 июня 2008 г. между ООО "Л1-1" и Рябовым П.В. заключен предварительный договор купли-продажи жилого помещения, в соответствии с которым ответчик обязался в будущем продать истцу квартиру общей площадью 154,40 кв. м, расположенную по строительному адресу: <...> административный район, квартал <...> (<...> этаж) в строящемся доме.

Согласно пункту 5 договора в качестве обеспечения исполнения покупателем обязательств по договору покупатель выплачивает единовременно или в рассрочку на расчетный счет (или в кассу) агента в порядке, установленном п. 5.1 настоящего договора, денежную сумму в размере, равном продажной стоимости квартиры, а именно - 633 040 у.е., что на момент заключения настоящего договора составляло 17 092 080 руб. Денежная сумма уплачивалась покупателем за счет собственных, а также за счет кредитных средств, предоставляемых банком согласно кредитному договору, заключаемому банком с покупателем.

26 июня 2008 г. Рябовой П.В. заключил с банком кредитный договор N <...>, в соответствии с которым банк предоставил истцу кредит в размере 596 835 доллара США сроком на 182 месяца, считая с даты предоставления кредита. Согласно пункту 2.3 кредитного договора последний предоставлен для приобретения заемщиком в собственность квартиры.

В качестве исполнения обязательств по предварительному договору Рябовой П.В. в период с 10 июня по 27 июня 2008 г. передал ответчику денежные средства в общей сумме 17 092 080 руб., однако в установленный договором срок квартира истцу передана не была.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 мая 2016 г. отменено апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 сентября 2015 г., которым отказано в иске Рябового П.В. к ООО "Л1-1" о взыскании денежной суммы, неустойки, штрафа.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 9 июня 2016 г. требования Рябового П.В. о взыскании неустойки, штрафа удовлетворены частично: с ООО "Л1-1" в пользу истца взыскана неустойка в размере 7 000 000 руб., штраф в размере 1 000 000 руб.



При этом судом установлено, что денежные средства в размере 17 092 080 руб. возвращены истцу 5 марта 2015 г.

Разрешая спор по существу и удовлетворяя исковые требования Рябового П.В. в части, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Рябовой П.В. понес расходы по оплате кредита, полученного исключительно с целью заключения договора участия в долевом строительстве, а потому эти расходы являются убытками истца и подлежат взысканию с ответчика.

Изменяя в части решение Московского районного суда г. Санкт-Петербурга от 7 декабря 2016 г., суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда о наличии у истца права требовать с ответчика возмещения убытков, связанных с оплатой процентов по кредитному договору, однако признал неправильным в том числе период взыскания процентов, определенный судом первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает возможным согласиться с определением суда апелляционной инстанции по следующим основаниям.

В силу статей 309 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями; должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства; убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).



Как разъяснено в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", по смыслу статей 15 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (статья 404 Гражданского кодекса Российской Федерации). Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков.

В соответствии с частью 2 статьи 9 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон об участии в долевом строительстве) застройщик в случае расторжения договора по основаниям, предусмотренным частью 1 настоящей статьи, в течение двадцати рабочих дней со дня расторжения договора обязан возвратить участнику долевого строительства денежные средства, уплаченные им в счет цены договора.

Согласно статье 10 Закона об участии в долевом строительстве в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору сторона, не исполнившая своих обязательств или ненадлежаще исполнившая свои обязательства, обязана уплатить другой стороне предусмотренные настоящим Федеральным законом и указанным договором неустойки (штрафы, пени) и возместить в полном объеме причиненные убытки сверх неустойки.

Убытки, причиненные участнику долевого строительства расторжением договора участия в долевом строительстве по основаниям, предусмотренным частями 1 и 1.1 статьи 9 Закона об участии в долевом строительстве, подлежат возмещению застройщиком в полном объеме сверх суммы денежных средств, подлежащих возврату участнику долевого строительства, в том числе при переходе прав и обязанностей к новому застройщику от первоначального застройщика, не исполнившего своих обязательств.

При рассмотрении дела судами установлено, что в целях исполнения обязательств по предварительному договору купли-продажи жилого помещения Рябовой П.В. заключил с банком кредитный договор и получил кредит на оплату стоимости квартиры.

Кредит предоставлен на согласованных между банком и Рябовым П.В. условиях, в том числе о ежемесячной уплате процентов за пользование кредитными средствами в размере 13,45% годовых в течение периода, считая с даты, следующей за днем предоставления кредита, до даты изменения процентной ставки, и в размере 11,45% годовых с даты, следующей за датой изменения процентной ставки, и до даты окончательного возврата кредита (пункт 4.1 договора).

Согласно пунктам 4.2 и 4.3 кредитного договора проценты начисляются начиная со дня, следующего за днем предоставления кредита, и по день фактического окончательного возврата кредита включительно на остаток ссудной задолженности, подлежащей возврату, и уплачиваются заемщиком путем аннуитетных платежей.

Кредитный договор, заключенный на срок 182 месяца с даты предоставления кредита (пункт 2.1 договора), превышал срок окончания строительства дома, предусмотренный предварительным договором купли-продажи жилого помещения от 10 июня 2008 г., и был заключен истцом до наступления обстоятельств, свидетельствующих о неисполнении ответчиком своих обязательств. Таким образом, целью заключения кредитного договора не являлось восстановление истцом своих прав, нарушенных действиями ответчика.

Кроме того, указанный кредитный договор, устанавливая самостоятельные отношения между банком и Рябовым П.В., касающиеся предоставления кредита и его возврата, не ставит исполнение условий кредитного договора в зависимость от момента исполнения ответчиком своих обязательств по предварительному договору купли-продажи жилого помещения от 10 июня 2008 г.

В связи с этим обязанность истца оплачивать проценты банку являлась его обязанностью по самостоятельному договору, исполнение которой обусловливалось положениями статей 309 и 819 Гражданского кодекса Российской Федерации и не зависело от действий третьих лиц.

Согласно пункту 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). В случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства.

Стороной указанного кредитного договора ООО "Л1-1" не являлось, а Закон об участии в долевом строительстве не предусматривает обязанности застройщика по возмещению участнику долевого строительства уплаченных процентов и иных платежей по кредитному договору.

Действующее законодательство (в статье 24 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей") допускает такую возможность применительно к случаям возврата товара ненадлежащего качества, приобретенного потребителем за счет потребительского кредита (займа), однако положения указанной выше статьи неприменимы к отношениям, возникшим в связи с расторжением договора долевого участия в строительстве.

Учитывая, что выплаты, произведенные Рябовым П.В. банку по кредитному договору за счет собственных средств в виде процентов за пользование кредитом, были направлены на исполнение условий кредитного договора, заключенного истцом на свой риск и в своем интересе, они не могут рассматриваться в качестве убытков, то есть как необходимые для восстановления нарушенного права, либо как утрата имущества, находящаяся в причинной связи с неисполнением ООО "Л1-1" как застройщиком своих обязательств.

Применительно к обстоятельствам настоящего дела суды первой и апелляционной инстанций признали убытками истца от действий ответчика суммы процентов за пользование кредитом, выплаченные им банку в период просрочки исполнения ответчиком обязательства по возврату истцу денежных средств, уплаченных за квартиру по предварительному договору купли-продажи от 10 июня 2008 г.

В возражениях на кассационную жалобу Рябового П.В., а также в заседании суда кассационной инстанции 27 февраля 2018 г. представитель ответчика возражала против признания процентов, уплаченных по кредитному договору Рябовым П.В., его убытками, но вместе с тем согласилась с взысканием в пользу Рябового П.В. денежной суммы в размере 1 320 294,83 руб., установленной апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г., определившего также иной, нежели суд первой инстанции, период для взыскания процентов по кредитному договору.

Согласно статье 1 Протокола N 1 к Конвенции каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах обществах и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Европейский суд по правам человека в своих постановлениях неоднократно указывал, что долг, признанный судебным решением, может считаться "собственностью" в целях статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Отмена такого постановления может составлять вмешательство в право лица, в чью пользу вынесено постановление, на спокойное пользование указанным имуществом.

Учитывая изложенное, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает возможным согласиться с апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г. о взыскании в пользу истца денежной суммы в размере 1 320 294,83 руб.

Ссылка истца на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 декабря 2017 г., которым было отменено определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, принятое по заявлению Рябового П.В. о признании ООО "Л1-1" несостоятельным (банкротом) и содержащее указание на то, что возникшие у Рябового П.В. в связи с ненадлежащим исполнением обязательств со стороны ООО "Л1-1" убытки по уплате процентов за пользование кредитом являются реальным ущербом, не может быть принята во внимание.

Согласно статье 61 (часть 3) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

Преюдициальность, регулируемая названной выше статьей Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, означает отсутствие необходимости доказывать установлены ранее обстоятельства и запрещение их опровержения. Между тем юридическая квалификация отношений, возникших между сторонами, преюдициальной не является, а потому ссылка на указанное выше судебное постановление арбитражного суда является несостоятельной.

Другие доводы кассационной жалобы основаны на ином толковании норм права и не могут служить основанием для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Рябового П.В. - без удовлетворения.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Судебная практика по ЛЭК (Л1) или контрол - ЛЭК - делит
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
№ 1-КГ20-12-КЗ
№2-4774/2019
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Москва 23 марта 2021 г.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации в составе
председательствующего Романовского СВ.,
судей Горшкова В .В., Кротова М.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании дело № 2-4774/2019 по
иску Самошина Владимира Сергеевича к ООО «СоюзАрхСтрой» о
взыскании процентов за пользование денежными средствами, штрафа,
судебных расходов, возмещении убытков по кассационной жалобе Самошина
Владимира Сергеевича на решение Северодвинского городского суда
Архангельской области от 23 октября 2019 г., апелляционное определение
судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда
от 3 марта 2020 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам
Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 20 июля 2020 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Горшкова ВВ., выслушав Самошина ВС , поддержавшего доводы жалобы и
просившего отменить постановления нижестоящих судов, Судебная коллегия
по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила :
Самошин ВС. обратился в суд с названным иском к
ООО «СоюзАрхСтрой» (в настоящее время - ООО «Декада»), указав, что
между ним и обществом были заключены два договора участия в долевом
строительстве жилого многоквартирного дома, впоследствии расторгнутые
вступившими в законную силу решениями суда. Поскольку ответчиком
длительное время не возвращались уплаченные им (истцом) по договорам
денежные средства, Самошин ВС. просил суд взыскать в его пользу
проценты за пользование денежными средствами по договорам участия в
долевом строительстве, штраф.
2
Истец также указывал, что ранее для выполнения своих обязательств
по данным договорам заключил с АО «Россельхозбанк» договор ипотечного
кредитования на сумму 1218 000 руб., за пользование кредитом выплачивал
банку проценты, которые, по мнению истца, являются убытками,
понесёнными им по вине ответчика. Кроме того, для получения ипотечного
кредита с более низкой процентной ставкой истец заключил договор
страхования жизни и здоровья, размер уплаченных страховых премий по
которому составил 11 053 руб. Данную сумму Самошин ВС. также относил к
убыткам, возместить которые обязан ответчик.
Решением Северодвинского городского суда Архангельской области от
23 октября 2019 г. в редакции определения этого же суда от 16 декабря
2019 г. об исправлении описки, оставленными без изменения апелляционным
определением судебной коллегии по гражданским делам Архангельского
областного суда от 3 марта 2020 г., исковые требования удовлетворены
частично: с ООО «Декада» (ранее - ООО «СоюзАрхСтрой») в пользу
Самошина ВС. взысканы проценты за пользование денежными средствами
по договорам участия в долевом строительстве, штраф, а также судебные
расходы, в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Третьего
кассационного суда общей юрисдикции от 20 июля 2020 г. судебные акты
судов первой и апелляционной инстанций оставлены без изменения.
В кассационной жалобе поставлен вопрос об отмене решения суда
первой инстанции, апелляционного определения и определения
кассационного суда общей юрисдикции в части отказа в удовлетворении его
исковых требований.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации
Романовского СВ. от 17 февраля 2021 г. кассационная жалоба с делом
переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по
гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в
кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, заключение
прокурора, Судебная коллегия находит кассационную жалобу подлежащей
удовлетворению.
В соответствии со ст. 39014
Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной
коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений
в кассационном порядке являются существенные нарушения норм
материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли
на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и
защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита
охраняемых законом публичных интересов.
Такие нарушения допущены судом первой инстанции, а также
проверявшими законность его решения судами апелляционной и
кассационной инстанций при разрешении настоящего спора.
3
Судом установлено, что 5 ноября 2015 г. и 26 февраля 2016 г. между
Самошиным ВС. и ООО «СоюзАрхСтрой» (застройщиком) заключены
договоры участия в долевом строительстве трёхэтажного трехсекционного
жилого дома; объектом долевого строительства по каждому из договоров
является однокомнатная квартира.
Застройщик по данным договорам принял на себя обязательство ввести
дом в эксплуатацию до 28 июня 2017 г. и передать квартиру участнику
долевого строительства до 28 сентября 2017 г.
Цена каждого договора составила 2 098 548 руб., которые истец
уплатил ответчику, однако последний принятые на себя обязательства не
исполнил.
При этом денежные средства по договору от 26 февраля 2016 г. в
размере 880 548 руб. уплачены истцом 17 марта 2016 г. путём их внесения в
кассу ответчика, оставшиеся денежные средства в размере 1 218 000 руб.
получены Самошиным ВС. в качестве кредита и уплачены ответчику
18 марта 2016 г. путём их зачисления на счёт в рамках заключённого между
истцом и АО «Россельхозбанк» договора ипотечного кредитования с целью
финансирования создания указанного объекта долевого строительства. За
весь период пользования ипотечным кредитом истец выплатил банку
проценты в размере 283 213 руб.
Вступившим в законную силу решением Северодвинского городского
суда Архангельской области от 3 декабря 2018 г. по делу № 2-1813/2018
договор участия в долевом строительстве от 5 ноября 2015 г. признан
расторгнутым, с общества в пользу Самошина В.С. взысканы уплаченная по
договору сумма, штраф, судебные расходы.
Решением Северодвинского городского суда Архангельской области от
26 декабря 2018 г. по делу № 2-1812/2018 договор участия в долевом
строительстве от 26 февраля 2016 г. признан расторгнутым, с общества в
пользу Самошина ВС. взысканы уплаченная по договору участия в долевом
строительстве сумма, штраф, судебные расходы.
Удовлетворяя по настоящему делу исковые требования в части
взыскания процентов за несвоевременное возвращение дольщику денежных
средств по расторгнутым договорам долевого участия в строительстве, суд
исходил из допущенного ответчиком нарушения платёжной дисциплины,
влекущего ответственность, предусмотренную ст. 9 Федерального закона от
30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве
многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении
изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»
(далее - Закон об участии в долевом строительстве). При этом суд с учетом
заявленного ответчиком ходатайства пришёл к выводу о наличии оснований
для применения положений ст. 333 Гражданского кодекса Российской
Федерации при определении суммы процентов, подлежащих взысканию в
пользу истца, приняв во внимание ранее взысканную по решению суда
значительную сумму штрафа при расторжении договоров долевого участия,
4
несоразмерность начисленной истцом неустойки последствиям нарушенных
обязательств, необходимость установления баланса между применяемой
ответственностью и оценкой действительного, а не возможного ущерба.
Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания
убытков в виде уплаченных истцом процентов по договору ипотечного
кредитования и страховых премий по договору личного страхования, суд
исходил из того, что выплаты, произведённые Самошиным ВС. банку по
кредитному договору за счёт собственных средств в виде процентов за
пользование кредитом, направлены на исполнение условий кредитного
договора, заключенного истцом на свой риск и в своём интересе, в связи с
чем они не могут рассматриваться в качестве убытков, возмещение которых
необходимо для восстановления его нарушенного права, либо как утрата
имущества, находящаяся в причинной связи с неисполнением застройщиком
своих обязательств.
С такими выводами согласились суд апелляционной инстанции и
кассационный суд общей юрисдикции.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации находит, что решение суда, апелляционное
определение и определение суда кассационной инстанции приняты с
нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними
нельзя по следующим основаниям.
В силу ст. 309 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации
обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с
условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при
отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или
иными обычно предъявляемыми требованиями; должник обязан возместить
кредитору убытки, причинённые неисполнением или ненадлежащим
исполнением обязательства; убытки определяются в соответствии с
правилами, предусмотренными ст. 15 настоящего Кодекса.
В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации
лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения
причинённых ему убытков, если законом или договором не предусмотрено
возмещение убытков в меньшем размере.
Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чьё право
нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления
нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный
ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при
обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было
нарушено (упущенная выгода).
Как разъяснено в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда
Российской Федерации от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами
некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об
ответственности за нарушение обязательств», по смыслу ст. 15 и 393
Гражданского кодекса Российской Федерации, кредитор представляет
5
доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также
обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и
причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением
обязательства должником и названными убытками. Должник вправе
предъявить возражения относительно размера причинённых кредитору
убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие
убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 Гражданского кодекса
Российской Федерации). Должник, опровергающий доводы кредитора
относительно причинной связи между своим поведением и убытками
кредитора, не лишён возможности представить доказательства
существования иной причины возникновения этих убытков.
В соответствии с ч. 2 ст. 9 Закона об участии в долевом строительстве
застройщик в случае расторжения договора по основаниям,
предусмотренным ч. 1 настоящей статьи, в течение двадцати рабочих дней со
дня расторжения договора обязан возвратить участнику долевого
строительства денежные средства, уплаченные им в счёт цены договора.
Согласно ст. 10 Закона об участии в долевом строительстве в случае
неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору
сторона, не исполнившая своих обязательств или ненадлежаще исполнившая
свои обязательства, обязана уплатить другой стороне предусмотренные
настоящим Федеральным законом и указанным договором неустойки
(штрафы, пени) и возместить в полном объёме причинённые убытки сверх
неустойки.
Как предусмотрено ч. 4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации, в мотивировочной части решения суда должны быть
указаны фактические и иные обстоятельства дела, установленные судом;
выводы суда, вытекающие из установленных им обстоятельств дела,
доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и
доводы в пользу принятого решения, мотивы, по которым суд отверг те или
иные доказательства, принял или отклонил приведённые в обоснование
своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле; законы и
иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при
принятии решения, и мотивы, по которым суд не применил законы и иные
нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в
деле.
При разрешении спора суд установил, что истец с целью
финансирования создания объекта долевого строительства (квартиры) по
договору участия в долевом строительстве от 26 февраля 2016 г. заключил с
АО «Россельхозбанк» договор ипотечного кредитования на сумму
1218 000 руб., что составило 58% от стоимости договора участия в долевом
строительстве. За пользование ипотечным кредитом истец выплатил банку
проценты в размере 283 213 руб.
Отказывая в иске в части требований о возмещении убытков, суд в
нарушение требований ст. 198 Гражданского процессуального кодекса
6
Российской Федерации не дал оценки доводам Самошина ВС. о взаимосвязи
договора участия в долевом строительстве и договора ипотечного
кредитования, заключённых в один день, не проверил утверждение о том, что
согласно п. 3.2.1 договора участия в долевом строительстве заключение
договора ипотечного кредитования являлось обязанностью истца перед
ответчиком, сам договор ипотечного кредитования полностью предназначен
для финансирования объекта долевого строительства и содержит ссылку на
договор участия в долевом строительстве.
При заключении договора участия в долевом строительстве общество
знало и согласилось с тем, что обязанность дольщика по уплате цены
договора исполняется с частичным использованием кредитных денежных
средств с уплатой процентов за их пользование, что составило 58% от
стоимости договора. Самошин ВС. данную обязанность исполнил, в отличие
от общества, которое не передало истцу квартиру соответствующего
качества, что привело к принятию Самошиным ВС. решения об отказе от
договора.
Общество не возвратило своевременно истцу денежные средства,
уплаченные в счёт цены договора участия в долевом строительстве, что
привело к возникновению у Самошина ВС. дополнительных убытков в виде
процентов по договору ипотечного кредитования за период неправомерного
удержания денежных средств, исчисляющийся с момента возникновения у
общества обязанности вернуть истцу деньги и до момента её фактического
исполнения.
В нарушение требований ст. 198 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации данные доводы истца не нашли своего
отражения в обжалуемых судебных актах.
При таких обстоятельствах суду надлежало дать оценку доводам истца
о том, что обязанность по возмещению возникших у него в связи с
исполнением договора ипотечного кредитования убытков в период
неправомерного удержания ответчиком денежных средств следует возложить
на ответчика, то есть на сторону, действия которой (несвоевременный
возврат денежных средств, которые могли быть направлены на погашение
кредита) способствовало их возникновению.
Судом не приведено обоснования решения, подкреплённого
доказательствами, о снижении взысканных в пользу истца процентов за
пользование денежными средствами, содержится лишь формальное указание
на несоразмерность последствиям нарушения обязательства и право суда
снизить размер взыскиваемых денежных средств. Заявляя о применении
положений ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации к данным
требованиям истца, ответчик не представил доказательств исключительности
случая и несоразмерности взыскиваемых денежных средств последствиям
нарушения обязательства, на что ссылался истец в своих возражениях
относительно заявленного ходатайства, суд их также не установил, не
исследовал в судебном заседании.
7
В обоснование исковых требований Самошин ВС. указывал, что
размер взыскиваемых процентов за пользование денежными средствами
составляет 5,6 % от цены договора.
Суду надлежало также проверить доводы истца о том, что денежные
средства, уплаченные им по договору страхования жизни, относятся к его
убыткам, поскольку заключение этого договора было обусловлено
необходимостью исполнения обязательств по оплате объекта долевого
строительства. Результаты исследования судом данного договора не
приведены в решении суда, оно не содержит выводов относительно срока
действия договора страхования жизни, его взаимосвязи с другими
заключёнными истцом договорами.
При этом необходимо было дать оценку соотношению взысканных в
пользу истца штрафных санкций и размером убытков, подлежащих
возмещению, в соответствии с требованиями ст. 394 Гражданского кодекса
Российской Федерации.
Допущенные судом первой инстанции нарушения норм права, не
исправленные судом апелляционной инстанции и кассационным судом
общей юрисдикции, являются существенными и непреодолимыми, в связи с
чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных
постановлений.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации считает, что принятые по делу
решение суда первой инстанции, апелляционное определение и определение
кассационного суда общей юрисдикции нельзя признать законными, они
подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой
инстанции.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 390 -390
Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная
коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила :
решение Северодвинского городского суда Архангельской области от
23 октября 2019 г., апелляционное определение судебной коллегии по
гражданским делам Архангельского областного суда от 3 марта 2020 г. и
определение судебной коллегии по гражданским делам Третьего
кассационного суда общей юрисдикции от 20 июля 2020 г. отменить,
направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Председательствующий
Судьи
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Л1 взыскание убытков в виде процентов по кредиту
 
Кассационная жалоба
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Л1 взыскание убытков в виде процентов по кредиту
 
Исковое заявление
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Л1 взыскание убытков в виде процентов по кредиту
 
Есть ли преюдиция в России?

Обязанность по доказыванию неразрывно связана с самим предметом доказывания. Законом прямо предусмотрены основания исключающие доказывание. Среди прочих к исключениям относятся и преюдициальные факты. Термин "преюдиция" в переводе с латинского языка означает относящийся к предыдущему судебному решению. Преюдиция — обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу, в котором участвуют те же лица.

Юридическая наука понимает под преюдицией обстоятельства не нуждающиеся в доказывании в связи с тем, что они уже являлись предметом рассмотрения в суде и эти обстоятельства были отражены во вступившем в законную силу судебном акте. Целью преюдиции является освобождение лиц участвующих в деле от повторного доказывания, а суд - от повторного исследования фактов в которых суд уже разобрался по другому делу.

В российском законодательстве понятие «преюдиция» установлено ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК), ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК), в ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК) и в ст. 64 Кодекса административного судопроизводства РФ (КАС РФ). До настоящего момента суд и участники процесса не имели права дополнительно проверять обстоятельства, установленные вступившим в силу законным судебным решением.

В п. 2 ст. 61 ГПК дано следующее определение: «Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица». Аналогичные нормы содержатся в АПК, УПК и КАС, поэтому нет необходимости их здесь приводить.

Как указано в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N23 «О судебном решении»: «Под судебным постановлением, указанным в части 2 статьи 61 ГПК РФ, понимается любое судебное постановление, которое согласно части 1 статьи 13 ГПК РФ принимает суд (судебный приказ, решение суда, определение суда)». Таким образом любой суд судебной системы может вынести судебное постановление которое должно влиять на постановления выносимые в рамках любого судебного процесса с участием тех же лиц. Однако в теории и на практике эта идеальная картина выглядит по разному.

Часто возникают вопросы с правами новых лиц, которые не были привлечены к рассмотрению только последующего процесса. Такие лица по мнению Верховного Суда РФ вправе оспаривать факты установленные без их участия. К такому выводу пришли судьи главных судов после анализа норм ГПК И АПК (п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 и Пленума Высшего арбитражного суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 г.). Однако, Верховный Суд РФ явно обозначил начало движения по разрушению преюдиции между теми же участниками процесса. Так в рассматриваемом случае судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в кассационном порядке проигнорировала преюдицию, в след за Санкт-Петербургским городским судом.

Спор сложился из-за того, что в 2008 компания Л1 - инвестор (застройщик), заключила предварительный договор купли-продажи строящейся недвижимости с покупателем (дольщиком). Дольщик взял ипотечный валютный кредит и оплатил полностью стоимость квартиры. Квартиру должны были передать в 2009 году, но в период с 2009 по 2015 года застройщик так и не построил квартиру. Прождав более 5 лет квартиру, дольщик решил вернуть деньги в судебном порядке, т.к. добровольно застройщик их не возвращал. С этой целью он обратился в суд, тут и закрутилась истоирия.

В данном случае судами рассматривалось два последовательных дела. На момент рассмотрения второго дела между сторонами уже состоялся спор о взыскании неустойки и внесенной суммы по договору. Дело было рассмотрено Верховным Судом (Определение по делу 78-КГ16-13 от 10.05.2016) в кассационном порядке и возвращено на стадию апелляционного рассмотрения. Тогда про это дело писали «Деловой Петербург» в публикации Дольщики "Л1" создали новую судебную практику по взысканию многомиллионных неустоек с застройщиков» и Российская газета в публикации "Неустойчиво". Фактически суды установили все существенные обстоятельства для дела: признали распространение Закона «О долевом участии в строительстве..» №214-ФЗ на отношения покупателя и инвестора по предварительному договору купли-продажи недвижимости, установили сроки неисполнения требования дольщика, в том числе и даты обращений дольщика с требованием о возврате внесенных застройщику денег.

Любой практикующий юрист, столкнувшись с делом основанным на преюдиции, будет воспринимать преюдицию, как некий фундамент на который можно спокойно опираться. Однако, времена меняются и новый подход Верховного Суда может сделать этот фундамент зыбучими песками. Так, при рассмотрении второго дела о взыскании убытков суды апелляционной и кассационной инстанции проигнорировали преюдицию и установили новые факты. Что бы не быть голосновным, процитируем судебные акты.

1. Дело о взыскании неустойки и внесенной суммы по договору:

  • Кассационное определение Верховного суда РФ от «10» мая 2016 года по делу 78-КГ16-13:

«В соответствии с условиями предварительного договора купли-продажи срок передачи квартиры истек 9 июля 2009 г., Р.П.В. неоднократно направлялись ответчику заявления с требованиями о расторжении договора и возврате уплаченной денежной суммы, которые были оставлены без удовлетворения.» (абз. 7 стр. 2)

  • Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от «9» июня 2016 года рег. № 33-12362/16:

«В соответствии с условиями предварительного договора купли-продажи срок передачи квартиры истек 9 июля 2009 г., им (Р.П.В.) неоднократно направлялись ответчику заявления с требованиями о расторжении договора и возврате уплаченной денежной суммы, которые были оставлены без удовлетворения.» (абз. 1 стр. 2)

«Истец неоднократно 30 января 2009 г., 6 апреля 2009 г., 23 июля 2010 г., 16 октября 2012 г. направлял ответчику обращения с предложением расторгнуть договор и вернуть уплаченные им денежные средства.» (абз. 3 стр. 6)

«Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда, поскольку он опровергается предоставленной в материалы дела истом перепиской на предмет расторжения договора, которая началась в январе 2009 года и продолжалась вплоть до обращения истца с иском в суд.» (абз. 3 стр. 7)

2. Дело о взыскании убытков:

  • Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от «7» декабря 2016 года по делу 2-5047/2016:

«При этом суд апелляционной инстанции установил, что обусловленный заключенным между сторонами по делу Договором от 10.06.2008, поименованным как Предварительный договор купли-продажи истек 09.07.2009, однако в указанный срок строительство многоквартирного дома завершено не было, в связи с чем истец неоднократно, начиная с 30.01.2009 года, обращался к ответчику с просьбами вернуть уплаченную им денежную сумму.» (абз. 6 стр. 3)

  • Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от «24» мая 2017 года:

«При таких обстоятельствах следует полагать, что истец выразил свою волю на отказ от договора в своем заявлении от 12 декабря 2014 года, поскольку ранее с требованием об отказе от договора к истцу он не обращался.» (абз. 6 стр. 6)

  • Кассационное определение Верховного Суда РФ от «27» февраля 2018 года по делу 78-КГ17-99:

«При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г., определившего также иной, нежели суд первой инстанции, период для взыскания процентов по кредитному договору.» (абз. 4 стр. 7)

Как видно из дат судебных актов и их текста, по делу о взыскании неустойки были установлены преюдиции кассационной и апелляционной инстанциями. Поэтому рассмотрение второго дела о взыскании убытков, должно было опираться на эти установленные судом факты - преюдицию. Более того, так и было, но только в суде первой инстанции. Суд первой инстанции, опираясь на состоявшиеся судебные акты, утвердил взыскание убытков в виде процентов по кредиту за длительный период. Начиная с апелляционной инстанции преюдиция начала терять свою силу и значение. При этом по делу о взыскании убытков, что Санкт-Петербургский городской суд, что Верховный Суд РФ не смогли принять судебный акт с первого заседания, хотя имеющаяся в деле преюдиция позволяла это сделать.

Более того, Санкт-Петербургский городской суд получил новые доказательства и, несмотря на возражения со стороны истца, приобщил их к делу. В силу положений ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Закон при этом говорит о том, что дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. В деле Санкт-Петербургский городской суд в 2017 году приобщил переписку состоявшуюся между сторонами в период с 2009 по 2015 год, несмотря на то, что ответчик не обосновал почему он не мог предоставить ее в суд первой инстанции (ст. 327.1 ГПК РФ). По всей видимости именно приобщенные документы к делу, позволили суду прийти к иному выводу, выводу расходящемуся с преюдицией. Удивительно то, что данная переписка оценивалась судами по первому делу иначе, о чем прямо указал Верхонвый Суд и Санкт-Петербургский городской суд при рассмотрении первого дела.

При этом из апелляционного определения по второму делу непонятно какая именно правовая норма позволила игнорировать преюдицию установленную судебными постановлениями по первому делу (ст. 61 ГПК РФ). Переоценка судами различных инстанций преюдиции по «своему усмотрению» нарушает единообразие в толковании и применении судами норм права. Это ставит вопрос о существовании самой перюдиции в российской системе правосудия.

Очевидно, что при прямых ссылках на преюдицию в письменных документах по делу, в том числе и приложенных судебных актах к делу, и упоминании этого обстоятельства в процессе суды не могли ее просто не заметить. Таким образом суд апелляционной инстанции намеренно «изменил» преюдицию, а Верховный Суд поддержал такую позицию своим кассационным определением (Определение по делу 78-КГ17-99 от 27.02.2018). Исходя из такого поведения судов можно прийти к единственно верному выводу о том, что Верховный Суд начал движение по разрушению института преюдиции.

Данное обстоятельство позволяет говорить о том, что по мнению Верховного Суда РФ и Санкт-Петербургского городского суда преюдицию можно изменить приобщением новых доказательств по делу, даже на стадии апелляционного рассмотрения.

Исходя из текстов приведённых судебных актов можно говорить о том, что преюдиция больше не является тем аргументом на который можно опираться при рассмотрении дела. Более того, цели преюдиции, как средства для упрощения судебного разбирательства, тоже утрачиваются, т.к. фактически суд может переоценить преюдициальные факты. Для проверки сделанного вывода была подана надзорная жалоба N78-КГ17-99 от 16.04.2018, которая на момент выхода настоящей статьи находится на стадии изучения Президиумом Верховного Суда РФ. По результатам изучения и, возможно, рассмотрения данной жалобы будет дан ответ на основной вопрос статьи: «Есть ли преюдиция в России?»

Материалы судебных дел:

Материал подготовил адвокат Антон Лебедев

--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Л1 взыскание убытков в виде процентов по кредиту
 
https://zakon.ru/discussion/2021/4/14/procenty_po_ipoteke_priznali_ubytkami_dolschika__verhovnyj_sud_obyasnil_pochemu_ih_dolzhen_vozmestit
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Л1 взыскание убытков в виде процентов по кредиту
 
Оглавление:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Расходы на представителя (судебные расходы)
 
ВС призвал детальнее мотивировать снижение размера оплаты услуг представителя
Суд указал на необходимость устанавливать объем предполагаемых к исполнению обязанностей, какие из них были реально исполнены и чем данное исполнение подтверждается

Один из адвокатов указал, что каждый суд самостоятельно определяет размер оплаты услуг представителя и всегда идет в сторону уменьшения размера. Второй отметил: суды упускают из виду, что чрезмерность – обстоятельство, подлежащее доказыванию заинтересованной стороной, а не судом вместо стороны – на стадии взыскания судебных издержек принцип состязательности продолжает действовать.
Верховный Суд опубликовал Определение № 2-КГ20-10-К3 от 16 февраля, в котором указал на недопустимость необоснованного уменьшения судом расходов на оплату услуг представителя.

Вступившим в законную силу решением Вологодского городского суда Вологодской области от 28 марта 2019 г. удовлетворены исковые требования Ивана Чернова к ООО «Автомотор». После этого Иван Чернов обратился в суд с заявлением о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 20 тыс. руб. В подтверждение доводов о несении расходов он представил договор об оказании юридических услуг от 22 октября 2018 г., заключенный с Дмитрием Власовым, и расписку о получении последним 20 тыс. руб.

Суд, принимая во внимание конкретные обстоятельства рассмотренного дела, его объем и сложность, исходя из соотношения судебных расходов с объемом защищаемого права и работы представителя, определил ко взысканию в пользу заявителя только 6 тыс. руб. Апелляция и кассация оставили решение в силе.

Иван Чернов подал жалобу в Верховный Суд, который заметил, что согласно ч. 1 ст. 98 ГПК стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить за счет другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 этого же Кодекса. В случае если иск удовлетворен частично, указанные в приведенной статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

По мнению ВС, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым – на реализацию требования ст. 17 Конституции. «Вместе с тем, изменяя размер сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, суд не вправе уменьшать его произвольно, а обязан вынести мотивированное решение, исходя из принципа необходимости сохранения баланса между правами лиц, участвующих в деле. Размер возмещения стороне расходов на оплату услуг представителя должен быть соотносим с объемом защищаемого права, при этом также должны учитываться сложность, категория дела, время его рассмотрения в судебном заседании суда первой инстанции, фактическое участие представителя в рассмотрении дела», – указывается в определении.

Верховный Суд отметил, что для правильного разрешения вопроса о размере взыскиваемых судебных расходов суду следовало дать оценку представленному договору, установить, какой объем обязанностей представителя по нему предполагался к исполнению, какие из этих обязанностей были реально исполнены и чем данное исполнение подтверждается, проанализировать количество и сложность судебных заседаний, в которых принимал участие представитель, дать оценку сложности рассмотренного дела с надлежащим обоснованием. Однако данные действия судом первой инстанции предприняты не были.

ВС указал, что в данном случае, в нарушение требований ст. 225 ГПК, суд не привел в определении конкретные обстоятельства рассмотренного гражданского дела: количество судебных заседаний, в скольких из них принимал участие представитель истца, какие иные процессуальные действия он совершал от имени заявителя (составление искового заявления, заявление ходатайств), как в соответствии с договором должны были оплачиваться данные действия, ограничившись лишь ссылкой на общие правила оценки соразмерности и обоснованности оплаты услуг представителя, что привело к необоснованному определению суммы судебных расходов, подлежащей ко взысканию в пользу заявителя. В связи с этим Верховный Суд отменил определения апелляции и кассации и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

По мнению адвоката АК «Кожанов и партнеры» Виктора Кожанова, практика судов общей юрисдикции и арбитражных судов по определению размера компенсации расходов на услуги представителя всегда шла по пути их существенного снижения. Он отметил, что позиция Верховного Суда ничего нового не внесла и в целом дублирует критерии определения расходов на оплату услуг представителя, обозначенные в Постановлении Пленума ВС № 1 от 21 января 2016 г., согласно которому при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела и продолжительность его рассмотрения, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, и другие обстоятельства.

Виктор Кожанов указал, что отсутствие в законе четких критериев определения размера судебных расходов позволяет судам повсеместно и произвольно снижать его, даже там, где разъяснение Пленума ВС относительно критериев разумности расходов не имеет особого значения. «Суды свободно обходят его, формируя каждый свою практику и апеллируя общими формулировками о разумности расходов, взятыми из указанного постановления, а вышестоящие судебные инстанции, отказывая в доводах о произвольном снижении размера расходов, чаще всего ссылаются на переоценку доказательств несогласной стороной спора. К сожалению, суды не придают должного значения рассмотрению вопросов определения размера судебных расходов, должному установлению всех обстоятельств, связанных со сложностью дела и объемом оказанных услуг представителем выигравшей стороны спора, руководствуются правилом: “Выиграли дело, что еще вам нужно?!”», – отметил адвокат.

Виктор Кожанов посчитал, что повторное рассмотрение вопроса в суде апелляционной инстанции существенно не скажется на повышении размера расходов, однако все зависит от обстоятельств дела, которые предстоит изучить при новом его рассмотрении.

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов указал: суды упускают из виду, что чрезмерность – обстоятельство, подлежащее доказыванию заинтересованной стороной, а не судом вместо стороны – на стадии взыскания судебных издержек принцип состязательности продолжает действовать. «При определении чрезмерности судьи невольно сравнивают сумму, полученную представителем, со временем, которое такой представитель провел перед судом, и со своими доходами. Как следствие, упускается из виду, что у представителя много времени уходит до и после заседания, что требуется время на подготовку к заседаниям, что есть расходы, вызванные самой явкой в суд и убытием из суда. А если представитель – адвокат, то даже не обращается внимание, что он несет такие расходы, как оплата труда помощников, правовой справочной системы, аренда офиса, платежи в пенсионный фонд и налоги», – отметил Ярослав Самородов.

По его мнению, пока суды не начнут взыскивать большую часть расходов на представителя, будет встречаться недобросовестное поведение оппонентов, стремление тянуть процесс которых быстро бы угасло, если бы у них было понимание, что в случае проигрыша за время другой стороны надо будет заплатить. «Также лично меня возмущает, что закон не позволяет уменьшать стоимость экспертизы со ссылкой на то, что она стоит дешевле, а вот труд представителя (адвоката) – позволяет, несмотря на то, что временные затраты у представителя в разы больше», – заметил Ярослав Самородов.

Адвокат призвал коллег больше об этом говорить. Он считает, что только такой пропагандой можно быть услышанными в суде.

Марина Нагорная
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Расходы на представителя (судебные расходы)
 
Оглавление:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 444 След.