Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Подлецы - самые строгие судьи.
 
М. Горький
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 467 След.
Обыск и допрос адвоката
 
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11.04.2019 № 863-О "по жалобе граждан Зубкова Владимира Владимировича и Крупочкина Олега Владимировича на нарушение их конституционных прав положениями статей 38, 88, 113, 125 и части первой статьи 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также части 2 статьи 7 Федерального закона "О Следственном комитете Российской Федерации"

http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201905140001
Обыск и допрос адвоката
 
КС запретил допрашивать адвокатов без постановления суда

На портале официального опубликования правовых актов 14 мая размещено [URL=/forum/messages/forum22/topic821/message7671/#message7671]определение Конституционного суда РФ[/URL], в котором разъясняется, возможен ли допрос адвоката в качестве свидетеля по делу своего доверителя.

В КС с жалобой на неконституционность ст. 38, 88, 113, 125 и ч. 1 ст. 152 УПК РФ, а также ч. 2 ст. 7 закона о Следственном комитете РФ обратились два жителя Ярославской области. Олег Крупочкин был адвокатом Владимира Зубкова, обвинявшегося в двух покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу.

В декабре 2017 года следователь СУ СКР по Ярославской области подал в Кировский районный суд Ярославля ходатайство о разрешении допросить Крупочкина в качестве свидетеля и провести с его участием очную ставку в рамках расследования уголовного дела Зубкова. Суд пришел к выводу, что целью данных следственных действий служит проверка причастности Крупочкина к содеянному Зубковым, и указал на необходимость руководствоваться при уголовном преследовании адвоката положениями главы 52 УПК РФ об особенностях производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц. В удовлетворении ходатайства постановлением суда от 21 декабря было отказано.

Однако на основании постановления следователя от 25 декабря 2017 года Крупочкин был подвергнут приводу к следователю без предварительного судебного решения для допроса об обстоятельствах представления им в суд по гражданскому делу с участием Зубкова подложной копии договора. Ранее сам адвокат, ссылаясь на свой статус представителя Зубкова в гражданском деле и его защитника в уголовном деле, явиться на допрос и дать показания отказался.

Крупочкин обратился в Кировский райсуд с жалобой на постановление следователя, на действия и бездействие сотрудников правоохранительных органов, связанные с его приводом и допросом. Однако постановлением от 19 марта 2018 года, оставленным без изменения апелляционным постановлением Ярославского областного суда, суд отказал в удовлетворении жалобы в части признания незаконными решения следователя и самого привода, а в остальном производство по жалобе прекратил.

В октябре 2018 года при рассмотрении уголовного дела Зубкова, в котором Крупочкин участвовал в качестве защитника, Дзержинский суд Ярославля удовлетворил заявление стороны обвинения об отводе Крупочкина ввиду того, что в данном деле тот является свидетелем.

В связи с этим Зубков и Крупочкин обратились в КС РФ, требуя признать неконституционными положения ряда статей УПК РФ и закона об СКР. По их мнению, указанные нормы не соответствуют Основному закону, поскольку позволяют без предварительного решения суда производить в отношении адвоката оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия, в частности наблюдать за адвокатом, задерживать его, осуществлять привод на допрос в качестве свидетеля, допрашивать в этом качестве, применять к нему иные подобные меры.

КС, ознакомившись с жалобой, отметил, что необходимая составляющая права пользоваться помощью адвоката – обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем, которая выступает не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу Конституции РФ. Право не свидетельствовать против самого себя означает не только отсутствие у лица обязанности давать против себя показания в качестве свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, но и запрет на принудительное изъятие и использование таких сведений, если они были ранее доверены адвокату под условием сохранения их конфиденциальности.

Конституционные предписания и корреспондирующие им нормы международного права, исключающие возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, обязывают государство обеспечивать в законодательстве и правоприменении такие условия для реализации гражданами права на юридическую помощь и для эффективного осуществления адвокатами деятельности по ее оказанию, при которых гражданин имеет возможность свободно сообщать адвокату сведения, которые он не сообщил бы другим лицам, а адвокат – возможность сохранить конфиденциальность полученной информации.

Признание и обеспечение со стороны государства конфиденциального характера любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений провозглашаются Основными принципами, касающимися роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1990 году). Кодекс поведения для юристов в Европейском сообществе (принят в 1998 году) также относит к основным признакам адвокатской деятельности обеспечение клиенту условий, когда он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим лицам, и сохранение адвокатом как получателем информации ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия. При этом требованием конфиденциальности определяются права и обязанности адвоката, имеющие фундаментальное значение для профессиональной деятельности: адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим клиентом или полученной им относительно его клиента или других лиц в ходе оказания юридических услуг, причем обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени.

В соответствии со ст. 56 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Однако такие гарантии распространяются лишь на те отношения подозреваемых, обвиняемых со своими адвокатами, которые не выходят за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи в порядке, установленном законом, т. е. не связаны с носящими уголовно-противоправный характер нарушениями ни со стороны адвоката, ни со стороны его доверителя (в частности, за пределами того уголовного дела, по которому доверитель в качестве подозреваемого, обвиняемого получает юридическую помощь адвоката), ни со стороны третьего лица.

Вмешательство органов государственной власти во взаимоотношения подозреваемого, обвиняемого с адвокатом может иметь место в исключительных случаях – при наличии обоснованных подозрений в злоупотреблении правом со стороны адвоката и в злонамеренном его использовании со стороны лица, которому оказывается юридическая помощь.

Если с учетом положений закона осуществление в отношении адвоката следственных действий возможно, то обыск, осмотр и выемка в его отношении допускаются при наличии предварительного судебного решения, как того требуют пункт 5.2 ч. 2 ст. 29 и ст. 450.1 УПК РФ.

Проведение в отношении адвокатов других следственных действий, включая допрос в качестве свидетеля, и оперативно-розыскных мероприятий также допускается только на основании судебного решения в силу предписаний п. 3 ст. 8 закона об адвокатской деятельности и адвокатуре. Эта норма, устанавливая для защиты прав и законных интересов данной категории лиц дополнительные гарантии, обусловленные их особым правовым статусом, пользуется приоритетом как специально предназначенная для регулирования соответствующих отношений.

Допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряженный с его принудительным приводом, проведенный в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны. Последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведенному адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесенный данному конституционному праву, при том что разглашенная адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях.

Таким образом, положения ст. 113 УПК РФ не предполагают привод адвоката к следователю для его допроса в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи, без предварительного судебного решения. Проведение таких процессуальных действий в отношении адвоката с применением правовых норм вопреки их смыслу, выявленному Конституционным судом РФ в его решениях, само по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в качестве защитника в данном уголовном деле.

Положения ст. 38, 88, 125 и ч. 1 ст. 152 УПК РФ, а также ч. 2 ст. 7 закона о Следственном комитете РФ не исключают необходимости выполнения правоприменителями в процессе уголовного преследования всего комплекса мер по охране прав и законных интересов лиц и организаций в уголовном судопроизводстве, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Действительные или предполагаемые нарушения права на юридическую помощь могут быть предметом судебного контроля в предусмотренном ст. 125 УПК РФ порядке, а также при рассмотрении уголовного дела по существу.

Проверка же законности и обоснованности правоприменительных решений, вынесенных в отношении заявителей, в компетенцию КС РФ не входит. Поскольку с учетом высказанных КС правовых позиций для разрешения поставленного вопроса не требуется вынесение итогового решения в виде постановления, жалоба заявителей не подлежит дальнейшему рассмотрению в заседании КС РФ.

Марина Трубилина
14.05.2019

Судебная практика по материнскому капиталу...
 
[QUOTE]Светлана Баранова написал:
Здравствуйте, у нас вообще нестандартная ситуация с МСК. В 2015 году наша семья (2 взрослых+2 детей 2009 и 2014гр.) переехали из Республики Казахстан в РФ по программе переселения и получила гражданство РФ. В 2016 году ПФР выдает нам МСК. В 2017 году приходит иск от прокурора об аннулировании МСК и прав на него, ссылаясь на судебную практику от 22.06.2016., что дети не по рождению граждане РФ и таким образом не имеем права на МСК. Суд первой инстанции удовлетворил иск, областной - без изменения, кассация отклонена - итог - МСК аннулирован. На суде ПФР, как ответчик, объяснил, что руководствуется методическими рекомендациями и нам положен МСК. Минтруд заявляет, что поддерживает ПФР. Кузнецова- детский омбудсмен инициирует поправки к ФЗ 256, чтобы в дальнейшем не было таких правовых казусов. Поправки пока на рассмотрении, но в апреле 2019 года нам снова выдают МСК. Но теперь возник новый вопрос: в 2016 году нами была снята сумма 25000рублей,  как единовременная выплата, тот сертификат аннулирован по решению суда, новый МСК выдан естественно на полную сумму, ПФР требует вернуть те 25000рублей просто так по квитанции и номеру СНИЛС, якобы эта сумма вернется на тот МСК. Но он ведь аннулирован? На мои вопросы, одно невнятное бормотание. Понимаю, что ситуация совсем нестандартная. От того, что деньги мною были получены не отказываюсь, но возвращать таким путем, в воздух, не согласна. Как юриста, хочется вас попросить проанализировать нашу ситуацию, потому как механизма возврата денег в ПФР как такого нет, как вести себя в данной ситуации?[/QUOTE]
1. Вашу ситуацию можно рассматривать как противоречие федерального законодательства Конституции РФ. Для этих целей надо обращаться с жалобой в Конституционный Суд РФ. С этим мы можем помочь, благо и опыт положительный в этом вопросе есть... Обращение должно последовать в течение 1 года с момента вынесения судебного акта, по первому делу срок вышел...

Статья 97. Допустимость жалобы

Жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если:
1) закон затрагивает конституционные права и свободы граждан;
2) закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, при этом жалоба должна быть подана в срок не позднее одного года после рассмотрения дела в суде.

По второму делу можно сразу после апелляции обратиться в Конституционный Суд. Его постановление подлежит немедленному исполнению и какие-либо поправки в закон могут вноситься и позже, а постановление применяться будет уже...

2. Что касается возврата денежных средств, они будут возвращаться в бюджет и там будут обезличены (смешаны с другими деньгами).
Аннулирование сертификата для целей возврата денег в бюджет роли не играет.  Поэтому можно возвращать и получать заново, а можно произвести зачет. Чем явно не хочет заниматься Пенсионный фонд, т.к. тут думать надо как это сделать. Им проще закрыть старый вопрос и начать новый.
Судебные расходы в административном судопроизводстве
 
Конституционный суд научил распределять судебные расходы по КАС

Кодекс административного судопроизводства (КАС) закрепляет возможность возмещения судебных расходов стороне, выигравшей в административном деле. Но эти положения не распространяются на заинтересованное лицо: порядок, по которому проигравшая сторона должна возмещать убытки заинтересованному лицу, не прописан в законе.

Истец, проигравший спор, должен возместить убытки заинтересованного лица. Но только если «фактическое процессуальное поведение» такого лица способствовало принятию судебного акта, а расходы на юристов были вынужденными и носили разумный характер, а не имели своей целью воспрепятствовать деятельности истца.

[URL=http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision375997.pdf]Постановление КС от 21 января 2019 года № 6-П[/URL].

Судебные расходы в административном судопроизводстве
 
Оглавление:
Что такое лоджия, балкон, терраса, веранда?, лоджия, балкон, терраса, веранда
 
[QUOTE]Андрей Ашихмин написал:
Здравствуйте! Являюсь владельцем квартир, к которой примыкает терасса (выход н нее имеется только с моей квартиры) , но тех. паспорте она не указана.Скажите, имею ли я на нее какие-либо права, могу ли я ее остеклить ?[/QUOTE]
Для начала вам необходимо разобраться с тем, что это за имущество. Либо у вас техническая ошибка в тех.паспорте и эта терраса ваша, либо у вас терраса является общим имуществом дома. Если терраса окажется общим имуществом, изменять ее параметры необходимо с согласия собственников дома. Мне лично не понятна ситуация как могла быть создана терраса с одним входом из вашей квартиры и почему ее не включили в вашу площадь. Застройщику деньги не нужны были? ;))
Договор купли-продажи по материнскому капиталу
 
[QUOTE]Алена Афанасьева написал:
Здравствуйте,подскажите пожалуйста как оформить договор на покупку комнаты с использованием материнского капитала,если я ,как продавец,хочу прописать что комната в залоге,то получения денег материнского капитала, и как составить соглашение о выделение долей детям после получения мной денег материнского капитала в течение 6 месяцев. Спасибо![/QUOTE]
С учетом положений п. 5 ст. 488 ГК РФ для появления залога специально делать что-либо не требуется. В силу закона залог (ипотека) возникает если товар продан в кредит (рассрочку) и если в договоре не указано иное - то что залог не возникает. Поэтому отсутствие указания на отсутствие залога в договоре позволит зарегистрировать залог. Возникшее обременение необходимо будет снимать повторно обратившись в Росреестр.

Соглашение о выделении долей составляется между собственниками (родителями). На момент совершения сделки обычно это делается нотариальным обязательством родителей совершить такие действия по наступлении события - в течение 6 месяцев с момента полной оплаты. Либо этот вопрос решается при приобретении комнаты не только на родителей, а еще и на несовершеннолетних детей, например: не по 1/2 доле на каждого из родителей, а по 1/4 доле на родителей и двух несовершеннолетних детей.
Лекции проводимые Адвокатской палатой СПб
 
[B]Обзор судебной практики по административному судопроизводству [/B]
[VIDEO TYPE=YOUTUBE WIDTH=480 HEIGHT=270]//www.youtube.com/embed/UCtz6CTMjnE?feature=oembed[/VIDEO]

лектор – Чуфистов И.В., судья Санкт-Петербургского городского суда  

[URL=https://www.youtube.com/watch?v=UCtz6CTMjnE&t=265s]00:04:25[/URL] - Улучшение жилищных условий (очередь, субсидии, коммерческий найм и т.д.)
[URL=https://www.youtube.com/watch?v=UCtz6CTMjnE&t=2030s]00:33:50[/URL] - Кадастровая стоимость и судебные расходы
[URL=https://www.youtube.com/watch?v=UCtz6CTMjnE&t=2625s]00:43:45[/URL] - Формирование земельных участков под МКД
[URL=https://www.youtube.com/watch?v=UCtz6CTMjnE&t=2684s]00:44:44[/URL] - Спор о границах земельного участка
[URL=https://www.youtube.com/watch?v=UCtz6CTMjnE&t=3690s]01:01:30[/URL] - Раздел земельных участков между собственниками
[URL=https://www.youtube.com/watch?v=UCtz6CTMjnE&t=3915s]01:05:15[/URL] - Налоги при сдаче в аренду гражданами (НДС)
[URL=https://www.youtube.com/watch?v=UCtz6CTMjnE&t=4315s]01:11:55[/URL] - Налог на моторную лодку
[URL=https://www.youtube.com/watch?v=UCtz6CTMjnE&t=4980s]01:23:00[/URL] - Перепланировки (вход, окна, приямок)
Подача административного иска
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
№[B]20-КГ 18-39[/B]
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
город Москва 27 февраля 2019 года
Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда
Российской Федерации в составе
председательствующего Зинченко И.Н.,
судей Калининой Л.А. и Горчаковой Е.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу
Алахвердиева Али Арсеновича на определение судьи Советского районного
суда города Махачкалы Республики Дагестан от 24 ноября 2017 года и
определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда
Республики Дагестан от 9 января 2018 года, которыми отказано в принятии
административного искового заявления Алахвердиева Али Арсеновича к
главному врачу Государственного бюджетного учреждения Республики
Дагестан «Республиканский центр инфекционных болезней
им. СМ. Магомедова» об оспаривании действий (бездействия), выразившихся в
отказе предоставить оригиналы медицинских карт, и о возложении обязанности
предоставить оригиналы медицинских карт.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Калининой Л.А., Судебная коллегия по административным делам Верховного
Суда Российской Федерации
установила :
Алахвердиев А.А. обратился в суд с административным исковым
заявлением к главному врачу Государственного бюджетного учреждения
Республики Дагестан «Республиканский центр инфекционных болезней
им. СМ. Магомедова» о признании незаконным отказа в предоставлении
оригиналов медицинских карт лиц, обращавшихся за медицинской помощью в
названное учреждение, и возложении обязанности предоставить оригиналы
медицинских карт для ознакомления и ксерокопирования.
Определением судьи Советского районного суда города Махачкалы
2
Республики Дагестан от 24 ноября 2017 года, оставленным без изменения
определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда
Республики Дагестан от 9 января 2018 года, в принятии административного иска
отказано.
Определением судьи Верховного Суда Республики Дагестан от 5 июля
2018 года Алахвердиеву А.А. отказано в передаче кассационной жалобы для
рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.
В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской
Федерации, Алахвердиев А.А. просит об отмене определения судьи Советского
районного суда города Махачкалы Республики Дагестан от 24 ноября 2017 года,
определения судебной коллегии по административным делам Верховного Суда
Республики Дагестан от 9 января 2018 года.
По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации материал
истребован в Верховный Суд Российской Федерации, определением от 15 января
2019 года кассационная жалоба с материалом передана для рассмотрения в
судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного
Суда Российской Федерации.
Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном
порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм
процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и
без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав,
свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных
интересов (статья 328 Кодекса административного судопроизводства Российской
Федерации).
Проверив материал и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная
коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации
считает, что судьёй суда первой и судом апелляционной инстанций при
рассмотрении вопроса о принятии административного искового заявления к
производству суда допущены такого рода нарушения.
[B]Отказывая в принятии административного искового заявления, судья суда [/B][B]первой инстанции исходил из того, что имеется основание, предусмотренное [/B][B]пунктом 1 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства [/B][B]Российской Федерации, поскольку заявление подлежит рассмотрению и [/B][B]разрешению судом в порядке гражданского судопроизводства. С данным [/B][B]суждением судьи согласился суд апелляционной инстанции и указал в судебном [/B][B]акте, что, поскольку Алахвердиевым А.А. при обращении в суд вид[/B]
[B]судопроизводства выбран неправильно, судья обоснованно отказал в принятии [/B][B]его заявления.[/B]
[B]Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда [/B][B]Российской Федерации соглашается с выводами судьи первой инстанции и суда [/B][B]апелляционной инстанции о том, что заявленные Алахвердиевым А.А. [/B][B]требования подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.[/B]
[B]Вместе с тем Судебная коллегия полагает, что, установив наличие [/B][B]предусмотренного процессуальным законом препятствия для рассмотрения в [/B][B]порядке административного судопроизводства поданного Алахвердиевым А.А. [/B][B]заявления, судье районного суда следовало решить вопрос о возможности [/B][B]рассмотрения этого искового заявления в порядке гражданского [/B][B]судопроизводства.[/B]
Правильное определение вида судопроизводства, в котором подлежат
защите права и свободы гражданина или организации, зависит от характера
правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за
судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд (подача
заявления в порядке административного судопроизводства или искового
заявления).
Согласно части 1 статьи 127 Кодекса административного судопроизводства
Российской Федерации вопрос о принятии административного искового
заявления к производству суда рассматривается судьёй единолично в течение
трёх дней со дня поступления административного искового заявления в суд, если
иной срок не предусмотрен данным кодексом.
Вопрос о принятии к производству искового заявления в порядке
гражданского судопроизводства также рассматривается единолично судьёй с
вынесением соответствующего определения в течение пяти дней со дня
поступления заявления в суд (статья 133 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации).
Именно на стадии принятия заявления к производству суда определяется
характер спорных правоотношений и процессуальный закон, подлежащий
применению, поскольку от этого зависят правила судопроизводства, в том числе
распределение между сторонами судебного процесса бремени доказывания.
[B]Кроме того, институциональные и процедурные условия осуществления [/B][B]права на доступ к механизмам правосудия должны не только предотвращать [/B][B]неоправданные задержки при рассмотрении дел, но и отвечать требованиям [/B][B]процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной [/B][B]защиты и тем самым обеспечивать справедливость судебного решения [/B][B](постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 ноября [/B][B]2014 года № 28-П).[/B]
[B]С учетом изложенного судья суда первой инстанции, придя к выводу о том, [/B][B]что поступившее в порядке административного судопроизводства заявление [/B][B]подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, обязан при [/B][B]решении вопроса о его принятии руководствоваться теми процессуальными [/B][B]нормами, которые регламентируют процедуру рассмотрения таких исков, если не [/B][B]имеется иных препятствий для рассмотрения дела в том же суде в ином судебном [/B][B]порядке.[/B]
При таком положении Судебная коллегия по административным делам
Верховного Суда Российской Федерации усматривает предусмотренные
процессуальным законом основания для отмены состоявшихся по делу судебных
актов и считает необходимым передать материал по заявлению
Алахвердиева А.А. в суд первой инстанции для решения вопроса о принятии
заявления к производству суда и рассмотрении заявленных требований по
существу в порядке гражданского судопроизводства.
Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного
судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по
административным делам Верховного Суда Российской Федерации
определила :
определение судьи Советского районного суда города Махачкалы
Республики Дагестан от 24 ноября 2017 года и определение судебной коллегии
по административным делам Верховного Суда Республики Дагестан от 9 января
2018 года отменить, материал по заявлению Алахвердиева Али Арсеновича
направить в Советский районный суд города Махачкалы Республики Дагестан
для решения вопроса о принятии заявления к производству суда и рассмотрении
заявленных требований по существу в порядке гражданского судопроизводства.
Председательствующий
Судьи
Подача административного иска
 
ОСОБОЕ МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
С.М. КАЗАНЦЕВА ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 11 НОЯБРЯ 2014 ГОДА N 28-П
О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 1
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О КОМПЕНСАЦИИ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВА
НА СУДОПРОИЗВОДСТВО В РАЗУМНЫЙ СРОК ИЛИ ПРАВА НА ИСПОЛНЕНИЕ
СУДЕБНОГО АКТА В РАЗУМНЫЙ СРОК" И ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 6.1
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН В.В. КУРОЧКИНА,
А.Б. МИХАЙЛОВА И А.С. РУСИНОВА

Разделяя правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенные в абзацах первом и втором пункта 1 и других пунктах резолютивной части данного Постановления, а также в соответствующих им положениях мотивировочной части, не могу согласиться с правовой позицией Конституционного Суда, изложенной в абзаце третьем пункта 1 резолютивной части Постановления, в связи с чем излагаю свое особое мнение.
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, из права каждого на судебную защиту его прав и свобод не вытекает возможность выбора гражданином по своему усмотрению способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются, исходя из Конституции Российской Федерации, федеральными законами (определения от 17 апреля 2003 года N 123-О, от 16 ноября 2006 года N 493-О, от 17 ноября 2009 года N 1427-О-О, от 23 марта 2010 года N 388-О-О и др.).
Соответственно, федеральный законодатель, обладающий достаточно широкой свободой усмотрения при создании конкретных процессуальных механизмов судебной защиты права каждого на справедливое судебное разбирательство его дела в разумный срок в целях обеспечения своевременности и справедливости судебного решения, без чего недостижим баланс публично-правовых и частноправовых интересов, обязан устанавливать такие институциональные и процедурные условия осуществления процессуальных прав участвующих в деле лиц, которые отвечают требованиям процессуальной эффективности средств судебной защиты, включая принципы процессуальной экономии при использовании временных, финансовых и кадровых ресурсов государства для рассмотрения дела (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июля 2011 года N 17-П, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2012 года N 784-О и др.).
Федеральный закон от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" был принят в целях реализации вытекающей из Конституции обязанности Российской Федерации по обеспечению права каждого на справедливое судебное разбирательство его дела в разумный срок, являющегося неотъемлемой составляющей права на судебную защиту, и исходя из необходимости создать надлежащие условия для осуществления права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, равно как и прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью на охрану их прав законом, на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статьи 52 и 53 Конституции Российской Федерации), а также во исполнение вытекающих из статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод обязательств Российской Федерации по созданию внутригосударственных эффективных средств правовой защиты от нарушений права на справедливое судебное разбирательство в разумный срок.
Обращаясь в своих решениях к вопросу о праве на подачу заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и порядке рассмотрения указанного заявления, Конституционный Суд Российской Федерации, опираясь на правовые позиции Европейского Суда по правам человека, исходил прежде всего из того, что условия, при наличии которых лицо вправе обратиться в суд с соответствующим заявлением, определены федеральным законодателем с учетом специального (вспомогательного) характера института присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок в соответствии с природой субъективного права на данную компенсацию (постановления от 16 марта 1998 года N 9-П, от 14 января 2000 года N 1-П, от 27 июня 2000 года N 11-П, от 24 апреля 2003 года N 7-П, от 17 ноября 2005 года N 11-П, от 20 февраля 2006 года N 1-П, от 19 июля 2011 года N 17-П и от 1 марта 2012 года N 5-П).
Из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 июня 2013 года N 14-П следует, что при исчислении общей продолжительности судопроизводства по уголовному делу, производство по которому не окончено (что необходимо для определения того, был или не был нарушен разумный срок уголовного судопроизводства по конкретному делу, а значит, может ли быть в конечном счете удовлетворено заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок), по смыслу статьи 6.1 УПК Российской Федерации и части первой статьи 244.9 ГПК Российской Федерации, принимается во внимание период от начала осуществления уголовного преследования до дня поступления заявления о присуждении компенсации в суд, уполномоченный рассматривать такое заявление (пункт 3.2).
При этом, как ранее указал Конституционный Суд Российской Федерации, факт уголовного преследования и направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (Постановление от 27 июня 2000 года N 11-П).
Следовательно, по смыслу статей 1 и 3 Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", находящимися в системной связи с положениями главы 22.1 ГПК Российской Федерации, действие данного закона не распространяется на отношения, возникающие и заканчивающиеся на стадии так называемой доследственной проверки, в той мере, в какой в рамках таких отношений уголовное преследование конкретных виновных лиц не осуществляется.
Следовательно, не предусмотрев присуждение компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок для граждан, по заявлениям которых о преступлении отказано в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, притом что продолжительность производства по данному делу не превысила установленный законодательством срок производства по уголовному делу, позволяющий обращаться в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, и что уголовное преследование конкретных виновных лиц не осуществлялось, федеральный законодатель действовал в рамках своих дискреционных полномочий.
Кроме того, как следует из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, в случаях, не предусмотренных Федеральным законом "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", но когда имело место нарушение разумных сроков судопроизводства либо исполнения судебного акта, возможно применение общих положений (в том числе закрепленных статьями 151, 1069, 1070 и 1071 ГК Российской Федерации) об ответственности государства за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов, должностных лиц, иных публичных образований (определения от 3 июля 2008 года N 734-О-П и от 8 февраля 2011 года N 115-О-О).
Таким образом, с учетом приведенных позиций Конституционного Суда Российской Федерации, отсутствие у граждан, по заявлениям которых о преступлении отказано в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, который по данному преступлению меньше, чем установленный законодательством срок производства по уголовному делу, позволяющий обращаться в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, права на обращение в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок не может рассматриваться как ограничение их конституционных прав на судебную защиту и на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, а потому оспариваемые заявителем законоположения не могут рассматриваться как нарушающие его конституционные права, перечисленные в жалобе.

Судья Конституционного Суда
Российской Федерации
С.М.КАЗАНЦЕВ
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 467 След.