Вы здесь:
Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Адвокатура - профессия творческая, девиз адвоката - исследование и свобода
 
Жюль Фавр, французский адвокат
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: Пред. 1 ... 5 6 7 8 9
Судебная практика по договорам участия в долевом строительстве...
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
№ 70-КГ17-6
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Москва 11 июля 2017 г.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации в составе
председательствующего Горшкова ВВ.,
судей Марьина А.Н. и Киселёва А.П.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску
Пестерниковой Т М к ООО «Л 1-1» о взыскании неустойки
за нарушение предусмотренного договором срока передачи объекта долевого
строительства, денежной компенсации морального вреда, штрафа,
возложении обязанности заключить договор купли-продажи и устранении
недостатков; по встречному иску ООО «Л 1-1» к Пестерниковой Т.М. о
взыскании оплаты за увеличение площади квартиры,
по кассационной жалобе представителя общества с ограниченной
ответственностью «Л 1-1» - Трефиловой АС. на решение Салехардского
городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 31 мая 2016 г. и
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда
Ямало-Ненецкого автономного округа от 25 августа 2016 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Киселёва А.П., выслушав объяснения представителя общества с
ограниченной ответственностью «Л 1-1» - Тищенко М.В., поддержавшую
доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации
2
установила :
Пестерникова Т.М. обратилась в суд с иском к ООО «Л 1-1» о взыскании
неустойки за нарушение предусмотренного договором срока передачи
объекта долевого строительства в размере 7 180 452 руб. 18 коп., денежной
компенсации морального вреда в размере 50 000 руб., штрафа, а также о
возложении на ответчика обязанности заключить договор купли-продажи до
30 июня 2016 г. и устранить недостатки, указанные в акте, в срок до
4 июня 2016 г.
В обоснование исковых требований указала, что исполнила свои
обязательства, предусмотренные предварительным договором купли-
продажи жилого помещения от 11 февраля 2008 г. № (далее -
предварительный договор) по оплате денежных средств. Однако
ООО «Л 1-1» свои обязательства передать по договору купли-продажи
жилого помещения в собственность истца жилое помещение в строящемся
жилом доме по строительному адресу:
) в 1 квартале 2009 года не исполнил.
В ходе рассмотрения спора ООО «Л 1-1» обратилось со встречным
иском к Пестерниковой Т.М. о взыскании оплаты за увеличение площади
квартиры в размере 375 061 руб. 31 коп., а также расходов по уплате
государственной пошлины в сумме 6 951 руб., в отношении иска
Пестерниковой Т.М. заявил о пропуске срока исковой давности по
требованию о взыскании неустойки за период с 1 апреля 2009 г.
по 24 марта 2013 г.
Решением Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого
автономного округа от 31 мая 2016 г. исковые требования
Пестерниковой Т.М. удовлетворены частично: с ООО «Л1 -1» в ее пользу
взысканы неустойка в размере 3 000 000 руб., компенсация морального вреда
в размере 50 000 руб., штраф в размере 1 525 000 руб. В удовлетворении
остальной части требований отказано. Встречные исковые требования
ООО «Л 1-1» удовлетворены в полном объёме. Судом произведен зачет, в
результате которого с ООО «Л 1-1» в пользу Пестерниковой Т.М. взыскано
4 142 987 руб. 69 коп.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским
делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 25 августа 2016 г.
решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе ООО «Л 1-1» ставится вопрос об отмене
решения Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного
округа от 31 мая 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии
3
по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа
от 25 августа 2016 г., как незаконных. ООО «Л 1-1» указывает на ошибочное
определение судом момента начала течения срока исковой давности для
взыскания в пользу истца неустойки за просрочку передачи объекта
недвижимости.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации
Марьина АН. от 5 июня 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для
рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским
делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной
жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по
гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу
подлежащей удовлетворению.
Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений
в кассационном порядке являются существенные нарушения норм
материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без
устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных
прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом
публичных интересов.
Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при
рассмотрении настоящего дела.
Судом установлено, что 11 февраля 2008 г. между Пестерниковой Т.М.
(покупатель) и ООО «Г.С.К.», выступающим от лица ООО «ЛЭК-1» (в
настоящее время ООО «Л 1-1») (продавец), заключен предварительный
договор, в соответствии с условиями которого продавец обязался передать
покупателю квартиру общей площадью 47,3 кв.м в строящемся доме по
строительному адресу:
)
(л.д.7-12).
Пунктом 5 предварительного договора определена продажная цена
квартиры, равная 160 820 у.е., что на момент заключения составило
4 342 140 руб.
Во исполнение обязательств по предварительному договору
Пестерникова Т.М. оплатила 4 342 140 руб. (л.д. 17, 18).
Ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию
1 квартал 2009 года (пункт 2 договора).
Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию выдано 28 апреля 2015 г.
службой государственного надзора и экспертизы г. Санкт-Петербурга
(л.д. 54-56).
4
26 мая 2015 г. ответчик направил в адрес истца уведомление о вводе
объекта в эксплуатацию и приглашение прибыть в офис для подписания акта
передачи квартиры.
4 июня 2015 г. представитель Пестерниковой Т.М. подписала
передаточный акт, указав недостатки по помещению: неправильно
установлена ручка стеклопакета на кухне, отсутствует накладка на замок
входной двери с обеих сторон. Данным актом стороны подтвердили, что
помещение соответствует проектной документации и условиям
заключенного предварительного договора.
7 июля 2015 г. представителем Пестерниковой Т.М. повторно подписан
передаточный акт, в котором указано, что недостатки в жилом помещении
отсутствуют.
8 соответствии с пунктом 1 предварительного договора площадь
квартиры и балкона могут быть изменены на основании данных
контрольного обмера Проектно-Инвентаризационным бюро, в соответствии с
фактическим уменьшением (увеличением) указанных площадей.
Согласно пункту 5.2 предварительного договора продажная стоимость
квартиры может быть изменена, в том числе, на основании данных
контрольного обмера Проектно-Инвентаризационным Бюро, в соответствии с
фактическим уменьшением (увеличением) общей площади квартиры и
площади балкона (лоджии) относительно данных в пункте 1.1
предварительного договора исходя из стоимости одного квадратного метра
жилой площади, равного 3 400 у.е., и стоимости одного квадратного метра
балкона (лоджии) по указанной в данном пункте цене с коэффициентом
равным 0,3 (0,5).
2 апреля 2015 г. ГУЛ «ГУИОН» ПИБ Московского и Кировского района
Санкт-Петербурга составлена ведомость помещений и площадей, согласно
которой площадь квартиры Пестерниковой Т.М. определена в размере
49 кв.м (л.д. 81-85).
Согласно кадастровому паспорту помещения, общая площадь квартиры
составила 49 кв. м (л.д. 86-87).
Проанализировав условия предварительного договора и сложившиеся
правоотношения сторон, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что
заключенный между сторонами предварительный договор по своей правовой
природе является договором долевого участия в строительстве, а к
правоотношениям сторон подлежат применению положения Федерального
закона от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве
многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении
изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».
5
Удовлетворяя частично исковые требования Пестерниковой Т.М., суд
первой инстанции исходил из того, что ООО «Л 1-1» передал квартиру с
нарушением срока, предусмотренного договором, в связи с чем имеются
основания для возложения на него ответственности за ненадлежащее
исполнение обязательств по договору в виде неустойки за период
с 1 апреля 2009 г. по 4 июня 2015 г., а также штрафа и взыскания денежной
компенсации морального вреда. При определении размера подлежащей
взысканию неустойки, суд первой инстанции признал неверным расчет
Пестерниковой Т.М. и, применив ставку рефинансирования 8, 25 %, а также
статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по заявлению
ООО «Л 1-1», определил ко взысканию неустойку в размере 3 000 000 руб.
Размер штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований
потребителя определен судом первой инстанции в соответствии с
положениями пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от
7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей». Установив
увеличение площади жилого помещения (квартиры), суд первой инстанции
удовлетворил встречный иск.
Отклоняя заявление ООО «Л 1-1» о применении последствий пропуска
срока исковой давности, суд первой инстанции указал на то, что моментом
начала течения срока исковой давности является 4 июня 2015 г. - дата
передачи Пестерниковой Т.М. объекта долевого строительства (квартиры).
С указанным выводом согласился суд апелляционной инстанции.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации находит, что судебными инстанциями нарушены нормы
действующего законодательства и согласиться с их выводами нельзя по
следующим основаниям.
В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской
Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской
Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения
спорных отношений) исковой давностью признается срок для защиты права
по иску лица, право которого нарушено.
Общий срок исковой давности в силу пункта 1 статьи 196 Гражданского
кодекса Российской Федерации устанавливается в три года.
В соответствии с пунктом 1 статьи 200 Гражданского кодекса
Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня,
когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными
законами.
Пунктом 2 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации
определено, что по обязательствам с определенным сроком исполнения
течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.
6
Так, по смыслу указанных выше норм права, моментом начала течения
срока исковой давности является дата, когда истица узнала или должна была
узнать о нарушении своего права.
Однако в нарушение приведенных выше норм права суд сделал вывод о
том, что срок исковой давности для взыскания неустойки начинает течь со
дня исполнения обязательства, то есть со дня передачи объекта долевого
строительства его участнику (4 июня 2015 г.), при этом норму закона,
которой руководствовался, не указал.
Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации полагает необходимым отметить, что одновременно с
вышеуказанным выводом, суд руководствовался тем, что срок ввода объекта
строительства в эксплуатацию был установлен до 31 марта 2009 г. и именно
исходя из этой даты (с 1 апреля 2009 г.) рассчитал размер неустойки,
подлежащей взысканию в пользу Пестерниковой Т.М.
Таким образом, суд сделал вывод о том, что право Пестерниковой Т.М.
на получение объекта долевого строительства в предусмотренный договором
срок было нарушено с 1 апреля 2009 г.
Учитывая изложенное, решение суда содержит взаимоисключающие
выводы, что является нарушением положений статьи 195 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации.
Допущенные нарушения норм права, являясь существенными, повлияли
на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита
нарушенных прав и законных интересов ООО «Л 1-1».
В связи с этим Судебная коллегия по гражданским делам Верховного
Суда Российской Федерации в целях соблюдения разумных сроков
судопроизводства (статья б1
Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации) полагает необходимым апелляционное определение
судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого
автономного округа от 25 августа 2016 г. отменить и направить дело на новое
апелляционное рассмотрение.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и
разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации
7
определила:
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 25 августа 2016 г. отменить,
дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Председательствующий
Судьи
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2017)" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017)
Разрешение споров, возникающих в связи с защитой права
собственности и других вещных прав

3. Участник долевого строительства - гражданин, надлежащим образом исполнивший свои обязательства по договору, при неисполнении обязательства другой стороной - застройщиком вправе требовать защиты своих прав путем признания права на долю в общей долевой собственности в не завершенном строительством объекте в виде квартиры и определения размера доли в общей долевой собственности на объект незавершенного строительства.
Смена застройщика во время строительства многоквартирного дома не влияет на реализацию данного права (ст. 382, 384 ГК РФ).
К. обратилась в суд с иском к ЖСК (застройщик N 2) о признании права собственности на долю в виде однокомнатной квартиры, согласно экспликации (плану) этажей проекта, общей площадью 42,91 кв. м, расположенной на 8-м этаже 1-го подъезда в не завершенном строительством объекте - жилом доме. В обоснование заявленных требований истица указала, что между ней и потребительским кооперативом был заключен договор, на основании которого кооператив предоставил ей заем в целях приобретения указанной однокомнатной квартиры. 21 марта 2006 г. между обществом (застройщик N 1) и К. заключен договор на долевое строительство кирпичного, десятиэтажного жилого дома. Обязательства по договору истица выполнила в полном объеме. Впоследствии названное общество было признано банкротом и ликвидировано, не завершенный строительством жилой дом передан ЖСК (ответчику по делу), осуществляющему строительство указанного дома.
Ответчик в судебном заседании исковые требования не признал, просил отказать в их удовлетворении.
Судами первой и апелляционной инстанций в удовлетворении исковых требований отказано.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая дело в кассационном порядке, установила основания для применения ст. 387 ГПК РФ, указав в том числе следующее.
Согласно п. 1 ст. 218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.
Согласно ч. 1 ст. 4, ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон об участии в долевом строительстве) по договору участия в долевом строительстве одна сторона (застройщик) обязуется в предусмотренный договором срок своими силами и (или) с привлечением других лиц построить (создать) многоквартирный дом и (или) иной объект недвижимости и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию этих объектов передать соответствующий объект долевого строительства участнику долевого строительства, а другая сторона (участник долевого строительства) обязуется уплатить обусловленную договором цену и принять объект долевого строительства при наличии разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости.
Застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства не позднее срока, который предусмотрен договором и должен быть единым для участников долевого строительства, которым застройщик обязан передать объекты долевого строительства, входящие в состав многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости или в состав блока-секции многоквартирного дома, имеющей отдельный подъезд с выходом на территорию общего пользования.
В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
Согласно ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
Согласно положениям ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.
Из указанных выше положений норм действующего законодательства следует, что возникновение права собственности истца как участника долевого строительства на жилое помещение в строящемся доме связано с выполнением участниками долевого строительства возложенных на них договором обязательств.
Судом установлено, что вступившим в законную силу решением суда установлено, что оплата объекта долевого строительства по договору от 21 марта 2006 г. произведена в полном объеме.
Застройщик N 1 в предусмотренный договором срок жилое помещение участнику долевого строительства не передал по причине того, что строительство жилого дома в целом не завершено, дом в эксплуатацию не сдан, общество, осуществляющее строительство указанного выше жилого дома, ликвидировано.
Объект незавершенного строительства передан ЖСК (застройщику N 2) для завершения строительства.
На момент передачи спорный жилой дом был частично построен, то есть выполненные работы по строительству жилого дома в виде права на объект незавершенного строительства переданы ответчику.
В п. 1 ст. 130 ГК РФ предусмотрено, что к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.
Согласно п. 30 совместного постановления пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", в соответствии со ст. 130 ГК РФ объекты незавершенного строительства отнесены законом к недвижимому имуществу.
Нормами Закона об участии в долевом строительстве, действие которого распространяется на правоотношения сторон в рассматриваемом споре, урегулирован в числе прочего правовой механизм защиты прав участников долевого строительства при неисполнении договорных обязательств застройщиком. Признание за участником долевого строительства права собственности на возводимый не завершенный строительством объект (либо долю в нем) на стадии до момента ввода в эксплуатацию в качестве одной из мер реализации такого механизма правовой защиты данным законом прямо не предусмотрено.
Между тем в соответствии с п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права, при этом пределы осуществления гражданских прав определены в ст. 10 данного кодекса, а способы защиты - в его ст. 12, в которой в качестве одного из способов судебной защиты нарушенного права закреплено признание права.
По смыслу ст. 11, 12 ГК РФ, прерогатива в определении способа защиты нарушенного права принадлежит исключительно лицу, обратившемуся в суд за такой защитой, то есть истцу.
Закон об участии в долевом строительстве также не содержит запрета на признание права собственности на не завершенный строительством объект (либо долю в нем).
В соответствии со ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и иное вновь созданное недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 59 названного выше совместного постановления пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права.
Признание права является одним из способов защиты права. При этом лицо, считающее себя собственником спорного имущества, должно доказать законность оснований возникновения права собственности на недвижимость (ст. 12 ГК РФ).
На объект незавершенного строительства может быть признано право собственности по решению суда.
Тот факт, что строительство спорного жилого дома на момент рассмотрения дела судом не завершено, не может нарушать право истца на защиту своих гражданских прав путем признания права собственности на долю в праве собственности на объект незавершенного строительства, поскольку, исходя из положений ст. 309, 310 ГК РФ, участник долевого строительства, надлежащим образом исполнивший свои обязательства по договору путем внесения платы за квартиру в полном объеме, вправе рассчитывать на надлежащее исполнение обязательств по договору со стороны инвестора, а при неисполнении обязательства другой стороной - требовать защиты своих прав, в том числе и путем предъявления требования о признании права на долю в общей долевой собственности в не завершенном строительством объекте в виде квартиры и об определении размера доли в общей долевой собственности на объект незавершенного строительства.
Как указала Судебная коллегия, обстоятельства, связанные с ликвидацией застройщика N 1, а также с тем, что ЖСК (застройщик N 2), осуществляющий завершение строительства спорного объекта, не является стороной заключенного с истцом договора, а истец не является членом ЖСК, правового значения при разрешении данного спора не имеют, поскольку не влияют на права истца, исполнившего в полном объеме свои обязательства по договору долевого участия в строительстве.
Исходя из изложенного смена застройщика в период длительного строительства дома не свидетельствовала о прекращении ранее возникших обязательств по передаче спорного жилого помещения истцу, а также о возникновении данных правоотношений между сторонами вновь.
При таких обстоятельствах суду следовало установить наличие либо отсутствие правопритязаний третьих лиц в отношении указанного истцом объекта строительства, а также нарушение прав членов ЖСК в случае удовлетворения требований К., что судом первой инстанции не выполнено и судом апелляционной инстанции оставлено без внимания.

Определение N 89-КГ16-10

4. При наличии согласия всех участников долевой собственности земельного участка сельскохозяйственного назначения на передачу его в аренду выдел собственником земельной доли, обремененной правом аренды, не может осуществляться без согласия арендатора.
Г. (глава крестьянского (фермерского) хозяйства) обратился в суд с иском к М., И., И.В., И.А. о признании недействительным произведенного ими в счет принадлежащих им земельных долей выдела земельного участка, признании недействительным договора купли-продажи выделенного земельного участка, заключенного между М. и И., И.В., И.А., применении последствий недействительности сделки, прекращении права собственности М. на сформированный земельный участок, восстановлении права общей долевой собственности на участок, об исключении из государственного кадастра недвижимости сведений о земельном участке.
Судом установлено, что постановлением местной администрации зарегистрировано крестьянское (фермерское) хозяйство, главой которого утвержден Г.
И., И.В., И.А. являлись участниками долевой собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения площадью 228 га, им принадлежало по 1/19 доли в праве каждому (12 га).
В 2009 году между истцом и участниками общей долевой собственности заключен договор аренды земельного участка при множественности лиц на стороне арендодателей. Предметом договора аренды выступал земельный участок площадью 228 га. Договор аренды заключен сроком на 10 лет, подписан арендатором и представителем арендодателей (всех участников долевой собственности на данный земельный участок), действовавшем на основании нотариально удостоверенных доверенностей.
В 2014 году ответчики И., И.В. и И.А. из указанного земельного участка, в его границах, из принадлежащих им на праве собственности земельных долей выделили обособленный земельный участок общей площадью 360 000 кв. м, которому был присвоен кадастровый номер.
При этом из заключения кадастрового инженера об отсутствии возражений относительно размера и местоположения границ выделяемого в счет земельных долей земельного участка следовало, что выдел произведен без проведения общего собрания участников общей долевой собственности на земельный участок путем размещения соответствующего объявления о месте и порядке ознакомления и о необходимости согласования проекта межевания земельных участков в местной газете.
9 апреля 2015 г. между И., И.В., И.А. и М. заключен договор купли-продажи земельного участка сельскохозяйственного назначения для ведения сельскохозяйственного производства общей площадью 360 000 кв. м. Право собственности зарегистрировано за М. 22 апреля 2015 г.
Решением суда исковые требования удовлетворены.
Апелляционным определением решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении заявленных исковых требований отказано.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила указанное апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указав следующее.
На основании ст. 252 ГК РФ участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.
Общие правила и условия образования земельных участков определены ст. 11 ЗК РФ, согласно которой земельные участки образуются при разделе, объединении, перераспределении земельных участков или выделе из земельных участков, а также из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности (п. 1).
Образование земельных участков допускается при наличии в письменной форме согласия землепользователей, землевладельцев, арендаторов, залогодержателей исходных земельных участков. Такое согласие не требуется в случаях образования земельных участков из земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности и предоставленных государственным или муниципальным унитарным предприятиям, государственным или муниципальным учреждениям; образования земельных участков на основании решения суда, предусматривающего раздел, объединение, перераспределение или выдел земельных участков в обязательном порядке; образования земельных участков в связи с их изъятием для государственных или муниципальных нужд (п. 4 ст. 11.2 ЗК РФ).
Пунктом 5 ст. 11.2 ЗК РФ предусмотрено, что особенности процедуры выдела земельных участков в счет доли в праве общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения предусматриваются Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (далее - Закон об обороте сельскохозяйственных земель).
В силу положений п. 1 ст. 12 Закона об обороте сельскохозяйственных земель в случае, если число участников долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения превышает пять, правила Гражданского кодекса Российской Федерации применяются с учетом особенностей, установленных этой статьей, а также ст. 13 и 14 данного федерального закона.
Пунктом 1 ст. 13 Закона об обороте сельскохозяйственных земель предусмотрено, что участник или участники долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения вправе выделить земельный участок в счет своей земельной доли или своих земельных долей, если это не противоречит требованиям к образованию земельных участков, установленным Земельным кодексом Российской Федерации и названным федеральным законом.
Земельный участок образуется путем выдела в счет земельной доли или земельных долей на основании решения общего собрания участников долевой собственности или путем выдела земельного участка в порядке, установленном пп. 4 - 6 ст. 13 (п. 2).
Земельный участок может быть образован на основании решения общего собрания участников долевой собственности в случае, если данным решением утверждены проект межевания земельных участков, перечень собственников образуемых земельных участков и размер их долей в праве общей собственности на образуемые земельные участки. Если земельный участок образуется на основании решения общего собрания участников долевой собственности и в соответствии с утвержденным этим собранием проектом межевания, дополнительное согласование размера и местоположения границ образуемого земельного участка не требуется (п. 3).
Если указанное в п. 3 данной статьи решение общего собрания участников долевой собственности отсутствует, собственник земельной доли или земельных долей для выдела земельного участка в счет земельной доли или земельных долей заключает договор с кадастровым инженером, который подготавливает проект межевания земельного участка для выдела земельного участка в счет земельной доли или земельных долей (п. 4).
Размер земельного участка, выделяемого в счет земельной доли или земельных долей, определяется на основании данных, указанных в документах, удостоверяющих право на эту земельную долю или эти земельные доли. При этом площадь выделяемого в счет земельной доли или земельных долей земельного участка может быть больше или меньше площади, указанной в документах, удостоверяющих право на земельную долю или земельные доли, если увеличение или уменьшение площади выделяемого в счет земельной доли или земельных долей земельного участка осуществляется с учетом состояния и свойств почвы выделяемого земельного участка и земельного участка, из которого он образуется (п. 5).
Размер и местоположение границ земельного участка, выделяемого в счет земельной доли или земельных долей, должны быть согласованы кадастровым инженером в порядке, установленном ст. 13.1 Закона об обороте сельскохозяйственных земель (п. 6).
Пунктом 5 ст. 14 Закона об обороте сельскохозяйственных земель установлено, что участник долевой собственности, выразивший на общем собрании участников долевой собственности несогласие с передачей в аренду земельного участка, находящегося в долевой собственности, или с условиями договора аренды такого земельного участка, в случае передачи его в аренду вправе выделить земельный участок в счет принадлежащих ему земельной доли или земельных долей по правилам, установленным п. 4 ст. 13 данного федерального закона, и распорядиться выделенным в счет земельной доли или земельных долей земельным участком по своему усмотрению.
Таким образом, по смыслу указанной нормы, право на выдел земельного участка без согласия арендатора предоставлено лишь тому участнику долевой собственности, который на общем собрании участников долевой собственности голосовал против предоставления земельного участка в аренду. Во всех остальных случаях выдел земельного участка из арендованного земельного участка не может осуществляться без согласия арендатора.
Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

Определение N 32-КГ16-23

5. Арендная плата не подлежит взысканию с арендатора в случае, если в результате противоправных действий арендодателя он был лишен возможности пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды или целевым назначением этого имущества.
Местная администрация обратилась в суд с иском к Т. о взыскании арендной платы, мотивируя свои требования тем, что между сторонами 29 июня 2012 г. заключен договор аренды земельного участка для индивидуального жилищного строительства сроком на 5 лет. Соглашением от 27 февраля 2015 г. договор аренды расторгнут. По условиям договора арендная плата должна вноситься ежеквартально в сроки до 15 февраля - за первый квартал, до 15 мая - за второй квартал, до 15 августа - за третий квартал, до 15 ноября - за четвертый. Обязанность по внесению арендной платы по состоянию за период с 1 января 2013 г. по 27 февраля 2015 г. Т. не исполнена.
Ответчик в судебном заседании исковые требования признала в части невнесения арендной платы в период с 7 апреля 2014 г. по 27 февраля 2015 г., просила отказать в удовлетворении остальной части исковых требований.
Решением суда, оставленным без изменения апелляционным определением, исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая дело в кассационном порядке, установила основания для применения ст. 387 ГПК РФ, указав следующее.
Согласно п. 3 ст. 405 ГК РФ должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора.
Кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (п. 1 ст. 406 ГК РФ).
Таким образом, должник не может нести ответственность за неисполнение обязательства в случае, если такое неисполнение было вызвано противоправными действиями кредитора.
В соответствии с п. 1 ст. 611 ГК РФ арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества.
Пунктом 1 ст. 614 ГК РФ установлено, что арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату).
Из анализа приведенных правовых норм следует, что договор аренды носит взаимный характер, то есть невозможность пользования арендованным имуществом по обстоятельствам, не зависящим от арендатора, освобождает последнего от исполнения его обязанности по внесению арендной платы.
Арендатор обязан пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества (п. 1 ст. 615 ГК РФ).
Следовательно, арендная плата не подлежит взысканию с арендатора в случае, если в результате противоправных действий арендодателя он был лишен возможности пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды или целевым назначением этого имущества.
Судом установлено, что после заключения 29 июня 2012 г. между местной администрацией (арендодателем) и Т. (арендатором) договора аренды земельного участка для индивидуального жилищного строительства местная администрация письмом от 11 сентября 2013 г. отказала Т. в выдаче разрешения на строительство жилого дома на указанном земельном участке.
Вступившим в законную силу решением суда от 16 октября 2013 г. данный отказ признан незаконным.
Таким образом, при рассмотрении данного дела судебные инстанции не приняли во внимание, что в результате противоправных действий местной администрации Т. была лишена возможности в течение определенного срока использовать арендованный для индивидуального жилищного строительства земельный участок, и не решили вопрос о законности требований об освобождении ответчика от внесения истцу арендной платы за этот срок.

Определение N 89-КГ16-7
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: Пред. 1 ... 5 6 7 8 9
Читают тему (гостей: 21)