Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Правоведы - единственная категория людей, которым незнание законов ничем не грозит.
 
И. Бентам
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 450 След.
208 ГПК: Индексация присужденных сумм..
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
No 117-КАД22-6-К4 КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
город Москва 24 августа 2022 года
Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Хаменкова В.Б., судей Зинченко И.Н. и Горчаковой Е.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Крамского Сергея Владимировича на апелляционное определение судьи Третьего апелляционного суда общей юрисдикции от 28 июля 2021 года и кассационное определение судебной коллегии по административным делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции от 9 ноября 2021 года по административному делу No За-20/2021 по административному исковому заявлению Крамского СВ. о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зинченко И.Н., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации,
установила:
определением Ленинского районного суда города Севастополя от 20 января 2020 года, оставленным без изменения апелляционным определением Севастопольского городского суда от 27 февраля 2020 года, удовлетворено заявление Крамского С В . о взыскании судебных расходов. С ФГКУ «Крымское

2
территориальное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации в пользу Крамского СВ. взысканы судебные расходы в размере 70 600 руб.
Крамской С В . обратился в суд с административным иском к Министерству финансов Российской Федерации о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок в размере 273 912 руб., а также взыскании государственной пошлины в сумме 300 руб.
В обоснование заявленных требований истец указал, что 26 апреля 2020 года обратился в суд с заявлением о направлении исполнительного листа о взыскании в его пользу судебных расходов в уполномоченный орган для исполнения. Однако до настоящего времени исполнительный лист в соответствующий орган не направлен, определение суда не исполнено. Общий срок неисполнения судебного акта составил 11 месяцев.
Определением Севастопольского городского суда от 12 мая 2021 года административный иск оставлен без рассмотрения.
Апелляционным определением судьи Третьего апелляционного суда общей юрисдикции от 28 июля 2021 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по административным делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции от 9 ноября 2021 года, определение суда отменено, производство по административному делу прекращено.
В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Крамской С В . просит судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанций отменить.
По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 апреля 2022 года административное дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 июля 2022 года кассационная жалоба Крамского С В . с административным делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.
Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

3
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что судами при рассмотрении настоящего дела допущены такого рода нарушения.
Как следует из материалов дела, апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 2 сентября 2019 года на ФГКУ «Южное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации возложена обязанность восстановить Крамского СВ. на учёте нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма.
Определением Ленинского районного суда города Севастополя от 20 января 2020 года с учётом определения того же суда об исправлении описки от 20 марта 2020 года с ФГКУ «Южное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации в пользу Крамского СВ. взысканы судебные расходы в размере 70 600 руб.
Поскольку определение суда не было исполнено, Крамской С В . обратился в суд с административным иском о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок.
Отменяя определение суда об оставлении административного иска без рассмотрения и прекращая производство по административному делу, суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из того, что Крамской С В . не является лицом, имеющим право на подачу административного иска о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок, поскольку определением суда о взыскании судебных расходов спор по существу разрешён не был. Последним судебным актом, которым разрешено дело, является апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Севастопольского городского суда от 2 сентября 2019 года о восстановлении заявителя на учёте нуждающихся в жилых помещениях. Однако истец вопрос о нарушении его права на судопроизводство и на исполнение судебного акта в разумный срок при рассмотрении гражданского дела о восстановлении его на учёте нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, не ставит.
Вместе с тем с позицией судов апелляционной и кассационной инстанций согласиться нельзя ввиду следующего.
Согласно части 1 статьи 1 Федерального закона от 30 апреля 2010 года No 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» граждане Российской Федерации, являющиеся в судебном процессе сторонами,

4
взыскатели, при нарушении их права на исполнение в разумный срок судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, либо судебного акта, возлагающего на федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, иные органы и организации, наделённые отдельными государственными или иными публичными полномочиями, обязанность исполнить иные требования имущественного характера и (или) требования неимущественного характера, могут обратиться в суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение в порядке, установленном данным федеральным законом и процессуальным законодательством Российской Федерации.
В соответствии с частью 4 статьи 250 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации административное исковое заявление о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок может быть подано в суд в период исполнения судебного акта, но не ранее чем через шесть месяцев со дня истечения срока, установленного федеральным законом для исполнения судебного акта, и не позднее чем через шесть месяцев со дня окончания производства по исполнению судебного акта.
По смыслу приведённых норм наличие судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, который в установленный законом срок не исполнен, является основанием для обращения в суд с заявлением о компенсации, независимо от того, разрешён спор по существу или нет.
По настоящему делу таким судебным актом является определение Ленинского районного суда города Севастополя о взыскании с ФГКУ «Южное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации в пользу Крамского СВ. судебных расходов.
Таким образом вывод судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что данное определение суда не является судебным актом в целях обращения с заявлением о компенсации, ошибочен. Кроме того, утверждение судов о том, что последним судебным актом, которым разрешено дело, является апелляционное определение о восстановлении заявителя на учёте нуждающихся в жилых помещениях, основано на неправильном толковании норм материального права и не имеет правового значения для обращения в суд с заявлением о компенсации.
Учитывая, что определение суда о взыскании судебных расходов вступило в законную силу, административный истец был вправе обратиться в суд с административным иском о присуждении компенсации за нарушение

5
права на исполнение судебного акта в разумный срок, в связи с чем у судов апелляционной и кассационной инстанций отсутствовали правовые основания для прекращения производства по делу.
Ввиду того, что судебными инстанциями допущены существенные нарушения норм процессуального права и норм материального права, что привело к ошибочному выводу о прекращении производства по делу, оспариваемые судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
апелляционное определение судьи Третьего апелляционного суда общей юрисдикции от 28 июля 2021 года и кассационное определение судебной коллегии по административным делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции от 9 ноября 2021 года отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Председательствующий
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Расходы на представителя (судебные расходы)
 
ВС вновь не допустил необоснованного снижения взыскиваемых расходов на юридические услуги
Суд указал, что если сторона не заявляет возражения относительно чрезмерности взыскиваемых расходов, то суд не вправе уменьшать их произвольно, а обязан вынести мотивированное решение, если признает, что заявленная к взысканию сумма издержек носит явно чрезмерный характер
08 Сентября 2022

По мнению одного из адвокатов, важно, что необоснованное снижение судебных расходов касается не только споров с коммерческими организациями, но и тех случаев, когда ответчиком являются государственные органы или ФГУП, МУП. По мнению второго, определение представляет собой логичное развитие идеи, изложенной в Постановлении Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1.

Верховный Суд опубликовал Определение № 7-КГ22-1-К2 от 8 августа, в котором вновь напомнил нижестоящим инстанциям, что снижение взыскиваемых судебных расходов должно быть мотивированно.

Александр Костров обратился в суд с иском к ФГБВУ «Центррегионводхоз» о признании приказа об увольнении незаконным, о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, компенсации за отпуск, стимулирующих выплат, компенсации морального вреда.

Решением Фрунзенского районного суда г. Иваново от 9 сентября 2020 г. исковые требования были удовлетворены частично. Суд признал приказ работодателя об увольнении Кострова незаконным, восстановил его в должности заместителя директора филиала «Управление эксплуатации Горьковского водохранилища» ФГБВУ «Центррегионводхоз» с 3 марта 2020 г., взыскал с ответчика в пользу Александра Кострова зарплату за время вынужденного прогула за период с 3 марта по 9 сентября 2020 г. в размере около 390 тыс. руб., компенсацию морального вреда в размере 5 тыс. руб. В удовлетворении остальной части исковых требований было отказано. Решение в части восстановления Александра Кострова на работе и взыскания зарплаты за время вынужденного прогула приведено к немедленному исполнению. Апелляция оставила судебный акт без изменения.

9 марта 2021 г. Александр Костров обратился в суд с заявлением о взыскании с учреждения в его пользу судебных расходов на оплату услуг представителя. Истец указал, что его интересы представляла по доверенности Т. Елистратова на основании договора об оказании юридических услуг, заключенного между ним и ООО «Консалтинговая компания “Гудвилл”». Стоимость услуг составила 65 тыс. руб. Кроме того, он указал, что обращался за консультацией к адвокату, которая обошлась в 2 тыс. руб.

Несмотря на то что учреждение не представило возражений, суд счел достаточными к взысканию с ответчика 47 тыс. руб., сославшись на категорию спора, уровень его сложности, затраченное время на его рассмотрение, объем проделанной представителем работы, совокупность представленных сторонами в подтверждение своей правовой позиции документов, количество судебных заседаний, в которых принимала участие представитель, а также на требования разумности и справедливости. Апелляция согласилась с выводами первой инстанции. Судья Второго кассационного суда общей юрисдикции не установил нарушения либо неправильного применения судами норм процессуального права.

Александр Костров обратился в Верховный Суд, который, рассмотрев дело, напомнил о разъяснении в п. 11 Постановления Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», согласно которому, разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов. Вместе с тем в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

Согласно п. 13 Постановления № 1, указал ВС, разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства. Таким образом, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя. Критерии оценки разумности расходов на оплату услуг представителя определены в разъяснениях постановления.

Следовательно, заметил Верховный Суд, суду в целях реализации одной из основных задач гражданского судопроизводства по справедливому судебному разбирательству, а также обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон при решении вопроса о возмещении стороной судебных расходов на оплату услуг представителя необходимо учитывать, что если сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов, то суд не вправе уменьшать их произвольно, а обязан вынести мотивированное решение, если признает, что заявленная к взысканию сумма издержек носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

Суд первой инстанции, формально сославшись на нормы процессуального закона и разъяснения Постановления № 1, по сути, их не применил, заметил ВС. Взыскивая в пользу Александра Кострова судебные расходы на оплату услуг представителя в меньшем, чем им заявлено, размере, суд первой инстанции в нарушение требований положений ст. 225 ГПК и разъяснений Постановления № 1 не привел мотивов, по которым признал заявленный к взысканию с ответчика размер судебных расходов (65 тыс. руб.) не соответствующим балансу интересов сторон, не отвечающим принципам разумности и справедливости, степени сложности дела, не выяснил, какие цены обычно устанавливаются за аналогичные юридические услуги при сравнимых обстоятельствах в Ивановской области (представительство по гражданским делам – трудовым спорам). Эти нарушения апелляция не устранила.

Между тем в жалобе на определение Фрунзенского районного суда г. Иваново о взыскании судебных расходов с ФГБВУ «Центррегионводхоз» Александр Костров со ссылкой на нормы ст. 56, 67, 88, 94, 98, 100 ГПК и разъяснения Постановления № 1 приводил доводы о том, что суд, установив факт несения заявителем расходов на оплату услуг представителя в сумме 65 тыс. руб. и иных издержек, в то же время произвольно уменьшил размер этих расходов до 47 тыс. руб. при отсутствии в материалах дела доказательств того, что понесенные им судебные расходы на оплату услуг представителя носят чрезмерный характер.

Судья кассационной инстанции нарушения норм процессуального права при решении судебными инстанциями вопроса о взыскании судебных расходов не выявил и не устранил, тем самым не выполнил требования ст. 379.6 и ч. 1–3 ст. 379.7 ГПК. Вместе с тем Александр Костров отмечал, что другая сторона не заявляла возражения и не представила доказательств чрезмерности взыскиваемых с нее расходов. Таким образом, Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Как заметила в комментарии «АГ» адвокат МГКА «Горбачёв и партнеры» Анастасия Иванова, Верховный Суд неоднократно указывал, что в случае изменения размера взыскиваемых судебных расходов произвольное уменьшение их сумм является недопустимым: суд, решающий вопрос о взыскании судебных расходов, обязан вынести мотивированное решение, исходя из принципа необходимости сохранения баланса между правами лиц, участвующих в деле. Указанная позиция была изложена также в Определении ВС № 2-КГ20-10-К3 от 16 февраля 2021 г. «Важно, что необоснованное снижение судебных расходов касается не только споров с коммерческими организациями, но и тех случаев, когда ответчиком являются государственные органы или ФГУП, МУП», – указала адвокат.

Анастасия Иванова рассказала, что в своей практике постоянно встречается с необоснованным снижением судебных расходов и еще ни разу суды не взыскивали полную сумму понесенных расходов. «Самым вопиющим за последнее время было дело, которое рассматривал Долгопрудненский городской суд Московской области. Ответчиком являлась администрация, и суд снизил судебные расходы на оплату услуг представителя с 70 тыс. руб. до 15 тыс. руб. без указания обстоятельств, обосновывающих такое снижение», – отметила она.

В другом деле, находящемся в производстве Арбитражного суда Краснодарского края, суд снизил судебные расходы, взыскиваемые с ФГУП на оплату услуг представителя, с 116 тыс. руб. до 29 тыс. руб. со ссылкой на мониторинг гонорарной практики в АП Краснодарского края. «Однако судом не учтено, что адвокат, принимавший участие в данном деле, является членом АП г. Москвы, так как г. Москва – это местонахождение юридического лица, являющегося истцом, и возможность обращения к юристу или адвокату в Краснодарском крае отсутствовала», – указала Анастасия Иванова.

По мнению адвоката, пристальное внимание к действиям судов, разрешающих вопрос о взыскании судебных расходов, может обеспечить защиту прав лиц, имеющих право на такое взыскание. «Безусловно, размер понесенных судебных расходов не может быть уменьшен судом без всесторонней оценки сложности, категории дела, времени его рассмотрения в судебном заседании, фактического участия представителя в рассмотрении дела. При этом, если судом проведена такая оценка, она, несомненно, должна быть подробно отражена в принятом решении с указанием конкретных обстоятельств, послуживших основанием для снижения взыскиваемых расходов на услуги представителя. В ином случае сумма судебных расходов является необоснованно определенной, на что и указывает ВС», – заключила она.

Адвокат адвокатского бюро ЕМПП Леонид Мисник полагает, что определение представляет собой логичное развитие идеи, изложенной в п. 11 Постановления № 1. Отменяя судебные акты нижестоящих судов, ВС четко сформулировал задачи нормы ч. 1 ст. 100 ГПК и п. 12 Постановления № 1: воспрепятствование необоснованному завышению размера оплаты услуг представителя и обеспечение баланса интересов сторон.

Ранее, указал Леонид Мисник, об этом же писал Конституционный Суд в п. 2 Определения № 2712-О/2020. В частности, КС отмечал, что обязанность судов по взысканию судебных расходов в разумных пределах (ч. 1 ст. 100 ГПК) направлена на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. «То есть суд, снижая сумму расходов на представителя, должен объяснить, почему ее размер не является разумным и каким образом взыскание расходов в заявленном размере нарушит баланс интересов сторон. Делать это суд обязан с учетом критериев, сформулированных судебной практикой, в частности п. 13 Постановления № 1», – отметил адвокат.

В ООО «Консалтинговая компания “Гудвилл”» сообщили, что не могут предоставить «АГ» контакты представителя истца.

Марина Нагорная
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
ст. 110 АПК: Взыскание расходов на представителя в арбитраже
 
ВС вновь не допустил необоснованного снижения взыскиваемых расходов на юридические услуги
Суд указал, что если сторона не заявляет возражения относительно чрезмерности взыскиваемых расходов, то суд не вправе уменьшать их произвольно, а обязан вынести мотивированное решение, если признает, что заявленная к взысканию сумма издержек носит явно чрезмерный характер
08 Сентября 2022

По мнению одного из адвокатов, важно, что необоснованное снижение судебных расходов касается не только споров с коммерческими организациями, но и тех случаев, когда ответчиком являются государственные органы или ФГУП, МУП. По мнению второго, определение представляет собой логичное развитие идеи, изложенной в Постановлении Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1.

Верховный Суд опубликовал Определение № 7-КГ22-1-К2 от 8 августа, в котором вновь напомнил нижестоящим инстанциям, что снижение взыскиваемых судебных расходов должно быть мотивированно.

Александр Костров обратился в суд с иском к ФГБВУ «Центррегионводхоз» о признании приказа об увольнении незаконным, о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, компенсации за отпуск, стимулирующих выплат, компенсации морального вреда.

Решением Фрунзенского районного суда г. Иваново от 9 сентября 2020 г. исковые требования были удовлетворены частично. Суд признал приказ работодателя об увольнении Кострова незаконным, восстановил его в должности заместителя директора филиала «Управление эксплуатации Горьковского водохранилища» ФГБВУ «Центррегионводхоз» с 3 марта 2020 г., взыскал с ответчика в пользу Александра Кострова зарплату за время вынужденного прогула за период с 3 марта по 9 сентября 2020 г. в размере около 390 тыс. руб., компенсацию морального вреда в размере 5 тыс. руб. В удовлетворении остальной части исковых требований было отказано. Решение в части восстановления Александра Кострова на работе и взыскания зарплаты за время вынужденного прогула приведено к немедленному исполнению. Апелляция оставила судебный акт без изменения.

9 марта 2021 г. Александр Костров обратился в суд с заявлением о взыскании с учреждения в его пользу судебных расходов на оплату услуг представителя. Истец указал, что его интересы представляла по доверенности Т. Елистратова на основании договора об оказании юридических услуг, заключенного между ним и ООО «Консалтинговая компания “Гудвилл”». Стоимость услуг составила 65 тыс. руб. Кроме того, он указал, что обращался за консультацией к адвокату, которая обошлась в 2 тыс. руб.

Несмотря на то что учреждение не представило возражений, суд счел достаточными к взысканию с ответчика 47 тыс. руб., сославшись на категорию спора, уровень его сложности, затраченное время на его рассмотрение, объем проделанной представителем работы, совокупность представленных сторонами в подтверждение своей правовой позиции документов, количество судебных заседаний, в которых принимала участие представитель, а также на требования разумности и справедливости. Апелляция согласилась с выводами первой инстанции. Судья Второго кассационного суда общей юрисдикции не установил нарушения либо неправильного применения судами норм процессуального права.

Александр Костров обратился в Верховный Суд, который, рассмотрев дело, напомнил о разъяснении в п. 11 Постановления Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», согласно которому, разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов. Вместе с тем в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

Согласно п. 13 Постановления № 1, указал ВС, разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства. Таким образом, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя. Критерии оценки разумности расходов на оплату услуг представителя определены в разъяснениях постановления.

Следовательно, заметил Верховный Суд, суду в целях реализации одной из основных задач гражданского судопроизводства по справедливому судебному разбирательству, а также обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон при решении вопроса о возмещении стороной судебных расходов на оплату услуг представителя необходимо учитывать, что если сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов, то суд не вправе уменьшать их произвольно, а обязан вынести мотивированное решение, если признает, что заявленная к взысканию сумма издержек носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

Суд первой инстанции, формально сославшись на нормы процессуального закона и разъяснения Постановления № 1, по сути, их не применил, заметил ВС. Взыскивая в пользу Александра Кострова судебные расходы на оплату услуг представителя в меньшем, чем им заявлено, размере, суд первой инстанции в нарушение требований положений ст. 225 ГПК и разъяснений Постановления № 1 не привел мотивов, по которым признал заявленный к взысканию с ответчика размер судебных расходов (65 тыс. руб.) не соответствующим балансу интересов сторон, не отвечающим принципам разумности и справедливости, степени сложности дела, не выяснил, какие цены обычно устанавливаются за аналогичные юридические услуги при сравнимых обстоятельствах в Ивановской области (представительство по гражданским делам – трудовым спорам). Эти нарушения апелляция не устранила.

Между тем в жалобе на определение Фрунзенского районного суда г. Иваново о взыскании судебных расходов с ФГБВУ «Центррегионводхоз» Александр Костров со ссылкой на нормы ст. 56, 67, 88, 94, 98, 100 ГПК и разъяснения Постановления № 1 приводил доводы о том, что суд, установив факт несения заявителем расходов на оплату услуг представителя в сумме 65 тыс. руб. и иных издержек, в то же время произвольно уменьшил размер этих расходов до 47 тыс. руб. при отсутствии в материалах дела доказательств того, что понесенные им судебные расходы на оплату услуг представителя носят чрезмерный характер.

Судья кассационной инстанции нарушения норм процессуального права при решении судебными инстанциями вопроса о взыскании судебных расходов не выявил и не устранил, тем самым не выполнил требования ст. 379.6 и ч. 1–3 ст. 379.7 ГПК. Вместе с тем Александр Костров отмечал, что другая сторона не заявляла возражения и не представила доказательств чрезмерности взыскиваемых с нее расходов. Таким образом, Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Как заметила в комментарии «АГ» адвокат МГКА «Горбачёв и партнеры» Анастасия Иванова, Верховный Суд неоднократно указывал, что в случае изменения размера взыскиваемых судебных расходов произвольное уменьшение их сумм является недопустимым: суд, решающий вопрос о взыскании судебных расходов, обязан вынести мотивированное решение, исходя из принципа необходимости сохранения баланса между правами лиц, участвующих в деле. Указанная позиция была изложена также в Определении ВС № 2-КГ20-10-К3 от 16 февраля 2021 г. «Важно, что необоснованное снижение судебных расходов касается не только споров с коммерческими организациями, но и тех случаев, когда ответчиком являются государственные органы или ФГУП, МУП», – указала адвокат.

Анастасия Иванова рассказала, что в своей практике постоянно встречается с необоснованным снижением судебных расходов и еще ни разу суды не взыскивали полную сумму понесенных расходов. «Самым вопиющим за последнее время было дело, которое рассматривал Долгопрудненский городской суд Московской области. Ответчиком являлась администрация, и суд снизил судебные расходы на оплату услуг представителя с 70 тыс. руб. до 15 тыс. руб. без указания обстоятельств, обосновывающих такое снижение», – отметила она.

В другом деле, находящемся в производстве Арбитражного суда Краснодарского края, суд снизил судебные расходы, взыскиваемые с ФГУП на оплату услуг представителя, с 116 тыс. руб. до 29 тыс. руб. со ссылкой на мониторинг гонорарной практики в АП Краснодарского края. «Однако судом не учтено, что адвокат, принимавший участие в данном деле, является членом АП г. Москвы, так как г. Москва – это местонахождение юридического лица, являющегося истцом, и возможность обращения к юристу или адвокату в Краснодарском крае отсутствовала», – указала Анастасия Иванова.

По мнению адвоката, пристальное внимание к действиям судов, разрешающих вопрос о взыскании судебных расходов, может обеспечить защиту прав лиц, имеющих право на такое взыскание. «Безусловно, размер понесенных судебных расходов не может быть уменьшен судом без всесторонней оценки сложности, категории дела, времени его рассмотрения в судебном заседании, фактического участия представителя в рассмотрении дела. При этом, если судом проведена такая оценка, она, несомненно, должна быть подробно отражена в принятом решении с указанием конкретных обстоятельств, послуживших основанием для снижения взыскиваемых расходов на услуги представителя. В ином случае сумма судебных расходов является необоснованно определенной, на что и указывает ВС», – заключила она.

Адвокат адвокатского бюро ЕМПП Леонид Мисник полагает, что определение представляет собой логичное развитие идеи, изложенной в п. 11 Постановления № 1. Отменяя судебные акты нижестоящих судов, ВС четко сформулировал задачи нормы ч. 1 ст. 100 ГПК и п. 12 Постановления № 1: воспрепятствование необоснованному завышению размера оплаты услуг представителя и обеспечение баланса интересов сторон.

Ранее, указал Леонид Мисник, об этом же писал Конституционный Суд в п. 2 Определения № 2712-О/2020. В частности, КС отмечал, что обязанность судов по взысканию судебных расходов в разумных пределах (ч. 1 ст. 100 ГПК) направлена на реализацию требования ч. 3 ст. 17 Конституции, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. «То есть суд, снижая сумму расходов на представителя, должен объяснить, почему ее размер не является разумным и каким образом взыскание расходов в заявленном размере нарушит баланс интересов сторон. Делать это суд обязан с учетом критериев, сформулированных судебной практикой, в частности п. 13 Постановления № 1», – отметил адвокат.

В ООО «Консалтинговая компания “Гудвилл”» сообщили, что не могут предоставить «АГ» контакты представителя истца.

Марина Нагорная
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Долевая собственность в квартире (выкуп долей)
 
ВС пояснил нюансы раздела жилья, находящегося в долевой собственности

Как счел Суд, отсутствие согласия владельца «микродоли» в жилье на ее выдел из общего имущества не служит безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска основного собственника квартиры о признании ее незначительной.

По мнению одного из экспертов «АГ», определение ВС РФ значимо для судебной практики с точки зрения указания Судом нижестоящим инстанциям на необходимость проявления инициативы при оценке добросовестности поведения одной из сторон спора, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. Другой со ссылкой на выводы ВС отметил, что собственник незначительной доли в жилье должен получить выкупную цену и решать свой жилищный вопрос самостоятельно. Третий предположил, что Верховный Суд ориентирует нижестоящие суды на то, что при невозможности выдела в натуре незначительной доли в квартире существенного интереса у собственника такой доли быть не может.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда вынесла Определение № 64-КГ22-3-К9 по спору о признании незначительными «микродолей» в квартире, прекращении права собственности на жилье на их основе и выплате денежной компенсации владельцам таких долей.

Читать далее...
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
ст. 252 ГК: выкуп незначительной доли (прекращение права собственности по решению суда)
 
ВС пояснил нюансы раздела жилья, находящегося в долевой собственности

Как счел Суд, отсутствие согласия владельца «микродоли» в жилье на ее выдел из общего имущества не служит безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска основного собственника квартиры о признании ее незначительной.

По мнению одного из экспертов «АГ», определение ВС РФ значимо для судебной практики с точки зрения указания Судом нижестоящим инстанциям на необходимость проявления инициативы при оценке добросовестности поведения одной из сторон спора, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. Другой со ссылкой на выводы ВС отметил, что собственник незначительной доли в жилье должен получить выкупную цену и решать свой жилищный вопрос самостоятельно. Третий предположил, что Верховный Суд ориентирует нижестоящие суды на то, что при невозможности выдела в натуре незначительной доли в квартире существенного интереса у собственника такой доли быть не может.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда вынесла Определение № 64-КГ22-3-К9 по спору о признании незначительными «микродолей» в квартире, прекращении права собственности на жилье на их основе и выплате денежной компенсации владельцам таких долей.

Читать далее...
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
ст. 252 ГК: выкуп незначительной доли (прекращение права собственности по решению суда)
 
65К80009-01 -2020-000482-10
ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Дело № 64-КГ22-3-К9
ОПРЕДЕЛЕНИ Е
г. Москва 2 августа 2022 г.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации в составе
председательствующего Назаренко Т.Н.,
судей Горохова Б.А. и Юрьева И.М.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело
по иску Девкиной Ксении Геннадьевны к Девкиной Галине Геннадьевне,
Кизиме Марине Геннадьевне о признании долей незначительными, прекращении
права собственности, признании права собственности, возложении обязанности
по выплате денежной компенсации за незначительные доли, по встречному иску
Девкиной Галины Геннадьевны, Кизимы Марины Геннадьевны к Девкиной
Ксении Геннадьевне, нотариусу Перепел Наталье Петровне о признании
договора дарения доли квартиры и свидетельств о праве на наследство по закону
и по завещанию недействительными, об определении долей в праве на
наследственное имущество, о признании права собственности на доли,
признании недействительной регистрации права собственности на долю жилого
помещения
по кассационной жалобе Девкиной Ксении Геннадьевны на решение
Ногликского районного суда Сахалинской области от 10 августа 2021 г.,
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Сахалинского областного суда от 28 октября 2021 г. и определение судебной
2
коллегии по гражданским делам Девятого кассационного суда общей
юрисдикции от 17 марта 2022 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Назаренко Т.Н.,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации
установил а :
Девкина К.Г. с учетом уточненных исковых требований обратилась
в суд с иском к Девкиной Г.Г., Кизиме М.Г. о признании долей
незначительными, прекращении права собственности, признании права
собственности, возложении обязанности по выплате денежной компенсации
за незначительные доли жилого помещения. В обоснование требований
Девкина К.Г. указала, что с шестилетнего возраста постоянно проживает
и зарегистрирована в двухкомнатной квартире общей площадью 52,2 кв. м,
расположенной по адресу:
; с 9 декабря 2012 г. является собственником
8/9 доли в праве собственности на квартиру. Ответчикам принадлежит
по 1/18 доли в праве собственности на квартиру на основании свидетельств
о праве на наследство по закону. Ответчики в квартиру не вселялись,
в ней не зарегистрированы, интереса в пользовании никогда не проявляли.
Выделение им долей в жилом помещении в связи с их незначительностью
невозможно. Рыночная стоимость долей Девкиной Г.Г., Кизимы М.Г.
составляет по 16 250 руб. каждая.
Девкина Г.Г., Кизима М.Г. иск не признали и обратились в суд
со встречным иском к Девкиной К.Г., в котором просили признать
недействительными договор дарения доли квартиры от 16 ноября 2013 г.,
свидетельство о праве на наследство по закону от 8 ноября 2013 г.,
и свидетельство о праве на наследство по завещанию от той же даты,
регистрацию права собственности Девкиной К.Г. на 8/9 доли в праве
собственности жилого помещения; определить доли в праве собственности
в отношении квартиры и признать за ними право собственности на эти доли.
Определением Ногликского районного суда Сахалинской области
от 29 июня 2021 г. к участию в деле в качестве соответчика по встречному иску
привлечена нотариус Перепел Н.П.
Решением Ногликского районного суда Сахалинской области
от 10 августа 2021 г., оставленным без изменения апелляционным
3
определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского
областного суда от 28 октября 2021 г., в удовлетворении первоначальных
исковых требований к Кизиме М.Г. о признании доли незначительной,
прекращении права собственности, признании права собственности,
возложении обязанности по выплате денежной компенсации
за незначительную долю, взыскании судебных расходов отказано. 1/18 доли
в праве собственности на квартиру по адресу:
, принадлежащая
Девкиной Г.Г., признана незначительной. Прекращено право общей долевой
собственности Девкиной Г.Г. на эту долю. За Девкиной К.Г. признано право
собственности на данную долю. С Девкиной К.Г. в пользу Девкиной Г.Г.
взыскана денежная компенсация в размере 108 333 руб. 33 коп. за 1/18 доли
в праве общей долевой собственности на спорную квартиру. С Девкиной Г.Г.
в пользу Девкиной К.Г. взысканы судебные расходы в размере 9 555 руб.
36 коп. В удовлетворении встречных исковых требований отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Девятого
кассационного суда общей юрисдикции от 17 марта 2022 г. судебные
постановления оставлены без изменения.
Девкиной К.Г. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос
о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной
коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
для отмены состоявшихся судебных актов в части отказа в удовлетворении
первоначальных исковых требований Девкиной К.Г. к Кизиме М.Г.
о признании доли незначительной, прекращении права собственности,
признании права собственности, возложении обязанности по выплате денежной
компенсации за незначительную долю.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы заявителя судьей
Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 11 мая 2022 г. дело
истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением
того же судьи от 4 июля 2022 г. кассационная жалоба с делом передана
для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским
делам Верховного Суда Российской Федерации.
Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте
рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и
не сообщили о причине неявки.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации, руководствуясь частью 4 статьи 3901
Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным
рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.
4
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации находит, что имеются основания для удовлетворения кассационной
жалобы и частичной отмены обжалуемых судебных постановлений.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений
в кассационном порядке являются существенные нарушения норм
материального права или норм процессуального права, которые повлияли
на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита
нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых
законом публичных интересов (статья 390 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации).
При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого
характера существенные нарушения норм права.
Как установлено судом и следует из материалов дела, Тульский В.Г.
и Тульская В.Г. состояли в браке, зарегистрированном 17 апреля 1947 г.,
что подтверждается свидетельством о заключении брака, повторно выданным
21 января 2021 г. отделом ЗАГС города Южно-Сахалинска агентства ЗАГС
Сахалинской области.
В период брака у Тульского В.Г. и Тульской В.Г. родились дочери -
Тульская Н.В. (после заключения брака - Девкина) и Тульская Г.В.
(после заключения брака - Булатова).
Девкина К.Г., Девкина Г.Г. и Кизима М.Г. являются дочерьми
Девкиной Н.В., умершей 18 мая 1990 г., и, соответственно, внуками
Тульского В.Г. и Тульской В.Г.
6 мая 1993 г. между МПО «Райжилкомхоз» и Тульским В.Г.
и Тульской В.Г. заключен договор о передаче в собственность
в порядке приватизации жилого помещения, расположенного по адресу:
.
19 января 2002 г. Тульский В.Г. умер.
После смерти Тульского В.Г. открылось наследство в виде 1/2 доли
в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу:
.
К нотариусу Перепел Н.П. с заявлениями о принятии наследства
обратились наследники Тульского В.Г. первой очереди - супруга
Тульская В.Г. и дочь Булатова Г.В., с заявлениями о принятии наследства
в порядке представления обратились внуки наследодателя - Девкина К.Г.,
Девкина Г.Г. и Кизима М.Г. Выданы свидетельства о праве на наследство
по закону на 1/2 доли в праве собственности на квартиру по адресу:
: дочери
5
Булатовой Г.В. - 1/6 доли; внучкам Девкиной К.Г., Девкиной Г.Г.
и Кизиме М.Г. - по 1/18 доли каждой.
19 апреля 2002 г. Тульская В.Г. умерла.
Тульская В.Г. завещала все свое имущество, в том числе квартиру по
адресу:
, внучке - Девкиной К.Г., о чем 11 апреля 2002 г. составила завещание,
удостоверенное нотариусом Перепел Н.П.
К нотариусу Перепел Н.П. с заявлением о принятии наследства
обратился наследник первой очереди - дочь Булатова Г.В., в порядке
представления внучка наследодателя - Девкина К.Г.
Девкиной К.Г. выдано свидетельство о праве на наследство
по завещанию на 2/3 доли в праве собственности на квартиру по адресу:
,
из которых 1/2 доли принадлежит наследодателю на основании договора
о передаче жилья в собственность в порядке приватизации от 6 мая 1993 г.
и 1/6 доли фактически принята Тульской В.Г. в порядке наследования после
смерти Тульского В.Г.
Таким образом, 13/18 доли в праве собственности на спорную квартиру
стали принадлежать Девкиной К.Г.
16 ноября 2013 г. Булатова Г.В. по договору подарила Девкиной К.Г.
принадлежащую ей 1/6 доли в праве собственности на квартиру, после чего
Девкина К.Г. является собственником 8/9 доли в праве собственности, которое
зарегистрировано 9 декабря 2013 г.
Право собственности Девкиной Г.Г. и Кизимы М.Г. на доли в спорной
квартире не зарегистрировано.
Согласно техническому паспорту квартира общей площадью 52,2 кв.м,
жилой - 27,5 кв. м состоит из двух жилых комнат (12,3 кв.м и 15,2 кв.м), кухни,
ванной и туалетной комнат. В квартире по месту жительства зарегистрирована
Девкина К.Г.
По результатам судебной оценочной экспертизы от 17 марта 2021 г.
рыночная стоимость квартиры составляет 1 950 000 руб. Рыночная стоимость
долей Девкиной Г.Г., Кизимы М.Г. составляет по 16 250 руб. каждая,
без понижающего коэффициента- 108 333 руб. 33 коп.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении первоначальных исковых
требований к Кизиме М.Г., суд первой инстанции исходил из того,
что у Кизимы М.Г. имеется существенный интерес в использовании своей доли
в спорной квартире, вследствие чего отсутствует совокупность условий,
позволяющих принудительно прекратить ее право собственности
на указанную долю и признать право на эту долю за Девкиной К.Г.
6
Суд апелляционной инстанции и кассационный суд общей юрисдикции
согласились с выводами суда первой инстанции.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации считает, что допущенные судами нарушения норм материального
права выразились в следующем.
Согласно пункту 1 статьи 252 Гражданского кодекса Российской
Федерации имущество, находящееся в долевой собственности, может быть
разделено между ее участниками по соглашению между ними.
Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли
из общего имущества (пункт 2 статьи 252 Гражданского кодекса Российской
Федерации).
При недостижении участниками долевой собственности соглашения
о способе и условиях раздела общего имущества или выделе доли одного
из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать
выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если выдел доли в натуре не
допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу,
находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет
право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой
собственности (пункт 3 статьи 252 Гражданского кодекса Российской
Федерации).
Несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой
собственности на основании статьи 252 Гражданского кодекса Российской
Федерации, его доле в праве собственности устраняется путем выплаты
соответствующей денежной суммы или иной компенсации. Выплата участнику
долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо
выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля
собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет
существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при
отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой
собственности выплатить ему компенсацию (пункт 4 статьи 252 Гражданского
кодекса Российской Федерации).
С получением компенсации в соответствии с указанной статьей
собственник утрачивает право на долю в общем имуществе (пункт 5
статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Закрепляя в пункте 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской
Федерации возможность принудительной выплаты участнику долевой
собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно,
и утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил
из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных
7
обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для
восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников
долевой собственности.
При этом вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности
существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом
в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки
в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих,
в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста,
состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других
членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д. (пункт 36 постановления
Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 1 июля 1996 г.
«О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского
кодекса Российской Федерации» в редакции от 25 декабря 2018 г.).
Между тем положения приведенных выше правовых норм, а также
их разъяснения не были учтены судами.
Из искового заявления Девкиной К.Г. следует, что в обоснование своих
требований она ссылалась на то, что 1/18 доли спорного жилого помещения,
принадлежащая Кизиме М.Г., является незначительной и составляет
1,5 кв.м жилой площади и 2,9 кв.м общей площади. Выдел такой доли
в натуре произвести невозможно (площадь жилых комнат составляет
12,3 кв.м и 15,2 кв.м). Кизима М.Г. в квартиру со дня открытия наследства
(2002 год) никогда не вселялась и ею не пользовалась, расходы на содержание
имущества не несла, проживает в другом жилом помещении по адресу:
,
где зарегистрирована по месту проживания.
В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение
для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства
на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Согласно части 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации результаты оценки доказательств суд обязан отразить
в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства
приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства
отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам
отдано предпочтение перед другими.
По данному делу исходя из заявленных истцом требований,
их обоснования, а также с учетом положений статьи 252 Гражданского кодекса
Российской Федерации юридически значимым и подлежащим доказыванию
8
обстоятельством являлось выяснение следующих вопросов: может ли объект
собственности быть использован всеми сособственниками по его назначению
(для проживания) без нарушения прав собственников, имеющих большую долю
в праве собственности; имеется ли возможность предоставления ответчику
в пользование изолированного жилого помещения, соразмерного его доле
в праве собственности на квартиру; есть ли у ответчика существенный интерес
в использовании общего имущества.
От выяснения данных обстоятельств зависело правильное разрешение
судом спора по требованиям Девкиной К.Г. о выплате компенсации доли
в общем имуществе.
Однако данные обстоятельства суд в нарушение части 2 статьи 56
Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не определил
в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора,
они не вошли в предмет доказывания по делу и не получили надлежащей
правовой оценки суда.
Ссылка судов на то обстоятельство, что ответчик не имеет
в собственности другого жилого помещения, кроме спорного, сама по себе
не может являться основанием для отказа в удовлетворении исковых
требований.
В силу пункта 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской
Федерации при установлении, осуществлении и защите гражданских прав
и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских
правоотношений должны действовать добросовестно.
Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного
или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 Гражданского кодекса
Российской Федерации).
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 1 постановления
Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25
«О применении судами некоторых положений раздела I части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации», оценивая действия сторон как
добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения,
ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права
и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе
в получении необходимой информации. Поведение одной из сторон может
быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного
заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается
очевидное отклонение действий участника гражданского оборота
от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела
выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком
9
недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались
(статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Суды не дали оценки поведению Кизимы М.Г. на предмет
добросовестности, поскольку Кизима М.Г., зная, что невозможно выделить
долю в натуре и использовать имущество по назначению ввиду
незначительности принадлежащей ей доли, отказалась от выплаты
ей денежной компенсации в счет стоимости принадлежащей ей доли
в общем имуществе. Между тем в июне 2020 года, то есть до обращения
Девкиной К.Г. в суд с настоящими требованиями, Кизима М.Г. разместила
в сети «Интернет» объявление о продаже принадлежащей ей доли
и комнаты в спорной квартире, указав площадь 6 кв. м.
При решении вопроса о наличии или об отсутствии реальной
заинтересованности в использовании незначительной доли в общем имуществе
подлежит установлению соизмеримость интереса лица в использовании общего
имущества с теми неудобствами, которые его участие причинит другим
(другому) собственникам.
Не исследовав указанные обстоятельства должным образом
и отказывая в удовлетворении исковых требований, суды фактически исходили
из отсутствия волеизъявления Кизимы М.Г. на выдел своей доли из общего
имущества, существенного интереса в использовании доли в праве общей
собственности на квартиру.
Между тем отсутствие волеизъявления Кизимы М.Г. на выдел своей
доли из общего имущества не является безусловным основанием для отказа
в удовлетворении исковых требований, поскольку действие пункта 4 статьи 252
Гражданского кодекса Российской Федерации распространяется как
на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных
участников общей долевой собственности.
Ввиду изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного
Суда Российской Федерации приходит к выводу, что допущенные судами
нарушения норм права являются существенными, повлиявшими на исход дела,
без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав
Девкиной К.Г., в связи с чем полагает необходимым отменить решение
Ногликского районного суда Сахалинской области от 10 августа 2021 г.,
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Сахалинского областного суда от 28 октября 2021 г. и определение судебной
коллегии по гражданским делам Девятого кассационного суда общей
юрисдикции от 17 марта 2022 г. в части отказа в удовлетворении
первоначальных исковых требований Девкиной К.Г. к Кизиме М.Г. о признании
доли незначительной, прекращении права собственности, признании права
10
собственности, возложении обязанности по выплате денежной компенсации
за незначительную долю с направлением дела в отмененной части на новое
рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное
и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.
Руководствуясь статьями 39014-39016
Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации
определила :
решение Ногликского районного суда Сахалинской области
от 10 августа 2021 г., апелляционное определение судебной коллегии
по гражданским делам Сахалинского областного суда от 28 октября 2021 г.
и определение судебной коллегии по гражданским делам Девятого
кассационного суда общей юрисдикции от 17 марта 2022 г. отменить
в части отказа в удовлетворении первоначальных исковых требований
Девкиной К.Г. к Кизиме М.Г. о признании доли незначительной, прекращении
права собственности, признании права собственности, возложении обязанности
по выплате денежной компенсации за незначительную долю, в указанной части
направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
В остальной части решение Ногликского районного суда Сахалинской
области от 10 августа 2021 г., апелляционное определение судебной коллегии
по гражданским делам Сахалинского областного суда от 28 октября 2021 г.
и определение судебной коллегии по гражданским делам Девятого
кассационного суда общей юрисдикции от 17 марта 2022 г. оставить без
изменения.
Председательствующий
Судьи
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Признание права на наследство через суд...
 
ВС пояснил нюансы определения уважительных причин при восстановлении срока для принятия наследстваВ частности, уважительной причиной пропуска является обстоятельство, при котором лицо не знало и не могло знать, что является наследником, поскольку не было связано с наследодателем родственными или дружескими отношениями
10 Августа 2022

В комментарии «АГ» адвокат Светлана Свириденко, представлявшая интересы заявителя жалобы, отметила, что, несмотря на объективные обстоятельства, апелляционный суд ошибочно посчитал, что пропуск срока для принятия наследства связан с тем, что наследник не проявляла заботы о наследодателе. По мнению одной из адвокатов, выводы Верховного Суда помогут лицам, пропустившим срок для принятия наследства, правильно сформулировать позицию по делу и до обращения в суд оценить шансы на успех. Другая считает, что данное определение интересно с точки зрения указания нижестоящим судам на необходимость установления юридически значимых обстоятельств по аналогичным делам и исследования представленных сторонами доказательств по делу.

Верховный Суд опубликовал Определение № 5-КГ22-50-К2 от 19 июля по делу о восстановлении срока для принятия наследства лицу, которое не знало, что является наследником.

В январе 1998 г. А. Захарова составила нотариально удостоверенное завещание, в соответствии с которым завещала принадлежащую ей квартиру в г. Москве А. Королевой, а в случае ее смерти или непринятия наследства – внучке подруги, Татьяне Елагиной.

10 октября 2016 г. А. Захарова умерла, наследственное дело было открыто нотариусом г. Москвы на основании заявления племенника наследодателя – Александра Закурина.

17 января 2017 г. нотариус направил в адрес Александра Закурина сообщение об открытии наследственного дела с просьбой предоставить документы, подтверждающие родственные отношения с наследодателем. В июле 2019 г. нотариусу стало известно, что А. Королева умерла в 2015 г.

1 августа 2019 г. нотариус направил в адрес Татьяны Елагиной телеграмму о необходимости явиться по вопросу наследства. 16 августа того же года Елагина подала заявление о принятии наследства, однако 23 августа ей было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию А. Захаровой в связи с пропуском шестимесячного срока для принятия наследства после смерти наследодателя.

Татьяна Елагина обратилась в суд с иском к Александру Закурину и Департаменту городского имущества г. Москвы и просила восстановить ей срок для принятия наследства и признать принявшей наследство, открывшееся после смерти А. Захаровой. В обоснование заявленных требований истец указала, что не знала и не должна была знать об открытии наследства, поскольку родственными отношениями с наследодателем не связана – та была близкой подругой и коллегой ее бабушки.

Департамент обратился в суд со встречным иском к Татьяне Елагиной и Александру Закурину о признании права собственности г. Москвы на спорную квартиру, мотивировав свои требования тем, что об обстоятельствах, свидетельствующих о наличии оснований для восстановления срока для вступления в наследство, Татьяна Елагина не сообщала. Поскольку лиц, имеющих право на наследственное имущество А. Захаровой по закону или по завещанию, принявших наследство в установленный законом срок, не было, спорная квартира, по мнению департамента, является выморочным имуществом, право собственности на которое подлежит признанию за г. Москвой.

Решением Зюзинского районного суда г. Москвы от 25 августа 2020 г. исковые требования Татьяны Елагиной были удовлетворены, в удовлетворении встречных исковых требований департамента отказано. Суд посчитал, что срок для принятия наследства после смерти наследодателя был пропущен истцом по уважительной причине. При этом суд отметил, что Татьяна Елагина обратилась с иском в течение полугода со дня, когда причины пропуска срока для принятия наследства отпали.

Не согласившись с таким решением, представитель Департамента городского имущества подал апелляционную жалобу, в которой указал, что решение суда вынесено с нарушением норм материального и процессуального права. Апелляционным определением Московского городского суда от 20 октября 2021 г. решение первой инстанции было отменено, а по делу принято новое – об отказе в удовлетворении исковых требований Татьяны Елагиной и удовлетворении встречных требований департамента.

Апелляционная инстанция также указала, что Татьяна Елагина не была лишена возможности поддерживать отношения с наследодателем, интересоваться ее судьбой, состоянием здоровья при должной степени осмотрительности и заботливости; она могла и должна была знать о ее смерти и, соответственно, получить информацию о воле наследодателя в отношении спорного имущества. При этом суд исходил из того, что наследников, принявших наследство после смерти наследодателя, не имеется. Кассация согласилась с выводами апелляции.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Татьяна Елагина просила отменить постановления судов апелляционной и кассационной инстанций. Изучив материалы дела, Суд напомнил, что в силу ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию, по наследственному договору и по закону. Наследование по закону имеет место, если оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных Кодексом. Так, завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин, а в случаях, предусмотренных ГК, –включить в завещание иные распоряжения.

ВС разъяснил, что наследство может быть принято в течение 6 месяцев со дня открытия наследства. Согласно абз. 1 п. 1 ст. 1155 ГК по заявлению наследника, пропустившего установленный для принятия наследства срок, суд может восстановить его и признать наследника принявшим наследство. Это происходит в случае, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил срок по другим уважительным причинам, и при условии, что наследник, пропустивший срок, обратился в суд в течение 6 месяцев после того, как причины пропуска указанного срока отпали.

Обращаясь к п. 40 Постановления Пленума от 29 мая 2012 г. № 9, Суд указал, что требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности обстоятельств:

  • наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил установленный срок по другим уважительным причинам (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), если они препятствовали принятию наследства в течение всего срока, установленного законом;
  • обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение 6 месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, восстановлению не подлежит, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Судебная коллегия обратила внимание, что обжалуемые судебные постановления указанным требованиям закона не соответствуют. Так, отказывая в удовлетворении исковых требований Татьяны Елагиной, суд апелляционной инстанции ограничился формальным указанием на отсутствие доказательств, свидетельствующих о не зависящих от истца обстоятельствах, препятствовавших получить информацию о жизни наследодателя, своевременно узнать о ее смерти. В связи с этим апелляционный суд пришел к выводу, что доказательств уважительности причин пропуска срока для принятия наследства, а также наличия обстоятельств, препятствовавших реализации наследственных прав в установленный законом срок, истцом не представлено.

ВС также заметил, что обстоятельства, указанные заявителем в качестве обоснования наличия уважительности причин пропуска срока для принятия наследства, правовой оценки со стороны суда апелляционной инстанции не получили. К таким обстоятельствам относится то, что заявитель не знала и не могла знать о том, что является наследником умершей, поскольку не была связана с ней родственными или дружескими отношениями. При этом предусмотренных законом обязательств по содержанию и оказанию помощи наследодателю у нее также не имелось, а о наличии завещания ей стало известно лишь после телеграммы нотариуса, поясняется в определении.

Судебная коллегия посчитала, что выводы суда апелляционной инстанции относительно отсутствия доказательств, свидетельствующих о не зависящих от истца обстоятельствах, препятствовавших получить информацию о жизни наследодателя, своевременно узнать о ее смерти, нельзя признать обоснованными. В определении подчеркивается, что о наличии завещания нотариусу стало известно в январе 2017 г., однако повторные запросы по наследственному делу, в том числе о месте жительства наследников, были направлены только в июле 2019 г. – то есть более чем через два года после первоначальных запросов.

Указанные обстоятельства, добавил ВС, подлежали установлению и оценке в совокупности с другими юридически значимыми обстоятельствами по делу с учетом положений п. 2 ст. 1119 ГК об отсутствии у завещателя обязанности сообщать кому-либо о наличии завещания и его содержании.

Таким образом, Верховный Суд заключил, что апелляционная инстанция формально подошла к рассмотрению спора, не исследовав должным образом представленные в материалах дела доказательства и не установив юридически значимые обстоятельства, которые не вошли в предмет доказывания и, соответственно, не получили правовой оценки. В свою очередь, суд кассационной инстанции допущенные апелляцией нарушения норм права не выявил и не устранил. В связи с этим ВС отменил обжалуемые судебные акты, направив дело на новое апелляционное рассмотрение.

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Светлана Свириденко, представляющая интересы заявителя жалобы, отметила, что, несмотря на то что суд первой инстанции рассматривал дело почти год, он пришел к верному выводу, что Татьяна Елагина не знала и не могла знать о том, что является наследником А. Захаровой.

Адвокат добавила, что, получив телеграмму о необходимости явиться к нотариусу по вопросу наследства А. Захаровой, Татьяна Елагина через 16 дней подала заявление о принятии наследства. Светлана Свириденко пояснила, что доверитель, получив обоснованный отказ в связи с пропуском срока для принятия наследства, обратилась в суд с иском о его восстановлении. «Основанием иска являлись следующие безусловные факты: Татьяна Елагина не являлась родственницей наследодателя, не могла и не должна была знать ни о факте ее смерти, ни о том, что открылось наследство, ни о том, что в отношении нее А. Захаровой составлено завещание, по которому истец является не просто наследником, а подназначенным наследником», – поделилась адвокат.

Она отметила, что, несмотря на данные объективные обстоятельства, суд апелляционной инстанции ошибочно решил, что пропуск срока для принятия наследства связан с тем, что Татьяна Елагина не проявляла заботы о наследодателе и имела возможность получить информацию о состоянии ее здоровья и смерти.

Светлана Свириденко положительно оценила выводы Верховного Суда, указав, что, направляя дело на новое рассмотрение, он верно установил юридически значимые обстоятельства.

Адвокат АП г. Москвы Ирина Язева, комментируя «АГ» выводы, изложенные в определении, подчеркнула, что в данной ситуации истец не могла догадаться об открытии наследства, как и не могла знать о завещании умершей. По мнению адвоката, это логично, поскольку истец не состояла в родственных или дружеских отношениях с наследодателем.

«Не могу сказать, что определение содержит новое толкование норм права, поскольку решение по данному делу зависело лишь от оценки доказательств по делу. Однако, однозначно, оно поможет лицам, пропустившим срок для принятия наследства, правильно сформулировать позицию по делу и до обращения в суд оценить шансы на успех», – заключила Ирина Язева.

Адвокат АБ г. Москвы «Инфралекс» Ирина Зимина полагает, что определение ВС представляет интерес с точки зрения указания нижестоящим судам на необходимость установления юридически значимых обстоятельств по аналогичным делам и исследования представленных сторонами доказательств по делу. Особенностью данного дела является то, что о восстановлении срока для принятия наследства просило лицо, не связанное родственными связями с наследодателем, не имевшее каких-либо обязательств по содержанию и оказанию помощи наследодателю, пояснила адвокат.

По мнению Ирины Зиминой, в силу п. 1 ст. 1155 ГК суды должны были учесть данное обстоятельство при решении вопроса о пропуске срока для принятия наследства по уважительной причине. Также суды не приняли во внимание, что с момента открытия наследственного дела до момента извещения нотариусом истца о том, что она является наследницей по завещанию, прошло больше двух лет, что также является обстоятельством, препятствующим истцу принять наследство в установленный законом срок, подчеркнула адвокат.

Анжела Арстанова
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
208 ГПК: индексация присужденного...
 
ВС разъяснил, как индексировать присужденные суммы денежных средствСуд отметил, что с 26 июля 2021 г. арбитражные суды не вправе отказывать в индексации присужденных сумм по основаниям, связанным с отсутствием механизма индексации, поскольку в указанной части ст. 183 АПК вошла в противоречие с Конституцией и не подлежит применению
11 Августа 2022

Одна из экспертов отметила, что данная позиция была частично сформирована еще в постановлении Президиума ВАС. Второй резюмировал, что требование об индексации по ст. 183 АПК и иск по ст. 395 ГК являются различными способами защиты имущественных прав взыскателя, но могут использоваться для достижения единой цели, при этом выбор способа защиты осуществляется взыскателем и не может предрешаться за него судом.

Верховный Суд РФ в Определении № 309-ЭС21-22349 от 9 августа по делу № А76-39051/2019 разъяснил, что после принятия Конституционным Судом РФ постановления о необходимости внесения изменений в ст. 183 АПК суды не вправе отказывать в индексации по основаниям, связанным с отсутствием ее механизма.

5 ноября 2020 г. Арбитражный суд Челябинской области по исковому заявлению ООО «Право и Финансы» взыскал с ООО «Паритет» неосновательное обогащение в размере более 880 тыс. руб. Апелляция и кассация оставили решение в силе, а судья ВС отказал в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании.

Истец обратился в суд первой инстанции с заявлением об индексации присужденных сумм в соответствии со ст. 183 АПК, определив размер индексации в порядке ст. 395 ГК. В обоснование заявления он указал, что вступившее в законную силу решение исполнено с длительной задержкой, поэтому присужденная сумма подлежит индексации. В обоснование доводов об инфляции истец представил подробные расчеты по состоянию на 1 мая 2021 г., произведя их на каждую из сумм, включенных в состав неосновательного обогащения ответчиком, начиная со дня перечисления последним денежных средств по платежным поручениям. При расчетах истец применил действующие ключевые ставки Банка России.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал на отсутствие федерального закона и договорного условия, предусматривающих индексацию присужденных денежных сумм, и с учетом представленного истцом расчета суммы индексации счел, что требование направлено не на индексацию, а на взыскание процентов по правилам ст. 395 ГК, в связи с чем данное требование может быть предъявлено в порядке отдельного искового производства.

Читайте также
КС обязал законодателя установить критерии индексации взысканных судами средств
Как указал Конституционный Суд, до внесения изменений в законодательство таким критерием должен служить индекс потребительских цен Росстата
26 Июля 2018 Новости


Принимая во внимание правовые позиции, сформулированные Конституционным Судом в постановлениях от 25 января 2001 г. № 1-П, от 23 июля 2018 г. № 35-П и от 22 июля 2021 г. № 40-П, апелляция указала, что ссылка первой инстанции на отсутствие законных и договорных оснований, предусматривающих индексацию взысканных сумм, не исключает право истца на индексацию.

При этом индексация не является мерой гражданско-правовой ответственности должника за ненадлежащее исполнение денежного обязательства, а представляет собой правовой механизм, позволяющий полностью возместить потери взыскателя от длительного неисполнения судебного решения в условиях инфляционных процессов (определения КС от 20 марта 2008 г. № 244-О-П и от 6 октября 2008 г. № 738-О-О, Определение ВС от 21 января 2020 г. № 18-КГ19-147).

В итоге апелляционная инстанция не усмотрела оснований для удовлетворения заявления истца. С этой позицией согласился и суд округа.

Читайте также
КС обязал законодателя установить критерии индексации взысканных сумм в арбитражном судопроизводстве
Как отмечается в постановлении, подход, при котором невозможность индексации взысканных арбитражным судом денег обосновывается отсутствием в правовом регулировании критериев индексации, противоречит вынесенным ранее правовым позициям КС
26 Июля 2021 Новости


Истец обратился с жалобой в Верховный Суд. ВС, изучив материалы дела, сослался на Постановление КС от 22 июля 2021 г. № 40-П, которым ч. 1 ст. 183 АПК была признана не соответствующей Конституции в той мере, в какой она не содержит критериев, в соответствии с которыми должна осуществляться предусмотренная ею индексация.

Как подчеркивалось в данном постановлении, до внесения изменений арбитражным судам в целях реализации ч. 1 ст. 183 АПК, когда условия и размер индексации присужденных денежных сумм не установлены федеральным законом, признаваемым судом как основание для проведения такой индексации, или договором, надлежит использовать в качестве критерия осуществления предусмотренной ею индексации официальную статистику Росстата.

Верховный Суд отметил, что начиная с 26 июля 2021 г. при разрешении вопроса об индексации арбитражные суды, в том числе при пересмотре судебных актов судами апелляционной и кассационной инстанций, не вправе отказывать в индексации по основаниям, связанным с отсутствием ее механизма, поскольку в указанной части ст. 183 АПК вошла в противоречие с предписаниями Конституции и не подлежит применению. Рассмотрение апелляцией и судом округа жалоб истца происходило после вступления в силу Постановления № 40-П/2021, однако оно не было учтено судами.

Верховный Суд посчитал, что нельзя согласиться также с мнением судов о том, что наличие у истца права требовать уплаты процентов, предусмотренных ст. 395 ГК, путем предъявления отдельного иска может выступать самостоятельным основанием для отказа в индексации присужденных сумм.

Как указано в п. 3 Постановления № 40-П/2021, неправомерная задержка исполнения судебного решения должна рассматриваться как нарушение права на справедливое правосудие в разумные сроки, полноценное осуществление данного права невозможно при отсутствии правовых механизмов, с помощью которых выигравшая судебный спор сторона могла бы компенсировать неблагоприятные для нее последствия несвоевременного исполнения судебного акта проигравшей стороной. Одним из таких негативных последствий для стороны, в чью пользу взысканы денежные суммы, является обесценивание этих сумм в результате инфляционных процессов, наличие которых в экономике учитывается федеральным законодателем, – в частности, при установлении прогнозируемого уровня инфляции в федеральном законе о федеральном бюджете России на соответствующий год. Компенсировать влияние инфляции на имущественные правоотношения, складывающиеся между взыскателем и должником, своевременно не исполнившим обязательства, возложенные на него судебным решением, призвана индексация взысканных сумм на день исполнения решения суда, имеющая целью восстановление покупательной способности причитающихся взыскателю по решению суда денежных средств, утраченной ввиду инфляции в период исполнения должником данного решения, без чего ставилось бы под сомнение само право взыскателя на судебную защиту, означающее возможность не только обратиться в суд, но и получить не формальную, а реальную защиту нарушенных прав и свобод.

Верховный Суд добавил, что индексация не является мерой гражданско-правовой ответственности должника за ненадлежащее исполнение денежного обязательства, а представляет собой правовой механизм, позволяющий полностью возместить потери взыскателя от длительного неисполнения судебного решения в условиях инфляционных процессов. Такой же подход к правовой природе индексации был выражен Конституционным Судом в п. 3 Постановления № 35-П/2018, где также указано, что механизм индексации направлен на поддержание покупательной способности взысканных судом денежных сумм, не является мерой гражданской или иной ответственности и применяется вне зависимости от вины лица, обязанного выплатить денежные средства, в задержке их выплаты.

При этом, исходя из того, что арбитражное процессуальное законодательство не регулирует отношения по возмещению убытков одной из сторон материально-правового спора, установление в ч. 1 ст. 183 АПК упрощенного порядка возмещения финансовых потерь при длительной невыплате присужденных судом средств служит лишь дополнительной гарантией, направленной на обеспечение защиты прав взыскателя, и не препятствует возможности возмещения таких финансовых потерь по правилам, предусмотренным нормами материального права, в частности путем предъявления самостоятельного требования о применении способа защиты от убытков из-за инфляции в зависимости от вида спорного правоотношения на основании п. 2 ст. 317, ст. 393, 394 и 395 ГК (ОпределениеКС от 25 июня 2019 г. № 1717-О).

Таким образом, резюмируется в определении ВС, требование об индексации присужденных сумм и требование о выплате процентов в соответствии со ст. 395 ГК представляют собой два возможных способа возмещения потерь, из которых индексация, в отличие от выплаты процентов по правилам ст. 395 ГК, направлена на возмещение потерь, вызванных непосредственно неисполнением судебного акта, и отказ в применении одного из указанных способов по мотивам, связанным с наличием как таковой возможности для заявителя прибегнуть к другому способу возмещения потерь, неправомерен.

Поскольку в данном случае истец обратился именно за индексацией присужденных сумм, его требование подлежало рассмотрению по существу по правилам ст. 183 АПК, – то есть в рамках ранее рассмотренного дела без необходимости предъявления иного самостоятельного иска.

Читайте также
ВС напомнил, что суды должны учитывать позиции Конституционного Суда при рассмотрении споров
Суд отменил все акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение, поскольку кассация не учла постановление КС, опубликованное за несколько месяцев до рассмотрения кассационной жалобы
12 Июля 2022 Новости


Во исполнение постановления КС был принят Закон от 11 июня 2022 г. № 177-ФЗ «О внесении изменений в статью 183 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», которым ч. 1 ст. 183 Кодекса изложена в новой редакции. Так, по общему правилу присужденные суммы индексируются со дня вынесения решения суда или, если решением суда предусмотрена выплата присужденной денежной суммы в предстоящем периоде, – с момента, когда выплата должна была быть произведена. При этом в качестве общего правила индексации используется официальная статистика Росстата. Соответствующая правовая позиция изложена в Определении ВС от 30 июня 2022 г. № 305-ЭС21-24614 по делу № А40-260044/2018.

В итоге Судебная коллегия посчитала, что выводы нижестоящих судов нельзя признать законными и обоснованными, и направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В комментарии «АГ» младший юрист Land Law Firm Карина Воронова отметила, что данная позиция была частично сформирована ВАС в Постановлении Президиума от 26 ноября 2013 г. № 8628/13 по делу № А25-845/2012, в соответствии с которой лицо, в чью пользу были взысканы судебные расходы, с целью компенсации финансовых потерь вправе обратиться с заявлением об индексации присужденных денежных средств в порядке, предусмотренном ст. 183 АПК, или с иском о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на взысканную сумму судебных расходов (судебный акт принят до внесения изменений в ст. 395 ГК).

Кроме того, до внесения изменений в ст. 183 АПК суды отказывали в индексации присужденных сумм и указывали на возможность возмещения потерь по правилам, предусмотренным нормами материального права (ст. 395 ГК) (например, постановление АС Восточно-Сибирского округа от 26 августа 2020 № Ф02-3709/2020 по делу № А58-5410/2017, постановлениеДевятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 октября 2020 г. № 19АП-3922/2019 по делу № А14-24214/2018). «Учитывая правовую позицию ВС относительно возможности применения механизма индексации присужденных денежных сумм, изложенную в рассматриваемом определении, можно предположить, что это существенно повлияет на сложившуюся практику в арбитражном процессе», – заключила Карина Воронова.

Адвокат адвокатского бюро ЕМПП Леонид Мисник отметил, что до принятия Постановления КС № 40-П/2021 и Закона № 177-ФЗ сложившимся в практике подходом являлась индексация присужденных сумм с использованием механизма ст. 395 ГК (например, в Определении СКЭС ВС от 12 октября 2017 г. № 309-ЭС17-7211).

В рассматриваемом определении ВС разрешил возможные противоречия в применении положений ст. 183 АПК и ст. 395 ГК, указав, что как индексация сумм в порядке ст. 183 АПК, так и взыскание процентов по ст. 395 ГК могут рассматриваться в качестве возможных способов возмещения потерь взыскателя, возникших в связи с длительным неисполнением решения. Однако индексация по ст. 183 АПК предусматривает для взыскателя возможность лишь компенсировать частичную утрату покупательной способности присужденных ему сумм вследствие инфляционных процессов, имевших место в период до фактического исполнения судебного акта. В отличие от указанной статьи АПК, ст. 395 ГК представляет собой санкцию за неправомерное удержание чужих денежных средств, которая, однако, тоже может использоваться для возмещения потерь, вызванных неисполнением решения суда. Различия будут иметь место в порядке расчета дополнительно взыскиваемых сумм и в порядке рассмотрения требований. При этом, как справедливо указал ВС, ввиду различий в характере требований отказ суда от индексации сумм на основании того, что заявителю предоставлено право обратиться с отдельным иском по ст. 395 ГК, будет неправомерным, заметил эксперт.

В то же время, добавил Леонид Мисник, необходимо учитывать позицию, изложенную в Определении ВС от 1 ноября 2021 г. № 305-ЭС18-24172 (6), в которой указано, что нижестоящие суды правомерно отказали в индексации присужденных сумм, посчитав, что заявитель уже реализовал это право, взыскав проценты по ст. 395 ГК. Аналогичная позиция сформулирована в Определении ВС от 28 февраля 2022 г. № 304-ЭС21-29605.

«Таким образом, требование об индексации по ст. 183 АПК и иск по ст. 395 ГК являются различными способами защиты имущественных прав взыскателя, но могут использоваться для достижения единой цели. При этом выбор способа защиты осуществляется взыскателем и не может предрешаться за него судом», – резюмировал адвокат.

Марина Нагорная
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
ст. 110 АПК: Взыскание расходов на представителя в арбитраже
 
ВС напомнил о недопустимости произвольного уменьшения взыскиваемых расходов на представителяСуд признал незаконным решение кассационной инстанции, которая, отменив апелляционное определение, уменьшила сумму расходов на оплату услуг представителя, не обосновав это
12 Августа 2022

В комментарии «АГ» адвокат Владимир Морозов, представляющий интересы заявителя, поделился, что Верховный Суд не только учел доводы жалобы, но и исчерпывающе ответил на вопросы, которые должны быть разрешены судами при рассмотрении дел данной категории. Одна из экспертов указала, что далеко не всегда суды придерживаются строгого расчета фактически понесенных расходов, а рассматривают заявление «по собственному усмотрению». Второй обратил внимание, что в данном споре все сводилось к вопросу о том, мог ли суд кассационной инстанции изменить размер присужденных судебных расходов. Третий отметил, что ситуации, когда стороне, в пользу которой состоялось решение суда, возмещается по итогу не более половины понесенных расходов, нередки.

Верховный Суд в Определении по делу № 16-КГ22-10-К4 разъяснил полномочия суда кассационной инстанции при проверке законности обжалуемых судебных постановлений в деле о взыскании расходов на оплату услуг представителя.

В ноябре 2019 г. Вадим Урсул обратился в УПФР в Красноармейском районе г. Волгограда с заявлением о досрочном назначении страховой пенсии по старости в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 30 Закона о страховых пенсиях в связи с занятостью на работах с вредными условиями труда. Решением пенсионного органа от 9 декабря 2019 г. заявителю было отказано в досрочном назначении страховой пенсии в связи с отсутствием требуемого льготного стажа работы. Отказ пенсионного органа Вадим Урсул посчитал незаконным и оспорил в суде. Истец просил обязать пенсионный орган включить периоды его работы с вредными условиями труда в специальный стаж и досрочно назначить страховую пенсию по старости.

Решением Красноармейского районного суда г. Волгограда от 18 февраля 2020 г. исковые требования были удовлетворены частично. Так, решение пенсионного органа в части отказа во включении в специальный стаж истца периода работы с вредными условиями труда было признано незаконным. На региональное управление ПФР была возложена обязанность включить в специальный стаж истца период работы на вредном производстве с 15 июня 1991 г. по 1 января 1992 г. В остальной части в удовлетворении исковых требований было отказано.

Апелляционным определением Волгоградского областного суда от 24 марта 2021 г. решение первой инстанции было частично отменено. На ответчика была возложена обязанность дополнительно включить в специальный стаж истца период его работы с вредными условиями труда со 2 января 1992 г. по 15 мая 2001 г. и досрочно назначить страховую пенсию по старости с 26 декабря 2019 г. В остальной части решение осталось без изменения.

В процессе судебного разбирательства интересы истца представлял адвокат АП Волгоградской области Владимир Морозов на основании нескольких заключенных договоров поручения на оказание юридических услуг. Согласно платежным документам истец понес расходы на оплату труда адвоката в размере 80 тыс. руб.

Вопрос взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя при принятии решения судом по существу спора не разрешался, в связи с чем Вадим Урсул обратился в суд с заявлением о взыскании в его пользу с районного УПФР судебных расходов на оплату услуг представителя в указанном размере.

Согласно договорам об оказании юридических услуг Владимир Морозов для представления интересов истца принял на себя обязательство подготовить исковое заявление, а также апелляционную, частную и кассационную жалобы. Также адвокат в соответствии с договорами готовил заявления о взыскании судебных издержек, принимал участие и давал пояснения по делу в качестве представителя истца во всех судебных заседаниях.

Определением Красноармейского районного суда г. Волгограда от 26 апреля 2021 г. указанное заявление было удовлетворено частично. С Центра ПФР № 2 по установлению пенсий в Волгоградской области (реорганизация УПФР в Красноармейском районе г. Волгограда) в пользу Вадима Урсула были взысканы судебные расходы на представителя в размере 20 тыс. руб. Определяя сумму подлежащих к взысканию с ответчика расходов, суд, сославшись на необходимость учета принципов разумности и справедливости, исходил из объема оказанных истцу юридических услуг.

Апелляционным определением Волгоградского областного суда от 17 июня 2021 г. сумма судебных расходов, подлежащая к взысканию, была увеличена до 50 тыс. руб. Апелляционный суд исходил из конкретных обстоятельств дела и его сложности, количества судебных заседаний в первой и апелляционной инстанциях, в которых участвовал представитель истца, объема выполненной им работы, категории спора. При этом суд указал, что если стоимость услуг представителя определена договором, суд не вправе вмешиваться в эту сферу и произвольно уменьшать взыскиваемые в возмещение соответствующих расходов суммы, тем более если другая сторона не представляет доказательств чрезмерности понесенных расходов.

Не согласившись с таким решением, Центр ПФР № 2 обжаловал его в кассацию. Определением Четвертого КСОЮ от 18 октября 2021 г. апелляционное определение было отменено, а определение первой инстанции оставлено в силе. Кассационный суд указал, что установленная апелляцией к взысканию сумма расходов на оплату услуг представителя является чрезмерно завышенной; сложность данного дела, объем оказанных истцу его представителем услуг являются незначительными. Как отмечалось в определении, судом апелляционной инстанции дана ненадлежащая оценка представленным сторонами доказательствам, свидетельствующим о необоснованном завышении размера заявленных требований о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела.

Не согласившись с решением Четвертого КСОЮ, Вадим Урсул подал в Верховный Суд РФ кассационную жалобу (есть у «АГ»), где поставил вопрос об отмене определения кассационного суда как незаконного и оставлении в силе апелляционного определения. В жалобе отмечалось, что суд первой инстанции ограничился лишь ссылкой на общие правила оценки соразмерности и обоснованности оплаты услуг представителя, что привело к необоснованному определению суммы судебных расходов, подлежащей к взысканию. Кроме того, в жалобе указывалось, что суд первой инстанции намерено исказил сведения о количестве судебных заседаний апелляционного суда, в которых принимал участие представитель истца. Однако, несмотря на данные обстоятельства, кассационный суд ошибочно оставил решение первой инстанции в силе.

Рассмотрев дело, ВС напомнил, что обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя. Критерии оценки разумности расходов определены в разъяснениях Постановления Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1.

Судебная коллегия отметила, что при решении вопроса о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя, если сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов, суд не вправе уменьшать их произвольно. В этом случае он обязан вынести мотивированное решение, если признает, что заявленная к взысканию сумма издержек носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

ВС обратил внимание, что суд апелляционной инстанции, увеличив сумму взыскиваемых расходов на оплату услуг представителя, правильно применил нормы гражданского процессуального законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела. В определении поясняется, что производство в кассационном суде общей юрисдикции предназначено для исправления допущенных судами первой и (или) апелляционной инстанций нарушений норм материального и процессуального права, которые привели к неправильному разрешению дела и принятию незаконных и необоснованных судебных постановлений. Проверяя законность обжалуемых судебных постановлений, принятых судами первой и (или) апелляционной инстанций, кассационный суд проверяет, вынесены ли обжалуемые судебные постановления с точным соблюдением норм процессуального права и в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению по данному делу.

При проверке законности обжалуемых судебных постановлений кассационный суд должен, в частности, проверить, правильно ли судами определен предмет доказывания, установлены ли все юридически значимые обстоятельства, соответствуют ли выводы судебных инстанций этим обстоятельствам, не допущено ли в ходе разбирательства дела в судах нарушений норм процессуального права, поясняется в определении.

ВС подчеркнул, что кассационный суд не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, а также предрешать вопросы о достоверности (недостоверности) того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими. В рассматриваемом случае кассационный суд указал, что апелляционным судом не были учтены положения гражданского процессуального закона, регламентирующие порядок разрешения вопросов возмещения стороной судебных расходов на оплату услуг представителя. При этом, пояснил ВС, в определении кассационного суда в нарушение п. 8 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, закрепляющего требования к содержанию кассационного определения, хотя и содержится ссылка на положения ст. 88, 94, 98 и 100 ГПК, вместе с тем отсутствуют мотивы, по которым суд пришел к выводу о незаконности постановления суда апелляционной инстанции и его отмене.

ВС установил, что из содержания определения кассационного суда не усматривается, какие обстоятельства, имеющие юридическое значение для разрешения вопроса о возмещении Вадиму Урсулу понесенных им судебных издержек, не были установлены апелляцией. Также, по мнению Судебной коллегии ВС, не усматривается, какие конкретно выводы апелляционного суда не соответствуют обстоятельствам, имеющим юридическое значение для разрешения заявленных истцом требований.

Таким образом, Верховый Суд пришел к выводу, что суд кассационной инстанции в результате формального применения норм процессуального закона, регулирующих вопрос возмещения судебных издержек, а также в отсутствие оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке неправомерно отменил апелляционное определение. В итоге ВС отменил определение кассационного суда, оставив в силе апелляционное определение.

В комментарии «АГ» Владимир Морозов отметил, что тема взыскания судебных расходов на оплату услуг представителя весьма актуальна. «В последнее время ВС вынес несколько определений по данному вопросу, указав на незаконность произвольного снижения взыскиваемых издержек на представителя. Тем не менее позиция, выраженная в указанных определениях, зачастую игнорируется судами. В связи с этим рассматриваемое определение ВС я воспринял с удовлетворением, и считаю, что оно также послужит хорошим ориентиром как для адвокатов, так и для судей – при решении вопроса о взыскании издержек за оказанную юридическую помощь», – поделился он.

Владимир Морозов подчеркнул, что Верховный Суд не только учел доводы жалобы, но и исчерпывающе ответил на вопросы, которые должны быть разрешены судом при рассмотрении дел данной категории.

Руководитель практики разрешения судебных споров и банкротства компании Kept Лидия Солодовникова обратила внимание, что проблемы при рассмотрении заявлений о взыскании судебных расходов с проигравшей стороны встречаются практически в каждом судебном деле. Она пояснила, что несмотря на разъяснения Пленума ВС о том, что суд не вправе произвольно уменьшать размер сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суды зачастую не соглашаются с суммами, указанными заявителями. При этом далеко не всегда суды придерживаются строгого расчета фактически понесенных расходов, а рассматривают заявление «по собственному усмотрению», считает Лидия Солодовникова.

Эксперт добавила, что в рассмотренном деле суд первой инстанции без каких-либо расчетов, опираясь исключительно на доводы процессуального оппонента – ПФР, допустил нарушения, которые исправил суд апелляционной инстанции. Эксперт пояснила, что ВС исправил ошибку кассационного суда, который нарушил процессуальные правила, отменив судебный акт апелляционной инстанции. «К сожалению, возмещение судебных расходов в полном объеме является довольно редким случаем. Представляется, что суды должны подходить к рассмотрению подобного рода заявлений с большей внимательностью, поскольку цель судебных расходов заключается в том числе в пресечении процессуального злоупотребления недобросовестных участников процесса», – резюмировала Лидия Солодовникова.

Адвокат АК «Кожанов и партнеры» Виктор Кожанов отметил, что в данном споре все сводилось к вопросу о полномочиях суда кассационной инстанции, точнее – мог ли он изменить размер взыскания. «Думаю, проблема видится именно в этом, и она не такая простая, как может показаться на первый взгляд. Закон не позволяет кассационному суду давать иную оценку доказательствам по делу, т.е. его полномочия сводятся лишь к проверке выводов судов на предмет нарушений норм права. В данном случае позиция ВС понятна, поскольку суд кассационной инстанции вышел за рамки полномочий и без указания мотивов, по сути, уменьшил размер присужденной суммы», – пояснил он.

Эксперт подчеркнул, что актуальность проблемы заключается в возможности изменения кассационными судами выводов нижестоящих судов, которые хотя и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, но не всегда согласуются с представлениями о разумности судебных расходов. «По спорам о взыскании судебных расходов, компенсации морального вреда и другим подобным спорам при объективном рассмотрении дела выводы о размере присужденных сумм нередко основываются на субъективном мнении судьи, каждый из которых “по-своему” оценивает разумность присуждения», – заметил он.

По мнению Виктора Кожанова, в данном случае кассационный суд, имея другие представления о разумности присужденной суммы, но не имея полномочий изменять выводы нижестоящего суда, под формальным предлогом нарушения норм права уменьшил размер взыскания. В заключение эксперт добавил, что подобные случаи на практике не редкость – суды кассационной инстанции порой применяют иную возможность изменить выводы нижестоящих судов путем отмены судебного акта с направлением дела на новое рассмотрение, давая «косвенное указание» нижестоящему суду пересмотреть свои выводы, на которые кассация прямо повлиять не может.

Адвокат АП г. Москвы, заместитель председателя Московской коллегии адвокатов «Центрюрсервис» Илья Прокофьев отметил, что проблема возмещения расходов на оплату услуг представителя в гражданском производстве назрела давно и состоит преимущественно в том, что суды «урезают» понесенные стороной расходы до разумных, по их мнению, пределов без объективных на то оснований. В результате довольно часто происходят ситуации, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, возмещается по итогу не более половины понесенных расходов, особенно касательно споров с госорганами.

Однако, добавил эксперт, в рассматриваемом определении Верховный Суд поставил вопросы именно о процессуальных нарушениях, допущенных судом кассационной инстанции, которые и послужили основанием для отмены вынесенного кассацией судебного акта.

Анжела Арстанова
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Создание адвокатского кабинета...
 
Налогообложение адвокатской деятельности11 июля 2019 г.

Законодательством о налогах и сборах установлен различный режим налогообложения для разных субъектов адвокатской деятельности: адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты; адвокатских образований (коллегий адвокатов, адвокатских бюро, юридических консультаций, а также адвокатских палат). Рассмотрим подробно, какие налоги и как они должны платить.

1. Налогообложение адвокатов, учредивших адвокатский кабинет

Адвокаты, учредившие адвокатский кабинет, вправе не вести бухгалтерский учет и не сдавать бухгалтерской отчетности [1].

Постановка на налоговый учет адвоката осуществляется налоговым органом по месту его жительства на основании сведений об адвокатах, включенных в реестр адвокатов субъекта РФ. Эти сведения должна сообщить в инспекцию адвокатская палата субъекта РФ не позднее 10-го числа месяца, следующим за месяцем такого включения [2]. Адвокатская палата субъекта РФ обязана также своевременно сообщать в налоговый орган сведения об исключении адвоката из соответствующего реестра и о принятых решениях о приостановлении (возобновлении) статуса адвоката.

Адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, обязаны:

– вести книгу учета доходов и расходов хозяйственных операций [3];

– предоставлять ее по запросу налогового органа по месту жительства [4].

C 1 января 2007 г. адвокаты не признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость вне зависимости от формы осуществления адвокатской деятельности [5].

Адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, обязаны уплачивать налог на доходы физических лиц (НДФЛ).

Для этого они должны:

– ежегодно в срок не позднее 30 апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом (год) [6], представлять в налоговый орган по месту учета налоговую декларацию по НДФЛ [7]. В налоговых декларациях адвокаты указывают все полученные ими в налоговом периоде доходы (объект налогообложения), источники их выплаты, налоговые вычеты, суммы налога, удержанные налоговыми агентами, суммы фактически уплаченных в течение налогового периода авансовых платежей, суммы налога, подлежащие уплате (доплате) или возврату по итогам налогового периода. Налогоплательщики вправе не указывать в налоговой декларации доходы, не подлежащие налогообложению (освобождаемые от налогообложения) в соответствии со ст. 217 НК РФ (за исключением доходов, указанных в п. 60 и 66 ст. 217 НК РФ), а также доходы, при получении которых налог полностью удержан налоговыми агентами, если это не препятствует получению налогоплательщиком налоговых вычетов, предусмотренных ст. 218–221 настоящего Кодекса [8];

– авансовые платежи исчисляются налогоплательщиком самостоятельно на основании ставки налога, фактически полученных доходов, профессиональных и стандартных налоговых вычетов, а также с учетом ранее исчисленных сумм авансовых платежей [9];

– срок уплаты авансовых платежей – до 25 числа месяца, следующего за отчетным кварталом [10].

Фактически уплаченные физическим лицом – налоговым резидентом Российской Федерации за пределами Российской Федерации в соответствии с законодательством других государств суммы налога с доходов, полученных в иностранном государстве, не засчитываются при уплате налога в Российской Федерации, если иное не предусмотрено соответствующим международным договором Российской Федерации по вопросам налогообложения [11]. Сумма налога, исчисленного в соответствии с законодательством иностранного государства, должна быть документально подтверждена, а в случае отсутствия у Российской Федерации с иностранным государством (территорией) действующего международного договора Российской Федерации по вопросам налогообложения заверена компетентным органом иностранного государства, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов [12].

Адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик-физическое лицо получило доходы, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 224 НК РФ с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей [13].

Налогоплательщики-адвокаты могут получить профессиональные налоговые вычеты в сумме фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с получением доходов от занятия частной практикой. Об этом говорится в ряде писем Минфина России и ФНС России [14].

Адвокаты, учредившие адвокатский кабинет, оплачивают в общеустановленном порядке налог на имущество физических лиц. Объект налогообложения – принадлежащие им на праве собственности жилой дом, квартира, комната, гараж, машино-место, единый недвижимый комплекс, объект незавершенного строительства, иные здание, строение, сооружение, помещение [15].

Налог подлежит уплате налогоплательщиками в срок не позднее 1 декабря года, следующего за истекшим налоговым периодом. Налог уплачивается по месту нахождения объекта налогообложения на основании налогового уведомления, направляемого налогоплательщику налоговым органом. Направление налогового уведомления допускается не более чем за три налоговых периода, предшествующих календарному году его направления. Налогоплательщик уплачивает налог не более чем за три налоговых периода, предшествующих календарному году направления налогового уведомления. Возврат (зачет) суммы излишне уплаченного (взысканного) налога в связи с перерасчетом суммы налога осуществляется за период такого перерасчета в порядке, установленном ст. 78 и 79 НК РФ [16].

Адвокаты являются плательщиками страховых взносов [17].

Адвокаты, не выплачивающие вознаграждения другим физическим лицам, уплачивают:

1) страховые взносы на обязательное пенсионное страхование в размере, который определяется в следующем порядке, если иное не предусмотрено настоящей статьей:

– в случае, если величина дохода плательщика за расчетный период не превышает 300 000 руб., – в фиксированном размере 26 545 руб. за расчетный период 2018 г., 29 354 руб. за расчетный период 2019 г., 32 448 руб. за расчетный период 2020 г.;

– в случае, если величина дохода плательщика за расчетный период превышает 300 000 руб., – в фиксированном размере 26 545 руб. за расчетный период 2018 г. (29 354 руб. за расчетный период 2019 г., 32 448 руб. за расчетный период 2020 г.) плюс 1,0% суммы дохода плательщика, превышающего 300 000 руб. за расчетный период.

При этом размер страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за расчетный период не может быть более восьмикратного фиксированного размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, установленного абзацем вторым настоящего подпункта;

2) страховые взносы на обязательное медицинское страхование в фиксированном размере 5840 руб. за расчетный период 2018 г., 6884 руб. за расчетный период 2019 г. и 8426 руб. за расчетный период 2020 г. [18]

Если адвокаты начинают осуществлять профессиональную деятельность в течение расчетного периода, фиксированный размер страховых взносов, подлежащих уплате ими за этот расчетный период, определяется пропорционально количеству календарных месяцев начиная с календарного месяца начала деятельности. За неполный месяц деятельности фиксированный размер страховых взносов определяется пропорционально количеству календарных дней этого месяца. для адвоката календарный месяц, в котором он поставлен на учет в налоговом органе.

Если плательщики прекращают осуществлять предпринимательскую либо иную профессиональную деятельность в течение расчетного периода, соответствующий фиксированный размер страховых взносов, подлежащих уплате ими за этот расчетный период, определяется пропорционально количеству календарных месяцев по месяц, в котором адвокат снят с учета в налоговых органах. За неполный месяц деятельности соответствующий фиксированный размер страховых взносов определяется пропорционально количеству календарных дней этого месяца по дату снятия с учета в налоговых органах адвоката включительно [19].

Адвокаты не исчисляют и не уплачивают страховые взносы по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством [20].

Адвокаты не исчисляют и не уплачивают страховые взносы на обязательное пенсионное страхование и обязательное медицинское страхование за периоды, в которых приостановлен статус адвоката и в течение которых ими не осуществлялась соответствующая деятельность, при условии представления ими в налоговый орган по месту учета заявления об освобождении от уплаты страховых взносов и подтверждающих документов [21].

Суммы страховых взносов за расчетный период уплачиваются плательщиками не позднее 31 декабря текущего календарного года. Страховые взносы, исчисленные с суммы дохода плательщика, превышающей 300 000 руб. за расчетный период, уплачиваются плательщиком не позднее 1 июля года, следующего за истекшим расчетным периодом [22].

Адвокаты и адвокатские образования являются плательщиками налога на землю. Объект налогообложения – земельные участки, принадлежащие им на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения [23]. Налоговая база определяется как кадастровая стоимость земельных участков, признаваемых объектом налогообложения в соответствии со ст. 389 НК РФ [24].

Налогоплательщики-организации определяют налоговую базу самостоятельно на основании сведений Единого государственного реестра недвижимости о каждом земельном участке, принадлежащем им на праве собственности или праве постоянного (бессрочного) пользования.

Для налогоплательщиков – физических лиц налоговая база определяется налоговыми органами на основании сведений, которые представляются в налоговые органы органами, осуществляющими государственный кадастровый учет и государственную регистрацию прав на недвижимое имущество [25].

Налоговая база в отношении земельных участков, находящихся в общей долевой собственности, определяется для каждого из налогоплательщиков, являющихся собственниками данного земельного участка, пропорционально его доле в общей долевой собственности.

Налоговая база в отношении земельных участков, находящихся в общей совместной собственности, определяется для каждого из налогоплательщиков, являющихся собственниками данного земельного участка, в равных долях.

Если при приобретении здания, сооружения или другой недвижимости к приобретателю (покупателю) в соответствии с законом или договором переходит право собственности на ту часть земельного участка, которая занята недвижимостью и необходима для ее использования, налоговая база в отношении данного земельного участка для указанного лица определяется пропорционально его доле в праве собственности на данный земельный участок.

Если приобретателями (покупателями) здания, сооружения или другой недвижимости выступают несколько лиц, налоговая база в отношении части земельного участка, которая занята недвижимостью и необходима для ее использования, для указанных лиц определяется пропорционально их доле в праве собственности (в площади) на указанную недвижимость [26].

Налоговым периодом признается календарный год. Отчетными периодами для налогоплательщиков-организаций признаются первый квартал, второй квартал и третий квартал календарного года [27].

Налоговые ставки устанавливаются нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований (законами городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя) и не могут превышать:

– 0,3% в отношении земельных участков, занятых жилищным фондом и объектами инженерной инфраструктуры жилищно-коммунального комплекса (за исключением доли в праве на земельный участок, приходящейся на объект, не относящийся к жилищному фонду и к объектам инженерной инфраструктуры жилищно-коммунального комплекса) или приобретенных (предоставленных) для жилищного строительства;

– 1,5% в отношении прочих земельных участков. Допускается установление дифференцированных налоговых ставок в зависимости от категорий земель и (или) разрешенного использования земельного участка, а также в зависимости от места нахождения объекта налогообложения применительно к муниципальным образованиям, включенным в состав внутригородской территории города федерального значения Москвы в результате изменения его границ, в случае, если в соответствии с законом города федерального значения Москвы земельный налог отнесен к источникам доходов бюджетов указанных муниципальных образований [28].

Налог и авансовые платежи по налогу подлежат уплате налогоплательщиками-организациями в порядке и сроки, которые установлены нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований (законами городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя). Налог подлежит уплате налогоплательщиками – физическими лицами в срок не позднее 1 декабря года, следующего за истекшим налоговым периодом.

В течение налогового периода налогоплательщики-организации уплачивают авансовые платежи по налогу по местонахождению земельных участков, признаваемых объектом налогообложения. По истечении налогового периода налогоплательщики-организации уплачивают сумму налога, исчисленную в порядке, предусмотренном п. 5 ст. 396 НК РФ. Налогоплательщики – физические лица уплачивают налог на основании налогового уведомления, направленного налоговым органом [29].

Налогоплательщики-организации по истечении налогового периода представляют в налоговый орган по месту нахождения земельного участка налоговую декларацию по налогу[30].

2. Налогообложение адвокатских образований

Адвокатские образования обязаны вести бухгалтерский учет [31].

Годовая бухгалтерская (финансовая) отчетность состоит из бухгалтерского баланса, отчета о финансовых результатах и приложений к ним [32]. Первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета, бухгалтерская (финансовая) отчетность, аудиторские заключения о ней подлежат хранению экономическим субъектом в течение сроков, устанавливаемых в соответствии с правилами организации государственного архивного дела, но не менее пяти лет после отчетного года [33].

Адвокатские образования при ведении деятельности, предусмотренной Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон № 63-ФЗ), не подпадают под сферу действия Федерального закона 22 мая 2003 г. № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» и не должны использовать в своей деятельности контрольно-кассовую технику.

Адвокатские образования в целях реализации п. 6 ст. 25 Закона № 63-ФЗ в части обязательного внесения в кассу адвокатского образования вознаграждения, выплачиваемого адвокату доверителем, и (или) компенсации адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, должны оформлять кассовые операции в соответствии с Порядком ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденным решением Совета директоров Банка России от 22 сентября 1993 г. № 40.

Согласно п. 12 и 13 данного Порядка наличные деньги принимаются в кассу по приходным кассовым ордерам, а кассовые операции оформляются типовыми межведомственными формами первичной учетной документации для предприятий и организаций, которые утверждаются Госкомстатом России по согласованию с Банком России и Министерством финансов РФ. Формы первичной учетной документации по учету кассовых операций утверждены в установленном порядке постановлением Госкомстата России от 18 августа 1998 г. № 88.

Таким образом, кассовые операции при приеме в кассу адвокатского образования вознаграждения, выплачиваемого адвокату, и (или) компенсации расходов, связанных с исполнением поручения, оформляются по приходным кассовым ордерам (форма № КО-1) с указанием назначения вносимых средств и с выдачей квитанции к приходному кассовому ордеру, подтверждающей прием наличных денег.

Такие выводы содержатся в письмах Минфина России [34]. В одном из писем обращается внимание на то, что адвокатские образования – некоммерческие организации в случае ведения ими предпринимательской деятельности, соответствующей целям их создания, при наличных расчетах за оказание услуг (выполнение работ) должны применять контрольно-кассовую технику в общеустановленном порядке или вести денежные расчеты через кредитные учреждения посредством безналичных расчетов.

Коллегии адвокатов, адвокатские бюро, юридические консультации являются плательщиками налога на прибыль организаций.

Объектом налогообложения признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину понесенных расходов, которые определяются в соответствии с гл. 25 НК РФ [35].

Налоговая ставка на прибыль – 20% (п. 1 ст. 284 НК РФ)

При определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются целевые поступления на содержание некоммерческих организаций и ведение ими уставной деятельности, к которым относятся отчисления адвокатов на содержание коллегии адвокатов или адвокатского бюро [36].

При этом суммы целевых поступлений указываются в соответствующем приложении к декларации по налогу на прибыль.

Налоговая декларация по итогам налогового периода представляется не позднее 28 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом [37].

Налог с доходов адвокатов (НДФЛ) исчисляется, удерживается и уплачивается коллегиями адвокатов, адвокатскими бюро и юридическими консультациями, выступающими в качестве налоговых агентов.

Исчисление сумм и уплата налога производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, с зачетом ранее удержанных сумм налога.

Особенности исчисления и (или) уплаты налога по отдельным видам доходов устанавливаются ст. 214.3, 214.4, 214.5, 214.6, 214.7, 226.1, 227 и 228 НК РФ.

Исчисление сумм налога производится налоговыми агентами на дату фактического получения дохода, определяемую в соответствии со ст. 223 НК РФ, нарастающим итогом с начала налогового периода применительно ко всем доходам, в отношении которых применяется налоговая ставка, установленная п. 1 ст. 224 НК РФ (13%), начисленным налогоплательщику за данный период, с зачетом удержанной в предыдущие месяцы текущего налогового периода суммы налога.

Исчисление суммы налога производится без учета доходов, полученных налогоплательщиком от других налоговых агентов, и удержанных другими налоговыми агентами сумм налога.

Налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате с учетом особенностей, установленных настоящим пунктом.

При выплате налогоплательщику дохода в натуральной форме или получении налогоплательщиком дохода в виде материальной выгоды удержание исчисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых доходов, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику в денежной форме. При этом удерживаемая сумма налога не может превышать 50% суммы выплачиваемого дохода в денежной форме.

При невозможности в течение налогового периода удержать у налогоплательщика исчисленную сумму налога налоговый агент обязан в срок не позднее 1 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом, в котором возникли соответствующие обстоятельства, письменно сообщить налогоплательщику и налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать налог, о суммах дохода, с которого не удержан налог, и сумме неудержанного налога.

Форма сообщения о невозможности удержать налог, о суммах дохода, с которого не удержан налог, и сумме неудержанного налога, а также порядок его представления в налоговый орган утверждаются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов.

Налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем выплаты налогоплательщику дохода.

Совокупная сумма налога, исчисленная и удержанная налоговым агентом у налогоплательщика, в отношении которого он признается источником дохода, уплачивается в бюджет по месту учета (месту жительства) налогового агента в налоговом органе.

Уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается. При заключении договоров и иных сделок запрещается включение в них налоговых оговорок, в соответствии с которыми выплачивающие доход налоговые агенты принимают на себя обязательства нести расходы, связанные с уплатой налога за физических лиц [38].

Имущество коллегий адвокатов, адвокатских бюро и юридических консультаций освобождено от обложения налогом на имущество организаций [39].

Адвокатские образования являются плательщиками страховых взносов [40].

Расчетным периодом признается календарный год. Отчетными периодами признаются первый квартал, полугодие, девять месяцев календарного года [41].

Исчисление, декларирование и уплата вносов налогоплательщиками производятся по правилам гл. 34 НК РФ.

При исчислении налоговой базы адвокаты имеют право на стандартные, социальные, инвестиционные, имущественные и профессиональные налоговые вычеты. Профессиональный налоговый вычет предоставляется в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному гл. 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ.

______________________________

[1] См.: подп. п. 4 п. 1 ст. 2 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ (ред. от 28 ноября 2018 г.) «О бухгалтерском учете».

[2] См.: п. 6 ст. 83 и п. 2 ст. 85 НК РФ.

[3] См.: подп. 3 п. 1 ст. 23 НК РФ.

[4] См.: подп. 4 п. 1 ст. 23 НК РФ.

[5] См.: ст. 11, 143 НК РФ; письма Минфина России от 3 октября 2006 г. № 03-04-07/09 и от 3 ноября 2006 г. № 03-04-07/10.

[6] См.: ст. 216 НК РФ.

[7] См.: п. 1, 5 ст. 227, 229 НК РФ.

[8] См.: п. 4 ст. 229 НК РФ.

[9] См.: п. 7 ст. 227 НК РФ.

[10] См.: п. 8 ст. 227 НК РФ.

[11] См.: п. 1 ст. 232 НК РФ.

[12] См.: п. 10 ст. 232 НК РФ.

[13] См.: п. 1 ст. 226 НК РФ.

[14] См.: письма Минфина России от 1 июня 2007 г. № 03-04-05-01/170, от 22 мая 2007 г. № 03-04-05-01/151; письмо ФНС России от 30 мая 2007 г. № 04-2-03/000487 «О профессиональных налоговых вычетах адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты»; письмо Минфина РФ от 28 июля 2006 г. № 03-05-01-05/170.

[15] См.: ст. 401 НК РФ.

[16] См.: ст. 401 НК РФ.

[17] См.: подп. 2 п. 1 ст. 419 НК РФ.

[18] См.: ст. 430 НК РФ.

[19] См.: п. 5 ст. 430 НК РФ.

[20] См.: п. 6 ст. 430 НК РФ.

[21] См.: п. 7 ст. 430 НК РФ.

[22] См.: п. 2 ст. 432 НК РФ.

[23] См.: п. 1 ст. 388 НК РФ.

[24] См.: п. 1 ст. 390 НК РФ.

[25] См.: п. 3 и 4 ст. 391 НК РФ.

[26] См.: ст. 392 НК РФ.

[27] См.: ст. 393 НК РФ.

[28] См.: ст. 394 НК РФ.

[29] См.: ст. 397 НК РФ.

[30] См.: ст. 398 НК РФ.

[31] См.: ст. 6 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ (ред. от 28 ноября 2018 г.) «О бухгалтерском учете».

[32] Там же. Пункт 1 ст. 14.

[33] Там же. Пункт 1 ст. 29.

[34] См.: письма Минфина России от 2 ноября 2007 г. № 03-01-15/14-400, от 20 апреля 2007 г. № 03-01-15/4-116.

[35] См.: ст. 247 НК РФ.

[36] См.: подп. 8 п. 2 ст. 251 НК РФ.

[37] См. п. 4 ст. 289 НК РФ.

[38] См.: ст. 266 НК РФ.

[39] См.: подп. 14 ст. 381 НК РФ.

--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 450 След.