Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Кто принимает решение, не выслушав противную сторону, поступает несправедливо, хотя бы решение это и было справедливое.
 
Сенека

Петербургский рыбный порт потерялся между Панамой и Виргинскими островами

Петербургский рыбный порт потерялся между Панамой и Виргинскими островами

Петербургский рыбный порт потерялся между Панамой и Виргинскими островами

Скоропостижная смерть известного в портовом сообществе предпринимателя Михаила Сошника поставила вопрос стоимостью в 8 млрд рублей. Он хотел продать бизнес, но успел только оценить его. Остались старый конфликт и офшорные компании, про которые ходят странные слухи, будто никто не может найти их хозяина.

Сообщение о смерти владельца одного из крупнейших портовых активов Петербурга пришло в разгар конфликта его собственников. Сейчас загадкой остается не только, кто унаследует «Рыбный порт», но и как им вообще управлять.

Ключ от двери, ведущей в офшоры

Наследование бизнес-активов вообще сложная с юридической точки зрения процедура, а в этом случае на нее накладываются офшорные схемы, при которых могут быть самые неожиданные подводные камни.

«Дальнейшее развитие событий зависит от юридической конфигурации структуры собственников наследуемых офшоров, – рассуждает Антон Лебедев, заместитель заведующего АК «Юринформ-Центр» Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов. – Если они оформлены на одного бенефициара, который является наследодателем, – все просто. Если нет – будет тем сложнее, чем длиннее цепочка. Но с точки зрения юриста, это технические сложности. Главное, чтобы права наследника не вызывали сомнений».

Петербургский морской рыбный порт – это масштабный бизнес, в который входят территория площадью 24 га, 6 причалов, почти 4 км железных дорог и около 200 тыс. кв. м складов. А еще он единственный в петербургском порту имеет собственный «холодильник» для рыбы – рефрижераторный склад вместимостью 4500 тонн для хранения замороженных продуктов. По данным «Фонтанки», около полугода назад производилась оценка этого бизнеса – говорят, она составила примерно 8 млрд рублей. Для сравнения: самый современный на российском Северо-Западе терминал «Юг-2», расположенный в порту Усть-Луга, сейчас выставлен на продажу за 9,3 млрд рублей. Можем сделать вывод – морской рыбный порт является одним из наиболее дорогих стивидорных активов региона.

Основные виды деятельности терминала – перевалка обычных и рефрижераторных контейнеров. На сайте компании указана возможность перевалки генеральных и накатных грузов. Бизнес-объекты расположены на территории 4-го района порта, недалеко от выезда на Западный скоростной диаметр.

С точки зрения информационно-аналитической системы «СПАРК-Интерфакс», весь этот бизнес представляет собой цепочку юридических лиц. В условной нижней части цепочки мы видим три ООО: «Морской рыбный порт» (МРП), «Рыбный порт» (РП) и «Торговый морской рыбный порт» (ТМРП). МРП специализируется на лизинге оборудования, РП владеет основными активами (земля, часть железнодорожных путей, недвижимость, оборудование). Ни одно из этих ООО не является учредителем каких-либо других юридических лиц.

Всеми тремя компаниями владеют два других ООО: «РОК №1-Причалы» и «Терминал». По данным «Фонтанки», основным активом первого ООО являются договоры аренды причалов и часть железнодорожных путей, сведений о материальных активах «Терминала» у нас нет. Зато «РОК №1-Причалы» является стопроцентным собственником МРП, а «Терминал» – стопроцентным собственником ТМРП. Оба они владеют РП: 24% – у «РОК №1-Причалы», 76% – у «Терминала». Эти компании, условно говоря, открывают дверь к владельцам бизнеса.

ООО «РОК №1-Причалы» на 90% принадлежит петербурженке Елене Третьяковой, на 10% – Татьяне Малютиной. Владельцы ООО «Терминал» – два офшора: «Глобал Марина Инк.» из Британских Виргинских островов (81%) и «Лантис Корп.» из Панамы (19%). Мы видим, что через «Терминал» эти офшоры владеют основными активами бизнеса – землей, недвижимостью, частью железнодорожных путей, оборудованием, оформленными на РП, и стивидором ТМРП.

Собеседники «Фонтанки» утверждают, что именно эту часть бизнеса контролировал покойный Михаил Сошник и инструменты управления именно ею якобы оказались утерянными из-за его скоропостижной кончины. Речь идет о юридическом доступе к офшорам с Панамы и Британских Виргинских островов. Участники рынка утверждают, будто Михаил Сошник подготовил бизнес к продаже, произвел его официальную оценку, нашел даже потенциальных покупателей, но не успел сделать последний шаг.

«Я его мертвым не видел, а остальное разговоры…»

«Фонтанка» попыталась узнать о текущем положении дел в этом бизнесе у его основных действующих лиц.

Владелица 90% долей ООО «РОК №1-Причалы» (и через него 100% долей МРП и 24% долей РП) Елена Третьякова от интервью в ближайшее время отказалась, сказав, что готова вернуться к этому вопросу только в следующем году. Юрист Кирилл Кукушкин, представляющий интересы обладательницы 10% того же самого «РОК №1-Причалы» Татьяны Малютиной, на момент публикации не смог определиться, даст ли его клиентка интервью, или интервью даст он сам, или этого не станет делать никто.

Но Кирилл Кукушкин очень наглядно продемонстрировал степень интриги, которая будоражит портовое сообщество в связи со скоропостижной кончиной Михаила Сошника. Юрист выразил сомнение в подлинности смерти предпринимателя, добавив: «Я его мертвым не видел, а остальное разговоры». Кроме того, Кирилл Кукушкин признался: «Меня гложет любопытство, установили ли вы достоверно главных собственников порта – бенефициаров офшора «Глобал Марина» – и переговорили ли с ними или их действительными представителями».

Сегодня подобное любопытство гложет многих, поэтому «Фонтанка» попыталась получить комментарий у генерального директора ООО «Терминал» Елены Сахартовой, чтобы узнать, чьими указаниями она руководствуется при исполнении своих служебных обязанностей – ведь «Терминал» на 81% принадлежит как раз компании «Глобал Марина Инк.». К сожалению, предложение об интервью она проигнорировала.

Можно предположить, что у юриста Кукушкина к данному офшору не праздный интерес – его клиентка на протяжении многих лет судится с ООО «РОК №1-Причалы». Татьяна Малютина считает, что ее доля в компании нечестно занижена путем вывода активов и прочих юридических манипуляций. На данный момент активны два процесса в Арбитражном суде СПб и Ленобласти. В одном из них суд обязал компанию предоставить бизнес-леди два договора купли-продажи, которые касаются расположенных в рыбном порту складов, – после того, как вынесенное в ее пользу решение вступит в законную силу. Другой процесс только начался, в нем Татьяна Милютина оспаривает документы компании, повлекшие регистрационные действия в Федеральной налоговой службе.

Кроме того, Татьяна Малютина выиграла суд у «РОК №1-Причалы» о предоставлении многочисленных документов, связанных с арендой причалов, и проиграла два суда о признании недействительными собраний участников ООО.

Ни одна другая компания этой бизнес-группы ни в каких судебных процессах не участвует. Поэтому можно констатировать: конфликтной является лишь та часть активов морского рыбного порта, которая юридически завязана на «РОК №1-Причалы». С точки зрения активов, это аренда самих причалов, часть железнодорожных подходов к ним, лизинг оборудования, а также 24% долей ООО «Рыбный порт» – компании, являющейся, по данным «Фонтанки», владельцем земельных участков, части железнодорожных путей, недвижимости и оборудования. Основную часть бизнеса – 76% «Рыбного порта» и стивидора – данный конфликт напрямую не затрагивает. Более того, оппонентом Татьяны Малютиной в судебных баталиях выступал не Михаил Сошник, а фактически Елена Третьякова, являющаяся 90-процентной владелицей этой ветки бизнеса.

Её СПАРК видит совладелицей еще трех компаний – «Бабилон Дистрибьютер Компани», «Книжный мир» и «Интех-Электроникс», – другими совладельцами которых являются миллиардер Геннадий Голубев и Иван Третьяков, пресса называет его родственником Елены Третьяковой.

По сведениям «Фонтанки», в портовом сообществе нашлись бы желающие приобрести данный бизнес. Правда, никто из получивших соответствующие коммерческие предложения от покойного Михаила Сошника не согласился подтвердить это официально. Неформально же осведомленные источники говорят: юридический конфликт с участием Татьяны Малютиной не стал бы препятствием для сделки стоимостью 8 млрд рублей, но никто ни при каких обстоятельствах не решится на такую покупку без легального доступа к управлению офшорами, владеющими большей частью бизнеса. Сегодня именно этот момент остается под большим знаком вопроса.

Лев Годованник, «Фонтанка.ру»

Короткая ссылка на новость: http://www.LawNow.ru/~mBqQk
 


Комментарии пользователей





Следите за новостями

Мы в Твиттере


Мы в instagram