Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Правда необычнее вымысла, потому что вымысел обязан держаться в рамках правдоподобия, а правда - нет.
 
Марк Твен
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1 2 След.
2. Принципы работы адвокатуры. Адвокатура как ...
 
СТАТУС АДВОКАТА. ПОЛНОМОЧИЯ И ОБЯЗАННОСТИ АДВОКАТА. ОРГАНЫ АДВОКАТУРЫ И АДВОКАТСКИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

1. Понятия «адвокат», «адвокатская деятельность». Виды юридической помощи, оказываемой адвокатами. Понятие «адвокатура», принципы организации и деятельности адвокатуры.
2. Полномочия и обязанности адвоката в соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодексом профессиональной этики адвоката и процессуальными законами.
3. Обязанность адвоката по повышению квалификации: значение и формы реализации.
4. Статус адвоката: допуск к квалификационному экзамену, порядок приобретения, присвоение, приостановление, возобновление, прекращение.
5. Помощник адвоката, стажер адвоката: понятие, статус. Особенности трудовых отношений.
6. Федеральная палата адвокатов Российской Федерации, ее органы: понятие, порядок образования, компетенция.
7. Адвокатская палата субъекта Российской Федерации и ее органы: понятие, порядок образования, компетенция.
8. Совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации. Понятие, порядок образования, компетенция.
9. Общее собрание (конференция) адвокатов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации: полномочия, порядок проведения.
10. Квалификационные комиссии адвокатских палат субъектов Российской Федерации и их полномочия.
11. Юридическая консультация и адвокатский кабинет как формы адвокатских образований. Налогообложение в адвокатских кабинетах.
12. Коллегия адвокатов и адвокатское бюро как формы адвокатских образований.
13. Составление и ведение адвокатского производства (досье). Значение и содержание адвокатского производства.


(старые)

ПРИНЦИПЫ РАБОТЫ АДВОКАТУРЫ.
АДВОКАТУРА КАК ОБЩЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ


8. Законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации об адвокатской деятельности и адвокатуре.
9. Адвокатура - институт гражданского общества. Адвокатура и государство. Публично-правовой характер функций адвокатуры в России.
10. Свобода и независимость адвокатской деятельности как условие справедливого правосудия в России. Корпоративное самоуправление в адвокатуре. Пределы вмешательства органов государственной власти в деятельность адвокатуры.
11. Международные стандарты регулирования адвокатуры и адвокатской деятельности.
Изменено: admin - 29.03.2017 13:06:56 (перелинковка)
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
8. Законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Статья 4. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре

1. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона, других федеральных законов, принимаемых в соответствии с федеральными законами нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность, а также из принимаемых в пределах полномочий, установленных настоящим Федеральным законом, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.
(в ред. Федерального закона от 20.12.2004 N 163-ФЗ)
2. Принятый в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности.
(п. 2 введен Федеральным законом от 20.12.2004 N 163-ФЗ)
Статья 4. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре

Комментарий к статье 4

1. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре основано на Конституции РФ, которая гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). Под такой помощью подразумевается адвокатская юридическая помощь (см. подробнее об этом комментарий к ч. 1 ст. 1).
Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре состоит из:
а) комментируемого Закона;
б) других федеральных законов. Например, права и обязанности адвокатов при выполнении поручений по гражданским, уголовным делам и делам об административных правонарушениях регламентируются процессуальными Кодексами: Уголовно-процессуальным кодексом РФ от 18 декабря 2001 г. <1>, Гражданским процессуальным кодексом РФ <2>, Кодексом РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. <3>, Арбитражным процессуальным кодексом РФ от 24 июля 2002 г. <4>, Налоговым кодексом РФ <5>. Кроме процессуальных Кодексов, регулирование адвокатской деятельности содержится в некоторых других федеральных законах. Так, в ч. 3 ст. 22 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" говорится, что адвокаты оказывают юридическую помощь военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, в вопросах, связанных с прохождением военной службы, а также по иным основаниям, установленным федеральными законами, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации <6>. Другой пример: в ст. 7 Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" устанавливаются дополнительные гарантии прав гражданина при оказании ему психиатрической помощи - право на помощь адвоката, встречи с адвокатом наедине, гарантия обеспечения администрацией лечебного учреждения возможности приглашения адвоката, гарантия тайны переписки с адвокатом <7>;
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2001. N 52 (I ч.). Ст. 4921.
<2> СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.
<3> СЗ РФ. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1.
<4> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.
<5> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3824; 2000. N 32. Ст. 3340.
<6> СЗ РФ. 1998. N 22. Ст. 2331.
<7> Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

в) Кодекса профессиональной этики адвоката <1>, который устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности (см. подробнее об этом комментарий к ч. 2 ст. 4);
--------------------------------
<1> Бюллетень Минюста России. 2004. N 3.

г) нормативных правовых актов Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность. Например, в целях обеспечения населения доступной юридической помощью Правительство РФ может принимать нормативные акты о финансировании деятельности труда адвокатов за счет государства и выделении адвокатским образованиям служебных помещений и средств связи. Во исполнение ст. 25 комментируемого Закона было принято Постановление Правительства РФ от 4 июля 2003 г. N 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда", в соответствии с которым устанавливается не только размер вознаграждения адвоката, но и порядок компенсации адвокату, оказывающему бесплатную юридическую помощь гражданам России <1>. Следует отметить, что в формировании законодательства об адвокатской деятельности существенную роль играет такой орган исполнительной власти, как Министерство юстиции РФ, нормативные акты которого в данной области регулируют как формальные и организационные стороны адвокатской деятельности (например, Приказы Минюста России от 8 августа 2002 г. N 217 "Об утверждении формы ордера" <2>, от 16 августа 2005 г. N 133 "Об утверждении формы удостоверения адвоката" <3>, от 5 февраля 2008 г. N 20 "Об утверждении Административного регламента исполнения территориальными органами Федеральной регистрационной службы государственной функции по ведению реестра адвокатов субъекта Российской Федерации и выдаче адвокатам удостоверений" <4>), так и существенные вопросы, касающиеся, например, оплаты услуг адвокатов (Приказ Минюста России N 199, Минфина России N 87н от 15 октября 2007 г. "Об утверждении Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в зависимости от сложности уголовного дела") <5> или осуществления на территории РФ деятельности адвокатов иностранных государств (Приказ Минюста России от 12 января 2004 г. N 2 "Об утверждении формы и Порядка предоставления выписки из реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих деятельность на территории Российской Федерации") <6>;
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2925.
<2> Документ официально опубликован не был.
<3> Бюллетень Минюста России. 2005. N 9.
<4> Российская газета. N 91. 2008.
<5> Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2007. N 45.
<6> Там же. 2004. N 6.

д) законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ. Так, в соответствии со ст. 33 комментируемого Закона квалификационная комиссия создается для приема квалификационных экзаменов у лиц, претендующих на присвоение статуса адвоката, а также для рассмотрения жалоб на действия (бездействие) адвокатов. Она создается на два года в составе 13 членов, при этом от законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ в нее входят два представителя (менее 1/6 всего состава комиссии). Эти представители не могут быть депутатами, государственными или муниципальными служащими. Порядок избрания таких представителей и требования, предъявляемые к ним, определяются законами субъекта Федерации, например: Постановлением Архангельского областного Собрания депутатов от 10 декабря 2003 г. N 678 "Об избрании представителя в квалификационной комиссии Адвокатской палаты Архангельской области от Архангельского областного Собрания депутатов" <1>, Областным законом от 4 июня 2003 г. N 176-22-ОЗ "О представителях Архангельского областного Собрания в квалификационной комиссии Адвокатской палаты Архангельской области" <2>, Постановлением Московской городской Думы от 31 января 2007 г. N 11 "Об избрании представителей Московской городской Думы в квалификационной комиссии при Адвокатской палате города Москвы" <3>, Законом Московской области от 1 февраля 2003 г. N 11/2003-ОЗ "О представителях Московской областной Думы в квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской области" <4>, Законом г. Москвы от 23 октября 2002 г. N 52 "О представителях Московской городской Думы в квалификационной комиссии при Адвокатской палате города Москвы" <5>.
--------------------------------
<1> Ведомости Архангельского областного Собрания депутатов третьего созыва. 2003. N 26.
<2> Там же. N 22.
<3> Ведомости Московской городской Думы. 2007. N 3. Ст. 10.
<4> Вестник Московской областной Думы. 2003. N 5.
<5> Ведомости Московской городской Думы. 2002. N 11. Ст. 250.

В соответствии с п. 2 ст. 26 комментируемого Закона перечень документов, необходимых для получения гражданами Российской Федерации бесплатной юридической помощи, а также порядок предоставления указанных документов определяются законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, как-то: Законом Нижегородской области от 23 июля 2004 г. N 76-З "О государственной поддержке адвокатской деятельности и адвокатуры в Нижегородской области" <1>, Законом Тамбовской области от 23 апреля 2004 г. N 206-З "О регулировании общественных отношений в сфере адвокатуры, государственной поддержке адвокатской деятельности и организации бесплатной юридической помощи в Тамбовской области" <2>.
--------------------------------
<1> Нижегородские новости. 2004. N 137(3069).
<2> Тамбовская жизнь. 2004. N 88, 89(23032, 23033).

Необходимо также отметить, что еще до принятия комментируемого Закона в ряде субъектов РФ происходила разработка самостоятельных Законов об адвокатуре. Например, Московская областная Дума до сих пор обсуждает и дорабатывает проект Закона Московской области "Об адвокатуре Московской области" <1>.
--------------------------------
<1> Решение Мособлдумы от 19 июля 2000 г. N 18/105 "О проекте Закона Московской области "Об адвокатуре Московской области". Официально документ опубликован не был. Решение Мособлдумы от 26 февраля 2003 г. N 10/48 "О проекте Закона Московской области "Об адвокатуре Московской области". Официально документ опубликован не был.

В основе правового регулирования в России лежат не только принципы, закрепленные отечественным законодательством (хотя в комментируемой статье об этом не сказано), но и общепризнанные стандарты, принятые в международном сообществе. Так, в соответствии с международным принципом добросовестного выполнения международных обязательств после официального признания, ратификации и одобрения международные договоры и общепризнанные нормы и принципы международного права имеют обязательную силу на территории России. Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Данная норма обеспечивает взаимодействие сообщества правовых государств на основе универсальных принципов и норм международного общения, обязательных для всех государств и иных субъектов международного права.
В настоящее время большинство международных актов не ратифицированы, что снижает их практическую ценность для регулирования правоотношений, связанных с адвокатской деятельностью на территории России. Это такие документы, как, например, Резолюция Комитета министров Совета Европы от 18 февраля 1996 г. N (76) 5 "О юридической помощи по гражданским, торговым и административным делам" <1>, Резолюция Комитета министров Совета Европы от 2 марта 1978 г. N (78) 8 "О юридической помощи и консультациях" <2>, Свод принципов для защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден Генеральной Ассамблеей ООН в Резолюции 43/173 от 9 декабря 1988 г.) <3>, Рекомендация Комитета министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката (принята Комитетом министров Совета Европы 25 октября 2000 г.) <4>, Основные принципы, касающиеся роли юристов (приняты Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 27 августа - 7 сентября 1990 г.) <5>, Основные положения о роли адвокатов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 27 августа - 7 сентября 1990 г.) <6>.
--------------------------------
<1> Российская юстиция. 1997. N 6.
<2> Там же.
<3> Правовые основы деятельности системы МВД России. Сборник нормативных документов. Т. 2. М.: ИНФРА-М, 1996. С. 147 - 157.
<4> Собрание международных документов "Права человека и судопроизводство". OSCE. Poland.
<5> Доклад восьмого конгресса Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Гавана; Куба, 27 августа - 7 сентября 1990 г. С. 131 - 136.
<6> Советская юстиция. 1991. N 20. С. 19.

Последние три международных документа представляют наибольший интерес для правоприменителей, поскольку содержат тематический материал, который может быть не только применен при разрешении той или иной правовой ситуации, но и взят за основу в ходе отечественного правотворчества.
2. Кодекс профессиональной этики адвоката <1> был принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г. в развитие требований, предусмотренных в ст. 7 комментируемого Закона, в целях поддержания адвокатурой профессиональной чести и осознания нравственной ответственности перед обществом. Данный нормативный правовой акт содержит два раздела: "Принципы и нормы профессионального поведения адвоката", "Процедурные основы дисциплинарного производства".
--------------------------------
<1> Кодекс профессиональной этики адвоката (принят Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.) // Бюллетень Минюста России. 2004. N 3.

Значение Кодекса профессиональной этики адвоката трудно переоценить. Этика - это учение об основных принципах нравственности и о нормах человеческой деятельности с точки зрения понятий о добре и зле. Этика адвокатской деятельности - свод основных нравственных правил, которые следует учитывать адвокату в его деятельности. Эти правила восходят к традициям адвокатуры, они соотносятся с условиями и характером задач, выполняемых членами данной организации в рамках судебных и административных процедур, и с государственным законодательством <1>.
--------------------------------
<1> Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского сообщества // Сайт "Клиническое юридическое образование": http://www.lawclinic.ru/library.phtml?m=1&p=32.

Этические нормы касаются различных вопросов адвокатской деятельности: конфиденциальности отношений доверителя и адвоката, выплаты гонорара и других сторон взаимоотношений с клиентами, взаимоотношений адвокатов друг с другом, рекламы адвокатской деятельности, правил поведения в суде и др.
Так, из правил поведения при осуществлении адвокатской деятельности следует назвать ознакомление помощников, стажеров адвокатов и иных сотрудников с Кодексом профессиональной этики адвоката; обеспечение соблюдения ими его норм в части, соответствующей их трудовым обязанностям (п. 2 ст. 3 Кодекса профессиональной этики); сохранение чести и достоинства, присущих данной профессии (ч. 1 ст. 4 Кодекса профессиональной этики).
Основаниями привлечения адвоката к ответственности являются (п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики):
жалоба, поданная в адвокатскую палату другим адвокатом, доверителем адвоката или его законным представителем, а при отказе адвоката принять поручение без достаточных оснований - жалоба лица, обратившегося за оказанием юридической помощи в порядке ст. 26 комментируемого Закона;
представление, внесенное в адвокатскую палату вице-президентом адвокатской палаты либо лицом, его замещающим, а также органом государственной власти, уполномоченным в области адвокатуры;
сообщение суда (судьи) в адрес адвокатской палаты.
Президент адвокатской палаты субъекта Российской Федерации не позднее 10 дней со дня получения документов (жалобы, представления, сообщения в письменной форме) возбуждает дисциплинарное производство. Участники дисциплинарного производства заблаговременно извещаются о месте и времени рассмотрения квалификационной комиссией дисциплинарного дела, им предоставляется возможность ознакомиться со всеми материалами дисциплинарного производства.
Дисциплинарное производство включает две стадии:
а) разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации;
б) разбирательство в совете адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.
Дисциплинарное дело, поступившее в квалификационную комиссию адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, должно быть рассмотрено не позднее двух месяцев, не считая времени отложения дисциплинарного дела по причинам, признанным квалификационной комиссией уважительными. Разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации проводится устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Квалификационная комиссия должна дать заключение по возбужденному дисциплинарному производству на том заседании, в котором состоялось разбирательство по существу, на основании непосредственного исследования доказательств, представленных участниками производства до начала разбирательства, а также их устных объяснений.
Копии письменных доказательств или документов, которые участники намерены представить комиссии, должны быть переданы ее секретарю не позднее двух суток до начала заседания. От участников дисциплинарного производства квалификационная комиссия в процессе разбирательства может принять к рассмотрению дополнительные материалы, если они не могли быть представлены заранее. В этом случае комиссия по ходатайству участников дисциплинарного производства может отложить разбирательство для ознакомления с вновь представленными материалами. По результатам разбирательства квалификационная комиссия вправе вынести заключение.
Разбирательство во всех случаях осуществляется на закрытом заседании квалификационной комиссии. Порядок разбирательства определяется квалификационной комиссией и доводится до сведения участников дисциплинарного производства. Заседание квалификационной комиссии ведет ее председатель (или назначенный им заместитель из числа членов комиссии), который обеспечивает порядок в ходе заседания. Нарушители порядка могут быть отстранены от заседания комиссии по ее решению. Участники дисциплинарного производства вправе присутствовать при оглашении заключения комиссии.
Заседание квалификационной комиссии фиксируется в протоколе, где отражаются все существенные стороны разбирательства, а также формулировка заключения. Протокол подписывают председатель и секретарь комиссии. По существу разбирательства комиссия принимает заключение путем голосования именными бюллетенями, форма которых утверждается советом. Формулировки вопросов, вынесенных на голосование, предлагают председатель комиссии или назначенный им заместитель. Именные бюллетени для голосования членов комиссии приобщаются к протоколу и являются его неотъемлемой частью. По просьбе участников дисциплинарного производства в течение десяти дней им вручается (направляется) заверенная копия заключения комиссии. Заключение комиссии должно быть мотивированным и обоснованным и состоять из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей. Во вводной части заключения указываются время и место вынесения заключения, наименование и состав комиссии, сделавшей его, участники дисциплинарного производства, а также повод для возбуждения дисциплинарного производства. Описательная часть заключения должна содержать указание на предмет жалобы или представления (сообщения), объяснения адвоката. В мотивировочной части заключения должны быть указаны фактические обстоятельства, установленные комиссией, доказательства, на которых основаны ее выводы, и доводы, по которым она отвергает те или иные доказательства, а также правила профессионального поведения адвокатов, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодексом профессиональной этики адвоката, которыми руководствовалась комиссия при вынесении заключения. Резолютивная часть заключения должна содержать одну из формулировок, предусмотренных в п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката.
Дисциплинарное дело, поступившее в совет палаты с заключением квалификационной комиссии, должно быть рассмотрено не позднее двух месяцев с момента вынесения заключения, не считая времени отложения дисциплинарного дела по причинам, признанным советом уважительными. Участники дисциплинарного производства извещаются о месте и времени заседания совета.
Разбирательство по дисциплинарному производству проводится на закрытом заседании совета. Неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует разбирательству и принятию решения. Участникам дисциплинарного производства предоставляются равные права в изложении своих доводов в поддержку или против заключения квалификационной комиссии, а также право высказаться по существу предлагаемых мер дисциплинарной ответственности адвоката.
Решение совета должно быть мотивированным и содержать ссылку на правила профессионального поведения адвоката, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодексом профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми квалифицировалось действие (бездействие) адвоката. Совет с учетом конкретных обстоятельств дела должен принять меры к примирению адвоката и лица, подавшего жалобу. Решение по жалобе, представлению или сообщению принимает совет путем голосования. Резолютивная часть решения оглашается участникам дисциплинарного производства по окончании разбирательства на том же заседании.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
9. Адвокатура - институт гражданского общества. Адвокатура и государство. Публично-правовой характер функций адвокатуры в России.

Глава 8. АДВОКАТУРА. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО. ГОСУДАРСТВО

§ 8.1. Адвокатура - институт гражданского общества

Согласно ч. 1 ст. 3 Закона об адвокатуре, адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления. В Законе об адвокатуре особо подчеркивается, что адвокатура как профессиональное общество не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления. В своей деятельности адвокатура независима от государственных органов, но взаимодействует с ними при выполнении своих профессиональных обязанностей, так же как и с другими институтами гражданского общества.
Адвокатура имеет довольно четкую организационную структуру. В качестве низовых звеньев в соответствии с действующим законодательством могут создаваться адвокатские кабинеты, коллегии адвокатов и их филиалы, адвокатские бюро, а также юридические консультации. При этом вопрос о том, в какой организационной форме выполнять свои профессиональные обязанности, адвокаты решают самостоятельно. В каждом субъекте Российской Федерации образуется адвокатская палата. Собрание адвокатов (конференция) субъекта Российской Федерации является высшим органом адвокатского самоуправления.
Все адвокатские палаты России объединяются в Федеральную палату адвокатов РФ, а высшим органом адвокатского самоуправления является Всероссийский съезд адвокатов. Следует отметить, что эти положения полностью соответствуют рекомендациям Организации Объединенных Наций, содержащимся в преамбуле к Основным принципам, касающимся роли адвокатов, принятым Конгрессом ООН, проходившим с 7 августа по 7 сентября 1990 г. В этом документе подчеркивается, что Основные принципы сформулированы с целью оказать помощь государствам - членам ООН в осуществлении задач развития и обеспечения надлежащей роли адвокатов, что эти принципы должны соблюдаться и учитываться правительствами в рамках их национального законодательства и что они должны быть доведены до сведения как адвокатов, так и других лиц, таких, как судьи, обвинители, представители исполнительных и законодательных органов, и населения в целом.
Органы самоуправления адвокатского сообщества призваны представлять интересы адвокатов, способствовать повышению их профессиональных знаний, защищать их законные права. Они выполняют организационные функции самостоятельно, без вмешательства органов государственной власти и органов местного самоуправления. В части 2 ст. 3 Закона об адвокатуре сформулированы (но не раскрыты) основные принципы деятельности адвокатуры. Основополагающим в деятельности адвокатуры является принцип законности. Это общий принцип деятельности государства и общества. Из этого принципа следует, что органы самоуправления адвокатуры должны создаваться в строгом соответствии с законом. Деятельность адвокатов должна осуществляться в организационно-правовых формах, предусмотренных законом. При выполнении своих профессиональных обязанностей адвокаты, как это следует из содержания ч. 2 ст. 15 Конституции Российской Федерации, обязаны соблюдать Конституцию и действующие законы. При этом необходимо учитывать, что в правовую систему Российского государства входят общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. В связи с этим ч. 4 ст. 15 Конституции РФ устанавливает весьма важное правило - если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрено законом, то применяются правила международного договора.
Вторым принципом организации и деятельности адвокатуры является независимость. Это означает, что никакие органы и должностные лица не имеют права вмешиваться в профессиональную деятельность как адвокатских сообществ, так и отдельных адвокатов.
Адвокат при оказании юридической помощи, при осуществлении защиты по уголовным делам, при отстаивании интересов своего клиента, действуя как представитель в административных, гражданских, арбитражных делах, самостоятельно определяет свою позицию и не связан мнением ни участников судопроизводства, ни любых иных лиц, наделенных властными полномочиями. Попытки вмешательства в профессиональную деятельность адвоката со стороны любых лиц считаются недопустимыми. Этот принцип распространяется и на взаимоотношения внутри адвокатского сообщества. Любые формы влияния на профессиональную позицию адвоката по конкретному делу со стороны адвокатского сообщества и отдельных его членов не должны иметь места.
Третьим принципом Закон указывает самоуправление. Этот принцип выражается в том, что адвокатские сообщества как не входящие в систему органов государственной власти и местного самоуправления самостоятельно определяют правила, которые регулируют отношения, возникающие в процессе их деятельности. По существу, самоуправление является органически необходимым составным элементом механизма функционирования адвокатуры. Адвокатские образования, созданные в установленном Законом порядке, самостоятельно решают все организационные вопросы.
Так, Закон об адвокатуре определяет, что высшим органом адвокатской палаты каждого субъекта Российской Федерации является собрание адвокатов, а при численности адвокатов свыше 300 человек - конференция адвокатов.
Собрание (конференция) адвокатов вправе самостоятельно решать различные вопросы самоуправления: избирать совет адвокатской палаты, решать вопросы о досрочном прекращении полномочий членов совета, избирать ревизионную комиссию и членов квалификационной комиссии и т.д.
Таким образом, самоуправление означает, что деятельность адвокатских образований осуществляется в соответствии с решениями, принятыми правомочными органами, которые формируются в установленном законом порядке. Характерно, что решения органов самоуправления адвокатских сообществ обязательны для исполнения всеми адвокатами, являющимися членами этого адвокатского образования. В то же время все исполнительные органы подотчетны и подконтрольны общему собранию.
Четвертым принципом является принцип корпоративности, т.е. общности профессиональных интересов. Этот принцип определяет особый характер взаимоотношений между адвокатами. При осуществлении своих профессиональных обязанностей адвокат, руководствуясь требованиями закона, отстаивает свою позицию и в то же время как член адвокатского сообщества должен действовать в интересах этого сообщества <1>. Принцип корпоративности также означает, что все вопросы в органах самоуправления адвокатского сообщества должны решаться в интересах всего коллектива с максимальной пользой для каждого из адвокатов.
--------------------------------
<1> Более подробно правила поведения адвоката отражены в Кодексе профессиональной этики адвоката, принятом Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.

Из принципа корпоративности вытекает право осуществления контроля над соблюдением корпоративных правил адвокатского сообщества его членами. В частности, с этим принципом связана возможность адвокатского сообщества в установленном порядке рассматривать вопросы, связанные с дисциплинарной ответственностью адвокатов, право квалификационной комиссии давать заключение о наличии или отсутствии в действиях адвоката нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката.
Пятый принцип - равноправие выражается в том, что лицо, принятое в установленном порядке в адвокатское сообщество, является полноправным его членом и с этого момента наделяется определенными правами и исполняет определенные обязанности.
Из этого принципа также вытекает важное правило, согласно которому никто из членов адвокатского сообщества не имеет каких-либо преимуществ перед другими. Права всех адвокатов гарантируются равным образом.
В третьей части ст. 3 Закона об адвокатуре определяются основные направления деятельности органов государственной власти в содействии адвокатскому сообществу при осуществлении адвокатами их профессиональных функций. Как указано в Законе, такое содействие осуществляется в целях обеспечения доступности для населения юридической помощи. Оно выражается в том, что органы государственной власти обеспечивают независимость адвокатуры, осуществляют финансирование деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а при необходимости выделяют адвокатским образованиям служебные помещения и средства связи. Направления этой деятельности более детально отражены в иных законах и нормативных правовых актах. Так, в соответствии с Федеральным законом от 8 января 1998 г. N 7-ФЗ "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации" это учреждение взаимодействует с адвокатурой в вопросах надлежащего обеспечения деятельности судов.
В соответствии с Постановлением Совета Министров - Правительства РФ Министерство финансов РФ обязано предусматривать в проектах бюджета выделение средств на оплату труда адвокатов по защите лиц, освобожденных полностью или частично органом дознания, предварительного следствия, прокурором или судом, в производстве которых находится уголовное дело, от несения расходов на оплату юридической помощи, а также при участии их в производстве дознания, предварительного следствия или в суде по назначению.
Вопросам взаимодействия с адвокатурой уделяется достаточно внимания в приказах и распоряжениях министерств и ведомств, связанных с правоохранительной деятельностью. Закон об адвокатуре определяет, что каждому адвокату гарантируется социальное обеспечение, предусмотренное для граждан Российской Федерации. Из этого следует, что на адвокатов распространяются требования Трудового кодекса, иных законов и нормативных правовых актов, регламентирующих вопросы труда, отдыха и социального обеспечения. Очевидно, что возникающие сегодня трудности формулирования и утверждения в повседневной практике норм адвокатской этики нельзя рассматривать в отрыве от общей ситуации в России, которая, увы, еще весьма далека от демократического и правового государства.
Согласно ч. 2 ст. 13 Закона об адвокатуре, претендент, успешно сдавший квалификационный экзамен, получает статус адвоката и становится членом адвокатской палаты со дня принятия присяги следующего содержания: "Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и Кодексом профессиональной этики адвоката". Согласно ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре, адвокат обязан "честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами".
Если подойти к этим словам со всей серьезностью, абстрагировавшись от прижившихся в нашей стране двойных стандартов поведения, то возникает вопрос: что такое честная адвокатура?
Закрепление этических норм и принципов поведения человека в тексте федерального закона порождает несколько вопросов. Во-первых, корректно ли такое закрепление само по себе? Во-вторых, является ли законодательное закрепление норм морали следствием упадка авторитета последних в обществе?
Цитируя правила, изложенные советом адвокатской корпорации Франции в 1820 г., М. Малло приводит принципы, оберегающие честь адвокатуры: умеренность, бескорыстие, честность. Так, А.Д. Бойков резонно отмечает: "Нынешний читатель спросит: разве же эти принципы не обязательны для любого государственного чиновника, общественного деятеля, политика? Конечно, обязательны! Но применительно к адвокатуре они наполняются особым смыслом и содержанием" <1>.
--------------------------------
<1> Бойков А.Д. Проблемы профессиональной этики адвоката // Адвокат. 2004. N 2. С. 6.

По мнению профессора А.Д. Бойкова, профессиональные и нравственные качества адвоката - это далеко не врожденные свойства личности. Они формируются воспитанием, обучением, кадровым отбором, контролем со стороны коллег и руководящих органов адвокатуры <1>.
--------------------------------
<1> Там же. С. 9.

120 лет назад Г. Джаншиев в своем труде "Ведение неправых дел (Этюд по адвокатской этике)" написал о том, что самый жизненный, самый кардинальный для адвокатуры вопрос: возможна ли, мыслима ли честная адвокатура, остается спорным, не разрешенным даже в теории, даже in abstracto. По его мнению, никто не спорит с тем, что честная адвокатура, имеющая в виду не только частные цели и интересы клиентов, но и общественную пользу, интересы правосудия, желательна и полезна. "Утверждают, что такая адвокатура немыслима в действительности, неосуществима на практике и идет вразрез с организационными законами ее; что адвокатура по природе своей всегда вносит в храм правосудия торг совестью и тайный безнаказанный подкуп суда, - пишет Г. Джаншиев. - Так могут говорить только те, которые не имеют понятия ни об истории адвокатуры, ни о целях и задачах, поставленных ей жизнью и законом" <1>.
--------------------------------
<1> Джаншиев Г. Ведение неправых дел (Этюд по адвокатской этике) // Традиции адвокатской этики. Избранные труды российских и французских адвокатов (XIX - начало XX в.). СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 187.

Г. Джаншиев выделял и другой существовавший в его время оттенок воззрений, согласно которому развитие адвокатуры как учреждения, имеющего свои, особые обязанности перед обществом, воспринималось как предмет ненужной роскоши, "как земляника в январе месяце". Мало того, по мнению некоторых последователей этих воззрений, предъявлять адвокату такие требования означает одно - покушение на свободу действий и убеждений адвоката.
Дискуссия о характере и задачах адвокатской деятельности возникла довольно давно. О двух противоположных взглядах на данный вопрос писал, в частности, А.Ф. Кони. Один - защита есть общественное служение, адвокат не слуга своего клиента - он бескорыстен в материальном отношении и независим в своих убеждениях.
Думается, что бескорыстие в материальном отношении, учитывая (а как можно их не учитывать?) современные условия российской действительности, может из теоретического постулата перейти в практическую плоскость только тогда, когда ему будет предшествовать независимость адвоката в материальном отношении. Другими словами, если адвокат независим в материальном отношении, то он может быть бескорыстен в материальном отношении. Может ли быть адвокат, с весьма немногочисленной клиентурой, находящийся в постоянном поиске заработка (причем деньги не самоцель, а средство прокормить семью), бескорыстным в материальном отношении и независимым в своих убеждениях? Жизнь каждый день дает ответы на этот вопрос.
Второй взгляд на вопрос о характере и задачах адвокатской деятельности заключается в том, что "адвокат есть производитель труда, составляющего известную ценность, оплачиваемую эквивалентом в зависимости от тяжести работы и способности работника, он служит ближайшим интересам клиента, не заглядывая за далекий горизонт общественного блага" <1>.
--------------------------------
<1> Кони А.Ф. Избранные произведения. Том 1. М., 1959. С. 55, 56.

В 1861 г. Депп писал: "Имея множество конкурентов, ходатаи по делам должны, разумеется, безразлично браться за всякое дело, не рассуждая о том, правое ли оно или неправое, тем более что они не отвечают перед законом за ведение неправого дела".
"Такое отношение ходатая к своему доверителю, - продолжил Депп, - унижает достоинство человека, потому что он подчиняется совершенно чужой воле (выделено мной. - Л.Г.) и часто бывает защитником неправды, лжи, обмана, ложно истолковывая закон, для того, чтобы дать господство неправде; в этом заключается главнейшая причина, почему ни один порядочный человек не возьмется за ходатайство по делам" <1>.
--------------------------------
<1> Журнал Министерства юстиции. 1861. N 12.

Из этого можно сделать по крайней мере два вывода.
Автор этих изречений объясняет невозможность следования ходатаями моральным принципам двумя субъективными факторами: конкуренцией на рынке таких услуг (необходимостью заработать себе на пропитание, прокормить семью) и отсутствием страха перед наказанием за ведение так называемого неправого дела.
Ходатай становится "рабом" своего доверителя (получив денежное вознаграждение или заручившись им), который поставил перед ним конкретную цель - выиграть его дело в суде, не интересуясь в большинстве случаев, какими средствами и способами она может быть достигнута. Доверитель, как правило, не знаком с юриспруденцией, и для него главное - результат.
Признание материального стимула в адвокатской деятельности, равно как и того положения, что адвокат - представитель интересов клиента, оплачивающего его работу, а не общества в целом, тем более государства, что он отнюдь не помощник суда, однако, не привели к отрицанию ни общественного служения, ни благородства профессиональных целей. Утверждение о недопустимости отождествления труда адвоката с коммерческой деятельностью торговца или ремесленника стало за три с лишним века едва ли не общим местом в работах по адвокатуре <1>.
--------------------------------
<1> Дмитриев Ю.А. Новому российскому обществу - новая адвокатура // Адвокат. 2001. N 9. С. 7, 8.

Приведем пример. При рассмотрении гражданского дела о выселении в результате представленных истцом доказательств стало вполне очевидно, что в деле имеются все законные основания для удовлетворения иска. Однако адвокат ответчика в прениях, используя все свое профессиональное мастерство, настойчиво обосновывает несостоятельность доказательств истца, "переворачивает с ног на голову" все факты. Как оценить действия адвоката, который, внутренне понимая, что процесс будет проигран, объективно оценивая доказательства истца и прогнозируя решение суда, все же настойчиво пытается, используя казуистические приемы и крючкотворство, переубедить судью (и даже самого себя), "сыграть на эмоциях"? Для чего это делается и как может быть оценено? Является ли такое поведение ремесленничеством (отрабатыванием денег или последней попыткой приблизиться к обещанному гонорару) либо творчеством, которым адвокат пытается даже при наименее выгодных для доверителя обстоятельствах до конца "держать позиции", не капитулировать?
Согласно п. 5 раздела "Профессиональная деятельность" Свода фундаментальных принципов и основных норм поведения адвоката <1>, адвокат не должен советовать или использовать нечестные способы и приемы борьбы. В работе адвокат должен проявлять компетентность, старательность, осторожность и здравый смысл (п. 8). Адвокат не должен преднамеренно затягивать процесс, запутывать допрашиваемых лиц, вторгаться в их личную жизнь или наводящими вопросами вытягивать из них ту информацию, которая может подорвать доверие суда к их показаниям. Противоречат здравому смыслу и этике такие приемы, как преувеличение значения мелких деталей и упущений в показаниях свидетеля с целью опорочить его показания в целом. Адвокат должен проявлять объективность и здравый смысл. Любой адвокат хочет выиграть свое дело. Но какими средствами?
--------------------------------
<1> Правила адвокатской профессии в России: опыт систематизации постановлений советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики / Сост.: А.В. Воробьев, А.В. Поляков, Ю.В. Тихонравов. М.: Статут, 2003. С. 10.

Например, как оценить действия адвоката по гражданскому делу, когда он, имея на руках важное доказательство, намеренно придерживает его до последнего момента с той лишь целью, чтобы подорвать доверие суда к показаниям свидетелей со стороны ответчика? Например, когда речь идет о доказывании факта непроживания ответчика в квартире, свидетели с его стороны единогласно подтверждают факт такого проживания, а адвокат истца, в чьем распоряжении находится договор аренды, по которому ответчик сдавал квартиру третьим лицам (а следовательно, сам там жить никак не мог), предоставляет суду этот договор только после допроса свидетелей. Как охарактеризовать такие действия адвоката? Как нечестные и далекие от этических принципов профессии или как творческий подход к разрешению проблемы? Думается, на этот вопрос в адвокатском сообществе нет однозначного ответа.
Независимость предписывает адвокату защищать всякое правое дело, не заботясь ни о личной выгоде, ни о могуществе противника. Действительно, ошибочно было бы думать, что злоупотребления свободой являются следствием необразованности, низкой квалификации (профнепригодности) адвоката. Дело отнюдь не в этом. Напротив, чем грамотнее юрист, тем лучше (правдивее) он сможет замаскировать свои намерения и достигнуть поставленных целей.
"Если полуголодный мелкий ходатай, ради снискания дневного пропитания, неразборчив в делах и в своем бедственном положении имеет оправдание своего непохвального поведения, то в совершенно ином положении находится ученый юрист-адвокат, настолько эмансипировавшийся от требований порядочности, что считает дозволенным все - за чертою, проведенною уголовными законами" <1>.
--------------------------------
<1> Джаншиев Г. Указ. соч. С. 190.

Адвокат никогда не должен терять из виду идеи справедливости среди тех интересов, которые ему вверены. Всякая система, нарушающая справедливость, недостойна его. "Презирая тонкую хитрость и двусмысленные средства, он предпочитает казаться менее искусным и оставаться всегда правдивым" <1>.
--------------------------------
<1> Фавр Ж. Адвокатские идеалы // Традиции адвокатской этики. Избранные труды российских и французских адвокатов (XIX - начало XX в.). СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 121.

"Адвокат, желающий с честью выполнить возложенные на него обязанности, должен не только быть сведущим, но и честным и бескорыстным, скромным и независимым, отличаться безукоризненным поведением как на суде, так и вне его; должен в точности соблюдать обычаи адвокатуры; словом, всегда оставаться верным присяге" <1>.
--------------------------------
<1> Молло М. Правила адвокатской профессии во Франции // Традиции адвокатской этики. Избранные труды российских и французских адвокатов (XIX - начало XX в.). СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 13.

По утверждению М. Молло, в честности заключаются все качества, необходимые адвокату: назначение его - убеждать, а убедить может только честный человек. Человечность, нетерпимость к нарушению права у нас не стали профессиональным качеством юриста (адвоката), и понятиями о своем долге обладает не каждый. А ведь желающий быть адвокатом принимает на себя обязательства, призванные гарантировать права тех, кто нуждается в добросовестной и квалифицированной юридической помощи <1>.
--------------------------------
<1> Стецовский Ю.И., Мирзоев Г.Б. Профессиональный долг адвоката и его статус. М.: Юнити, 2003. С. 10.

Душевное отношение к доверителю, стремление использовать все средства и способы защиты понятны и необходимы. И когда, например, подзащитный отрицает обвинение, признание его вины адвокатом считается отказом от защиты, влекущим за собой строгое дисциплинарное взыскание <1>.
--------------------------------
<1> Дисциплинарная практика президиумов Московской городской и областной коллегий адвокатов / Сост. П.А. Огнев // Архив МГКА. 1971. С. 21, 22.

Каждый адвокат хочет сделать карьеру. Способы оказания юридической помощи должны быть не только законными, но и нравственно безупречными. Клиенту, как правило, безразлично, каким путем адвокат добьется искомого результата. Однако адвокатскому сообществу средства достижения целей не должны быть безразличны. Говоря об этом, адвокат С.Л. Ария на первое место ставит порядочность и поясняет: "Нормальным людям претит непорядочность... Тот, кому это не претит (а таких достаточно), должен помнить: бесчестный поступок крайне невыгоден. Кредит доверия и у коллег, и у клиентов будет навсегда подорван" <1>.
--------------------------------
<1> Ария С.Л. Мир спасет доброта. О нравственных началах адвокатской деятельности // Российская юстиция. 1996. N 2. С. 49.

Однако можно ли говорить о честности и нравственных началах в деятельности адвокатов в условиях современного нечестного и безнравственного общества, государства, которое, по сути, еще не стало ни правовым, ни демократическим? Адвокат - такой же человек, с той лишь особенностью, что от его профессиональной деятельности, мастерства и ответственности нередко зависит судьба человека (в этом плане он стоит на одном уровне с врачом). Адвокатура - институт общества, болеющий всеми его недугами.
"У нас есть два возможных пути. Первый - следовать за обществом: оздоровится все общество, Бог даст, дойдет очередь и до адвокатуры. Это экстенсивный путь. В данном случае адвокатура обречена на длительное прозябание, поскольку общественные процессы идут медленно, а индивиды или общественные группы добиваются успеха и признания только в том случае, если находятся на самом острие общественной деятельности. Адвокатура, как a priori социально активная часть, не может позволить себе плестись в хвосте общества, перекладывая на его плечи свое тягло. Поэтому для адвокатуры возможен только иной путь - не ожидая общего оздоровления, оздоровить саму себя, тем самым не только экономя затраты общества, но и помогая ему. Это активная позиция, интенсивный путь развития" <1>.
--------------------------------
<1> Правила адвокатской профессии в России: опыт систематизации постановлений советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики / Сост.: А.В. Воробьев, А.В. Поляков, Ю.В. Тихонравов. М.: Статут, 2003. С. 4.

В современной жизни есть адвокаты, а есть стряпчие по делам. Однако стряпничество не имеет отношения к правозаступничеству в том виде, в котором оно обусловливается потребностями отправления правосудия. Слишком разнятся цели, задачи и принципы деятельности адвокатов и стряпчих.
Влекомый личным интересом, стряпчий вступает в услужение к своему клиенту, подчиняет свою волю его воле. Он не защищает права как таковые, он обслуживает только желание "клиента", его хотение, он становится слепым, по большей части опасным его орудием, а часто - поборником несправедливости, врагом права, тем более опасным, что он действует именем другого и потому заранее отклоняет от себя всякую нравственную и законную ответственность за свои действия <1>.
--------------------------------
<1> Там же. С. 5.

Приведем два характерных примера. Первый. "Присяжный поверенный нашел случайно оброненный его противником по делу документ, уничтожающий в корне его иск, документ, который для них чрезвычайно важен и которого он не может достать. Разве может первый присяжный поверенный представить этот документ в суд, а не возвратить его тому, кто его потерял, и уже дело совести последнего представить его или же нет; разве он обязан подчиниться противоположному требованию своего доверителя? Надо думать, ответ на это один - нужно отдать утраченный документ" <1>.
--------------------------------
<1> Правила адвокатской профессии в России: опыт систематизации постановлений советов присяжных поверенных по вопросам профессиональной этики / Сост.: А.В. Воробьев, А.В. Поляков, Ю.В. Тихонравов. М.: Статут, 2003. С. 149, 150.

Второй пример. "Путем предъявления неосновательного встречного иска, чтобы содействовать затянуть бесспорное дело, присяжный поверенный помогал доверителю уклоняться от платежа долга в течение долгого времени. Новочеркасский совет присяжных поверенных нашел действия присяжного поверенного неправильными, поверенный не вправе был принять заведомо неосновательное дело с единственной целью - затянуть производство. К такого рода действиям присяжного поверенного суд должен отнестись с большою строгостью" <1>.
--------------------------------
<1> Там же. С. 151.

"Когда адвокат не служит благороднейшей из человеческих профессий, он занимается гнуснейшим ремеслом" <1>. Очень важно, отмечал Н.Н. Полянский, что "поддержать адвокатуру на высоком уровне можно только постоянным напоминанием и ее высоком призвании. Поэтому заслуживает самого энергичного осуждения такое отношение к адвокатуре, которое деградирует ее в ее собственных глазах, которое низводит ее на уровень простого ремесла и которое ставит адвоката рядом со всяким другим лицом, продающим свои услуги" <2>.
--------------------------------
<1> Пикар Э. Об адвокате (парадокс). М., 1898. С. 1.
<2> Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите. М., 1927. С. 88.

Кстати, само существование двух разных по значению понятий - "доверитель" и "клиент", - которые, по сути, относятся к одному и тому же лицу, говорит о многом <1>. Доверитель - это человек, который доверяет адвокату свою проблему и доверяет его профессионализму и компетентности в разрешении проблемы (конфликта). В доверии отражается нравственная сторона адвокатской деятельности, человечность отношений.
--------------------------------
<1> Как правило, в соглашении об оказании юридической помощи по гражданскому делу указывается фамилия, имя и отчество обратившегося, который в дальнейшем именуется доверителем; обратиться доверитель может по делу другого лица, фамилия, имя и отчество которого указываются отдельно. Однако непосредственно в суде лицо, по делу которого доверитель заключил соглашение с адвокатом, также является доверителем последнего, поскольку доверяет ему процессуальные права на основании нотариально удостоверенной доверенности.

Клиент - понятие, хорошо прижившееся в нашей стране, часто используемое многими адвокатами (хотя бы в разговоре друг с другом). Этому способствовало последнее десятилетие насаждения в России капитализма, стихийно складывающиеся рыночные отношения. Клиент - это слово из сферы коммерции, неразрывно связанное с деньгами (оплатой помощи, услуг), но адвокат - не коммерсант.
По мнению Г.М. Резника, произошедшая коммерциализация адвокатуры еще полбеды: "Уровень профессионализма в адвокатуре заметно снизился, уровень коррумпированности резко возрос, поле деятельности для честного, добросовестного адвоката сузилось до минимума" <1>.
--------------------------------
<1> Резник Г.М. Государство и адвокатура: взаимные ожидания. Размышляя над новым законопроектом // Независимая газета. 2001. N 113(2423).

31 января 2003 г. Всероссийский съезд адвокатов принял Кодекс профессиональной этики адвокатов (во исполнение п. 2 ч. 2 ст. 36 Закона об адвокатуре). Часть 1 ст. 4 Кодекса гласит: "Адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии". Согласно ч. 2 ст. 5 Кодекса, адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия, а в соответствии со ст. 7 адвокат принимает поручение на ведение дела, если оно содержит в себе юридические сомнения, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать. Закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя.
Е.В. Васьковский в своей книге "Будущее русской адвокатуры", опровергая мнение, согласно которому корпоративное устройство способно подготовить кадры честной адвокатуры, писал: "Чтобы таким путем создать честную адвокатуру, нужно предварительно иметь ее: "от вороны не бывать синицам". По его мнению, из этого заколдованного круга можно найти выход только в коренной реформе адвокатуры на совершенно новых началах, изменяющих основной характер профессии и ставящих ее в иные, более благоприятные для развития и процветания условия деятельности.
Уже более трех лет действует Закон об адвокатуре, по сути, реформаторский и прогрессивный (но не лишенный отдельных недостатков). Реформа давно стартовала, теперь дело за неукоснительным следованием нормам Закона, формированием адвокатским сообществом правил поведения в условиях новой "игры".

§ 8.2. Место и роль института адвокатуры в государстве

Деятельность адвокатуры носит публично-правовой характер, связанный с работой суда - государственного органа, осуществляющего правосудие, что требует четкого законодательного урегулирования взаимоотношений адвокатуры и органов государства с учетом принципов ее независимости, корпоративности и самоуправления.
По мнению А.П. Галоганова, государственная ангажированность присяжных поверенных обеспечивалась не только присягой, в которой они обязывались сохранять верность государю императору, но и порядком комплектования адвокатуры. Состав присяжных поверенных контролировался судебной палатой округа, при которой создавался совет присяжных поверенных, деятельность этого совета также была поднадзорна судебной палате. Жалобы на решения совета присяжных подавались в судебную палату. Таким образом, независимость, создаваемая в результате реформ адвокатуры, была относительной, а самоуправление - в пределах, контролируемых судом. К сожалению, и период советской адвокатуры не дает оснований считать ее свободной и независимой, поскольку была очень сильна руководящая роль государства и КПСС <1>.
--------------------------------
<1> Галоганов А.П. Адвокатура и государство // Современное состояние адвокатуры в странах Центральной Азии: проблемы и перспективы // Материалы Международной региональной конференции, 4 - 7 февраля 2003 г. Узбекистан, 2003. С. 48.

Субъекты, управомоченные осуществлять функцию государственного руководства адвокатурой, в истории ее организационного развития неоднократно менялись. К их числу относились следующие: Министерство юстиции СССР, Министерства юстиции союзных и автономных республик, управления НКЮ союзных республик при областных и краевых Советах депутатов трудящихся, а также исполкомы этих Советов. Одновременно с указанными органами в период с 1922 по 1939 г. к участию в государственном руководстве адвокатурой привлекался и суд. В истории советской адвокатуры не было такого периода, когда государственное руководство ею осуществлялось только одним судом, хотя и сегодня существует взгляд на возможность привлечения суда к выполнению функции государственного руководства адвокатурой <1>.
--------------------------------
<1> Там же. С. 50.

Можно вспомнить, что привлечение суда к руководству адвокатурой в 1922 - 1939 гг. даже совместно с Министерством юстиции и исполкомами областных (краевых) Советов депутатов трудящихся и предоставление ему права принимать участие в рассмотрении дисциплинарных дел о проступках адвокатов поставили адвокатуру в зависимость от суда и привели к нежелательным последствиям. Так, по Положению о коллегии защитников от 5 июля 1922 г. постановления президиума коллегии по дисциплинарным делам могли быть обжалованы в президиум губисполкома. Жалобы подавались в президиум коллегии защитников, который направлял их вместе со всем делом в президиум губернского суда, а последний со своим заключением - в президиум губисполкома. В те времена во многих местах установились ненормативные взаимоотношения суда с защитниками, что выражалось в неосновательном привлечении защитников к дисциплинарной ответственности, пренебрежительном и высокомерном отношении со стороны судебных работников к адвокатам, а со стороны адвокатов - в подхалимстве и угодничестве.
Таковы были негативные последствия подчинения адвокатуры суду. И сегодня адвокатский корпус России не хочет возвращаться к прошлому. Да и судьи, думается, не горят желанием каким-то образом воздействовать на адвокатуру и вмешиваться в ее деятельность.
Организация советской адвокатуры на началах независимости от суда и прокуратуры была впервые закреплена Положением об адвокатуре СССР 1939 г. Практика подтвердила, что только при такой организации создаются необходимые условия для выполнения адвокатами своих профессиональных обязанностей - служение защите прав граждан, их интересам, соблюдение законности. Профессор М.А. Чельцов в свое время писал: "Специфика адвокатской работы, ставящая адвокатов в необходимость соприкосновения с клиентами - тяжущимися и подсудимыми, требует сохранения самоуправляющейся адвокатской организации, независимой от тех органов - суда и прокуратуры, с которыми ее представители не только встречаются на общей для них работе, но и сталкиваются. Освобождение адвокатских коллегий из-под дисциплинарного надзора местных судов и передача всего комплекса вопросов адвокатуры в НКЮ имеют в этом отношении огромное принципиальное и практическое значение" <1>.
--------------------------------
<1> Чельцов М. Об адвокатской профессии и юридической природе советской адвокатуры // Советское государство и право. 1940. N 7. С. 124, 125.

К этому следует добавить, что нецелесообразность привлечения суда к осуществлению функции государ
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
продолжение 9-го ответа

Общий характер государственного руководства адвокатурой, по существу, означал выполнение этой функции не путем администрирования, а путем направления деятельности органов самоуправления адвокатуры в деле правильного и успешного решения стоящих перед ней задач. Вот почему предоставление права государственным органам самостоятельно осуществлять исключение адвокатов из коллегий необходимо признать противоречащим самой природе государственного руководства адвокатурой, носившего в тот период общий характер.
Предоставление такого права органам государственного руководства адвокатурой объяснялось в то время необходимостью усиления контроля над подбором, расстановкой и воспитанием кадров коллегий адвокатов, тем, что отдельные президиумы коллегий при рассмотрении серьезных дисциплинарных проступков адвокатов не исключали их из состава коллегии, а ограничивались более мягкими мерами дисциплинарного воздействия.
Вероятно, такие факты имели место. Но эти вопросы можно регулировать непосредственно улучшением контроля над дисциплинарной практикой.
В некоторых положениях об адвокатуре союзных республик в 60-е годы действовали такие устаревшие формы государственного руководства адвокатурой, как институт отвода вновь принятых в коллегию членов. Понятие института отвода в истории развития советской адвокатуры неоднократно изменялось. Так, Положение об адвокатуре 1922 г. устанавливало отвод как безмотивный и не ограниченный никаким сроком вывод вновь принятых членов президиумом губисполкома из состава коллегии защитников.
В Положении о коллегии защитников, утвержденном НКЮ 5 июля 1922 г., право на отвод ограничивалось месячным сроком со дня поступления в губисполком сообщения о зачислении в состав коллегии. По Положению об адвокатуре СССР 1939 г. право на отвод было предоставлено народному комиссару юстиции СССР и народным комиссарам юстиции союзных республик. Под отводом понимался безмотивный и не ограниченный никаким сроком вывод адвоката из коллегии.
В других союзных республиках под отводом понимался ограниченный определенным сроком принудительный вывод лиц, принятых в коллегию с нарушением Положения об адвокатуре. Очевидно, что как в первый период организации советской адвокатуры, так и в последующие годы такая мера не вызывалась необходимостью, поскольку являлась прямым посягательством на принцип самоуправления в адвокатуре.
Адвокатура сама в состоянии комплектовать свои кадры достойными людьми без применения такой устаревшей формы государственного руководства, каковой является отвод. О том, что этот институт действительно устарел, свидетельствует тот факт, что в 1961 г. Министерством юстиции РСФСР были отведены из адвокатуры лишь три адвоката. Такое же число адвокатов было отведено и за предшествовавшее 1961 г. пятилетие. Из трех адвокатов, отведенных Министерством юстиции РСФСР в 1961 г., один был отведен за оказание содействия лицам, желавшим избежать уголовной ответственности, минуя законные пути защиты, второй - за совершение преступления, третий - за серьезные, порочащие звание адвоката поступки <1>. Не вызывает сомнения то, что члены президиума коллегии адвокатов и без вмешательства извне справедливо решили бы судьбу провинившихся коллег.
--------------------------------
<1> Архив Министерства юстиции РСФСР. 1961 - 1962 гг.

В таких республиках, как Казахстан и Туркменистан, в качестве конкретной формы государственного руководства адвокатурой предусматривался роспуск президиума, после которого должны были сразу же назначаться выборы нового состава.
Разумеется, подобные формы государственного руководства адвокатурой не соответствовали задачам ее дальнейшей демократизации. Право на роспуск выборного органа управления адвокатуры должно принадлежать только общему собранию этой организации и никому другому. Роспуск президиума коллегии властью органов государственного руководства адвокатурой являлся жестким ограничением прав самоуправления адвокатуры. Действовавшее Положение об адвокатуре СССР 1980 г. не предусматривало такого права государственных органов, нет необходимости применять его и сегодня. Если в результате проведенной ревизии или по каким-либо другим основаниям орган государственного руководства адвокатурой придет к выводу, что президиум коллегии не обеспечивает и не в состоянии обеспечить надлежащего руководства, то от него можно было освободиться не путем его роспуска, а путем досрочного переизбрания на внеочередном собрании. В результате можно было бы добиться тех же целей и устранения недостатков без применения мер, ограничивающих демократические основы организации адвокатуры.
В Казахстане, например, в 1950 - 60-е годы председателю Юридической комиссии при Совете Министров Республики было предоставлено право наложения дисциплинарного взыскания на председателей президиумов коллегий. В других же союзных республиках этот вопрос в то время вообще не был урегулирован Положениями об адвокатуре. Этот вопрос и в тот период вызывал много сомнений и разногласий, например когда приходили частные определения и информации судов и других государственных органов в отношении председателей президиумов коллегии или их заместителей. Кто должен был заниматься такими частными определениями и принимать в отношении должностных лиц коллегии какие-то решения, вплоть до дисциплинарных взысканий?
Раньше эти вопросы были в компетенции партийных органов. Они же наказывали или прощали руководителей адвокатских формирований, причем как по партийной линии, т.е. наказывали адвоката как коммуниста, так и вносили соответствующие представления в президиумы коллегии. Эти представления принимались членами президиума практически безоговорочно, ибо, как правило, все члены президиума были коммунистами.
Вряд ли целесообразно было предоставлять такое право и органу, осуществляющему государственное руководство адвокатурой. Дисциплинарное взыскание в коллегии адвокатов носит характер товарищеского воздействия. Наложение же взыскания органом государственного руководства в данном случае являлось не дисциплинарной, а административной мерой воздействия.
Все это позволяет сделать вывод, что рассмотрение проступков председателей президиумов коллегий и их заместителей и право наложения дисциплинарных взысканий могло быть признано функцией, соответствующей юридической природе лишь органов самоуправления адвокатуры, а не органа государственного руководства ею. Наверное, было бы правильно рассмотрение дисциплинарных проступков председателя президиума коллегии адвокатов и его заместителей отнести к ведению общего собрания корпорации, а в периоды между собраниями - к правомочиям исполнительного органа адвокатуры.
Анализируя ситуацию, сложившуюся в советский период государственного руководства адвокатурой, можно сделать следующие выводы:
1. Используя формулировку закона "общее руководство", государственные органы в лице управлений юстиции на местах очень часто незаконно вмешивались в деятельность адвокатуры, что выражалось в подборе и расстановке руководителей коллегии адвокатов, проведении необоснованных финансовых и других проверок, безусловных к исполнению указаний по вопросам внутриколлегиальной деятельности, вплоть до направления на уборочные работы всех адвокатов, что оставляло без защиты граждан, нуждающихся в правовой помощи.
2. Много негативного в работу коллегий адвокатов и в правозащитную деятельность советского периода внесла и "руководящая и направляющая роль КПСС". Один из авторов того периода писал: "Роль и значение местных руководящих партийных органов - республиканских, областных, краевых, окружных, городских и районных комитетов партии за последние годы резко возросла. Большой объем организационной работы местных партийных органов связан с их обязанностью объединять и направлять деятельность всех государственных и общественных организаций, в том числе и коллегий адвокатов. Эти органы контролируют коллегии адвокатов на местах, что благотворно сказывается на улучшении организации и деятельности адвокатуры" <1>.
--------------------------------
<1> Дубков Е.П. Демократические основы организации советской адвокатуры: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1964. С. 244.

В тот период практически ни один председатель президиума или его заместитель не мог быть беспартийным, а каждый кандидат на руководящую должность в коллегию адвокатов обязательно утверждался административным отделом обкома партии.
Правильно в этой связи указывает профессор А.Д. Бойков: "Влияние чиновничьего элемента в адвокатуре было в свое время обеспечено кадровой политикой нашей руководящей и направляющей силы в лице КПСС. Разве мало насаждалось руководителей в адвокатуре через обкомы КПСС и не гипертрофировалось ли значение так называемого государственного руководства адвокатурой со стороны органов Минюста и облсоветов?
А ведь такое вмешательство в дела адвокатуры не только противозаконно - оно противоестественно, ибо противоречит самой идее и статусу общественной организации" <1>.
--------------------------------
<1> Бойков А.Д. Третья власть. Курск, 1999. С. 269.

Сегодня ситуация во взаимоотношениях адвокатуры с государственными органами резко изменилась: нет партийного "подхода", а отношения с Минюстом России постепенно приобретают нормальный, цивилизованный характер. Хотя, если исходить из положений ранее действовавшего законодательства об адвокатуре, любой чиновник мог вмешиваться в любую сферу деятельности адвокатуры. В статье 32 Положения об адвокатуре РСФСР 1980 г. было, помимо прочего, записано, что Министерство юстиции в пределах своей компетенции контролирует соблюдение коллегиями адвокатов требований Закона об адвокатуре, настоящего Положения, других актов законодательства, регулирующих деятельность адвокатуры; устанавливает порядок оплаты юридической помощи и по согласованию с соответствующими ведомствами условия оплаты труда адвокатов.
31 марта 1992 г. Федеративный договор и Конституция Российской Федерации отнесли регулирование вопросов адвокатуры к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, что подразумевало наличие у последних полномочий на правовое управление данной сферой. Поэтому ряд вопросов регулирования адвокатурой перешел сразу к субъектам Российской Федерации, которые фактически во многих регионах из-за пассивности Министерства юстиции РФ взяли всю полноту власти над адвокатурой в свои руки.
В соответствии со ст. 73 Конституции РФ субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти по учреждению специализированных органов конституционного контроля - конституционных, уставных судов (палат), осуществляющих на их территории судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Утвержденные субъектами Федерации вопросы судопроизводства в этих органах могут регулировать допуск и участие адвокатов в рассмотрении дел.
Административное и административно-процессуальное право находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Последним это дает возможность в пределах своей компетенции устанавливать юрисдикционные нормы, в том числе связанные с обеспечением представительства адвокатуры по административным делам. Наличие в адвокатской деятельности публичных, конституционно закрепленных начал требует ее упорядоченности. Субъекты Российской Федерации, согласно ст. 72 Конституции, вправе принимать меры по обеспечению правопорядка путем регламентации исполнения адвокатами и их объединениями задач профессиональной деятельности.
В 1990-е годы государственное регулирование адвокатурой условно можно было разбить на три группы:
контроль над деятельностью адвокатуры;
взаимодействие с органами управления адвокатских объединений;
организация содействия адвокатской деятельности.
По первому направлению нормотворчества субъекты Российской Федерации могли устанавливать, а где-то и устанавливали порядок распределения между коллегиями адвокатов (там, где их было несколько) на территории субъекта объемов оказания юридической помощи по назначению правоохранительных органов; получения разрешения на создание и деятельность на своей территории филиалов коллегий адвокатов других субъектов Российской Федерации и взаимоотношения с ними; уведомления о местонахождении юридических консультаций; заключения адвокатами соглашений с гражданами об оказании платной юридической помощи; истребования актов, принятых органами управления адвокатских объединений; оказания иных видов юридической помощи; привлечения к ответственности адвокатских объединений за нарушение требований законодательства.
Взаимодействие с коллегиями адвокатов кое-где ориентировалось на подготовку, повышение квалификации адвокатов, формирование из них резерва судебного корпуса, обобщение и распространение положительного опыта адвокатской деятельности, разработку методических рекомендаций.
Третье направление в некоторых субъектах Российской Федерации включало в себя:
содействие в предоставлении необходимых помещений для юридических консультаций и их оснащение для приема населения;
полное или частичное освобождение от оплаты за пользование государственным или муниципальным имуществом;
регулярное освещение задач и деятельности адвокатуры и предоставление физическим и юридическим лицам льгот по уплате налогов.
Перечень указанных направлений, естественно, не является исчерпывающим. Субъекты Российской Федерации с учетом региональной специфики решали многие иные вопросы деятельности адвокатуры, чаше всего не вступая в противоречие с федеральным законодательством. Необходимо отметить, что по большинству из перечисленных направлений в целях достижения единого правового режима деятельности адвокатуры требовалось и федеральное регулирование <1>.
--------------------------------
<1> К сожалению, в конце 1990-х годов наметилась другая тенденция - переход от абсолютного безвластия и бездеятельности в большинстве своем органов государственного управления в лице Министерства юстиции РФ, согласно действовавшему тогда Положению об адвокатуре РСФСР 1980 г., к руководству деятельностью адвокатуры в субъектах Российской Федерации вплоть до жесткого "зажима" адвокатуры, попыток взять ее под строгий государственный контроль.

Государство во взаимоотношениях с адвокатурой имеет минимум три основных интереса в сфере ее деятельности:
1) повсеместное качественное оказание юридической помощи населению России с тем, чтобы каждый гражданин знал свои права и умел защищаться; обеспечение на предварительном следствии и в суде защитой как обвиняемых и подсудимых, так и потерпевших от преступлений, финансирование расходов на оказание помощи малоимущим; издание инструкции по оплате юридической помощи;
2) прием в члены коллегии адвокатов, ставя цель, чтобы в адвокатском корпусе работали ранее ни в чем не скомпрометировавшие себя квалифицированные юристы, отвечающие всем требованиям профессии адвоката;
3) создание нормальных условий для деятельности адвокатуры в России, обеспечив определенные правовые и материальные гарантии адвокатам, освобождение адвокатских структур от налогов и сборов.
Ни у кого не вызывает сомнения, что государство, возложившее на адвокатуру обязанность оказания бесплатной юридической помощи, должно законодательно обеспечить независимость адвокатуры как конституционного института, имеющего публичное, общественное значение. Государство также должно создать необходимые условия для того, чтобы адвокаты могли выполнять свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, искусственно создаваемых препятствий, запугивания и неоправданного вмешательства в их деятельность, чтобы адвокаты не подвергались преследованиям за выполнение своих профессиональных обязанностей, чтобы адвокатов не ассоциировали с их клиентами и подзащитными. На государство возлагается обязанность создания необходимых правовых, экономических и организационных условий для эффективного функционирования конституционного института адвокатуры.
Гарантии адвокатской деятельности изложены в ст. 8 и 18 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Статья 14 данного Закона является новеллой в российской адвокатуре: она предусматривает ведение реестров адвокатов. Территориальный орган федерального органа исполнительной власти в области юстиции ведет реестр адвокатов субъекта Российской Федерации. Пункт 2 указанной статьи устанавливает обязанность органов юстиции не позднее 1 февраля каждого года направлять в адвокатскую палату копию регионального реестра адвокатов. Из этой нормы следует, что по окончании календарного года органы юстиции обрабатывают информацию о принятых и отчисленных за этот период адвокатах.
Порядок ведения реестра определяется федеральным органом юстиции, т.е. Министерством юстиции Российской Федерации. Всем адвокатам России выдаются удостоверения единого образца, подписанные начальниками территориального органа юстиции. Ведение реестров и выдача удостоверений единого государственного образца не вызвали среди адвокатской общественности особых возражений, поскольку это, думается, позволит навести порядок в организационном построении российской адвокатуры, которая в последнее десятилетие развивалась стихийно и бесконтрольно. Взаимодействие государства и адвокатуры предусмотрено и в ст. 33 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", регулирующей деятельность квалификационной комиссии при адвокатской палате субъекта Федерации.
Квалификационная комиссия строит свою деятельность по двум направлениям:
прием квалификационных экзаменов у претендентов на получение статуса адвоката;
рассмотрение жалоб в отношении адвокатов.
Если раньше эти вопросы были в компетенции президиумов коллегий адвокатов, т.е. и прием в адвокатское сообщество, и дисциплинарную практику в отношении адвокатов осуществляли только адвокаты, без участия представителей государственных и общественных структур, то по новому Закону квалификационная комиссия представляет собой симбиоз, состоящий из адвокатов, представителей территориального органа юстиции, органа законодательной власти субъекта Федерации и судов.
Думается, введение в состав квалификационных комиссий представителей государственных органов и судейского корпуса не приведет к существенному нарушению принципов независимости и самоуправляемости адвокатуры, поскольку адвокатов в комиссии большинство. Наоборот, это снимает все вопросы о закрытости адвокатуры, о ее монополизме.
Взаимодействие адвокатуры и государства должно строиться таким образом, чтобы российское население на должном уровне было обеспечено квалифицированной юридической помощью. В то же время нельзя допустить, чтобы государство вмешивалось в профессиональную деятельность адвокатов. Вот почему на состоявшемся 20 декабря 2002 г. заседании президиума Федерального союза адвокатов России единогласно было принято решение просить депутатов Госдумы России внести в ст. 3, озаглавленную "Адвокатура и государство", следующую поправку: "Государство не вправе вмешиваться в профессиональную деятельность адвоката при выполнении им конкретных поручений". Это дополнение имеет серьезное значение, поскольку является одним из основополагающих международных принципов адвокатской деятельности.
§ 2. Публично-правовой характер функций адвокатуры в России

Деятельность адвокатуры носит публично-правовой характер, связанный с работой суда - государственного органа, осуществляющего правосудие, что требует четкого законодательного урегулирования взаимоотношений адвокатуры и органов государства с учетом принципов ее независимости, корпоративности и самоуправления.
По мнению А.П. Галоганова, государственная ангажированность присяжных поверенных дореволюционной России обеспечивалась не только присягой, которой они обязывались сохранять верность государю императору, но и порядком комплектования адвокатуры. Состав присяжных поверенных контролировался судебной палатой округа, при которой создавался совет присяжных поверенных, чья деятельность также была поднадзорна судебной палате. Жалобы на решения совета присяжных подавались в судебную палату. Таким образом, независимость, создаваемая в результате реформ адвокатуры, была относительной, а самоуправление ограничивалось пределами, контролируемыми судом. К сожалению, и период советской адвокатуры не дает оснований считать ее свободной и независимой, поскольку была очень сильна руководящая роль государства и КПСС <1>.
--------------------------------
<1> См.: Галоганов А.П. Адвокатура и государство // Современное состояние адвокатуры в странах Центральной Азии: проблемы и перспективы. Материалы Международной региональной конференции (4 - 7 февраля 2003 г.), Узбекистан. 2003. С. 48.

Субъекты, управомоченные осуществлять функцию государственного руководства адвокатурой, в истории ее организационного развития неоднократно менялись. К их числу относились следующие: Министерство юстиции СССР, министерства юстиции союзных и автономных республик, управления НКЮ союзных республик при областных и краевых Советах депутатов трудящихся, а также исполкомы этих советов. Одновременно с указанными органами с 1922 по 1939 г. к участию в государственном руководстве адвокатурой привлекался суд. В истории советской адвокатуры не было такого периода, когда государственное руководство ею осуществлялось только одним судом, хотя и сегодня есть взгляд на возможность привлечения суда к выполнению функции государственного руководства адвокатурой <1>.
--------------------------------
<1> Там же. С. 50.

Можно вспомнить, что привлечение суда к руководству адвокатурой в 1922 - 1939 гг. даже совместно с Министерством юстиции и исполкомами областных (краевых) Советов депутатов трудящихся и предоставление ему права принимать участие в рассмотрении дисциплинарных дел о проступках адвокатов поставили адвокатуру в зависимость от суда и привели к нежелательным последствиям. Так, по Положению о коллегии защитников от 5 июля 1922 г. постановления президиума коллегии по дисциплинарным делам могли быть обжалованы в президиум губисполкома. Жалобы подавались в президиум коллегии защитников, который направлял их вместе со всем делом в президиум губернского суда, а последний со своим заключением - в президиум губисполкома. В те времена во многих местах установились ненормативные взаимоотношения суда с защитниками, что выражалось в неосновательном привлечении защитников к дисциплинарной ответственности, пренебрежительном и высокомерном отношении судебных работников к адвокатам, а адвокатам было свойственно подхалимство и угодничество.
Таковы негативные последствия подчинения адвокатуры суду. И сегодня адвокатский корпус России не хочет возвращаться к прошлому. Да и судьи, думается, не горят желанием каким-то образом воздействовать на адвокатуру и вмешиваться в ее деятельность.
Организация советской адвокатуры на началах независимости от суда и прокуратуры была впервые закреплена Положением об адвокатуре СССР 1939 г. Практика подтвердила, что только при такой организации создаются необходимые условия для выполнения адвокатами своих профессиональных обязанностей - служение защите прав граждан, их интересам, соблюдение законности. Профессор М.А. Чельцов в свое время писал: "Специфика адвокатской работы, ставящая адвокатов в необходимость соприкосновения с клиентами - тяжущимися и подсудимыми, требует сохранения самоуправляющейся адвокатской организации, независимой от тех органов - суда и прокуратуры, с которыми ее представители не только встречаются на общей для них работе, но и сталкиваются. Освобождение адвокатских коллегий из-под дисциплинарного надзора местных судов и передача всего комплекса вопросов адвокатуры в НКЮ имеют в этом отношении огромное принципиальное и практическое значение" <1>.
--------------------------------
<1> См.: Чельцов М. Об адвокатской профессии и юридической природе советской адвокатуры // Советское государство и право. 1940. N 7. С. 124, 125.

К этому следует добавить, что нецелесообразность привлечения суда к осуществлению функции государственного руководства адвокатурой вытекает не только из взаимоотношений органов управления, коллегий адвокатов и суда. На практике между судами, с одной стороны, президиумами коллегии адвокатов и заведующими юридическими консультациями - с другой, нередко возникали разногласия по различным вопросам, а именно: о причинах срывов судебных заседаний, об обеспечении требований судов о выделении защитников, дисциплинарной ответственности адвокатов в связи с частными определениями судов, которые не всегда были обоснованными. Причинами вынесения необоснованных частных определений являлись недооценка роли адвокатов в судебном процессе, перекладывание ответственности за срыв дел и неявку в процесс только на адвокатов, хотя нередко процессы срывались и по вине других участников, в том числе суда. Поэтому было неправильно уполномочивать суд решать спорные вопросы, вытекающие из его взаимоотношений с адвокатурой. Неправильным был и сам факт вынесения в подобных случаях частных определений в отношении президиумов коллегий адвокатов, что противоречит ст. 29 УПК РФ.
Осуществление общего государственного руководства адвокатурой со стороны суда на деле не могло бы быть полным, так как оно должно охватывать право государственного органа на издание нормативных актов об адвокатуре, что также не свойственно суду. Именно поэтому, несмотря на то что в свое время министерства юстиции были упразднены и на верховные суды были возложены функции судебного управления, за адвокатурой по-прежнему была сохранена ее независимость от суда. В частности, в Указе Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 апреля 1963 г. было записано: "Упразднить Министерство юстиции РСФСР. Возложить на Верховный Суд РСФСР: а) руководство и контроль за деятельностью верховных судов автономных республик, краевых, областных, городских судов, судов автономных областей, судов национальных округов и районных (городских) народных судов; б) подбор и воспитание судебных кадров; в) ведение судебной статистики; г) общее руководство государственными нотариальными конторами" <1>.
--------------------------------
<1> См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1963. N 15 (237).

Против этого активно выступал профессор И.Д. Перлов, который писал: "В Таджикской ССР общее наблюдение за деятельностью адвокатуры передано Верховному суду республики.
Это вызывает серьезные возражения. Ведь адвокаты выступают в судах, в том числе и в Верховном суде, и поэтому нецелесообразно возлагать на Верховный суд функции контроля за их деятельностью. Это может отразиться на позиции адвокатов, занимаемой ими по конкретным делам" <1>. Тем более что законодательство того периода определяло организацию адвокатуры на началах ее независимости от суда и прокуратуры.
--------------------------------
<1> См.: Перлов И.Д. В защиту защитника // Известия. 1959. 13 июля.

Проявив единство в вопросе сохранения государственного руководства адвокатурой и нецелесообразности возложения его на судебно-прокурорские органы, союзные республики вместе с тем пошли по разным путям при решении некоторых вопросов организации государственного руководства адвокатурой. Различие обнаружилось в субъектах, управомоченных осуществлять функцию государственного руководства адвокатурой, в их компетенции и конкретных формах руководства.
В Российской Федерации и на Украине, в отличие от других союзных республик, имевших национально-территориальное деление, государственное руководство адвокатурой было построено по принципу двойного подчинения. Это означало, что общее руководство адвокатурой осуществлялось Юридической комиссией Совета Министров РСФСР <1>. Организация и руководство коллегиями адвокатов на местах были отнесены к компетенции советов министров автономных республик, исполнительных комитетов краевых, областных, Московского, Ленинградского городских Советов депутатов трудящихся. Кроме того, к контролю над организацией и деятельностью адвокатуры РСФСР по некоторым вопросам привлекались исполнительные комитеты районных и городских Советов депутатов трудящихся.
--------------------------------
<1> См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 13 апреля 1963 г. "Об упразднении Министерства юстиции РСФСР и образовании Юридической комиссии Совета Министров РСФСР" // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1963. N 15 (237).

Возложение на местные Советы общего государственного руководства адвокатурой, как считалось в то время, расширяло демократизацию этого руководства, так как давало возможность Советам привлечь к контролю над работой адвокатуры широкие массы общественности и могло послужить решению задачи дальнейшего укрепления адвокатуры. На самом деле это было не совсем так: в сферу деятельности адвокатуры могли вмешиваться различные далекие от ее деятельности организации (например, профсоюзы и КПСС).
История советской адвокатуры показывает, что государственное руководство ею строилось по принципу двойного подчинения с момента ее учреждения и до ликвидации управлений министерств юстиции, т.е. до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1956 г. "О расширении прав краевых, областных судов и упразднении управлений министерств юстиции союзных республик при краевых, областных Советах депутатов трудящихся".
Местные Советы участвовали в руководстве адвокатурой на основании специального общесоюзного и республиканского законодательства, а также специальных положений о них. Положением о губернских съездах советов и губернских исполнительных комитетах, принятым ВЦИК 31 октября 1922 г., к функциям губернского исполкома по руководству коллегией защитников относились утверждение первого состава членов коллегии защитников, а также отзыв вновь принятых с нарушением правил о приеме членов коллегии защитников.
В связи с ликвидацией губерний и установлением областного деления Постановлением ВЦИК от 6 апреля 1928 г. было введено в действие Положение о краевых (областных), окружных и районных съездах Советов и их исполкомах. Этим Положением на краевой (областной) исполком было возложено общее руководство организацией юридической помощи населению: на окружной исполком - общее наблюдение и контроль над деятельностью коллегий защитников, отвод и отзыв членов коллегии защитников округа, организация юридической помощи населению; на районные исполкомы - только организация юридической помощи населению.
Положением о городских Советах, утвержденным Постановлением ВЦИК от 24 октября 1925 г., и Положением от 20 января 1933 г. предусматривалось, что на городские Советы возлагается принятие соответствующих мер в деле оказания юридической помощи населению.
Положение об адвокатуре СССР также сохраняло в основе организации государственного руководства коллегиями адвокатов принцип двойного подчинения (центру и на местах) в масштабе союзной республики, причем областные, краевые Советы стали участвовать в руководстве адвокатурой через состоявшие при них управления юстиции. С упразднением управлений юстиции сохранился принцип двойного подчинения при организации государственного руководства адвокатурой.
Поскольку областные (краевые) Советы депутатов трудящихся осуществляли руководство судами на местах, то возложение на них функции руководства и организации коллегий адвокатов создавало определенные предпосылки для разрешения взаимных претензий и конфликтов, возникавших между адвокатурой и судебными органами. Это объяснялось и тем, что в таких условиях Советы должны были уделять больше внимания улучшению рабочих мест и бытовых условий адвокатов, а главное - улучшению условий их профессиональной деятельности <1>.
--------------------------------
<1> В других союзных республиках, кроме Российской Федерации и Украины, новыми положениями об адвокатуре не предусматривалось двойного подчинения адвокатуры. Государственное руководство адвокатурой в шести республиках осуществлялось только советами министров (Армения, Белоруссия, Латвия, Молдавия, Азербайджан и Эстония), а в семи союзных республиках - только юридическими комиссиями при Советах Министров (Грузия, Туркменистан, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан, Киргизия, Литва).

Различие в субъектах государственного руководства адвокатурой союзных республик оказалось не соответствующим задаче улучшения этого руководства, и оно повсеместно было возложено на юридические комиссии при советах министров союзных республик. Кроме того, для улучшения государственного руководства адвокатурой во всех союзных республиках, имевших областное деление, было также решено ввести двойное подчинение адвокатуры.
Отсутствие централизованного государственного руководства и контроля над деятельностью адвокатуры в общесоюзном масштабе не отвечало, по мнению чиновников, задачам улучшения этого руководства. Поэтому по инициативе ЦК КПСС было признано необходимым провести централизацию, т.е. возложить общее руководство и контроль над деятельностью всей советской адвокатуры на Юридическую комиссию при Совете Министров СССР, создав в ее аппарате отдел адвокатуры. На взгляд А.П. Галоганова, это было направлено не только на упорядочение контроля над адвокатурой, но и на усиление этого контроля. Законодательство об адвокатуре не только устанавливало государственное руководство адвокатурой, но и определяло его конкретные формы <1>.
--------------------------------
<1> См.: Галоганов А.П. Указ. соч. С. 54.

К компетенции центральных органов союзных республик, осуществлявших общее государственное руководство адвокатурой, относились следующие функции: проведение ревизий работы президиумов коллегий адвокатов и юридических консультаций; заслушивание отчетов председателей президиумов и других руководящих работников коллегий об их работе; обобщение практики работы коллегий адвокатов; изучение и распространение положительного опыта работы президиумов коллегий, юридических консультаций и отдельных адвокатов; проявление в необходимых случаях инициативы созыва общего собрания (конференции) коллегии адвокатов; отмена решений общих собраний и постановлений президиумов коллегий адвокатов, не соответствовавших закону и Положению об адвокатуре; издание инструкций об оплате юридической помощи, о прохождении стажировки и др. В некоторых положениях об адвокатуре союзных республик имелись оговорки: в случае отмены решения общего собрания или президиума коллегии орган, осуществляющий государственное руководство адвокатурой, может лишь предложить общему собранию и президиуму коллегии пересмотреть свое решение. В то время это имело большое значение, поскольку законодательно закреплялась недопустимость подмены непосредственного руководства, осуществляемого органами самоуправления адвокатуры, государственным руководством, носившим общий характер.
Советы министров автономных республик, исполнительные комитеты краевых, областных, Московский и Ленинградский городские Советы депутатов трудящихся осуществляли в тот период руководство и контроль над деятельностью коллегий адвокатов в следующих формах:
1) контроль над подбором кадров адвокатуры;
2) подготовка и проведение выборов руководящих органов коллегий адвокатов, проверки работы президиумов коллегий адвокатов и юридических консультаций;
3) заслушивание отчетов председателей президиумов и других руководящих работников коллегий, утверждение правил внутреннего распорядка коллегий адвокатов;
4) разрешение в виде исключения приема в адвокатуру лиц, не имевших высшего юридического образования; отмена постановлений президиумов коллегии о приеме или об исключении;
5) утверждение штатов и лимита численного состава; утверждение вновь избранных председателя президиума коллегии и его заместителя;
6) отмена не соответствовавших закону и Положению об адвокатуре решений общих собраний (конференций) членов коллегий адвокатов и постановлений президиумов коллегий и др.
К конкретным полномочиям исполкомов районных и городских Советов депутатов трудящихся относилось согласование с президиумами коллегий адвокатов вопросов о составе и местонахождении юридических консульта
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
продолжение 9-го ответа

31 марта 1992 г. Федеративный договор и Конституция РФ отнесли регулирование вопросов адвокатуры к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, что подразумевало наличие у последних полномочий на правовое управление данной сферой. Поэтому ряд вопросов регулирования вопросов адвокатуры перешел сразу к субъектам РФ, которые во многих регионах из-за пассивности Министерства юстиции РФ взяли всю полноту власти над адвокатурой в свои руки.
В соответствии со ст. 73 Конституции РФ субъекты Федерации обладают всей полнотой государственной власти по учреждению специализированных органов конституционного контроля - конституционных, уставных судов (палат), осуществляющих на их территории судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Разрешенные субъектами Федерации вопросы судопроизводства в этих органах могут регулировать допуск и участие адвокатов в рассмотрении дел.
Административное и административно-процессуальное право находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Последним это дает возможность в пределах своей компетенции устанавливать юрисдикционные нормы, в том числе связанные с обеспечением представительства адвокатуры по административным делам. Наличие в адвокатской деятельности публичных, конституционно закрепленных начал требует ее упорядоченности. Субъекты Российской Федерации, согласно ст. 72 Конституции, вправе принимать меры обеспечения правопорядка путем регламентации исполнения адвокатами и их объединениями задач профессиональной деятельности.
В 1990-е годы государственное регулирование адвокатурой условно можно было разбить на три группы: контроль над деятельностью адвокатуры, взаимодействие с органами управления адвокатских объединений и организация содействия адвокатской деятельности.
По первому направлению нормотворчества субъекты Российской Федерации могли устанавливать, а где-то и устанавливали порядок распределения между коллегиями адвокатов (там, где их было несколько) на территории субъекта объемов оказания юридической помощи по назначению правоохранительных органов; получения разрешения на создание и деятельность на своей территории филиалов коллегий адвокатов других субъектов Российской Федерации и взаимоотношения с ними; уведомления о местонахождении юридических консультаций; заключения адвокатами соглашений с гражданами об оказании платной юридической помощи; истребования актов, принятых органами управления адвокатских объединений; оказания иных видов юридической помощи; привлечения к ответственности адвокатских объединений за нарушение требований законодательства.
Взаимодействие с коллегиями адвокатов кое-где ориентировалось на подготовку, повышение квалификации адвокатов, формирование из них резерва судебного корпуса, обобщение и распространение положительного опыта адвокатской деятельности, разработку методических рекомендаций.
Третье направление в некоторых субъектах Российской Федерации включало в себя:
- содействие в предоставлении необходимых помещений для юридических консультаций и их оснащение для приема населения;
- полное или частичное освобождение от оплаты за пользование государственным или муниципальным имуществом;
- регулярное освещение задач и деятельности адвокатуры и предоставление физическим и юридическим лицам льгот по уплате налогов.
Перечень указанных направлений, естественно, не является исчерпывающим. Субъекты Российской Федерации с учетом региональной специфики решали многие иные вопросы деятельности адвокатуры, чаше всего не вступая в противоречие с федеральным законодательством. Необходимо отметить, что на большинстве из перечисленных направлений в целях достижения единого правового режима деятельности адвокатуры требовалось и федеральное регулирование <1>.
--------------------------------
<1> К сожалению, в конце 1990-х годов наметилась другая тенденция - переход от полного безвластия и бездеятельности в большинстве органов государственного управления в лице Министерства юстиции РФ, согласно действовавшему тогда Положению об адвокатуре РСФСР 1980 г., к руководству деятельностью адвокатуры в субъектах Российской Федерации вплоть до жесткого "зажима" адвокатуры, попыток взять ее под строгий государственный контроль.

Государство во взаимоотношениях с адвокатурой имеет минимум три основных интереса в сфере ее деятельности:
1) повсеместное качественное оказание юридической помощи населению России, с тем чтобы каждый гражданин знал свои права и умел защищаться; обеспечение на предварительном следствии и в суде защиты как обвиняемых и подсудимых, так и потерпевших от преступлений, финансирование расходов на оказание помощи малоимущим; издание инструкции по оплате юридической помощи;
2) прием в члены коллегии адвокатов, ставя цель - чтобы в адвокатском корпусе работали ни в чем ранее не скомпрометировавшие себя квалифицированные юристы, отвечающие всем требованиям профессии адвоката;
3) создание нормальных условий для деятельности адвокатуры в России, обеспечив определенные правовые и материальные гарантии адвокатам, освобождение адвокатских структур от налогов и сборов.
Ни у кого не вызывает сомнения, что государство, возложившее на адвокатуру обязанность оказания бесплатной юридической помощи, должно законодательно обеспечить независимость адвокатуры как конституционного института, имеющего публичное, общественное значение. Государство также должно создать необходимые условия для того, чтобы адвокаты могли выполнять свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, искусственно создаваемых препятствий, запугивания и неоправданного вмешательства в их деятельность, чтобы адвокаты не подвергались преследованиям за выполнение своих профессиональных обязанностей, чтобы адвокатов не ассоциировали с их доверителями и подзащитными. На государство возлагается обязанность создания необходимых правовых, экономических и организационных условий для эффективного функционирования конституционного института адвокатуры.
Гарантии адвокатской деятельности изложены в ст. ст. 8 и 18 Закона об адвокатуре, ст. 14 которого является новеллой в российской адвокатуре: она предусматривает ведение реестров адвокатов. Территориальный орган федерального органа исполнительной власти в области юстиции ведет реестр адвокатов субъекта Российской Федерации. Пункт 2 указанной статьи устанавливает обязанность органов юстиции не позднее 1 февраля каждого года направлять в адвокатскую палату копию регионального реестра адвокатов. Из этой нормы следует, что по окончании календарного года органы юстиции обрабатывают информацию о принятых и отчисленных за этот период адвокатах.
Порядок ведения реестра определяет федеральный орган юстиции, т.е. Министерство юстиции Российской Федерации. Всем адвокатам России выдаются удостоверения единого образца, подписанные начальниками территориальных органов юстиции. Ведение реестров и выдача удостоверений единого государственного образца не вызвали среди адвокатской общественности особых возражений, поскольку это, думается, позволит навести порядок в организационном построении российской адвокатуры, которая в последнее десятилетие развивалась стихийно и бесконтрольно. Взаимодействие государства и адвокатуры предусмотрено и в ст. 33 Закона об адвокатуре, регулирующей деятельность квалификационной комиссии при адвокатской палате субъекта Федерации.
Квалификационная комиссия строит свою деятельность по двум направлениям:
- прием квалификационных экзаменов у претендентов на получение статуса адвоката;
- рассмотрение жалоб на адвокатов.
Если раньше эти вопросы были в компетенции президиумов коллегий адвокатов, т.е. и прием в адвокатское сообщество, и дисциплинарную практику в отношении адвокатов осуществляли только адвокаты, без участия представителей государственных и общественных структур, то по новому Закону квалификационная комиссия представляет собой симбиоз адвокатов, представителей территориального органа юстиции, органа законодательной власти субъекта Федерации и судов.
Думается, введение в состав квалификационных комиссий представителей государственных органов и судейского корпуса не приведет к существенному нарушению принципов независимости и самоуправляемости адвокатуры, поскольку адвокатов в комиссии большинство. Наоборот, это снимает все вопросы о закрытости адвокатуры, о ее монополизме.
Взаимодействие адвокатуры и государства должно строиться таким образом, чтобы российское население было обеспечено квалифицированной юридической помощью. В то же время нельзя допустить, чтобы государство вмешивалось в профессиональную деятельность адвокатов. Вот почему на состоявшемся 20 декабря 2002 г. заседании президиума Федерального союза адвокатов России единогласно было принято решение просить депутатов Госдумы России внести в ст. 3 Закона об адвокатуре, озаглавленную "Адвокатура и государство", следующую поправку: "Государство не вправе вмешиваться в профессиональную деятельность адвоката при выполнении им конкретных поручений". Это дополнение имеет большое значение, поскольку является одним из основополагающих международных принципов адвокатской деятельности.
По своему характеру адвокатская деятельность заключается в оказании юридической помощи.
Закон об адвокатуре указывает примерный перечень видов юридической помощи, оказываемой в рамках адвокатской деятельности <1>. Этот перечень серьезно расширен по сравнению с кругом вопросов, которыми в соответствии с Положением 1980 г. мог заниматься советский адвокат <2>. Помимо таких традиционных видов юридической помощи, как дача консультаций и справок по правовым вопросам, составление заявлений, жалоб, ходатайств и других документов правового характера, представительство в гражданском и административном судопроизводстве, участие в качестве защитника в уголовном судопроизводстве, указываются представительство в налоговых правоотношениях, представительство интересов в общественных объединениях и иных организациях и ряд других, отражающих современные политические и экономические условия существования российского общества.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", п. 2 ст. 2 // СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.
<2> См.: Положение об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г. (утверждено Законом РСФСР от 20 ноября 1980 г. "Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР") (утратило силу), ст. 19 // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. N 48. Ст. 1596.

Следует еще раз подчеркнуть, что перечень видов юридической помощи, которая может оказываться адвокатами, не является исчерпывающим, что правильно с точки зрения законодательной техники, так как конкретный список может ограничивать права граждан на получение юридической помощи. Одни виды юридической помощи, не названные в п. 2 ст. 2 Закона об адвокатуре, указаны в специальных законодательных актах (например, согласно п. 6 ч. 4 ст. 56 и ч. 5 ст. 189 УПК РФ, адвокат может присутствовать при допросе свидетеля), а другие, как не запрещенные федеральным законом, хотя прямо им и не предусмотренные, могут оказываться адвокатами на основании п. 3 названной выше статьи.
Юридическая помощь по общему правилу может оказываться адвокатами гражданам и юридическим лицам. Вместе с тем, как следует из законодательства, не исключается возможность осуществления адвокатской деятельности в интересах органов государственной власти и органов местного самоуправления.
В соответствии с п. 4 ст. 2 Закона об адвокатуре "представителями... органов государственной власти, органов местного самоуправления в гражданском и административном судопроизводстве, судопроизводстве по делам об административных правонарушениях могут выступать только адвокаты... если иное не установлено федеральным законом" <1>. А в соответствии с п. 5.1 ст. 59 АПК РФ, развивающей указанную общую норму, "представителями органов государственной власти или органов местного самоуправления могут выступать в арбитражном суде лица, состоящие в штате указанных органов или в штате организаций, представляющих в соответствии с федеральными законами или иными нормативными правовыми актами Российской Федерации по поручению указанных органов их интересы, либо АДВОКАТЫ (выделено мной. - Авт.)" <2>. Положение 1980 г. и другие законодательные акты советского периода возможность осуществления адвокатской деятельности в интересах органов власти не предусматривали, ограничивая оказание юридической помощи только гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам <3>.
--------------------------------
<1> Цит. по: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", п. 4 ст. 2 // СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.
<2> Цит. по: Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (с изменениями от 28 июля 2004 г., 2 ноября 2004 г.), п. 5.1 ст. 59 // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.
<3> См.: Инструкция об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам (утверждена Министерством юстиции СССР 10 апреля 1991 г.) // Хозяйство и право. 1991. N 6.

В то же время следует отметить отсутствие прямого указания на органы власти как возможных заказчиков адвокатских услуг в нормативном определении адвокатской деятельности, данной в Законе об адвокатуре <1>. Это при одновременном допущении законодательством возможности адвокатского представительства органов государственной власти и местного самоуправления в судопроизводстве порождает трудности в толковании законодательства. В частности, возникает вопрос, возможно ли оказание адвокатами органам власти иных видов юридической помощи, нежели судебное представительство. Кроме того, наблюдается коллизия между п. 1 ст. 1 Закона об адвокатуре, с одной стороны, и п. 4 ст. 2 этого Закона, а также аналогичных норм процессуального законодательства - с другой.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", ст. 1 // СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

Думается, что органы власти наравне с гражданами и организациями должны иметь право обращаться к адвокатам за любым видом юридической помощи. Кроме того, само оказание правовой помощи в рамках судебного представительства органов власти, допускаемое законом, всегда носит комплексный характер и включает в себя не только строе представительство, но и иные виды юридической помощи (например, консультации и подготовку судебных документов).
В этой связи в целях исключения правовых противоречий п. 1 ст. 1 Закона об адвокатуре после слов "физическим и юридическим лицам" целесообразно дополнить словами "органов государственной власти и местного самоуправления".
В соответствии с Законом об адвокатуре адвокатской деятельностью является только такая юридическая помощь, которая оказывается специальным субъектом - адвокатом. Согласно п. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре, "адвокатом является лицо, получившее в установленном законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность" <1>.
--------------------------------
<1> Там же (п. 1 ст. 2).

Сразу стоит отметить не вполне удачную законодательную конструкцию этой дефиниции. Законодатель разделяет понятия "статус адвоката" и "право заниматься адвокатской деятельностью". Однако далее Закон об адвокатуре говорит лишь о порядке приобретения статуса адвоката, не предусматривая дополнительного либо отдельного приобретения права на ведение адвокатской деятельности. Ведь получение статуса адвоката и означает право лица осуществлять адвокатскую деятельность. В свою очередь, какая-либо деятельность, которой занимается лицо, не наделенное адвокатским статусом, по смыслу Закона, адвокатской не является.
На основании изложенного будет правильно определить адвоката просто как лицо, получившее в установленном законом порядке статус адвоката.
Статус адвоката приобретается в установленном законом особом порядке при соблюдении претендентом ряда условий, к которым относятся:
- полная дееспособность;
- отсутствие неснятой или непогашенной судимости за совершение умышленного преступления;
- наличие высшего юридического образования, полученного в высшем учебном заведении, имеющем право выдачи дипломов государственного образца, либо ученой степени по юридической специальности;
- стаж работы по юридической специальности не менее двух лет (на должности, требующей высшего юридического образования, или в качестве помощника адвоката) либо прохождение стажировки в адвокатском образовании (сроком от одного года до двух лет);
- сдача квалификационного экзамена <1>.
--------------------------------
<1> Там же (подп. 1 п. 4 ст. 9, п. 1 ст. 28).

Решение о присвоении статуса адвоката принимает квалификационная комиссия адвокатской палаты субъекта Российской Федерации. На основании решения квалификационной комиссии территориальный орган юстиции (в настоящий момент таковым является Федеральная регистрационная служба по субъекту РФ) вносит сведения об адвокате в региональный реестр адвокатов и выдает адвокату удостоверение - единственный документ, подтверждающий статус адвоката. Статус адвоката присваивается претенденту на неопределенный срок и не ограничивается определенным возрастом адвоката.
В Положении 1980 г. понятие "адвокат" отождествлялось с понятием "член коллегии адвокатов". В качестве условий для вступления в коллегию адвокатов Положение 1980 г. требовало от претендентов наличия высшего юридического образования и стажа работы по специальности юриста не менее двух лет (одновременно допускался прием лиц, окончивших высшие юридические учебные заведения, но не имевших стажа работы по специальности юриста или имевших такой стаж менее двух лет, после прохождения стажировки в коллегии сроком от шести месяцев до одного года) <1>.
--------------------------------
<1> См.: Положение об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г. (утверждено Законом РСФСР от 20 ноября 1980 г. "Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР") (утратило силу), ст. 11 // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. N 48. Ст. 1596.

Таким образом, по Положению 1980 г. получение статуса адвоката ставилось в зависимость только от наличия формальных условий (юридическое образование и стаж работы). Справедливо отмечалось, что одни формальные признаки не могут служить гарантией получения качественной юридической помощи <1>. В этой связи введение Законом об адвокатуре квалификационного экзамена для получения статуса адвоката следует считать верным шагом, позволившим повысить общий уровень профессионализма адвокатуры. Экзамен призван выявить реальные теоретические и практические знания претендента в момент обращения с заявлением о получении статуса адвоката, оценить его профессиональную пригодность для занятия адвокатской деятельностью. Надо сказать, что сдача специального экзамена как условие допуска к адвокатской деятельности - это общее правило, принятое в государствах с развитыми правовыми системами. Так, в Соединенных Штатах Америки выпускник юридического вуза вместе с дипломом и степенью не обретает автоматического права заниматься адвокатской практикой. Вопрос об этом решает специальная комиссия по допуску в адвокатуру, формируемая либо ассоциацией адвокатов штата, либо по назначению суда или губернатора штата. Как правило, эта комиссия состоит из практикующих юристов. При решении вопроса о допуске к адвокатской практике комиссия исходит из моральных качеств кандидата и результатов проводимого ею экзамена. Экзамен состоит из устного собеседования и письменной работы. Письменная работа, как правило, продолжается несколько дней, в течение которых претендент должен ответить на 20 - 30 вопросов, касающихся знания, толкования и применения правовых норм штата, в котором сдается экзамен <2>.
--------------------------------
<1> См.: Кучерена А. Конституционно-правовое регулирование права на квалифицированную юридическую помощь // Право и жизнь. 2002. N 50.
<2> См.: Смоленский М.Б. Адвокатура в Российской Федерации. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 2003. С. 230, 231.

В России в соответствии с решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 25 апреля 2003 г. квалификационный экзамен состоит из двух частей - письменных ответов на вопросы (либо тестирования) и устного собеседования. Устное собеседование проводится по ежегодно обновляемым экзаменационным билетам, в каждый из которых включается по четыре вопроса из Перечня, утвержденного Советом Федеральной палаты адвокатов <1>. Однако в адвокатской среде справедливо отмечается довольно высокая степень теоретизированности утвержденных экзаменационных вопросов и, следовательно, их несоответствие целям самого квалификационного экзамена, предназначенного выявлять, прежде всего, практические навыки претендента на адвокатский статус. В этой связи в ближайшее время необходимо поставить вопрос о пересмотре Перечня экзаменационных вопросов. Кроме того, следует обратить внимание, что Положение 1980 г. строго требовало от претендентов на адвокатский статус наличия гражданства СССР. Иностранные граждане и лица без гражданства не имели права стать членами коллегии адвокатов.
--------------------------------
<1> См.: Перечень вопросов для включения в экзаменационные билеты и Положение о порядке сдачи квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката (утв. решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 25 апреля 2003 г.) // Адвокат. 2003. N 7.

Ныне действующий Закон об адвокатуре не содержит подобных запретов. Лица, не имеющие российского гражданства, но отвечающие условиям, предусмотренным законодательством, могут приобрести на территории России статус адвоката в общем порядке. В то же время определенные ограничения по отношению к этой категории лиц могут иметь место при осуществлении ими адвокатской деятельности. Такие ограничения могут быть связаны, в частности, с допуском неграждан к государственной тайне либо с правом на передвижение по территории РФ, пребывания на определенных территориях и объектах <1>. Это учитывает и Закон об адвокатуре, устанавливающий, что иностранные граждане и лица без гражданства, получившие статус адвоката, допускаются к осуществлению адвокатской деятельности на всей территории Российской Федерации, если иное не предусмотрено Федеральным законом <2>.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" (с изменениями от 30 июня 2003 г., от 11 ноября 2003 г.), ст. 11, п. 6 ст. 14 // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3032; Постановление Правительства РФ от 22 августа 1998 г. N 1003 "Об утверждении Положения о порядке допуска лиц, имеющих двойное гражданство, лиц без гражданства, а также лиц из числа иностранных граждан, эмигрантов и реэмигрантов к государственной тайне" // СЗ РФ. 1998. N 35. Ст. 4407.
<2> См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", п. 6 ст. 9 // СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

Адвокатская деятельность позиционируется законодателем как гарантированно профессиональная квалифицированная юридическая помощь, что обеспечивается процедурой и условиями получения статуса адвоката, независимостью этого специалиста, довольно сложной системой корпоративности адвокатской деятельности (соблюдение адвокатской этики, порядок приостановления и лишения статуса адвоката) и т.д. <1>. В этой связи Закон об адвокатуре указывает на отличие адвокатской деятельности от юридической помощи, оказываемой иными субъектами (работниками юридических служб юридических лиц, органов государственной власти и органов местного самоуправления, юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, нотариусами, патентными поверенными либо другими лицами, которые законом уполномочены на ведение своей профессиональной деятельности, - уполномоченные по правам человека, прокуратура, профсоюзы и др.) <2>. В отличие от адвокатской деятельности, юридическая помощь, оказываемая иными субъектам, - не единственный или сопутствующий вид деятельности этих лиц, осуществляется только по определенному кругу вопросов, относящихся к предмету деятельности органов, организаций, подразделений либо оказывается в рамках трудовых (служебных) отношений.
--------------------------------
<1> См.: Адвокатура в России: Учебник / Под ред. проф. Л.А. Демидовой, В.И. Сергеева. М.: ЗАО "Юстицинформ", 2004. С. 108.
<2> См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", п. 3 ст. 1 // СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

Наиболее близко к адвокатской деятельности примыкает деятельность юридических фирм, созданных в форме коммерческих предприятий либо организованных индивидуальными предпринимателями. Такие субъекты в качестве основного вида деятельности занимаются оказанием услуг правового характера (оказанием юридической помощи) на коммерческой основе. Однако коммерческий характер их деятельности не следует считать главным отличием от адвокатской практики.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
10. Свобода и независимость адвокатской деятельности как условие справедливого правосудия в России. Корпоративное самоуправление в адвокатуре. Пределы вмешательства органов государственной власти в деятельность адвокатуры.

§ 8.3. Судебная защита прав человека. Адвокатура и суд

Необходимость существования специальной системы (органа, лиц, наделенных специальными полномочиями), способной разрешать неизбежно возникающие между людьми конфликты, была осознана много веков назад. Данте Алигьери в своем трактате "Монархия" писал: "Всюду, где может возникнуть раздор, там должен быть и суд, иначе несовершенное существовало бы без того, что придает ему совершенство, а это невозможно..." <1>. В первобытном обществе конфликты выносились на суд старейшин, который и принимал решение по спору. В рабовладельческом обществе все решали рабовладельцы. В феодальном же обществе решения выносились монархом единолично и единовластно. Зачастую концентрирование власти в руках одного человека вело к тяжким последствиям, к грубой тирании амбициозной личности главы государства. Это было невыносимо не только для низших слоев общества (люмпенов), но и для господ. В результате исследователи пришли к логическому выводу - необходимости разделить государственную власть по нескольким направлениям (ветвям). Принцип разделения властей возник еще в древности, в 200 - 120 гг. до н.э., в Республике Рим, о чем писал древнегреческий историк Полибий. В XVIII в. во Франции активным сторонником данного принципа был известный просветитель Шарль Луи Монтескье, обосновавший свою позицию в книге "О духе законов" 1748 г. (русский перевод от 1900 г.): "...Все было бы потеряно, если бы один и тот же человек, или корпорация высокопоставленных лиц, или сословие дворян, или, наконец, весь народ осуществляли все три вида власти: власть создавать законы, власть приводить их в исполнение и власть судить преступления и тяжбы частных лиц".
--------------------------------
<1> Данте Алигьери. Монархия. Трактат. М., 1999. Гл. X.

В настоящее время принцип разделения властей широко используется практически всеми странами мира, в том числе Россией. В правовой теории и практике гражданские права понимаются как свобода человека принимать решение независимо от государства. Считая наилучшей формой правления монархию, Ш. Монтескье в качестве средства, способного предотвратить трансформацию монархии в деспотию (неправильную форму правления) и обеспечить политическую свободу, полагал принцип разделения властей, а также федеративную форму государственного устройства. В целом же политическая программа Ш. Монтескье была компромиссом между буржуазией и дворянством на условии совместного участия в осуществлении государственной власти. К. Маркс, отмечая неправильность данного Монтескье различия между монархией и деспотией, писал, что "...все это - обозначения одного и того же понятия, в лучшем случае они указывают на различия в нравах при одном и том же принципе" <1>. Российское государство, зафиксировав в Конституции права и свободы человека, обязуется через деятельность органов государственной власти, управления, охраны правопорядка, суды, прокуратуры осуществлять их реализацию и защиту. "Общество, где не обеспечена гарантия прав и нет разделения властей, не имеет Конституции", - гласит ст. 15 Декларации прав человека и гражданина 1789 г. И хотя в преамбуле к Декларации упоминаются только законодательная и исполнительная власть, нет оснований сомневаться в том, что ее авторы имели в виду и существование третьей власти - судебной <2>.
--------------------------------
<1> Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. 2 издание. Т. 1. С. 374, 375.
<2> Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. Москва, 1993. С. 360.

Известный законовед, профессор конституционного права Парижского университета Франсуа Люшер исследовал два аспекта принципа разделения властей - функциональный и органический. В функциональном плане этот принцип означает, что каждая власть имеет монополию на осуществление присвоенной ей функции, которую другие власти не могут выполнять ни при каких обстоятельствах: "Законодатель творит все законы, правительство обеспечивает их исполнение, судья выносит по ним решения, вплоть до того, что может привлекать к суду и членов законодательных органов, и членов правительства в качестве частных лиц" <1>. Функции каждой ветви власти являются особенностями, отличающими ее от функционального назначения двух других ветвей.
--------------------------------
<1> Там же. С. 361.

В своем органическом или, скорее, организационном смысле аспект разделения властей означает, что каждая из государственных властей обязана уважать независимость другой власти; законодатель не вправе вмешиваться в функции правительства или направлять судье свои распоряжения; правительство не вправе приостанавливать применение законов и вмешиваться в деятельность органов правосудия; судья не может привлечь к суду ни законодательный орган, ни правительство. Как указывает Ф. Люшер, существует противостояние двух концепций разделения властей - французской и американской, что объясняется главным образом разной оценкой роли судебной власти в этих странах. В США возобладал функциональный подход к этой концепции, поскольку там судья вправе судить законодателя и правительство. Напротив, во Франции революционеры считали, что судье запрещается препятствовать исполнению законов или нарушать деятельность аппарата управления (Законы от 16 и 24 августа 1790 г. и Декрет от 16 фрюктидора III года Республики). Это привело к тому, что, во-первых, судья был отстранен от контроля над аконституционностью законов, а во-вторых, что принцип разделения властей был дополнен отделением управленческой сферы от судебной с двойной системой юрисдикционного контроля. Несомненно, с помощью парламентского режима, установившего отношения сотрудничества между законодательной и исполнительной властями, удалось наладить взаимодействие и между сферами управления и правосудия. Передача некоторых видов компетенции от государственной администрации в пользу судебной власти ослабила жесткое правило об отдельном их существовании, тем не менее между функциональной и органической концепциями разделения властей отчетливо видна принципиальная разница, влекущая за собой важные конституционные последствия. По мнению Ф. Люшера, основная прерогатива законодателя - "устанавливать правила и определять гарантии и основные принципы, тогда как весь массив индивидуальных актов и управленческих решений подпадает под компетенцию исполнительной власти" <1>. Наряду с функциональным и органическим аспектами принципа разделения властей существуют два аспекта понятия "судебная власть". В функциональном аспекте судебная власть представляет собой совокупность ограниченных юридической конституцией и общими принципами права юрисдикционных и связанных с ними полномочий государства, реализуемых от имени народа независимыми должностными лицами (судьями) в особо оговоренной законом судебной процедуре, а также иными должностными лицами, обеспечивающими юрисдикционную деятельность судей. В другом, институциональном аспекте судебная власть отражается в нашем мышлении в виде обособленной группы взаимосвязанных государственных учреждений (в основном судов), организующих и обеспечивающих реализацию судьями юрисдикционных полномочий. Способом достижения правомерного государства И. Кант также полагал разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, каждая из которых автономна и действует в рамках своей компетенции. "Если первая из властей издает законы как власть суверенная, вторая - действует на основе законов, то судебная власть "говорит о том, что есть право". Она решает спор, выступает против антизаконных действий" <2>. Позднее последователи И. Канта и его предшественников Вольфа, Пуффендорфа, Шталя, Штейна аргументировали идею правового государства. Например, Г. Еллинек в своих работах утверждал, что правовым может считаться лишь то государство, в котором законодатель так же подзаконен, как и гражданин. С мнением ученого трудно не согласиться. Действительно, в законе должны быть четко обозначены механизмы гарантирования и защиты прав граждан от незаконных действий государства в отношении их. Основным Законом страны является юридическая Конституция. Поэтому вполне логичным выглядит закрепление юридических гарантий и фиксирование механизмов работы этих гарантий прежде всего в конституции страны. Так, С.А. Котляревский в организации правового государства придает особое значение независимому, деполитизированному суду, подчиняющемуся в первую очередь конституции и закону. Помимо этого, условием эффективной деятельности суда служит доверие к нему народа. Утрата такого доверия подрывает начала правосудия и основы правового государства.
--------------------------------
<1> Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. Москва, 1993. С. 362, 363.
<2> Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебное конституционное право и процесс. М., 1998. С. 8.

Если пристальнее взглянуть на сформулированное Иммануилом Кантом утверждение: "Наилучший строй тот, где власть принадлежит не людям, а законам" <1>, можно сделать ряд важных для дальнейшего исследования выводов. Во-первых, гарантированность прав (возможностей совершать те или иные действия) человека, являющегося гражданином конкретного государства, должны закреплять законы. Действие законов, закрепляющих права, устанавливающих конкретные обязанности и санкции за их невыполнение, распространяется в равной степени на всех граждан. "Там, где государство основано на конституционном праве, отвечает общей воле народа, там государство правомерное, в условиях которого не может быть патерналистского вмешательства государственной власти в дела личности, чем бы это ни оправдывалось" <2>. Таким образом, создается исключительная система принуждения-защиты в лице государства. Государство, с одной стороны, принуждает граждан к соблюдению права путем издания законов, иных нормативных правовых актов, а с другой - одновременно защищает граждан от нарушения их законных прав и интересов третьими лицами. Во-вторых, для воплощения в жизнь принципа кантовского наилучшего строя необходимо создание, на взгляд автора, логической связки "корреспондирующее принуждение - защита" в лице гражданина. Это означает следующее: гражданин должен обладать реальной возможностью принуждения государственных и иных органов, третьих лиц к должному исполнению закона точно так же, как государство обладает возможностью принуждения граждан к соблюдению права. Гармоничное взаимодействие этих корреспондирующих возможностей (принуждение-защита) государства и гражданина можно назвать взаимодействием интересов (их сочетанием или конфликтом).
--------------------------------
<1> Кант И. Собр. соч.: В 6 т. М., 1996. Т. 4. С. 283.
<2> Витрук Н.В. Указ. соч. С. 8.

Социальная природа судебной власти состоит в разрешении судьями с позиции справедливости конфликтов противоборствующих интересов в обществе. Разгадка юридической природы судебной власти кроется в том, что судьи в конкретном случае разграничивают свободные сферы спорящих сторон и формулируют соответствующие общеобязательные последствия. Конституционно-правовые параметры обеспечения правозащитной функции судебной власти обусловлены тем, что сама судебная власть является подфункцией более общего понятия - правоохранительной функции судебной власти. Под правозащитной функцией здесь понимается направление воздействия суда на общественные отношения, имеющее своей целью принудительное осуществление нарушенных или оспариваемых прав и свобод человека и гражданина. Гарантирование - разновидность обеспечения, т.е. такой особенной формы всеобщего взаимодействия элементов действительности, при которой одни элементы (или продукты их деятельности) выступают условием существования или взаимодействия между собой других элементов. Появление в данной системе субъекта социального управления требует усиления ординарного обеспечительного воздействия в отдельных аспектах, что достигается с помощью дополнительных средств (гарантий). Гарантии призваны осуществлять специальное (повышенное) обеспечение, выступая дополнительными мерами, средствами и способами, целенаправленно создающими требуемые условия (среду) существования и функционирования обеспечиваемого объекта.
Правосудие в России осуществляется судом как носителем судебной власти посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции РФ). Независимо от процессуальных форм осуществления правосудия его конституционные основы проявляются в целях и принципах, закрепленных в Основном Законе страны. При этом определяющую роль играет целевая направленность процедуры осуществления правосудия. Эти принципы, являясь основополагающими началами построения судебного процесса, вместе с тем играют подчиненную роль по отношению к целям правосудия, под которым следует понимать общественно необходимый и желаемый результат процессуальной деятельности суда и других участников рассмотрения и разрешения дела. По своей сути принципы предназначены именно для выражения процессуальных целей и определения методов их осуществления.
Конституционные основы правосудия имеют непосредственное отношение к проблеме его эффективности. Это связано с тем, что в конституционных целях судопроизводства находят отражение основные и объективно существующие потребности и интересы общества в равной для всех и оптимальной процедуре рассмотрения и разрешения судебных дел. От степени практической реализации этих целей зависит и уровень эффективности судебной деятельности по осуществлению правосудия. Статьи 2, 17 и 18 Конституции РФ закрепляют приоритетную конституционную цель правосудия - защиту прав и свобод человека и гражданина. Эта цель правосудия распространяется и на юридических лиц, поскольку за их статусом всегда стоит объединение граждан. Кроме того, в России равным образом защищаются все формы собственности, а заинтересованные лица, независимо от того, являются они физическими или юридическими лицами, обладают равными процессуальными возможностями для отстаивания своих субъективных прав и законных интересов (ч. 2 ст. 8, ч. 3 ст. 123 Конституции РФ).
В статье 3 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" указывается на единство судебной системы страны, но фактически этот вопрос не вполне очевиден из-за существования организационно самостоятельных и процессуально независимых друг от друга систем судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. Однако общая обязанность судов по защите прав и свобод человека и гражданина, выступающая как основная конституционная цель правосудия, объединяет все звенья судебной власти в их общественном предназначении в системе институтов государственной власти.
Характеризуя смысл, роль и предназначение судебной системы как самостоятельного института государственной власти, автор нередко обращается к понятиям "обязанность судов", "цель правосудия", "эффективность правосудия", "практическая реализация целей правосудия", "процессуальные цели и методы". Если подробное толкование и объяснение данных понятий под силу только специалистам, то у большинства граждан не вызывает никакого сомнения декларативность этих понятий ввиду их несоблюдения в действительности. В связи с этим автор выявляет наиболее острые проблемы реализации конституционных гарантий прав человека и гражданина в гражданском судопроизводстве, причины возникновения острых противоречий между судебной практикой и конституционной нормой, способы и методику устранения несоответствий между ними.
Следует дифференцировать, с одной стороны, универсальные (общие) гарантии правосудия (охраняющие от двух крайностей: слабой судебной власти и судейского произвола), а с другой стороны - гарантии реализации специфической, правозащитной функции судебной власти (специальные гарантии). Правовые гарантии судебной власти и правовые гарантии правозащитной функции судебной власти соотносятся как род и вид. Последние представляют собой ту часть юридических гарантий судебной власти, которая оказывает существенное влияние именно на судебную защиту прав и свобод личности. В данном параграфе исследуются конституционно-правовые способы аккумулирования ресурсов общества, позволяющие качественно повысить защищенность правового статуса личности. Не следует забывать и о том, что решение данной задачи ограничено выбором средств, так или иначе коррелирующих со статусом судебной власти как таковой. В частности, недопустимо членство судей в правозащитных организациях, провозглашена обязанность судей на беспристрастное (но не протекционистское) отношение к гражданину, процессуально противостоящему публичному органу. Иными словами, существует в принципе неплохой набор инструментов, обеспеченный законами и созданный в первую очередь для защиты прав и свобод граждан.
Правовое гарантирование - это диалектический процесс. Источник его развития заключен в единстве и борьбе противоположностей между социальной практикой защиты прав личности, с одной стороны, и порожденными ею же стандартами правосудия - с другой. Чем больше разрыв между первым и вторым, тем больше необходимости (а не случайности) в нормотворческих и организационно-исполнительных усилиях, тем выше динамика развития гарантирования. Следует особо отметить, что к гарантированности прав и свобод человека неприменима практика двойных стандартов, когда нормы закона существуют сами по себе и в то же время искаженно применяются в реальной жизни. Искаженное применение означает, что нормы не выполняют своей прямой функции, в частности не охраняют права и интересы граждан так, как это задумывал законодатель. Итак, конституционно-правовое гарантирование определяется как конституционно-правовое воздействие на общественные отношения с целью достижения такого качества элементов судебной системы и условий их функционирования, при которых судебная власть надежно охраняет права и свободы личности. Конституционно-правовые гарантии - это средства усиленного воздействия отрасли конституционного права на регулируемые общественные отношения, повышающие эффект обеспечения правозащитной функции суда.
Условно можно выделить три уровня системы конституционно-правового гарантирования:
1) конституционно-правовая идеология (сфокусированная в обыденном, профессиональном и доктринальном правосознании);
2) позитивное конституционное право;
3) сфера возникновения и реализации конституционных правоотношений.
Идеальная подсистема включает в себя следующие элементы: конституционно-правовые ценности (человек, его жизнь, здоровье, достоинство, справедливость, права и свободы); конституционно-правовые цели (непосредственное действие и непоколебимость прав и свобод, доступность и авторитетность правосудия, независимость, беспристрастность и компетентность судей); конституционно-правовые аксиомы, понятия, концепции, теории (например, аксиома свободы человека в рамках правового закона, концепция участия народа в отправлении правосудия, гласности судебной власти, юридической ответственности судей).
Нормативная подсистема представляет собой комплекс взаимосвязанных нормативных компонентов, гарантирующих различные стороны правозащитной функции судебной власти. К таким компонентам относятся принципы независимости и беспристрастности судей, подчинения их праву, открытости и состязательности судебного процесса и др.; юридические конструкции наделения и прекращения судейских полномочий, несменяемости и неприкосновенности судей, финансирование судебной системы из федерального бюджета в объеме, необходимом для полного и независимого осуществления правосудия, участия представителей народа в отправлении правосудия, а также отдельные правовые нормы.
Все государственные органы должны осуществлять свои властные полномочия при полной независимости, естественно, за исключением случаев, когда конституционный акт в точной форме ограничивает эту независимость. Судебная власть предоставляет возможность правоохранительного воздействия со стороны государства, осуществляемого посредством деятельности судебной власти в установленных законом формах <1>. Итак, суд - это орган государства, осуществляющий правосудие при рассмотрении гражданских, уголовных дел, а также дел об административных правонарушениях. В Конституции РФ сказано, что только суд, а не какой-либо иной орган государственной власти или управления вправе принимать на себя функции и полномочия, находящиеся в компетенции судов; правосудие вправе осуществлять суды, указанные в Конституции и федеральных конституционных законах. Суд является единственным органом власти, уполномоченным в установленном порядке признать лицо виновным в совершении преступления и назначить уголовное наказание. Задачей суда при осуществлении правосудия как особой функции государственной власти является защита конституционного строя России, прав и свобод граждан, прав и законных интересов предприятий, учреждений, организаций. Защита прав и свобод граждан стоит на втором месте после защиты конституционного строя. Однако это отнюдь не умаляет значимости и необходимости такой защиты. Более того, такая очередность видится оправданной и весьма логичной. Ведь права, свободы человека и гражданина, равно как их защита государством, являются неотъемлемой частью конституционного строя, установленного и зафиксированного в Основном Законе страны. Условиями формирования и функционирования правового государства, а вместе с этим судебной власти как одной из важных гарантий его функционирования является социально ориентированная рыночная экономика и адекватная ей политическая форма - демократия. Следует отметить, что правовое государство невозможно без экономики, формой правового выражения которой выступает договор равноправных участников, и без развернутой демократии, без функционирования системы подлинного народовластия. Правовое государство, таким образом, есть такая организация и функционирование публичной (политической) власти, обеспечиваемая нормами юридической конституции и нормами права, важнейшими из которых являются признание и гарантирование неотчуждаемых прав и свобод человека и гражданина, обеспечиваемые посредством правосудия.
--------------------------------
<1> Николаев А. Проблемы реализации принципа разделения властей в Конституции РФ // Право и жизнь. 2000. N 25. С. 12, 13.

Конституция РФ содержит целый ряд положений правоохранительного свойства, которые обеспечивают как пользование правами и свободами, так и порядок их восстановления, причем в разных формулировках. Последних сравнительно много, например ч. 1 ст. 46 Конституции РФ гласит: "Каждому гарантируется судебная защита прав и свобод". Из данной формулировки можно сделать по крайней мере два вывода.
Во-первых, возложение государством на себя обязанности судебного вмешательства по требованию любого гражданина и разрешения спора по существу согласно действующему законодательству.
Во-вторых, судебная защита осуществляется тогда, когда законное право или интерес человека уже нарушены, т.е. в данном случае гарантия реализуется не как предотвращение правонарушений в будущем (что является неким правовым идеалом), а как наказание за уже совершенное правонарушение. Таким образом, в последнем случае гарантия предстает некоей подстраховкой: если право будет нарушено, конечно, при судебной доказанности такого нарушения, государство гарантирует пострадавшему гражданину восстановление нарушенного права.
Провозглашенное в ст. 46 Конституции РФ право на судебную защиту представляет собой сложное, многофункциональное и многовариантное явление, что обусловливает наличие различных взглядов на понятие судебной защиты. В науке судебную защиту рассматривают как институт конституционного права, вид государственной защиты прав и свобод личности <1>, как общественное отношение и государственную функцию <2>. Иногда судебная защита отождествляется с правосудием <3> или рассматривается как гарантия доступа к нему <4>. В уголовно-процессуальной науке судебную защиту освещают как "совокупность организационных и процессуальных правил, предоставленных подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему для защиты своих прав и законных интересов" <5>. В теории права судебная защита рассматривается как составная часть правоохранительной функции государства <6>. Однако закономерное в правовом государстве усиление влияния судебной власти, ее обособление от правоохранительных органов, выделение в самостоятельную ветвь государственной власти неизбежно приводят к перерастанию судебной защиты прав и свобод граждан в самостоятельную государственную функцию.
--------------------------------
<1> Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. Саратов, 1996.
<2> Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации. Москва, 1996. С. 225.
<3> Там же. С. 226.
<4> Международная жизнь. 1990. N 9. С. 135.
<5> Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. С. 8, 9.
<6> Толкачев Х.Б., Хабибуллин А.Г. Личные конституционные права и свободы граждан СССР: система, характеристики, особенности реализации. Уфа, 1990. С. 46.

Такое разнообразие во взглядах на судебную защиту отражает сложный характер этого социального и юридического феномена и позволяет рассматривать судебную защиту как концептуальное теоретическое и политико-правовое понятие, характеризующее смысл, содержание и формы реализации судебной власти. Однако понять смысл судебной защиты можно, лишь проанализировав все многообразие аспектов.
Конституция Российской Федерации, объявив Россию демократическим правовым государством (ч. 1 ст. 1), провозгласила права и свободы человека и гражданина высшей ценностью, обеспечиваемой правосудием (ст. 18), и возложила на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2). Реализация этих положений обеспечивается гарантированностью государственной (ч. 1 ст. 45), в том числе судебной (ч. 1 ст. 46), защиты прав и свобод человека и гражданина. Каждому предоставлено право защищать свои интересы всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45), обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ч. 2 ст. 46), обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ч. 3 ст. 46). Это свидетельствует о том, что Россия не только признает (речь пока идет о признании в нормативных правовых актах) основные права и свободы человека, но и декларирует защиту прав и свобод своих граждан в качестве одной из приоритетных функций государства, что позволяет характеризовать его как демократическое и правовое <1>, поскольку общепризнано, что права и свободы индивида - обязательный системообразующий признак правового государства <2>. Следует иметь в виду, что понятия государственной и судебной защиты не идентичны. Поскольку защита прав и свобод личности - функция государственной власти в целом, аналогичные полномочия осуществляются и другими звеньями государственной власти в соответствии с компетенцией каждого из них, однако судебной защите прав и свобод человека и гражданина должна отводиться особая роль в обществе. Особая роль судебной власти заключается в том, что она призвана стоять, во-первых, между двумя другими ветвями государственной власти, сдерживая и уравновешивая их в обоюдном (и вполне объяснимом) стремлении к абсолютизации, и во-вторых, стоять между ними и человеком, уважая, а значит, должным образом защищая его права и законные интересы. В противостоянии человека и власти в любом ее проявлении (государственного органа, органа местного самоуправления, должностного лица, чиновника) судебная власть призвана играть роль независимого и беспристрастного арбитра. Именно к этому нужно стремиться, воплощая в жизнь зафиксированные в Конституции России демократические принципы, поскольку в абсолютной независимости (которая, впрочем, не достигнута ни в одном государстве) и беспристрастности суда заключается его роль гаранта свобод и интересов личности. Та часть государственной защиты прав и свобод личности, которая осуществляется судебной властью, и получила название судебной защиты.
--------------------------------
<1> Синюкова Т.В. Юридические гарантии как метод регулирования правового положения личности // Вопросы теории государства и права. Межвузовский сборник научных работ. Саратов, 1991. Вып. 9. С. 150 - 160.
<2> Лучин В.О. Конституционные институты // Современный конституционализм. Москва, 1990. С. 35.

Выделение судебной защиты в самостоятельную функцию государства обусловлено необходимостью реального и эффективного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а судебный порядок, как отметили авторы Концепции судебной защиты прав и свобод человека и гражданина, одобренной Советом по судебной реформе Российской Федерации от 11 января 1995 г., является наиболее совершенным из всех известных мировой человеческой цивилизации методов и средств обеспечения прав личности. Повышение роли правосудия - важнейшее условие самоограничения власти. Полномочия власти "легитимны лишь в пределах соблюдения прав человека. Нарушение общепризнанных стандартов в этой области служит основанием для изменения статуса самой власти" <1>. Поэтому в демократическом правовом государстве власть заинтересована в учреждении институтов, ограничивающих ее возможности по отношению к личности. Именно такую роль в современных российских условиях должна играть судебная система.
--------------------------------
<1> Зарицкий А.В. Гарантии прав личности при реализации юридической ответственности (вопросы теории и практики) // Дис. ... канд. юрид. наук. Коломна, 1999. С. 16.

Следует сказать и о том, что защита прав и свобод граждан - не единственная функция государства, заинтересованного также в своей целостности, неприкосновенности и суверенитете, в экономическом процветании и политической стабильности. Обусловленная асимметричной структурой общества роль государства как социально-политического арбитра заключается в предоставлении определенных гарантий одним и установлении ограничений для других <1>. Поэтому и судебная власть всей своей деятельностью, в том числе применением к виновным наказания, осуществляет защиту основ конституционного строя и безопасности государства от преступных посягательств, что не дает оснований для противопоставления судебной защиты прав и свобод личности защите основ государственного строя и безопасности государства. "Государство не имеет собственных целей - его деятельность заключается в том, чтобы обеспечить благо индивида" <2>. Народ как совокупность индивидуумов является единственным источником власти (ч. 1 ст. 3 Конституции РФ), исходя от народа, власть к народу же возвращается. Как представляется, утверждение А.В. Цихоцкого и А.К. Черненко весьма многозначительно. Дело в том, что оно предполагает как минимум двухвариантную трактовку. Действительно, государство - это люди (правящая верхушка - власть имущие и власть предержащие; народ). Но, во-первых, правящая верхушка может, совершенно не заботясь об интересах большинства, удовлетворять свои собственные интересы, что является обеспечением блага индивида. Во-вторых, под обеспечением блага индивида может пониматься реализация провозглашенных и гарантированных Конституцией прав и свобод для каждого человека. Поэтому формулировка А.В. Цихоцкого и А.К. Черненко должна звучать с учетом того, что государство обязано обеспечивать благо каждого индивида или благо большинства.
--------------------------------
<1> Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. Воронеж, 1984. С. 19.
<2> Денисов А.И. Советское государственное право. Москва, 1947. С. 322.

Осуществляя свое исключительное правомочие на разрешение правового конфликта, суд в процессе рассмотрения и разрешения по существу конкретного дела восстанавливает нарушенное благо одной из конфликтующих сторон и защищает от возможного необоснованного нарушения или ограничения блага другой стороны. Суд обеспечивает реализацию гарантированного государством права на судебную защиту всем гражданам независимо от того, какую роль они играют в правовом конфликте. Воплощением защиты охраняемого законом блага служит решение или приговор суда. Будучи важнейшим актом судебной власти, судебное решение или приговор означают признание прав пострадавшей стороны нарушенными и их восстановление или констатацию отсутствия такого нарушения, ограждения одной стороны от необоснованного ущемления ее прав. Таким образом, судебная власть восстанавливает нарушенное право, обеспечивает возмещение причиненного вреда, ограждает права и свободы от их необоснованного ограничения или нарушения. По утверждению Б. Топорнина, в условиях правового государства осуществление судом функции защиты прав и свобод личности "будет обоснованно и логично доминировать во всей его деятельности" <1>.
--------------------------------
<1> Рудинский Ф.М. Личность и социалистическая законность. Волгоград, 1976. С. 51.

Теория правовой защиты человека - относительно новое направление в юридической науке, подвергнутое обстоятельному анализу А.В. Стремуховым. Рассмотрение судебной защиты прав и свобод личности как вида правовой защиты обогащает учение о судебной защите, поскольку позволяет применить характеристики более общего социального и юридического явления исходя из разработанного в теории права понятия правовой защиты человека как элемента "осуществления прав человека, содержание которого составляет деятельность государства, общественных объединений и самого лица по созданию юридических условий, способствующих недопущению остановки процесса реализации прав, а в случае таковой - ее восстановлению" <1>. Судебная защита - одно из необходимейших условий правовой защищенности личности, характеризующейся предоставлением лицу широких конституционных прав и наличием эффективного механизма их правовой защиты. Уровень судебной защиты прав граждан рассматривается как основной показатель места судебной власти в обществе, показатель демократичности самого общества <2>.
--------------------------------
<1> Рабинович П.М. Упрочение законности - закономерность социализма. Львов, 1974. С. 237.
<2> Права личности в социалистическом обществе. Москва, 1981. С. 178, 203 - 205.

Отсутствие реального права на судебную защиту ограничивает степень свободы личности, низводит ее конституционные права до уровня лакмусовой бумажки. Значение судебной защиты для повышения уровня правовой защищенности личности трудно переоценить, а в ряде случаев судебная защита является единственным средством правовой защиты человека, например реабилитация незаконно осужденного или привлеченного к уголовной ответственности лица, установление отцовства, признание без вести пропавшим или объявление умершим.
Характер судебной защиты позволяет считать ее универсальным, а потому наиболее эффективным способом защиты нарушенных прав и свобод личности. Основной чертой судебной защиты является ее неограниченность, или, по определению В.П. Кашепова, всеобщность <1>.
--------------------------------
<1> Общая теория права и государства: Учебник для юрид. вузов / Под ред. акад. В.В. Лазарева. Москва, 1994. С. 187 - 192.

Во-первых, судебная защита распространяется на неограниченный круг лиц. Правом на судебную защиту обладают не только граждане, но и их объединения. Конституция РФ применительно к субъекту, права и свободы которого обеспечиваются судебной защитой, употребляет термин "каждый", что подчеркивает неперсонифицированность судебной защиты, отсутствие каких-либо формализованных ограничений на использование этого способа защиты субъективного права и законного интереса. Судебные решения обязательны для всех субъектов права, и в этом проявляется сила судов как государственной власти. Суды выносят решения от имени государства, и государство обеспечивает исполнение этих ре
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
продолжение 10-го ответа...

Принятие государством на себя обязанности признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина предполагает заботу о создании развитой системы гарантий, с помощью которых реализуется эта задача. Поэтому судебная защита не исчерпывается правовыми положениями Конституции РФ, а требует наличия конкретного и эффективного механизма ее реализации, включающего полномочия судебных органов, права ищущей защиты личности, многочисленные гарантии обеспечения права на судебную защиту. Поскольку судебная защита осуществляется во всех формах судопроизводства, она с полным правом может рассматриваться как межотраслевой институт российского права - совокупность взаимосвязанных юридических норм (институтов), содержащихся в различных отраслях права, но регулирующих однородную группу общественных отношений. Рассмотрение судебной защиты как межотраслевого института российского права позволяет внести и обосновать предложение об унификации отраслевого законодательства, посвященного судебной защите. Единая цель судебной защиты предполагает единство правовых средств и способов защиты прав и свобод личности независимо от формы судопроизводства. Совершенствование отдельных судебных процедур и отраслей судопроизводства должно вестись в одном направлении, с учетом концепции судебной защиты как единой функции судебной власти, реализуемой в уголовном, гражданском, административном и конституционном судопроизводствах.
В юридической литературе неоднократно выдвигались предложения, направленные на ограничение сферы непосредственного действия конституционных норм <1>. По мнению Н.С. Малеина, вывод о непосредственном правовом воздействии всех конституционных положений не соответствует внутреннему характеру самой Конституции. Однако, поскольку конституционные нормы требуют своего обязательного развития (воплощения) в отраслевом законодательстве, Н.С. Малеин делает оговорки: во-первых, конституционные нормы можно считать нормами прямого действия, имея в виду правоотношения общего типа; во-вторых, прямое действие конституционных положений проявляется в том, что они служат основой всего последующего законодательства, нормы которого, в свою очередь, должны находиться в полном соответствии с Основным Законом страны <2>. Как отметил И.С. Самощенко, как абсолютизация Конституции, так и сведение ее роли лишь к юридической базе текущего законодательства неправильны и односторонни. В Конституции не должно быть положений, которые не действовали бы непосредственно, но, действуя непосредственно, они раскрываются и конкретизируются в текущем законодательстве, т.е. служат юридической почвой законодательства во всех случаях, когда оно необходимо <3>. "Непосредственное действие всех конституционных норм, - пишет Ю.А. Тихомиров, - означает, во-первых, что все они вступают в силу немедленно, ведь каждая норма действует в системе Конституции как ее элемент. Во-вторых, нет какого-либо общего правила или порядка приостановления или отсрочки исполнения отдельных норм" <4>. По мнению С.Н. Братуся, Конституция "может и должна иметь прямое действие. Это означает, что каждый, чьи права нарушены, если они не обеспечены конкретизирующими Конституцию правилами в текущем законодательстве, вправе прибегнуть к аппарату государственного принуждения для защиты своего нарушенного и охраняемого в самой общей форме права" <5>. По мнению Ю.И. Гревцова, "первым и, пожалуй, основным признаком прямого действия конституционной нормы (критерием такого действия) является ее реальное и прямое применение общими судами... Если же общие суды не могут признать или защитить субъективное право, закрепленное в конституционной норме, опираясь только на текст этой нормы, следовательно, рассматривать такую конституционную норму как имеющую прямое действие достаточных оснований нет" <6>. Конституционно-правовая действительность свидетельствует о том, что право на судебную защиту для многих категорий населения России не больше, чем лист бумаги, на котором оно напечатано. Так, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации О.О. Миронов констатировал в докладе о своей деятельности за 1999 г. "незнание людьми функций суда как защитника их прав и свобод". Более того, по наблюдению О.О. Миронова, "в суды граждане обращаются редко, боясь волокиты и бюрократизма, почти не надеясь добиться там истины". Таким образом, острота проблемы "суд как основная гарантия прав и свобод" вызвана крайне тяжелой ситуацией с защитой прав человека в России, что является индикатором фиктивности значительного числа управомочивающих элементов конституционного статуса личности.
--------------------------------
<1> Лучин В.О. Конституция Российской Федерации: проблемы реализации. М.: Изд-во "Юнити", 2002. С. 64.
<2> Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985. С. 33.
<3> Самощенко И.С. Непосредственное действие Конституции // Советское государство и право. 1981. N 3. С. 32.
<4> Тихомиров Ю.А. Конституционные правоотношения // В кн.: Теоретические основы советской Конституции. М., 1981. С. 141.
<5> Братусь С.Н. Информация о выступлении в материалах круглого стола // Советское государство и право. 1979. N 7. С. 58.
<6> Гревцов Ю.И. Прямое действие Конституции? // Журнал российского права. 1998. N 6. С. 96.

Судебная система является одной из центральных в защите прав и свобод человека. С начала 90-х годов в России осуществляется реформирование судов и совершенствование их деятельности. Однако предстоит еще многое сделать для того, чтобы суд действительно стал защитником прав человека, гарантом правопорядка в обществе. Общеизвестно бедственное материальное положение судов. Из-за недостаточного финансирования и организационных просчетов судебная реформа до последнего времени осуществлялась крайне неудовлетворительно. В судах наблюдается острая нехватка судейских кадров, многие суды размещены в неприспособленных или малоприспособленных помещениях, не хватает мебели, бумаги, средств на оплату почтовой и телефонной связи и т.д. Все это приводит к затягиванию рассмотрения дел. Одной из главных причин бедственного положения судов является финансовый кризис в нашей стране. Суды фактически, вопреки федеральному законодательству, находятся на содержании региональных властей. Все зависит от того, дадут ли местные региональные власти деньги, помещения или не дадут. Элементарное отсутствие финансовой независимости делает суды чрезвычайно зависимыми не только от властей, но и от отдельных граждан, предлагающих судьям деньги за принятие решения в их интересах. Ввиду постоянной нехватки кадров количество дел, которые судьям необходимо рассматривать, с каждым годом растет. Поэтому когда судья отказывает в рассмотрении жалобы или в принятии искового заявления, это не всегда вызвано тем, что он просто не хочет рассмотреть жалобу или принять иск. Однако наряду с объективными причинами неэффективной работы судов существуют иные, более существенные причины неудовлетворительной работы российских судов. В первую очередь это отсутствие у судей гражданской ответственности, репрессивно-инквизиционный и корпоративный характер правосознания, свойственный значительной части судей и приставов-исполнителей, правовой нигилизм и антигуманизм.
Гражданское судопроизводство - одна из форм осуществления судебной власти, правовое средство обеспечения прав, свобод и законных интересов индивида. За последние несколько лет число обращений в суды общей юрисдикции значительно возросло, что вызвано развитием рыночных отношений, увеличением товарооборота и ростом числа сделок в сфере торговли. Инициатором возбуждения дела в гражданском судопроизводстве выступает истец, т.е. лицо, которое считает себя обладателем нарушенного или оспариваемого права и ищет у суда защиты в установленном процессуальным законом порядке. Другой стороной в исковом производстве является ответчик, т.е. лицо, которое предположительно нарушило чьи-либо права и охраняемые законом интересы. Помимо перечисленных основных фигур, в гражданском судопроизводстве могут выступать так называемые третьи лица, которые либо заявляют самостоятельные требования на предмет спора, либо не заявляют таковых.
Законодательно деятельность судов тоже не вполне обеспечена. До сих пор не принят закон, о котором так много говорят, о судах общей юрисдикции в Российской Федерации, который должен установить более или менее единую систему, с одной стороны, и конкретные права и обязанности судей и судов - с другой. В связи с этим важным моментом стало принятие 17 декабря 1998 г. Федерального закона N 188-ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации", целью которого является, несомненно, разгрузка судов общей юрисдикции. Однако финансовых средств для воплощения положений данного Закона и создания института мировых судей в регионах до сих пор государством не выделено.
Одна из главных причин низкой эффективности правосудия - незнание, непонимание людьми задач, образа действий, возможностей суда как потенциального защитника их прав и свобод, присущее российской правовой культуре (если можно говорить о таковой) недоверие населения к судам и правоохранительным органам, низкий престиж последних. В суды обращаются редко, боясь многодневных хождений по кабинетам, волокиты, грубости и бюрократизма, не надеясь добиться там справедливости.
По мировым стандартам суды (судьи) должны олицетворять справедливость. Кстати говоря, вспомним, что именно для этого создавались Основные принципы независимости судебных органов, одобренные Резолюциями 40/32 и 40/146 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. и от 13 декабря 1985 г. <1>. Не случайно Основные принципы независимости судебных органов начинаются словами: "...народы мира заявляют о своей решимости создать условия, при которых может соблюдаться справедливость..." В Основных принципах независимости судебных органов не только декларируются правила подготовки и повышения квалификации, условия службы и срок полномочий судей, но и формулируются правила, выполнение которых является обязанностью государства-члена. В частности, п. 7 Основных принципов независимости судебных органов гласит: "Каждое государство-член обязано предоставить соответствующие средства, позволяющие судебным органам надлежащим образом выполнять свои функции". Думается, что эта норма-гарантия является одной из основных в рассматриваемом документе, поскольку раскрывает механизм действия остальных норм-принципов.
--------------------------------
<1> Международные акты о правах человека: Сборник документов. Издание 2-е, дополненное. М.: Издательство "Норма", 2002. С. 172.

Несмотря на применение Закона РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 "Об обжаловании в суде действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", число жалоб и заявлений, подаваемых в суды, в стране с населением почти 146 миллионов не превышает 40 тысяч в год.
Нельзя не сказать и об отсутствии у населения реального доступа к правосудию. Право на судебную защиту предусмотрено ст. 46 Конституции РФ. Однако в настоящее время районные суды, компетенция которых включает 95 - 97% уголовных и гражданских дел, а также многие дела об административных правонарушениях, обслуживают территории с большим числом жителей (300 - 400 тыс.) или весьма обширные по своей протяженности. Районные суды чрезмерно перегружены и не в состоянии с должной тщательностью разбираться в огромном потоке поступающих жалоб и исков. Назрела необходимость в проведении системы мер, направленных на повышение престижа суда и эффективности правосудия.
1. Прежде всего, следует обеспечить законодательную базу судебных органов - ускорить принятие Федерального закона "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации", что позволит создать четкие юридические механизмы и процедуры защиты прав человека, отвечающие современным мировым стандартам.
2. Для обеспечения доступа граждан к правосудию необходимо в соответствии с федеральным законом учредить во всех субъектах Федерации первичные, наиболее приближенные к населению судебные системы - мировых судей, которые будут обслуживать небольшие судебные участки с населением в несколько тысяч человек. Важно не только без промедления учредить мировых судей, но и материально и организационно обеспечить их деятельность.
3. Важным инструментом повышения качества правосудия могло бы служить включение в программу высших юридических учебных заведений, осуществляющих подготовку и переподготовку кадров судебных, прокурорских и следственных работников, теоретико-прикладной дисциплины "Права человека". Кстати говоря, именно об этом говорили Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации О.О. Миронов и председатель Московской Хельсинкской группы, известный правозащитник Л. Алексеева на прошедшей 5 сентября 2002 г. презентации первого систематизированного справочника "Неправительственные правозащитные организации Российской Федерации" <1>. По мнению О.О. Миронова, придет время, когда в каждом российском институте будет работать правозащитный факультет, а студенты будут обучаться по новой специальности - "правозащитник".
--------------------------------
<1> Грудцына Л.Ю. Первый российский систематизированный справочник "Неправительственные правозащитные организации" // Адвокат. 2002. N 10. С. 45 - 48.

§ 5. Корпоративное самоуправление в адвокатуре

Высшим органом Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ является Всероссийский съезд адвокатов, коллегиальным исполнительным органом - Совет ФПА РФ.
Согласно ст. 38 Закона об адвокатуре, имущество ФПА РФ формируется за счет отчислений, осуществляемых адвокатскими палатами, грантов и благотворительной помощи (пожертвований), поступающих от юридических и физических лиц в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Федеральная палата адвокатов является собственником данного имущества. К затратам на общие нужды ФПА РФ относятся расходы на вознаграждение адвокатов, работающих в органах Федеральной палаты адвокатов, компенсация данным адвокатам расходов, связанных с их работой в указанных органах, расходы на заработную плату работников аппарата ФПА РФ, материальное обеспечение деятельности ФПА РФ адвокатов и иные расходы, предусмотренные сметой Федеральной палаты адвокатов.
Всероссийский съезд адвокатов созывается не реже одного раза в два года. Съезд считается правомочным, если в его работе принимают участие не менее двух третей делегатов съезда.
Всероссийский съезд адвокатов:
1) принимает устав Федеральной палаты адвокатов и Кодекс профессиональной этики адвоката;
2) утверждает единую норму представительства от адвокатских палат на Всероссийский съезд адвокатов;
3) формирует состав Совета Федеральной палаты адвокатов и принимает решение о досрочном прекращении полномочий его членов;
4) определяет размер отчислений адвокатских палат на общие нужды Федеральной палаты адвокатов, исходя из численности адвокатских палат;
5) утверждает смету расходов на содержание Федеральной палаты адвокатов, отчеты Совета Федеральной палаты адвокатов, в том числе об исполнении сметы расходов на содержание Федеральной палаты адвокатов;
6) избирает ревизионную комиссию Федеральной палаты адвокатов и утверждает ее отчет о результатах финансово-хозяйственной деятельности Совета Федеральной палаты адвокатов;
7) утверждает регламенты Всероссийского съезда адвокатов и Совета Федеральной палаты адвокатов;
8) утверждает штатное расписание аппарата Федеральной палаты адвокатов;
9) определяет место нахождения Совета Федеральной палаты адвокатов;
10) осуществляет иные функции, предусмотренные Уставом Федеральной палаты адвокатов.
Совет Федеральной палаты адвокатов является ее коллегиальным исполнительным органом и избирается Всероссийским съездом адвокатов тайным голосованием в количестве 36 человек. Всероссийский съезд адвокатов обновляет состав Совета Федеральной палаты адвокатов один раз в два года не менее чем на одну треть.
Совет Федеральной палаты адвокатов:
1) избирает из своего состава президента Федеральной палаты адвокатов сроком на четыре года и по его представлению трех вице-президентов Федеральной палаты адвокатов сроком на два года, определяет полномочия президента и вице-президентов;
2) представляет Федеральную палату адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях в Российской Федерации и за рубежом;
3) координирует деятельность адвокатских палат;
4) содействует повышению профессионального уровня адвокатов, разрабатывает единую методику профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов, помощников и стажеров адвокатов;
5) защищает социальные и профессиональные права адвокатов;
6) участвует в проведении экспертиз проектов федеральных законов о вопросах, относящихся к адвокатской деятельности;
7) организует информационное обеспечение адвокатов;
8) обобщает дисциплинарную практику адвокатских палат и разрабатывает в связи с этим необходимые рекомендации;
9) занимается методической деятельностью;
10) созывает не реже одного раза в два года Всероссийский съезд адвокатов, формирует его повестку дня;
11) распоряжается имуществом Федеральной палаты адвокатов в соответствии со сметой и с назначением имущества;
12) осуществляет иные функции, предусмотренные Уставом Федеральной палаты адвокатов.
Заседания Совета проводятся регулярно при необходимом кворуме согласно требованиям Закона об адвокатуре и Устава Федеральной палаты адвокатов. В соответствии с Уставом ФПА предусматривалась возможность участия в них всех желающих президентов адвокатских палат. По результатам заседаний готовились информационные письма, положения и решения Совета, которые направлялись в палаты субъектов РФ и выставлялись на интернет-сайте ФПА.
Ряд заседаний и совещаний Совета проводились с участием представителей Администрации Президента Российской Федерации, Минюста России, на которых обсуждались вопросы, представлявшие взаимный интерес, в частности: об оплате труда адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве по назначению, о рассмотрении предложений адвокатских палат о внесении поправок в Закон об адвокатуре, о применении в адвокатских образованиях контрольно-кассовых аппаратов. В соответствии с Уставом ФПА для повышения эффективности работы по отдельным направлениям деятельности Советом ФПА сформированы комиссии по:
1) подготовке предложений о совершенствовании законодательной и нормативной правовой базы и координации деятельности адвокатских палат в вопросах исполнения и применения законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре;
2) защите профессиональных и социальных прав адвокатов;
3) подготовке предложений о внесении поправок в Кодекс профессиональной этики адвоката;
4) рассмотрению представлений и подготовке предложений Совету ФПА РФ о награждении;
5) подготовке и изданию книги об истории российской адвокатуры.
Во всех субъектах РФ сформированы региональные адвокатские палаты.
Особо следует отметить, что Совет ФПА и его руководство приняли активное участие в подготовке Постановления Правительства РФ от 4 июля 2003 г. N 400 и Порядка расчета оплаты труда адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда.
По инициативе ФПА совместно с Министерством юстиции РФ было разработано и направлено в Судебный департамент при Верховном Суде РФ разъяснение о применении Постановления Правительства РФ от 4 июля 2003 г. N 400 и Порядка расчета оплаты труда адвоката в части, касающейся исчисления времени занятости адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда. Руководство ФПА совместно с Комитетом Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам участвовало в подготовке изменений, внесенных в Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", в той части, которая затрагивает гарантии профессиональной деятельности адвокатов. В итоге предусмотрено соблюдение этих гарантий при реализации данного Закона.
23 декабря 2004 г. вступил в силу Федеральный закон от 20 декабря 2004 г. N 163-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Члены Совета, сотрудники аппарата ФПА РФ и привлеченные консультанты приняли непосредственное участие в подготовке и обеспечении принятия поправок в Закон об адвокатуре. В ходе подготовки поправок к Закону об адвокатуре с комитетами Государственной Думы была достигнута договоренность о том, что последующие изменения в Закон об адвокатуре и в иные законодательные акты, затрагивающие вопросы адвокатской деятельности и адвокатуры, будут обсуждаться с участием представителей ФПА.
В ответ на запрос ФПА Банк России дал разъяснение о применении норм Федерального закона от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" к адвокатской деятельности.
С марта 2003 г. члены Совета и Президент Федеральной палаты адвокатов РФ участвовали в работе специальной рабочей группы по мониторингу Уголовно-процессуального кодекса РФ, созданной Администрацией Президента РФ и Комитетом по законодательству Государственной Думы РФ. Благодаря деятельности представителей ФПА РФ, многие поправки, разработанные адвокатскими палатами субъектов РФ, легли в основу рекомендуемых рабочей группой изменений Уголовно-процессуального кодекса РФ, а некоторые из них уже реализованы в качестве принятых поправок.
В целях координации деятельности адвокатских палат в соответствии с Уставом Федеральной палаты адвокатов Совет утвердил представителей ФПА в федеральных округах и принял Положение о них.

§ 3. Пределы вмешательства органов государственной власти
в деятельность адвокатуры: история и современность

С началом демократических реформ положение адвокатуры начало меняться. Изменились сами принципы существования общества, целью движения российской государственности было провозглашено построение правового государства. Вследствие этого адвокатура стала приобретать черты независимого общественного института, призванного защищать интересы общества и каждого его члена в отдельности. Осмысление нового места адвокатуры можно увидеть в новом Законе об адвокатуре, который в ст. 3 рассматривает адвокатуру как институт гражданского общества, не входящий в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления. Таким образом, адвокатура законодателем подчеркнуто отделена от государства.
В гражданском обществе механизмы защиты прав отличны от тех, которые функционируют в обществе, подконтрольном тоталитарному государству. Здесь на первое место выходят гражданские инициативы. Адвокатура призвана быть помощником в реализации этих инициатив. В этой связи адвокатура теперь не часть государственной правоохранительной системы. Более того, она как сообщество независимых юристов-профессионалов играет большую роль в процессах общественного контроля над государством в целом и правоохранительными органами в частности.
В развитие конституционной нормы в Законе об адвокатуре дано четкое определение основного направления адвокатской деятельности - оказание квалифицированной юридической помощи. Принятие Закона об адвокатуре юридически оформило принадлежность адвокатуры к институтам гражданского общества и возложение на нее отдельных публично-правовых функций <1>. Вместе с тем приходится констатировать, что принятие Закона об адвокатуре не явилось кардинальным решением всех проблем, связанных как с реализацией конституционного права, продекларированного в ст. 48 Конституции РФ, так и с организационными моментами российской адвокатуры. Как справедливо замечает С.В. Степин, "подкрепить растущий авторитет адвокатуры можно лишь путем повышения качества и эффективности оказываемой адвокатами правовой помощи. Для этого необходимо создание адвокатуры качественно нового типа, основанной на историческом опыте как самой российской адвокатуры, так и на достижениях правового регулирования адвокатуры в цивилизованных государствах. В связи с этим реализация положений и принципов нового Закона об адвокатуре в Российской Федерации остается одной из самых актуальных проблем проводимой судебной реформы в Российской Федерации" <2>. К сказанному необходимо добавить, что реализация положений Закона об адвокатуре должна проводиться в комплексе с применением других нормативных правовых актов, обеспечивающих функционирование адвокатуры на территории РФ в настоящее время.
--------------------------------
<1> См.: Смагин Г.А. Конституционно-правовые вопросы оказания юридической помощи в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 4, 5.
<2> Цит. по: Адвокатская деятельность: Учебно-практическое пособие / Под общ. ред. канд. юр. наук В.Н. Буробина. Изд. 2-е, перераб. и допол. М.: ИКФ "ЭКМОС", 2003. С. 59.

Думается, трудности юридического оформления института адвокатуры были обусловлены несколькими факторами. Во-первых, тем, что совершенствование адвокатской деятельности должно было быть вписано в канву судебно-правовой реформы. Кроме того, несомненно, деятельность адвокатуры подлежит нормативному регулированию лишь в определенных пределах (понятие, принципы, гарантии). А во-вторых, тем, что, и это самое важное, Закон об адвокатуре должен был нормативно оформить складывающуюся в России систему адвокатуры как особого элемента гражданского общества - самоуправляемой, независимой корпорации профессионалов в области права, на которую возложена публично-правовая обязанность - оказание квалифицированной юридической помощи <1>.
--------------------------------
<1> См.: Кучерена А.Г. Роль адвокатуры в становлении гражданского общества в России. М., 2002. С. 149.

По мнению одного из разработчиков законопроекта и его главного вдохновителя, председателя Комитета Государственной Думы РФ по вопросам конституционного законодательства и государственного строительства доктора юридических наук В.В. Гребенникова, при подготовке и принятии Закона об адвокатуре впервые в истории России законодатель подошел к проблеме сбалансированно, наиболее полно используя правовые нормы, опробованные на практике. Законодателю удалось избежать соблазна удариться в крайности: от полностью зависимого от государства "придатка" государственного аппарата до неподотчетной кому-либо организации с непонятными целями и задачами <1>.
--------------------------------
<1> См.: Адвокатура в России: Учебник / Под ред. проф. Л.А. Демидовой, В.И. Сергеева. М.: Юстицинформ, 2004. С. 71.

Важно отметить, что принятием Закона об адвокатуре был завершен еще один этап в законотворческом процессе судебной реформы. Адвокатура как неотъемлемый элемент судебной системы до недавнего времени находилась в стадии законодательного оформления.
Как считает Г.Б. Мирзоев, одним из главных достижений Закона об адвокатуре необходимо признать фиксацию независимости адвокатуры от государства (изначально предлагалось поставить адвокатуру под контроль Министерства юстиции РФ) <1>. Так, в ст. 3 Закона об адвокатуре указано, что адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления. Адвокатура действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности, равноправия адвокатов. А на государство возложена обязанность не контролировать и надзирать за деятельностью адвокатуры, как это было раньше, а "обеспечивать гарантии независимости адвокатуры". Подобная формулировка является значительной победой всего адвокатского сообщества в борьбе с государством за свою независимость. В этой формулировке в сжатой форме сконцентрирована вся концептуальная основа деятельности адвокатуры, ее место в сложной системе общественно-государственных отношений, характер взаимоотношений с государством <2>.
--------------------------------
<1> См.: Мирзоев Г.Б. Предисловие к книге В.И. Сергеева "Адвокат и адвокатура". М.: Юнити, 2003. С. 3 - 5.
<2> См.: Адвокатура в России: Учебник / Под ред. проф. Л.А. Демидовой, В.И. Сергеева. М.: Юстицинформ, 2004. С. 71.

Закон об адвокатуре только частично оправдал надежды, которые возлагали на подобный акт и теоретики, и практики института адвокатуры. Как замечает по этому поводу президент Адвокатской палаты г. Москвы, кандидат юридических наук, заслуженный юрист РФ Г. Резник, когда после принятия Закона об адвокатуре выясняется необходимость его корректировки, трудно "избежать реакции в виде саркастических усмешек.
Между тем подобную ситуацию не стоит драматизировать. Встречается она не столь редко и обычно обязана своим появлением стремлению примирить непримиримое, достичь компромисса там, где он объективно невозможен. Бывает, что огрехи допускаются на последней стадии шлифовки законопроекта - уже после того, как он прошел второе чтение: известно, что стилистическое "улучшение" часто меняет юридический смысл" <1>. Упомянутые обстоятельства имели место и в процессе разработки, прохождения и принятия Закона об адвокатуре. Сразу же после его принятия многие ученые заговорили о необходимости внесения в данный Федеральный закон поправок и изменений <2>.
--------------------------------
<1> Цит. по: Резник Г.М. "Настройка" Закона об адвокатуре: от правовой концепции к непротиворечивой практике // Российская юстиция. 2002. N 10.
<2> См., напр.: Обсуждаем Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ": кто же вправе представлять интересы сторон? Судьи арбитражных судов и юристы высказывают свою точку зрения // Арбитражная практика. N 9. 2002; Бардин Л.Н., Мастинский Я.М., Минаков А.И. О недостатках Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре по вопросу оказания адвокатом юридической помощи // Адвокатская практика. 2003. N 4.

Вторая поправка, внесенная 22 августа 2004 г. в норму ст. 25 Закона об адвокатуре, явилась развитием все того же "сражения" вокруг оказания юридической помощи бесплатно <1>. Пункт 8 ст. 25 Закона об адвокатуре был дополнен абзацем следующего содержания: "Размер и порядок вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, устанавливаются Правительством Российской Федерации", а редакция п. 9 данной статьи была изменена следующим образом: "Материально-техническое и финансовое обеспечение оказания юридической помощи в труднодоступных и малонаселенных местностях является расходным обязательством субъекта Российской Федерации. Порядок компенсации расходов адвокату, оказывающему бесплатную юридическую помощь гражданам Российской Федерации в порядке, установленном статьей 26 настоящего Федерального закона, определяется законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации" <2>.
--------------------------------
<1> Дискуссии звучали даже вокруг самого названия: "Оказание бесплатной юридической помощи" и "Оказание юридической помощи бесплатно".
<2> См.: Федеральный закон от 22.08.2004 N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", ст. 141 // СЗ РФ. 30.08.2004. N 35. Ст. 3607.

Отметим, что редакция п. 9 ст. 25 Закона об адвокатуре также имеет противоречивый характер: федеральный законодатель вновь (быть может, вполне обоснованно) частично переложил бремя финансирования бесплатных юридических услуг на региональные бюджеты, что при хронических дефицитах данных бюджетов равнозначно принятию нормы, которая не будет выполняться. Таким образом, представляется, что данная мера в существующих условиях преждевременна.
Необходимо заметить, что указанные изменения анализируемого Закона об адвокатуре не только не разрешили проблемы оказания бесплатной юридической помощи, но и породили необходимость дальнейшего регулирования оказания подобной помощи, причем на уровне федеральном - в рамках постановления Правительства РФ и на уровне субъектов РФ - в рамках их законов или иных правовых актов.
Вместе с тем, безусловно, порядок оказания бесплатной юридической помощи адвокатам и последующая денежная компенсация оказанных услуг должны быть урегулированы должным образом в самое ближайшее время. Государство не должно перекладывать на плечи адвокатуры все бремя обеспечения качественной юридической помощи малообеспеченным слоям населения, вместе с тем каждый гражданин России имеет право получить подобного рода помощь и отсутствие возможности оплатить данную помощь не должно становиться препятствием у гражданина в ее получении, а у адвоката - в ее предоставлении. Наиболее серьезные изменения в Закон об адвокатуре были внесены спустя два с половиной года после его вступления в законную силу Федеральным законом от 20 декабря 2004 г. N 163-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" <1>.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 20 декабря 2004 г. N 163-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Российская газета. 2004. 23 декабря.

В связи с этим необходимо отметить, что появление серьезных изменений в Законе об адвокатуре только по истечении двух лет правоприменительной практики свидетельствует о неплохом качестве данного нормативного правового акта. Здесь следует согласиться с мнением Л.Ю. Грудцыной, которая за несколько месяцев до принятия указанных изменений отмечала: "Прошло два года после введения в действие Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Все это время идут непрерывные споры и обсуждения. Чуть ли не с момента принятия Закона об адвокатуре предлагаются многочисленные изменения и дополнения, многие из которых в 2002 - 2003 гг., безусловно, были преждевременны. Однако опыт - лучший учитель, и практика применения Закона подсказывает, какие его положения успешно реализовались, а какие все еще "пробуксовывают" <1>.
--------------------------------
<1> Цит. по: Грудцына Л.Ю. В Закон об адвокатуре необходимы продуманные поправки // Адвокат. 2004. N 7.

Изменения, внесенные в Закон об адвокатуре в 2004 г., коснулись многих его положений. Как отмечает Г.А. Шаров, "поправки касаются не только уточнения некоторых терминов, но и таких принципиальных вопросов, как прекращение адвокатского статуса, а также изменение членства в адвокатских палатах" <1>.
--------------------------------
<1> Цит. по: Шаров Г.А. Адвокат без статуса. Приняты изменения к Закону об адвокатуре // Российская газета. 2004. 23 декабря.

Ряд нормативных правовых актов процессуального характера обоснованно можно включить в состав законодательства, регулирующего правоотношения в области адвокатской деятельности. Так, конкретные права и обязанности адвокатов при выполнении поручений по гражданским, уголовным делам и делам об административных правонарушениях регламентируются процессуальными кодексами: Уголовно-процессуальным, Гражданским процессуальным, Арбитражным процессуальным, Налоговым кодексами, Кодексом РФ об административных правонарушениях.
Здесь необходимо отметить, что последнее время Конституционный Суд РФ неоднократно рассматривал различные процессуальные нормы, в соответствии с которыми адвокаты имели преимущественное право перед другими категориями юристов в области защиты интересов граждан в судах различных уровней <1>. В частности, Конституционный Суд РФ отметил, что ч. 5 ст. 59 АПК РФ - в системной связи с п. 4 ст. 2 Закона об адвокатуре - лишает возможности организаций и частнопрактикующих юристов выполнять взятые на себя договором обязательства по представительству интересов доверителя в арбитражном суде в случаях, когда доверителем выступает не гражданин, а организация. При этом Конституционный Суд РФ, указ
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
продолжение 10-го ответа....

Минюст России подготовил предложения о проведении эксперимента для изучения возможностей внедрения аналогичной системы в Российской Федерации. При этом подход к самой постановке вопроса был крайне осторожным. Предварительно обсуждалась концепция с Минэкономразвития, Минрегионом, Минсоцздравразвития, Верховным и Высшим Арбитражным Судами Российской Федерации. Все эти Министерства и ведомства идею полностью поддержали <1>.
--------------------------------
<1> См.: Макаров А. Минюст хочет взять адвокатов под контроль // Время новостей. 2005. N 61. С. 2.

Суть эксперимента, проводимого Правительством России, предельно проста. В 10 регионах - Карелии, Чечне, Волгоградской, Иркутской, Магаданской, Московской, Самарской, Свердловской, Томской и Ульяновской областях - нужно открыть государственные юридические бюро, которые бесплатно будут оказывать правовую помощь малоимущим россиянам <1>. В связи с отрицательной реакцией Федеральной палаты адвокатов на предложения Минюста России министр юстиции Ю.Я. Чайка 1 апреля 2005 г. встретился с руководителями Палаты и ведущих адвокатских общественных объединений. Министр подробно разъяснил свою позицию и внимательно выслушал мнение каждого из приглашенных адвокатов. Присутствовавшие констатировали, что негативная реакция была связана прежде всего с помощью малоимущим. Напротив, по неполным данным, адвокатами бесплатно дается в год до 2,5 миллиона консультаций, составляется документов чуть менее миллиона, выполняется до 75 тыс. поручений по ведению гражданских дел в судах; осуществляется защита по назначению государственных органов в среднем более чем по 60% всех расследуемых и рассматриваемых судами уголовных дел.
--------------------------------
<1> См.: Второй Всероссийский съезд адвокатов. Резолюция N 2 // Адвокатская палата. 2005. N 5. С. 4, 5.

Государственные юридические бюро в соответствии с указанным положением оказывают следующие виды юридической помощи: а) дают консультации по правовым вопросам в устной и письменной форме; б) составляют заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера; в) обеспечивают участие работников государственных юридических бюро в качестве представителей граждан в гражданском судопроизводстве, исполнительном производстве по гражданским делам, а также представляют интересы граждан в органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях.
Оставим за рамками обсуждения вполне логичный вопрос о том, почему раньше государство не уделяло должного внимания рассматриваемой проблеме, и проанализируем возможные последствия подобного эксперимента.
1. Случаи оказания бесплатной юридической помощи могут быть установлены только законом. Вызывает недоумение сама форма нормативного закрепления подобного эксперимента - постановление Правительства РФ. Согласно ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Понятно, что в этой ситуации постановление не может заменить собой закон: это противоречит российской Конституции. В соответствии со ст. 26 Закона об адвокатуре при одновременном соблюдении двух условий гражданин имеет право на получение бесплатной юридической помощи. Во-первых, среднедушевой доход его семьи <1> или его личный доход (в случае одинокого проживания) должен быть ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте РФ в соответствии с федеральным законодательством. Во-вторых, Законом определен исчерпывающий (закрытый) перечень категорий таких граждан:
--------------------------------
<1> До 28 октября 2003 г. учитывался среднедушевой доход не семьи, а конкретного гражданина, обращающегося за бесплатной юридической помощью. Целесообразность принятия этой поправки обсуждалась на заседании Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 17 сентября 2003 г. Тогда представитель Министерства юстиции РФ С.А. Самойлов высказал мнение о том, что сама попытка дополнить словосочетание "среднедушевой доход" словом "семьи", а слово "законом" заменить словами "органом исполнительной власти" направлена на "уменьшение круга "бесплатников", поскольку семей со среднедушевым доходом ниже прожиточного уровня намного меньше, чем лиц со среднедушевым доходом ниже прожиточного минимума". См.: Комиссия Федеральной палаты адвокатов уточняет поправки к Закону об адвокатуре // Адвокат. 2003. N 10. С. 5.

а) истцы - по рассматриваемым судами первой инстанции делам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью;
б) ветераны Великой Отечественной войны - по вопросам, не связанным с предпринимательской деятельностью;
в) граждане, пострадавшие от политических репрессий, - по вопросам, связанным с реабилитацией;
г) граждане, которым требуется составление заявлений о назначении пенсий и пособий.
Получается, что с 1 января 2006 г. малоимущие граждане могут просить помощи в государственных юридических бюро не только по четырем основаниям, указанным в Законе об адвокатуре, но и по другим основаниям, что противоречит норме ч. 1 ст. 48 Конституции РФ.
2. Финансирование эксперимента. Закон об адвокатуре четко определил перечень лиц, имеющих право на получение бесплатной юридической помощи. Но дело в том, что помощь эта отнюдь не бесплатна для самих адвокатов. Как и любой другой труд, их работа должна быть оплачена. Здесь-то и возникли проблемы: федеральный бюджет передал обязанность по оплате услуг адвокатов для малоимущих на уровень субъектов РФ, которые вплоть до последнего момента этого вопроса так и не решили. Тогда руководство Минюста России (в то время в лице Ю.Я. Чайки) решило, что адвокатура не заинтересована в оказании этого вида правовой помощи. Такой, во многом нелогичный, вывод, видимо, и стал катализатором создания этой альтернативной структуры.
Правительство г. Москвы приняло Закон о бюджете на 2006 г., заложив 5 млн. руб. на оказание бесплатной юридической помощи, однако, согласно последним данным, на эти цели необходимо выделить около 50 млн. руб. Если бы эти средства сегодня были выделены Федеральной палате адвокатов РФ, которая распределила бы их по всем субъектам РФ, где действуют адвокатские палаты, то за эти деньги можно было бы охватить бесплатной правовой помощью не 10 "избранных" субъектов, а все. Эффект был бы значительно более высоким. Таким образом, Правительство РФ тратит приличные деньги на эксперимент, который не имеет перспектив, и собирается оказывать юридическую помощь малоимущим только на словах <1>.
--------------------------------
<1> См.: Грудцына Л.Ю. Кому нужна государственная адвокатура? // Адвокат. 2006. N 10. С. 3, 4.

3. Отсутствие общественного контроля. Государственные юридические бюро - это структуры, которые будут контролироваться государством полностью, при этом общественный контроль над их деятельностью не предусмотрен. Ответственность за формирование и регулирование деятельности государственных юридических бюро возложена на Федеральную регистрационную службу. Начальник государственного юридического бюро назначается на должность и освобождается от должности директором Федеральной регистрационной службы. Работники государственного юридического бюро, к полномочиям которых относится оказание юридической помощи, назначаются на должность и освобождаются от должности начальником государственного юридического бюро по согласованию с начальником управления (главного управления) Федеральной регистрационной службы по субъекту РФ.
Таким образом, от произвола чиновников Федеральной регистрационной службы малоимущий гражданин не застрахован. Не трудно представить, что будет, если он обратится в государственное юридическое бюро за помощью по делу против Федеральной регистрационной службы или против другого государственного органа. Неужели начальники не смогут договориться друг с другом? А ведь малоимущие особенно часто страдают от произвола чиновников государственных органов, при этом малоимущий не может защитить себя, так как не имеет для этого необходимых знаний.
Получается, что Российское государство пытается защитить людей от самого себя. Это смешно. Для чего тогда во всем мире создаются и развиваются институты гражданского общества, независимые от государства и призванные противостоять ему, защищая права и законные интересы граждан от сбоев и ошибок в работе государственной машины?
Под адвокатурой (ст. 3 Закона об адвокатуре) понимается профессиональное сообщество адвокатов, которое как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности и принципа равноправия адвокатов.
Именно этот институт и должен стать флагманом в деле оказания бесплатной юридической помощи населению, именно его и следует укреплять. Ведь, если следовать букве закона, только адвокаты оказывают квалифицированную юридическую помощь, поскольку такая норма содержится в ч. 1 ст. 1 Закона об адвокатуре: "...адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию".
4. Проблема количества и качества. Согласно Постановлению Правительства РФ от 22 августа 2005 г. N 534, в каждом бюро штат работников не может превышать 15 человек. Такое количество просто физически не сможет удовлетворить потребность малоимущего населения конкретного региона в юридической помощи.
По официальным данным, в начале 2005 г. в России было более 20 миллионов малоимущих граждан, или 14,6%, от общей численности населения. Например, в Свердловской области, по данным официальной статистики, более 650 тысяч малоимущих, а юридическую помощь им будут оказывать лишь 15 сотрудников государственного юридического бюро. Получается, на одного юриста приходится в среднем 43000 потенциальных малоимущих доверителей. Это - неподъемная цифра.
В Минюсте России почему-то не обсуждается, на наш взгляд, очень важный вопрос о качестве оказываемой юридической помощи. Согласно п. 13 Постановления Правительства РФ от 22 августа 2005 г. N 534, работник государственного юридического бюро, оказывающий юридическую помощь:
а) должен иметь высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию вузе;
б) не вправе оказывать юридическую помощь, если в отношении вопроса, с которым гражданин обратился в государственное юридическое бюро, он имеет свои интересы, отличные от интересов гражданина; участвовал в его рассмотрении (решении) в качестве судьи, прокурора, следователя и др., являлся должностным лицом, в компетенцию которого входило принятие решения в интересах этого гражданина; оказывает юридическую помощь другому лицу, чьи интересы противоречат интересам обратившегося гражданина;
в) не вправе разглашать сведения, сообщенные ему гражданином в связи с оказанием юридической помощи, без согласия этого гражданина.
Пойдут ли опытные юристы на такую государственную службу, если они высоко ценят свой опыт и профессионализм? Не станут ли бюро для бедных временным "отстойником" для выпускников вузов, не имеющих возможности устроиться на хорошую работу, начинающих юристов? Не останутся ли в бесплатных бюро те, кто не отличается глубокими знаниями и вообще способностями? Разве пойдут в такие бюро серьезные, знающие себе цену, высокооплачиваемые адвокаты? Все это, как представляется, - риторические вопросы. Кстати говоря, набирать в эти бюро планируется бывших милиционеров, отставных судей и работников прокуратуры <1>.
--------------------------------
<1> См.: Грудцына Л.Ю. Кому нужна государственная адвокатура? // Адвокат. 2006. N 10. С. 4, 5.

5. Возможности сбора доказательств в процессе. Согласно Постановлению Правительства РФ от 22 августа 2005 г. N 534, работники государственного юридического бюро могут быть представителями граждан в гражданском судопроизводстве. Здесь возникает важный вопрос.
Состязательность в гражданском процессе обеспечивается в том числе правами (возможностями) сторон по сбору доказательств. В этом плане Закон предоставляет адвокату намного больше прав в сборе и истребовании от третьих лиц доказательств по делу. Согласно норме п. 1 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций. Указанные органы обязаны в порядке, установленном законодательством, выдавать адвокату запрошенные документы или их заверенные копии. Отказ в предоставлении гражданину информации влечет за собой уголовную ответственность согласно ст. 140 УК РФ (штраф от 200 до 500 МРОТ либо лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет). Юристу же государственного юридического бюро никто ничем не обязан.
6. Договор с адвокатом. В случаях, предусмотренных соглашением, государственное юридическое бюро на основании договора вправе поручить адвокату оказать лицу, обратившемуся в государственное юридическое бюро, юридическую помощь, в том числе выступить его представителем в гражданском судопроизводстве и в исполнительном производстве по гражданскому делу. Согласно п. 6 Постановления Правительства РФ от 22 августа 2005 г. N 534, государственное юридическое бюро может заключить с адвокатом договор (по форме, утвержденной Федеральной регистрационной службой), предусматривающий оказание юридической помощи гражданам на постоянной основе или конкретному гражданину.
Однако возникает важная проблема, связанная с адвокатской тайной. С одной стороны, никто не вправе требовать от адвокатов разглашения сведений, доверенных ему доверителем в ходе ведения дела. С другой стороны, адвокат хотя и заключает договор с государственным юридическим бюро, нанимается к работодателю - государственной структуре. Конечно, формальности здесь соблюдены (адвокат вроде бы не поступает на госслужбу), но порядок и размер оплаты труда адвоката при оказании юридической помощи человеку, обратившемуся в государственное юридическое бюро, устанавливаются договором. Оплата труда адвоката составляет за день участия не меньше 1/4 и не больше 1/2 МРОТ.
7. Игнорирование существующих общественных организаций. За последние несколько лет в России получили свое развитие общественные неправительственные организации по защите прав человека <1>, как правило, специализирующиеся на определенных делах и помогающие малообеспеченным гражданам бесплатно. Однако государство не допускает юристов общественных организаций к защите малоимущих граждан (для участия в гражданском или исполнительном судопроизводстве не требуется быть адвокатом, как этого не требуется и для составления документов правового характера или консультирования граждан), потому что придется отвечать за свои действия перед этими гражданами. Ведь одно дело - чиновник, которому командуют, а он выполняет, другое дело - юрист-правозащитник, стремящийся защитить права граждан, уволить которого не удастся. Таким образом, юристы всех правозащитных организаций фактически исключены из сферы государственной политики по оказанию юридической помощи малоимущим гражданам.
--------------------------------
<1> См.: Неправительственные правозащитные организации Российской Федерации: Справочник / Под ред. О.О. Миронова. М.: Республика, 2002.

Государству необходимо создавать благоприятный, в том числе налоговый, режим для работы этих общественных (благотворительных) организаций. С другой стороны, необходимо создание государственных юридических приемных, которые могли бы оказывать гражданам бесплатную юридическую помощь и стать альтернативой бесплатной адвокатской помощи <1>. Как представляется, государство в лице, например, Федеральной регистрационной службы может заключать договоры об оказании бесплатной юридической помощи с изъявившими желание (уже многие годы существующими и положительно зарекомендовавшими себя в деле защиты прав и свобод граждан) правозащитными организациями, более того, контролировать исполнение таких договоров и помогать информационно <2>.
--------------------------------
<1> Например, глава Комиссии по правам человека при Президенте РФ Э.А. Памфилова в средствах массовой информации неоднократно высказывала предложение создать сеть общественных приемных при Комиссии. Воплощение этого замысла стало бы реальным шагом к реализации конституционных норм.
<2> Представляется, что среди общественных правозащитных организаций желающих заключить такой договор будет достаточно. В этом случае можно говорить о реальной юридической помощи малоимущим. Создавать же для этого специальную государственную структуру представляется нецелесообразным.

Политика, направленная на резкое ослабление влияния государства на адвокатуру, не привела к ожидаемым результатам - существенному повышению качества юридической помощи, оказываемой адвокатами, обеспечению ими потребностей малообеспеченных категорий населения в бесплатной правовой помощи. По словам Ю.Я. Чайки, по данным Минюста России, количество жалоб граждан и организаций, обращений судов и правоохранительных органов на неправомерные действия адвокатов постоянно возрастает. При этом Ю.Я. Чайку, видимо, вполне устраивает уровень доверия населения к российской судебной системе и правоохранительным органам, которые, собственно, и добиваются создания системы дополнительного контроля над адвокатами, а в идеале - замены независимых адвокатур государственными юридическими консультациями, столь же формально независимыми, как и современные российские суды <1>.
--------------------------------
<1> Цит. по: Грудцына Л.Ю. Кому нужна государственная адвокатура? // Адвокат. 2006. N 10. С. 5, 6.

Непонятна официальная позиция Минюста России, выражающаяся в том, что якобы формирование госструктуры, в определенной степени альтернативной адвокатуре, неизбежно повлечет за собой конкуренцию в этой области, позволит повысить качество, а самое главное, доступность правовой помощи населению. Однако любому непредвзятому наблюдателю понятно: во-первых, конкурировать с государством в России невозможно, во-вторых, давление на адвокатуру, пусть даже она недостаточное внимание уделяет малоимущим, приведет лишь к снижению правовой защищенности простого российского гражданина, и без того бесправного перед лицом ангажированного суда и правоохранительных органов <1>.
--------------------------------
<1> См.: Официальный сайт Министерства юстиции Российской Федерации: www.minjust.ru.

8. Россия - не Финляндия. Понятно, что сама концепция проведения подобного эксперимента не является ноу-хау Минюста России, она уже давно "обкатана" за рубежом. Минюст России за образец взял опыт построения системы оказания квалифицированной юридической помощи малоимущим гражданам в Финляндии. Законодательная история современной системы юридической помощи в Финляндии началась в 1973 г. с принятия Закона о государственной юридической помощи и Закона о безвозмездном судопроизводстве <1>. В результате реформы 1998 г. обязанность создания системы юридической помощи была возложена на органы государственной власти, в том числе на Министерство юстиции Финляндии. В 2002 г. была проведена очередная реформа системы юридической помощи, в результате которой право на юридическую помощь, оплачиваемую государством, получили не только малоимущие граждане, но и граждане со средним уровнем дохода. В настоящее время законодательство Финляндии, определяющее порядок оказания юридической помощи за счет государственных средств, состоит из:
--------------------------------
<1> До вступления в силу указанных Законов во многих крупных городах страны юридическая помощь малоимущим слоям населения была организована силами муниципалитетов. Законы 1973 г. закрепили эту обязанность за муниципалитетами. Однако уровень юридической помощи, оказываемой муниципалитетами, был различен.

1) Закона о юридической помощи от 5 апреля 2002 г. N 257;
2) Закона о государственных бюро юридической помощи от 5 апреля 2002 г. N 258;
3) Постановления Государственного Совета о юридической помощи от 23 мая 2002 г. N 388;
4) Постановления Государственного Совета о принципах оплаты юридической помощи от 23 мая 2002 г. N 389;
5) Постановления Министерства юстиции Финляндии о государственных бюро юридической помощи от 23 мая 2002 г. N 390;
6) Постановления Министерства юстиции Финляндии о местоположении государственных бюро юридической помощи, а также их филиалов и пунктов приема доверителей от 28 мая 2002 г. N 425.
Государственная юридическая помощь включает в себя <1>:
--------------------------------
<1> Не оплачивают в Финляндии юридическую помощь лица, чей доход не превышает 500 евро в месяц. Если доход составляет более 500, но менее 650 евро для одинокого человека или менее 550 евро на каждого из супругов, вносится единовременный платеж в размере 35 евро. Далее в зависимости от дохода граждане оплачивают часть от стоимости оказываемой юридической помощи по определенной схеме. Если сумма реальных денежных средств заявителя превышает у одинокого человека 1400 евро, а у супругов 1200 евро на каждого, государственная юридическая помощь не предоставляется. Исключение может быть сделано в особых случаях, например, бюро может продолжить оказывать помощь гражданину, чье финансовое состояние улучшилось, или помощь может быть оказана гражданам, проживающим в труднодоступных и малонаселенных районах, где нет других юристов.

1) полную или частичную оплату услуг юридического помощника;
2) оплату услуг по устному или письменному переводу, которые необходимы для рассмотрения дела;
3) отсутствие платежей за выдачу судебных решений и документов других официальных инстанций, которые необходимы для ведения дела.
Финляндия разделена на шесть округов юридической помощи (округ соответствует территории деятельности надворного суда), каждый из которых возглавляет директор службы юридической помощи, избираемый на пять лет из числа главных государственных юридических помощников, возглавляющих бюро в данном округе <1>. Государственные юридические помощники являются государственными служащими и ежемесячно получают заработную плату. Назначает на должность государственных юридических помощников Министерство юстиции Финляндии. При открытии вакантных мест конкурс составляет от 10 до 30 человек на место. Но Россия не Финляндия, здесь нужна своя корректировка с учетом национальных особенностей и менталитета граждан - как простого населения, так и сотрудников создаваемых государственных юридических бюро.
--------------------------------
<1> Юридическую помощь в бюро могут получить граждане Финляндии, а также граждане стран ЕС и ЕЭС, которые работают или ищут работу в Финляндии.

Система государственных органов Финляндии прозрачна, уровень коррупции и ответственности чиновников в России и Финляндии заметно разнятся. Да и число претендентов на вакансию (до 30) свидетельствует как об авторитете этих бюро (проверенном годами), так и о высоких (достойных) зарплатах сотрудников. При скудном финансировании бюро в России надеяться на работу в них профессионалов бессмысленно. Более того, система бюро в Финляндии более продуманна, поскольку там бюро также оказывают юридическую помощь по уголовным делам, которая составляет до 25% от общего количества дел. В нашей стране также есть реальная потребность в помощи по уголовным делам, но об этом речь в Постановлении Правительства РФ от 22 августа 2005 г. N 534 почему-то не идет.
9. Адвокатская тайна. В Минюсте России подготовлен (и направлен в Администрацию Президента РФ) проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления", устанавливающий государственный контроль и надзор за деятельностью адвокатов, адвокатских палат и образований путем внесения поправок в Закон об адвокатуре <1>.
--------------------------------
<1> В частности, предлагается предоставить государственному органу право истребовать от адвокатов, адвокатских палат, всех органов адвокатских палат все материалы и сведения (досье), связанные с оказанием юридической помощи конкретным гражданам по конкретным делам. Это недопустимо, поскольку грубейшим образом нарушает законодательство об адвокатской тайне.

Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилищных и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. В законопроекте предлагается предоставить госоргану право направлять представителей во все органы адвокатуры, направлять рекомендации во все адвокатские органы, требовать прекращения статуса адвоката, вносить представления о применении к адвокату мер дисциплинарного характера.
10. Адвокатура и международные стандарты. В современном международном праве выработан комплекс мероприятий в виде организационных и правовых гарантий правозащитной деятельности адвоката в целях обеспечения юридической помощи населению, т.е. международные стандарты адвокатской деятельности, которые направлены на обеспечение одного из фундаментальных прав человека - права на защиту. Основу правового и морального регулирования деятельности адвоката на международном уровне составляет целая система международно-правовых актов <1>.
--------------------------------
<1> См., напр.: Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 8 января 1993 г. N R (93) 1 "Об эффективном доступе к праву и правосудию малообеспеченных"; Резолюция Комитета министров Совета Европы от 18 февраля 1996 г. N (76) 5 "О юридической помощи по гражданским, торговым и административным делам"; Резолюция Комитета министров Совета Европы от 2 марта 1978 г. N (78) 8 "О юридической помощи и консультациях"; Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 14 мая 1981 г. N R (81) 7 "Комитет министров - государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию"; Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (принята Генеральной Ассамблеей ООН и открыта для подписания, ратификации и присоединения Резолюцией 39/46 от 10 декабря 1984 г.); Свод принципов для защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден Генеральной Ассамблеей ООН в Резолюции 43/173 от 9 декабря 1988 г.).

Однако при первом же прочтении Постановления возникает вопрос: почему координация и регулирование деятельности государственных юридических бюро в соответствии с п. 4 возложены на Федеральную регистрационную службу? Указ Президента РФ от 13 октября 2004 г. о вопросах Федеральной регистрационной службы определяет основные задачи Росрегистрации.
В данном вопросе применен остаточный принцип, иными словами, не сумев закрепить оказание юридической помощи за каким-либо другим государственным органом, законодатель просто возложил эту обязанность на Федеральную регистрационную службу. Положение об оказании бесплатной юридической помощи значительно расширяет круг лиц, которые имеют право на ее получение, по сравнению с Федеральным законом, а также не ограничивает случаи, в которых такая помощь должна оказываться. И это является огромным преимуществом проводимого эксперимента <1>. Однако к определению круга лиц, которым юридическая помощь должна оказываться бесплатно, Министерство юстиции, разработавшее этот проект, подошло не дифференцированно. В соответствии с ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ "О прожиточном минимуме в Российской Федерации" семья (одиноко проживающий гражданин), среднедушевой доход которой (доход которого) ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте Российской Федерации, считается малоимущей (малоимущим) и имеет право на получение социальной поддержки. Кроме того, четкое определение величины прожиточного минимума в каждом регионе может привести к тому, что в случае переезда в другой субъект Российской Федерации гражданин может потерять право на обращение за оказанием ему государственной юридической помощи.
--------------------------------
<1> См.: Семенов А.И. По материалам http://www.tsu.tmb.ru/nu/ (05.08.2005).

Показательным примером в данном плане является Финляндия, где оказание помощи за счет государственных средств осуществляется на основе Закона от 5 апреля 2002 г. "О юридической помощи". Граждане не связаны рамками своего места жительства и могут получить такую помощь в любом округе Финляндии <1>. По постановлению правительства воспользоваться услугами государственных юридических бюро могут те, чей доход за последние три месяца не превысил прожиточного минимума. Вопрос заключается в том, что большая часть проблем этих граждан вызвана неправомерными действиями государства в лице конкретных чиновников <2>.
--------------------------------
<1> См.: Мусатов В.В. По материалам http://www.bestlawyers.ru/php/ (21.08.2005).
<2> См.: Семеняко Е.В. http://www.kadis.ru.

В вопросах оказания бесплатной юридической помощи населению в самом Министерстве юстиции единой позиции до начала функционирования юридических бюро не было. Например, позиция главного специалиста отдела организации, координации и контроля ГУ Министерства юстиции РФ по УрФО В. Кобякова заключается в следующем: "Все услуги, которые оказываются на безвозмездной основе, не совсем актуальны для нынешней России" <1>. Безусловно, многие граждане воспримут с ликованием создание бесплатного бюро. Но есть и серьезные сомнения в их эффективности. Первое - это проблема кадров.
--------------------------------
<1> По материалам http://www.nakanune.ru (15.10.2005).

Эксперимент по созданию и деятельности государственных юридических бюро был продлен на весь 2007 г. Постановлением Правительства РФ от 13 ноября 2006 г. N 676 "О продлении на 2007 год срока проведения эксперимента по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам" <1>. Министерству финансов РФ надлежит обеспечить в установленном порядке финансирование расходов, связанных с реализацией данного Постановления, в размере 65,03 млн. руб. в пределах средств, предусмотренных в федеральном бюджете на содержание Росрегистрации.
--------------------------------
<1> См.: СЗ РФ. 2006. N 47. Ст. 4906.

Все сказанное, думается, подтверждает бесспорное обстоятельство: нельзя в России образовать квалифицированную юридическую помощь, минуя адвокатское сообщество. Законодатель установил, что адвокатской деятельностью признается "квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката". Понятие квалифицированной юридической помощи введено Конституцией РФ и гарантировано каждому (ст. 48) <1>.
--------------------------------
<1> Известно, что управление социальными процессами требует крайней осмотрительности. А любые попытки их правового регулирования таят в себе серьезные опасности, если не основаны на трезвой оценке и учете как ближайших, так и отдаленных последствий.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
11. Международные стандарты регулирования адвокатуры и адвокатской деятельности.

Адвокатура и международные стандарты. В современном международном праве выработан комплекс мероприятий в виде организационных и правовых гарантий правозащитной деятельности адвоката в целях обеспечения юридической помощи населению, т.е. международные стандарты адвокатской деятельности, которые направлены на обеспечение одного из фундаментальных прав человека - права на защиту. Основу правового и морального регулирования деятельности адвоката на международном уровне составляет целая система международно-правовых актов <1>.
--------------------------------
<1> См., напр.: Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 8 января 1993 г. N R (93) 1 "Об эффективном доступе к праву и правосудию малообеспеченных"; Резолюция Комитета министров Совета Европы от 18 февраля 1996 г. N (76) 5 "О юридической помощи по гражданским, торговым и административным делам"; Резолюция Комитета министров Совета Европы от 2 марта 1978 г. N (78) 8 "О юридической помощи и консультациях"; Рекомендация Комитета министров Совета Европы от 14 мая 1981 г. N R (81) 7 "Комитет министров - государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию"; Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (принята Генеральной Ассамблеей ООН и открыта для подписания, ратификации и присоединения Резолюцией 39/46 от 10 декабря 1984 г.); Свод принципов для защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден Генеральной Ассамблеей ООН в Резолюции 43/173 от 9 декабря 1988 г.).

Однако при первом же прочтении Постановления возникает вопрос: почему координация и регулирование деятельности государственных юридических бюро в соответствии с п. 4 возложены на Федеральную регистрационную службу? Указ Президента РФ от 13 октября 2004 г. о вопросах Федеральной регистрационной службы определяет основные задачи Росрегистрации.
В данном вопросе применен остаточный принцип, иными словами, не сумев закрепить оказание юридической помощи за каким-либо другим государственным органом, законодатель просто возложил эту обязанность на Федеральную регистрационную службу. Положение об оказании бесплатной юридической помощи значительно расширяет круг лиц, которые имеют право на ее получение, по сравнению с Федеральным законом, а также не ограничивает случаи, в которых такая помощь должна оказываться. И это является огромным преимуществом проводимого эксперимента <1>. Однако к определению круга лиц, которым юридическая помощь должна оказываться бесплатно, Министерство юстиции, разработавшее этот проект, подошло не дифференцированно. В соответствии с ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ "О прожиточном минимуме в Российской Федерации" семья (одиноко проживающий гражданин), среднедушевой доход которой (доход которого) ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте Российской Федерации, считается малоимущей (малоимущим) и имеет право на получение социальной поддержки. Кроме того, четкое определение величины прожиточного минимума в каждом регионе может привести к тому, что в случае переезда в другой субъект Российской Федерации гражданин может потерять право на обращение за оказанием ему государственной юридической помощи.
--------------------------------
<1> См.: Семенов А.И. По материалам http://www.tsu.tmb.ru/nu/ (05.08.2005).

Показательным примером в данном плане является Финляндия, где оказание помощи за счет государственных средств осуществляется на основе Закона от 5 апреля 2002 г. "О юридической помощи". Граждане не связаны рамками своего места жительства и могут получить такую помощь в любом округе Финляндии <1>. По постановлению правительства воспользоваться услугами государственных юридических бюро могут те, чей доход за последние три месяца не превысил прожиточного минимума. Вопрос заключается в том, что большая часть проблем этих граждан вызвана неправомерными действиями государства в лице конкретных чиновников <2>.
--------------------------------
<1> См.: Мусатов В.В. По материалам http://www.bestlawyers.ru/php/ (21.08.2005).
<2> См.: Семеняко Е.В. http://www.kadis.ru.

В вопросах оказания бесплатной юридической помощи населению в самом Министерстве юстиции единой позиции до начала функционирования юридических бюро не было. Например, позиция главного специалиста отдела организации, координации и контроля ГУ Министерства юстиции РФ по УрФО В. Кобякова заключается в следующем: "Все услуги, которые оказываются на безвозмездной основе, не совсем актуальны для нынешней России" <1>. Безусловно, многие граждане воспримут с ликованием создание бесплатного бюро. Но есть и серьезные сомнения в их эффективности. Первое - это проблема кадров.
--------------------------------
<1> По материалам http://www.nakanune.ru (15.10.2005).

Эксперимент по созданию и деятельности государственных юридических бюро был продлен на весь 2007 г. Постановлением Правительства РФ от 13 ноября 2006 г. N 676 "О продлении на 2007 год срока проведения эксперимента по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам" <1>. Министерству финансов РФ надлежит обеспечить в установленном порядке финансирование расходов, связанных с реализацией данного Постановления, в размере 65,03 млн. руб. в пределах средств, предусмотренных в федеральном бюджете на содержание Росрегистрации.
--------------------------------
<1> См.: СЗ РФ. 2006. N 47. Ст. 4906.

Все сказанное, думается, подтверждает бесспорное обстоятельство: нельзя в России образовать квалифицированную юридическую помощь, минуя адвокатское сообщество. Законодатель установил, что адвокатской деятельностью признается "квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката". Понятие квалифицированной юридической помощи введено Конституцией РФ и гарантировано каждому (ст. 48) <1>.
--------------------------------
<1> Известно, что управление социальными процессами требует крайней осмотрительности. А любые попытки их правового регулирования таят в себе серьезные опасности, если не основаны на трезвой оценке и учете как ближайших, так и отдаленных последствий.


ПРАВОВОЙ СТАТУС АДВОКАТА В ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВАХ

М.А. КОСАРЕВ

Косарев Максим Александрович - почетный адвокат России, лауреат серебряной медали имени Плевако, адвокат коллегии адвокатов "МОСЮРЦЕНТР".

При исследовании вопроса о правовом статусе адвоката и тесно связанного с ним вопроса о статусе адвокатуры в России следует обратиться к обширному опыту организации и деятельности адвокатуры в других странах. Исследование правового положения института адвокатуры в системе органов государственной власти, местного самоуправления, структур гражданского общества в зарубежных странах поможет, с нашей точки зрения, не только понять степень разработанности в Российской Федерации исследуемой проблемы, но и прогнозировать развитие института адвокатуры в нашей стране, а также открывает широкие перспективы для оптимизации законодательных предложений. При этом следует учитывать и то, что "общепризнанные принципы и нормы международного права... являются составной частью правовой системы" Российской Федерации (ст. 15 Конституции РФ), и это обязывает при совершенствовании национального права и правовых институтов не замыкаться рамками отечественных традиций.
В Заключении по заявке России на вступление в Совет Европы (Страсбург, 25 января 1996 г.) подчеркивалось, что правовая система нашей страны все еще страдает рядом недостатков, что при доработке важнейших правовых актов (УК, УПК, ГК, ГПК РФ) в основу их концепции будут положены принципы и стандарты Совета Европы. Отдельный пункт Заключения (VI) был посвящен адвокатуре России: "Статус адвоката будет защищен законом; будет учреждено профессиональное объединение адвокатов" <1>. Вот почему в работе будет уделено особое внимание вопросу правового статуса адвоката в других странах.
--------------------------------
<1> См.: Бессарабов В.Г. Европейский суд по правам человека. М., 2003. С. 27 - 28.

Адвокатура является составной частью правовой культуры страны, поэтому мы рассмотрим устройство адвокатуры в США и Франции, поскольку теория права относит эти государства к особо ярким представителям различных правовых систем: англо-саксонской и романо-германской.
Кроме того, будут исследованы вопросы статуса адвоката в Германии и Великобритании; Финляндии - государства, которое в ходе развития института адвокатуры использовало и опыт Российской империи (до октября 1917 г.), и свои традиции; Южно-Африканской Республики (ЮАР) - государства Африканского континента, где адвокатура в течение длительного времени развивалась довольно самобытным путем, опираясь на англо-саксонскую и романо-германскую системы.
Считаем необходимым рассмотреть вопросы статуса адвокатуры и адвокатов в странах - участницах Союза Независимых Государств (СНГ), в которых при формировании национальной адвокатуры в существенной мере проявляются степень развитости правовой сферы, исторические и национальные традиции, политические ориентации, влияние опыта и традиций совместного развития этих независимых государств в составе СССР.
Будет рассмотрен опыт развития института адвокатуры Китайской Народной Республики - государства, идущего по пути построения социализма, которое при создании в КНР адвокатуры на определенных этапах активно использовало опыт СССР.

Порядок и основания приобретения статуса адвоката

Условия доступа к адвокатской профессии во Франции довольно жесткие и определены Декретом 1972 г. Для этого необходимо иметь французское гражданство и диплом по специальности высшего учебного заведения (как минимум магистра права); лицо, желающее стать членом ассоциации адвокатов, не должно иметь судимости, а также взысканий за серьезные дисциплинарные или административные проступки; не быть соучастником банкротства по линии какой-либо фирмы или предприятия.
Лицо, соответствующее указанным требованиям, должно выдержать вступительные экзамены в центре профессиональной подготовки (два письменных и устный), проучиться там год, пройти теоретический курс и практическую стажировку, а затем сдать выпускные экзамены (1 письменный и 3 устных). При соблюдении этих условий юрист вступает в ассоциацию адвокатов и принимает присягу следующего содержания: "Присягаю как адвокат исполнять свои функции с достоинством, добросовестно, независимо, честно и гуманно". После этого он уже в качестве адвоката проходит двухгодичную стажировку по специальности и получает свидетельство.
Адвокатом во Франции может стать также гражданин одного из государств Общего рынка при наличии условий взаимного признания дипломов о высшем образовании. Кроме того, иностранцы должны соответствовать ряду особых требований.
В Германии деятельность и построение адвокатуры регламентирует специальное законодательство. Это Федеральный закон об адвокатуре, принятый 1 августа 1959 г., и Федеральное положение об оплате услуг адвокатов, принятое 26 июля 1957 г. Согласно Государственному договору об экономическом, валютном и социальном союзе, заключенному между ФРГ и ГДР и вступившему в силу с 1 июля 1990 г., на территории бывшей ГДР стали применяться законы ФРГ. Соответственно, в настоящее время эти два нормативных акта действуют на всей территории объединенной Германии.
К адвокатской деятельности допускается только тот, кто в соответствии с Законом о судоустройстве может быть признан пригодным к исполнению судебных обязанностей. Для адвокатов и судей установлены одинаковые требования к уровню образования.
Соискатель, имеющий высшее юридическое образование, должен прослушать курс права в течение 6 семестров в одном из университетов Германии, а затем успешно сдать два специальных экзамена. Первый экзамен можно назвать выпускным, поскольку сдается он в том учебном заведении, в котором обучался будущий судья или адвокат. Следующий этап - стажировка (от трех с половиной до четырех лет) в органах суда, прокуратуры, нотариата или адвокатуре. Оплата стажировки - за счет казны (специальных фондов земельных органов власти). После окончания стажировки наступает время для сдачи второго экзамена. Этот экзамен проводится под эгидой министерства (управления) юстиции соответствующей административной территории (земли). Именно министерство (управление) разрабатывает программу экзамена и формирует экзаменационные билеты, издает методические пособия, создает экзаменационную комиссию. Это уже не экзамен на знания, а экзамен на практические навыки на владение профессией. Сдавший его может стать и судьей, и адвокатом. Из этого правила есть лишь одно исключение: и без стажировки, и без экзамена адвокатом может стать юрист, имеющий степень доктора права Германии.
Вопрос о допуске к адвокатской практике решает министерство (управление) юстиции той же земли, на территории которой проживает соискатель. Однако решение принимается с учетом мнения территориальной коллегии адвокатов. После получения ходатайства министерство запрашивает мнение коллегии адвокатов округа, в котором заявитель собирается работать. Максимальный срок для дачи ответа - два месяца. Однако, если за это время коллегия никак не отреагировала на запрос о ее мнении по поводу заявителя, не высказала своего мнения, считается, что возражений со стороны коллегии нет.
Закон об адвокатуре содержит исчерпывающий и весьма подробный (десять пунктов) перечень оснований, по которым соискателю может быть отказано в удовлетворении его ходатайства. Гражданин не будет допущен к адвокатской практике, если он:
- был лишен по решению Федерального конституционного суда основных гражданских прав;
- по решению суда лишен права занимать публичные должности;
- по решению суда был исключен из адвокатуры;
- по решению дисциплинарного суда был уволен из органов правосудия;
- был обвинен в совершении поступка, недостойного адвокатского звания;
- противозаконным способом участвует в борьбе против существующего в Германии общественного строя;
- вследствие своих физических недостатков или слабости духовных сил длительное время будет не в состоянии надлежащим образом исполнять адвокатские функции;
- занимается деятельностью, не совместимой с профессией и репутацией адвоката;
- ограничен решением суда в праве распоряжаться своей собственностью;
- является судьей или государственным служащим (за исключением случаев, когда эти функции выполняются на общественных началах) <2>.
--------------------------------
<2> См.: Барщевский М.Ю., Сарайкина О.В. Закон об адвокатуре: Хотели как лучше, получилось?.. М., 2004. С. 7 - 8; 40 - 41.

Адвокат имеет право осуществлять адвокатскую практику только в одном суде, к которому он приписан. Возможно получение разрешения на работу в других судах, но только в интересах правосудия и в виде исключения. Юристу, допущенному к адвокатской деятельности в Федеральном верховном суде Германии, адвокатская практика в любом нижестоящем суде запрещалась без каких бы то ни было исключений.
В Финляндии деятельность адвокатов регламентируется Законом "Об адвокатуре" от 1959 года. Контроль за деятельностью адвокатов осуществляется их публично-правовым объединением, Ассоциацией адвокатов Финляндии, для приема в члены которого требуются, кроме высшего юридического образования, достаточный практический опыт вспомогательной работы, связанной с адвокатской деятельностью, а также сдача специального экзамена адвоката.
Ассоциация адвокатов предоставляет звание адвоката по ходатайству кандидата. Требованиями к нему являются: наличие высшего юридического образования; достаточный практический опыт; сдача организационного Ассоциацией адвокатов экзамена адвоката для показания достаточной квалификации; честность и пригодность к профессии адвоката; достаточная материальная обеспеченность для занятия профессиональной деятельностью <3>.
--------------------------------
<3> Халберг П., Яймя М. Основы правовой защиты в Финляндии. Хельсинки, 2002. С. 44.

Кроме того, в Финляндской Республике для оказания юридической помощи малоимущим слоям населения создана разветвленная структура государственных юридических бюро, организационно подведомственных Министерству юстиции и расположенных, как правило, в тех же районах, где и уездные суды. Сотрудники таких бюро являются государственными служащими и получают заработную плату из госбюджета. Гражданам предоставляется государственная юридическая помощь практически по неограниченному кругу вопросов и дел в судах, хотя основное внимание уделяется помощи в социальной сфере (спорам по трудовым, пенсионным, семейным отношениям и т.п.). Критерием, дающим право на получение такой юридической помощи, является имущественное положение гражданина. Так, при месячном совокупном доходе до 650 евро юридическая помощь оказывается бесплатно. Если доход составляет от 650 до 1400 евро, предусмотрена пробная шкала, в соответствии с которой гражданин частично оплачивает получение такой помощи. При совокупном доходе свыше 1400 евро бесплатная или льготная государственная юридическая помощь не предоставляется. В конкретных случаях государственным юридическим бюро предоставлено право нанимать специального адвоката для оказания юридической помощи малоимущему гражданину в суде и оплачивать его услуги. Содержание государственных юридических бюро осуществляется за счет средств государства, а также частичной оплаты их услуг гражданами в указанных выше случаях.
В США нет нормативно-правового акта, который закреплял бы права адвоката в судопроизводстве. Статус защитника вытекает из обычая, прецедентного права, норм профессиональной этики.
Основополагающее условие участия адвоката в судопроизводстве, изложенное в поправке VI (1791 г.) к Конституции США: "При всяком уголовном преследовании обвиняемый имеет право на скорбный и публичный суд беспристрастных присяжных того штата и округа, ранее установленного законом, где было совершено преступление; обвиняемый имеет право быть осведомленным о сущности и основаниях обвинения, он имеет право на очную ставку со свидетелями, показывающими против него, право на принудительный вызов свидетелей со своей стороны и на помощь адвоката для своей защиты".
В свою очередь, эта поправка нашла свое развитие в ряде решений судов (1963 г., дело "Гидеон против Уэйнтрайта"; 1966 г., дело "Миранда против штата Аризона"; 1977 г., дело "Брюер против Вильямса" и т.д.). Суть этих решений сводится к следующим принципам: право на адвоката является фундаментальным и необходимым для справедливого суда, при этом право на адвоката имеет каждый, может быть назначено наказание в виде лишения свободы; адвокат должен участвовать в тех процессуальных действиях, где он может оказать обвиняемому "помощь, чтобы справиться с правовыми проблемами, или дать совет, когда ему противостоит другая процессуальная сторона".
Таким образом, участие адвоката-защитника обязательно в любом судебном заседании вне зависимости от того, признал ли подсудимый себя виновным или нет.
Выпускник юридического вуза вместе с дипломом и степенью не обретает автоматического права заниматься адвокатской практикой. Для того чтобы получить патент на адвокатскую практику, ему необходимо пройти дополнительную аттестацию. Причем патент выдается на право заниматься адвокатской практикой не вообще, повсеместно в США, а только на территории этого штата, где собирается практиковать данный кандидат в адвокаты.
Условия допуска к адвокатской практике устанавливаются обычно верховным судом штата, однако вопрос о самом допуске решается специальной комиссией по допуску в адвокатуру, формируемой либо ассоциацией адвокатов штата, либо по назначению суда или губернатора штата. Как правило, эта комиссия состоит из практикующих юристов.
При решении вопроса о допуске к адвокатской практике комиссия исходит из моральных качеств кандидата и результатов проводимого ею экзамена.
Изучение моральных качеств предваряет экзамен и состоит в исследовании документов, представляемых самим кандидатом. Если у комиссии возникнут какие-либо сомнения по поводку правдивости предоставленной информации, она вправе провести негласную проверку полученных данных. Характеристика лица складывается из рассказа претендента о самом себе, а также из информации о наличии или отсутствии судимостей, приводов в полицию, о том, страдает ли он наркоманией или алкоголизмом. Нередко о моральном облике соискателя патента справки наводятся и у его соседей по месту жительства.
Экзамен состоит из устного собеседования и письменной работы. Письменная работа, как правило, продолжается несколько дней, в течение которых претендент должен ответить на 20 - 30 вопросов, касающихся толкования и применения правовых норм штата, в котором сдается экзамен. Решение экзаменационной комиссии может быть обжаловано в суде.
Разрешение на ведение дел в федеральных судах выдается автоматически лицам, допущенным к адвокатской практике в штате.
В Англии адвокатура (advocacy) - институт, который до недавнего времени (до принятия Закона о судах и правовом обслуживании 1990 г.) в Англии официально не признавался. Считалось, что применительно к английской правовой практике, об адвокатуре можно говорить со значительной долей условности - как о представителях юридической профессии, входящих в корпорации барристеров или солиситоров <4>. Обе корпорации имеют свою богатую историю, начавшуюся еще в XII - XIII вв. <5>. Они возникли и развивались как два совершенно самостоятельных и даже конкурирующих объединения, каждое из которых играло существенную роль в производстве по уголовным делам. Но эти различия постепенно сглаживаются, и не исключено, что в конце концов произойдет полное слияние и будет образована единая корпорация юристов, призванных заниматься оказанием юридических услуг в широком смысле этого слова, в том числе осуществлять защиту лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.
--------------------------------
<4> См.: Апагова Т.В. Суды и судебный процесс в Великобритании. М., 1996. С. 61 - 75.
<5> См.: Романов А.К. Правовая система Англии. М., 2000. С. 284.

Существенным моментом, характеризующим специфику статуса английских юристов, допущенных к ведению дел в судах, является то, что они могут выступать на стороне обвинения в судах по поручению не только частных лиц, но и государственных органов, осуществляющих функцию преследования лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.
Одновременно со сближением статуса барристеров и солиситоров в Англии идет также процесс модификации статуса не относящихся к их корпорациям практикующих юристов, например королевских представителей, регистраторов недвижимости и сделок с нею, др. Последние в некоторых отношениях стали приравниваться к барристерам и солиситорам. В целом все представители названных профессий после издания Закона 1990 г. официально называются адвокатурой.
В Южно-Африканской Республике (ЮАР), чтобы обрести статус адвоката высшей квалификации (attorney), необходимо сначала получить в университете базовое юридическое образование - пройти полный курс обучения на юридическом факультете, получить диплом юриста и проработать от трех до шести месяцев в Верховном суде, где, естественно, рассматриваются наиболее сложные дела. А затем пройти полуторагодичную стажировку в крупной юридической фирме.
И только после обретения практического опыта на правовом поприще кандидат может быть допущен к квалификационным экзаменам. При условии успешной сдачи он официально получает квалификацию адвоката и право вступить в ассоциацию адвокатов при Верховном суде ЮАР.
Возможен и другой более простой вариант: работать на адвокатском поприще и не сдав квалификационных экзаменов. Но тогда это более низкий статус. "Простой" адвокат может работать с доверителями, но не в суде. А в суде имеет право отстаивать интересы доверителей адвокат высшей квалификации (attorney). В Верховном суде работают специалисты именно такого уровня.

Полномочия адвокатов

С конца XIX в. во Франции утвердился принцип независимости адвокатской профессии, которая традиционно занимала престижное место в общественной жизни страны. Адвокаты во Франции всегда пользовались гораздо большей свободой, чем в других странах Европы, что, в свою очередь, позволило сформировать богатейшие традиции французской адвокатуры.
По Закону от 31 декабря 1971 г. произошло слияние ряда адвокатских профессий (адвоката, поверенного и консультанта-эксперта в коммерческих судах) в единую профессию адвоката. В 1992 году также произошло слияние адвоката и юридического советника в новую единую адвокатскую профессию. Указанные изменения были вызваны тем, что традиционно адвокатские ассоциации были организованы при судах соответствующих инстанций, считались независимыми и не состояли в отношениях какой-либо соподчиненности, не принимая единых профессиональных стандартов, что в настоящее время представляется необходимым. В рамках указанных преобразований была создана единая адвокатская ассоциация, а также учрежден Центр профессиональной адвокатской подготовки.
В настоящее время существует три категории адвокатов, имеющих право выступать в суде: солиситоры, барристеры и барристеры перед Советом. Солиситоры имеют право на представление интересов в судах первой инстанции, барристеры - в апелляционных судах и, наконец, стороны в кассационном суде в Совете государства должны быть представлены специалистам - барристерами перед Советом.
Адвокаты вправе работать самостоятельно или объединяться на условиях партнерства с другими адвокатами. С 1992 г. адвокатам также разрешено работать в коммерческих организациях. Кроме того, адвокат может нанимать других адвокатов.
Адвокат, работающий по найму у другого адвоката, не вправе иметь собственную клиентуру. При этом всю полноту гражданско-правовой ответственности несет адвокат-наниматель. При этом адвокат, работающий по найму, обязан в своей деятельности указывать данные адвоката, на которого он работает. Формы совместной работы адвокатов чрезвычайно разнообразны и классифицируются по мере ответственности адвоката за деятельность его партнера, а также по форме оплаты труда.
Адвокаты Франции объединены в ассоциации (ордера). В каждом судебном регионе существует только одна ассоциация. Существует 181 региональный суд и соответственно столько же адвокатских ассоциаций.
Парижский орден адвокатов, основанный в XVII в., по сведениям на 2000 г., состоял из 7 тысяч профессионалов, без которых является немыслимой общественная и экономическая жизнь большого региона. Его бюджет исчисляется примерно 100 млн. франков, что позволяло провести 27 тыс. бесплатных консультаций в год для населения, это 9,5 тысяч уголовных дел, в которых адвокаты участвовали по назначению, это 12 вспомогательных служб, которые находятся в распоряжении адвокатов, это центры подготовки и исследовательские центры, которые их обслуживают, и многое другое <6>.
--------------------------------
<6> Галаганов А.П. Организация и принцип деятельности российской адвокатуры в условиях формирования правового государства // Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 184 - 185.

Главой ассоциации адвокатов является председатель, избираемый тайным голосованием членов ассоциации (включая стажеров) сроком на два года. В компетенцию председателя входит представление интересов ассоциации перед государственными органами и общественными организациями, разрешение споров между адвокатами, применение дисциплинарных взысканий к адвокатской ассоциации, руководство службами ассоциаций; он является председателем Совета ассоциаций.
На национальном уровне адвокатура Франции представлена Советом ассоциаций адвокатов, которая избирается членами ассоциации. Основной деятельностью Совета ассоциаций адвокатов Франции, является координация учебных центров по подготовке адвокатов, представление сообщества адвокатов перед государственными органами и общественностью. Также Совет ассоциаций имеет право вырабатывать дисциплинарные и этнические нормы для всей профессии.
На адвокатов в Германии возложены следующие полномочия в соответствии с Федеральным законом об адвокатуре:
1) дача советов и консультаций (информации) по юридическим вопросам;
2) представительство клиентов, выступающих в качестве стороны в гражданском процессе (в суде и во внесудебных органах);
3) защита обвиняемого или подсудимого по уголовному делу (это также считается формой представительства клиента, но уже в рамках уголовного процесса) в суде и/или органах следствия. В рамках уголовного процесса адвокат может выступать и в качестве представителя интересов потерпевшего;
4) закон представляет адвокату право заключить договор с клиентом на управление имуществом последнего;
5) адвокат может выполнять функции юрисконсультов, но по специальному договору, так как официально он не может работать юрисконсультом в соответствии с Федеральном законом, который определяет адвокатуру как "независимый орган правосудия" (имеется в виду правосудие в широком смысле слова - правоохранительная деятельность, юстиция).
Коллегии адвокатов образуются по территориальному принципу и объединяют адвокатов, "приписанных" к суду одной и той же земли. Министерство (управление) юстиции земли может дать согласие на образование второй коллегии на территории данного округа, но лишь в том случае, когда количество практикующих там адвокатов превысит 500 человек.
Все существующие в Германии коллегии адвокатов объединяются в Федеральную палату адвокатов. Высшим органом коллегии является общее собрание ее членов, собрание избирает правление коллегии, устанавливает размер членских взносов и порядок их уплаты, решает вопросы социального обеспечения адвокатов коллегии и членов их семей, вопросы стажировки, выделения средств на общеколлегиальные нужды, возмещения расходов членов правления и членов суда адвокатской чести.
Исполнительным органом коллегии является правление, обычно состоящее из семи человек.
Однако не все немецкие адвокаты объединены в коллегии. Но если адвокат - не член коллегии, то он никогда не сможет работать при федеральном суде, возникнет у него и ряд других проблем.
В Ассоциации адвокатов Финляндии около 1500 адвокатов. Помимо них в адвокатских фирмах работают помощники адвокатов. Часть консультантов, работающих в государственных бюро юридической помощи, являются членами Ассоциации адвокатов.
Кроме адвокатов, в Финляндии юридическую помощь могут оказывать и другие лица. Однако с целью сохранения высокого уровня правовой помощи возможно получение от государства материальной поддержки для оплаты труда адвоката, поскольку получение юридической помощи не должно зависеть от материального положения гражданина. Адвокатская деятельность предусматривает доверительные отношения между клиентом и адвокатом <7>.
--------------------------------
<7> Халберг П., Яймя М. Основы правовой защиты в Финляндии. Хельсинки, 2002. С. 45.

В Соединенных Штатах Америки каждый адвокат-защитник обязан быть полностью лояльным по отношению к своему клиенту. Любая информация, касающаяся рассматриваемого дела, сообщенная адвокату клиентом, является конфиденциальной. Адвокат не может в одностороннем порядке раскрыть конфиденциальную информацию, а государство не может принудить его разгласить эту информацию. Адвокат должен использовать все тактические приемы защиты, согласующиеся с нормами профессиональной этики, чтобы обеспечить своему клиенту справедливый суд. Если у адвоката конфликт интересов, личная предвзятость или предубежденность, которые препятствуют активному и полному представлению интересов клиента, адвокат не может представлять этого клиента. Но прежде всего, адвокат должен быть независим. Не должно быть и тени сомнения в том, что позиция адвоката не зависит от государственного обвинения или суда.
Более половины адвокатов в США работают в одиночку либо вместе с двумя-тремя адвокатами. Однако основной по значимости в американском сообществе формой адвокатской деятельности являются крупные (более пятидесяти адвокатов) адвокатские фирмы. Такие фирмы, как правило, не занимаются уголовными делами и предпочитают вести дела обеспеченных клиентов, преимущественно корпораций.
Часть адвокатов работает в ведомствах "публичных защитников" - организациях, финансируемых из бюджета Штата и обслуживающих на бесплатной основе обвиняемых из числа неимущих граждан. Существуют и аналогичные службы юридической помощи неимущим, финансируемые из федерального бюджета. Головной организацией этих служб является Корпорация по оказанию юридической помощи, учрежденная и финансируемая Конгрессом.
Адвокатские конторы, "защищающие интересы общества", не ведут дела отдельных клиентов, а выступают с исками против государства или корпораций, связанными с охраной прав и интересов крупных категорий граждан (потребителей, политических активистов, избирателей, налогоплательщиков) или с охраной природы и охраны здоровья населения (например, иски против предприятий, загрязняющих окружающую среду, или против строительства атомных электростанций). Многие адвокаты работают в юридических службах общественных организаций, ориентирующихся преимущественно на судебно-правовые способы реализации своих задач <8>.
--------------------------------
<8> См.: Уголовная защита бедных в Нью-Йорке. СПб., 1987. С. 400 - 403.

В США в каждом штате имеется ассоциация адвокатов штата. В большинстве штатов установлено обязательное членство в ассоциации для всех лиц, допущенных к адвокатской практике. Однако в ряде штатов для занятия адвокатской деятельностью не обязательно быть членом ассоциации адвокатов. В таких штатах ассоциации адвокатов создаются на добровольной основе Общенациональной организацией адвокатов с добровольным членством является Американская ассоциация юристов. В задачи ассоциаций входят: установление норм профессиональной этики, содействие адвокатам, принятие дисциплинарных мер, разработка стандартов адвокатской деятельности, содействие совершенствованию права и осуществлению правосудия и т.п.
В современной Англии барристеры и солиситоры почти в равной мере принимают активное участие в производстве по уголовным делам. Они призваны делать не только, что считается привычным для российского адвоката-защитника или его коллег из стран континентальной Европы: участвовать в исследовании доказательств в ходе судебных разбирательств и произносить речи в качестве защитников, представлять интересы обвиняемых при принятии судами решений по конкретным вопросам, возникающим в ходе предварительного расследования, либо в судебных инстанциях, проверяющих законность и обоснованность приговоров. В силу специфики английского уголовного судопроизводства их профессиональным долгом при осуществлении защиты является также организация т.н. параллельного расследования - непосредственного сбора оправдательных доказательств либо установления сотрудничества с привлекаемыми частными детективами, другими специалистами, необходимыми для "обработки" доказательств защиты <9>.
--------------------------------
<9> Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М., 2001. С. 81.

Для полномочий адвокатов исследуемой нами группы стран характерно осуществление юридической помощи неимущим, или, иначе говоря, предоставление этой категории лиц бесплатной юридической помощи.
Во Франции бесплатная или льготная правовая помощь установлена для обвиняемых и оплачивается государством по утвержденным расценкам. После реформы, проведенной в январе 1972 г., стало возможным соизмерять объем юридической помощи с имеющимися у клиента средствами, освобождая его от части судебных расходов. Как и в Российской Федерации, вознаграждение адвокатов за бесплатную юридическую помощь достаточно скромное и оплачивается с большим промежутком во времени. При этом объем такой помощи порой доходит до 50% всех гражданских и уголовных дел. Ситуация осложняется еще и практикой привлечения адвокатов к предварительному следствию по назначению.
В ФРГ предусматриваются случаи бесплатной юридической помощи по уголовным делам за счет земли ФРГ или государственной казны.
В Англии по общему признанию существует наиболее разработанная система юридической помощи малоимущим. Она включает в себя как защиту по уголовным делам, так и представительст
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
продолжение 11-го ответа...

Ответственность адвокатов

Во Франции адвокат отвечает за действия, связанные с исполнением профессионального долга. Прежде всего речь идет о гражданско-правовой ответственности, основания для которой возникают как за пределами процесса, так и в его рамках. В первом случае из ненадлежащего исполнения обязанностей адвоката при даче консультаций, подготовке документов и т.д. Во втором - ответственность возникает в случае ошибочной оценки адвокатом сущности дела, при нарушении ведения дела, ненадлежащего выполнения обязательств по оказанию помощи во время процесса. Ответственность адвоката гарантируется законом в форме обязательного страхования профессиональной ответственности.
Кроме гражданско-правовой ответственности, адвокат может быть подвергнут и дисциплинарным санкциям со стороны ассоциации адвокатов: виде предупреждение; выговор; временное запрещение заниматься адвокатской деятельностью сроком не более чем на три года; как крайняя мера - исключение из адвокатской ассоциации. Причем исключенный из списков ассоциации адвокат не может быть принят на работу в другую ассоциацию адвокатов.
Контроль за деятельностью коллегии адвокатов осуществляет апелляционный суд того округа, в котором действует коллегия, которая рассматривает жалобы на решения дисциплинарного совета адвокатов. Контроль за выполнением решений дисциплинарного Совета осуществляет Генеральный прокурор, которому принадлежит также право обжалования решений в апелляционный суд.
Этические нормы и правила адвоката в Германии, а также ответственность за их нарушение регулируется Федеральным законом об адвокатуре. Закон гласит: "Адвокат должен добросовестно исполнять свои профессиональные обязанности. Как в рамках своей профессии, так и вне их он должен быть достойным того уважения и доверия, которого требует положение адвоката". Законом установлены следующие виды ответственности для "провинившегося" адвоката: выговор; штраф в размере до 10 тыс. марок (штраф и выговор могут быть назначены одновременно); запрет заниматься адвокатской деятельностью на срок от одного года до пяти лет (но только по определенным отраслям судопроизводства); исключение из адвокатуры. В ФРГ государственный надзор за деятельностью местных коллегий адвокатов осуществляет ведомство юстиции соответствующей земли.
Дисциплинарная ответственность адвокатов за непрофессиональное поведение - явление широко распространенное в Германии. Рассмотрение дел этой категории отнесено к компетенции судов чести. Суды чести состоят из председателя суда и нескольких членов, назначенных министерством (управлением) юстиции земли сроком на 4 года. Назначение членов суда производится после консультации с территориальной коллегией адвокатов, которая вместе с тем не может забаллотировать ту или иную кандидатуру. В период своей деятельности член суда чести имеет все полномочия "обычного" судьи, но не получает зарплату, ему лишь возмещаются служебные и транспортные расходы. Другими словами, работа в суде чести общественная. Рассмотрение дел в суде чести проходит коллегиально - председательствующий и два члена суда.
При высшем суде каждой земли существует специальная судебная палата, являющаяся второй инстанцией по отношению к нижестоящим судам чести. В этой палате представлены как профессиональные судьи, так и сами адвокаты. Председателем палаты и председательствующим по конкретному делу может быть только адвокат. Как в нижестоящих судах чести, в палате работают лица "по назначению", т.е. члены палаты назначаются (сроком на 4 года) земельным министерством (управлением) юстиции.
В качестве надзорной инстанции выступает Сенат по делам адвокатов, функционирующий при Федеральном верховном суде. Сенат вправе осуществлять чрезвычайный пересмотр дел, рассмотренных судами чести или земельными палатами по делам адвокатов при высшем суде соответствующей земли. Состав Сената следующий: Председатель Федерального верховного суда, три члена этого же суда и три адвоката (принимающие участие в рассмотрении дел в качестве заседателей). Адвокаты-заседатели назначаются на четырехлетний срок министром юстиции Германии из списка кандидатур, представленных Федеральной палатой адвокатов. Остальные члены Сената (за исключением Председателя Федерального верховного суда) также назначаются Министром юстиции, но уже по списку, представленному Федеральным конституционным судом.
В Финляндии адвокаты обязаны выполнять вверенные им поручения надлежащим образом. Клиенты вправе обращаться в правление Ассоциации адвокатов в случае спора о размере гонорара и иных разногласий. Помимо Ассоциации адвокатов контроль за деятельностью адвокатов осуществляет в качестве надзирателя за законностью Канцлер юстиции при Государственном совете.
В США во многих штатах дисциплинарное производство в отношении адвоката осуществляется с участием судебных инстанций. В этих случаях решения органов адвокатского самоуправления носят рекомендательный характер, а окончательное решение принимается окружным судом. В ряде штатов дисциплинарное производство на адвоката передается для окончательного решения не суду, а генеральному атторнею, или местному прокурору.
В Великобритании адвокаты находятся под надзором Высокого и апелляционных судов, которые могут исключить солиситора из корпорации. С 1974 г. действует независимый от юридического общества дисциплинарный трибунал, в который входят должностные лица судебных учреждений, независимые члены адвокаты со стажем работы не менее десяти лет.
В соответствии с правилами в Великобритании барристер не может нести материальную ответственность в порядке гражданского иска, ограничиваясь дисциплинарной ответственностью перед Сенатом своей корпорации. Солиситору может быть предъявлен иск любой стороной в процессе о взыскании убытков, причиненных его небрежным отношением к своим обязанностям. Высокий или апелляционный суд, под надзором которых традиционно находятся солиситоры, может предписать солиситору лично уплатить судебные издержки, образовавшиеся вследствие его недолжного поведения.
Представляется, что нам немаловажно знать, в каком направлении развивается законодательство, регулирующее организацию и деятельность института адвокатуры в государствах, входивших до недавнего времени в состав Союза ССР и, в частности, стран - участниц Содружества Независимых Государств (СНГ).
Конституционные положения об адвокатуре государств - участниц СНГ получают свое развитие в статутном законодательстве, то есть в законах об адвокатуре этих государств. Причем статутные законы, регламентирующие деятельность адвокатуры, приняты во всех странах, участвующих в названном союзе. В этих законах определяются вопросы деятельности адвокатуры, ее структура, полномочия, порядок организации, права и обязанности адвокатов и основные положения, регулирующие правовой статус адвокатуры этих государств и входящих в их состав адвокатов.
Так, реализуя положения ст. 13 Конституции Республики Казахстан от 30 августа 1995 г., закрепившей положения о том, что каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод, получение квалифицированной юридической помощи и в случаях, предусмотренных законом, получение бесплатной юридической помощи, в ст. 1 Закона Республики Казахстан "об адвокатской деятельности" от 5 декабря 1997 г. (с последующими изменениями и дополнениями) определено, что "1. Адвокатура Республики Казахстан призвана содействовать реализации гарантированного государством и закрепленного Конституцией Республики Казахстан права человека на судебную защиту своих прав, свобод и получение квалифицированной юридической помощи.
2. Адвокатура организует деятельность адвокатов по защите по уголовным делам, представительству по гражданским, административным, уголовным и другим делам, а также по оказанию иных видов юридической помощи в целях защиты и содействия в реализации прав, свобод и законных интересов граждан, а также прав и законных интересов юридических лиц. Юридическая помощь, оказываемая адвокатами в рамках осуществляемой ими адвокатской деятельности, не является предпринимательской деятельностью" <10>.
--------------------------------
<10> Адвокатская деятельность: Сб. законодательных и нормативных актов. Алматы, 2004. С. 3.

В Кыргызской Республике деятельность адвокатуры Кыргызстана - основной способ обеспечения выполнения ст. ст. 40 и 88 Конституции Кыргызской Республики, которые провозглашают: "Каждому гражданину Кыргызской Республики обеспечивается квалифицированная юридическая помощь и защита прав и свобод, гарантируемых Конституцией". "При любом публичном или ином обвинении гражданин имеет право на защиту своего достоинства и права в суде; ни при каких обстоятельствах в такой судебной защите не может быть отказано. Защита является ненарушаемым правом лица на любой стадии процесса рассмотрения судебного дела. При отсутствии у гражданина средств юридическая помощь и защита обеспечиваются ему за счет государства. В суде каждый участник судебного процесса имеет право быть выслушанным".
Согласно Закону Кыргызской Республики "Об адвокатской деятельности" от 21 октября 1999 г. правовой основой регулирования адвокатской деятельности являются: Конституция Кыргызской Республики, Уголовно-процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс Кыргызской Республики, Закон "Об адвокатской деятельности" и международные договоры Кыргызской Республики, а также иные нормативные правовые акты Кыргызской Республики.
В Законе Республики Молдова "Об адвокатуре" от 19 июля 2002 г. определено, что адвокатура является самостоятельным правовым институтом гражданского общества, призванным обеспечить оказание на профессиональной основе квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и законных интересов, а также обеспечить доступ к правосудию, и как правовой институт является профессиональным сообществом юристов, осуществляющих адвокатскую деятельность на основании лицензии, выданной в соответствии с Законом. Причем адвокатская деятельность не является предпринимательской.
В статье 3 названного органического Закона определено, что деятельность адвокатуры основывается на следующих принципах: а) обеспечение гарантированного Конституцией права на защиту; б) свобода и независимость осуществления адвокатской деятельности; в) демократизм и коллегиальность во взаимоотношениях между адвокатами; г) добровольность членства в профессиональных объединениях адвокатов; д) обеспечение законности и гуманизма.
В Таджикистане конституционный Закон об адвокатуре, принятый 4 ноября 1995 г., установил, что независимая профессиональная ассоциация, обеспечивает предоставление правовой помощи физическим и юридическим лицам. В Таджикистане существуют адвокаты, являющиеся членами коллегий, и так называемые адвокаты-поверенные, которые, будучи профессиональными юристами, не состоят в коллегиях адвокатов, но имеют лицензию Министерства юстиции на предоставление юридической помощи. На основе принципа взаимности Таджикистан признает право адвокатов иностранных государств - участников СНГ оказывать правовую помощь без создания юридических предприятий.
В Туркменистане требование профессиональной юридической помощи не включено в число предъявляемых к порядку судебного разбирательства. По Конституции Туркменистана (ст. 108), правовую помощь могут оказывать адвокаты и "другие лица и организации".
В Узбекистане организация и порядок работы адвокатуры определяются двумя законами: Законом "Об адвокатуре" от 27 декабря 1996 г. и Законом "О гарантиях адвокатской деятельности и социальной защите адвокатов" от 25 декабря 1998 г.
К организационным принципам построения адвокатуры стран - участниц СНГ можно отнести: добровольность профессионального объединения; самоуправление адвокатуры и ее независимость от государственных органов; равенство прав входящих в ассоциацию адвокатов; право адвоката выполнять поручения клиентов на всей территории страны независимо от его вхождения в конкретное региональное объединение и др.
Законодательство об адвокатуре союзных республик, а затем суверенных государств СНГ формировалось в основном на тех же принципах, которые нашли ныне отражение в Законах об адвокатуре Белоруссии, Украины, Казахстана, Узбекистана и ряде других государств, принятых в 90-х годах XX века. Существенное организационное новшество содержит Конституция Республики Армения (от 5 июля 1995 г.), в ст. 93 которой записано: "Вступившие в законную силу решения, приговоры и постановления пересматриваются в Кассационном суде на основании протеста Генерального прокурора, его заместителей или имеющих специальную лицензию и зарегистрированных в Кассационном суде адвокатов".
Соответственно этому конституционному положению Закон Республики Армения "О деятельности адвокатуры", принятый 12 января 1999 г, предусмотрел, помимо выдачи лицензий на занятие адвокатской деятельностью Союзом адвокатов, выдачу при определенных условиях "особой лицензии" сроком на пять лет, которая регистрируется в Кассационном суде "по приказу председателя Кассационного суда".
Таким образом, члены Союза адвокатов Армении разделены на две категории, подобно тому, как это имеет место в Англии и ряде других стран Запада.
Отметим, что оказание квалифицированной юридической помощи гражданам и организациям является приоритетной задачей адвокатуры. Адвокатура отделена от государства, чем обеспечивается ее независимость; адвокат может противостоять интересам и стремлениям публичных структур и их должностных лиц, не может допрашиваться в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему неизвестными в связи с выполнением обязанностей защитника и представителя профессионального союза либо другой общественной организации.
Особо квалифицированная помощь необходима лицам, заключенным под стражу, так как, будучи лишенными свободы, они ограничены в выборе форм и методов защиты. Поэтому процедурные вопросы оказания юридической помощи весьма подробно регулируются в уголовно-процессуальном законодательстве государств - участников СНГ.
Юридическая помощь неимущим в странах СНГ осуществляется при определенных условиях бесплатно так же, как адвокатами России. Однако существуют значительные различия в определении контингента лиц, пользующихся этой льготой, в порядке компенсации труда адвокатов и в организации такого рода услуг.
Во всех странах СНГ ряд вопросов, относящихся к деятельности адвокатуры, регулируется подзаконными нормативно-правовыми актами (постановлениями правительств, инструкциями министерств юстиции и рядом других). К корпоративным актам относятся уставы объединений адвокатов, решения общих собраний и конференций, акты ревизионных комиссий. Представляется, что роль корпоративных актов будет возрастать ввиду все большей самостоятельности адвокатов и структурных подразделений коллегий.
Тем не менее в ряде исследуемых государств национальное законодательство не содержит пояснений, создающих гарантии независимости адвокатской деятельности от неуместного государства. Так, президент Союза адвокатов Казахстана Р.С. Куанышбаева отмечает: "Все адвокатское сообщество принципиально не согласно с государственным лицензированием адвокатской деятельности, осуществляемым Министерством юстиции. Мы неоднократно выражали свою позицию Министерству юстиции, Правительству, что данный порядок необходимо изменить, но не нашли понимания, тем не менее мы считаем, что приемом в коллегии адвокатов должно заниматься само адвокатское сообщество и государство не должно вмешиваться в вопрос подбора кадров. Удостоверение права адвоката на осуществление адвокатской практики происходит по предоставлению лицензии адвоката, выданного юридической консультацией, адвокатской конторой. Возникновение права адвоката на занятие адвокатской практикой начинается с момента приема адвоката в коллегию адвокатов. Поэтому после получения лицензии любое лицо должно вступить в коллегию адвокатов" <11>.
--------------------------------
<11> Куанышбаева Р.С. Правовой статус общественного объединения Союза адвокатов Казахстана // Современное состояние адвокатуры в странах Центральной Азии (проблемы и перспективы): Материалы Международной региональной конференции (4 - 7 февраля 2003 г. Ташкент, Узбекистан). Ташкент, 2003. С. 64 - 65.

В государствах Центральной Азии, по мнению профессора А.Х. Саидова, нередки случаи, когда адвокат, ведущий дело, бывает неудобной фигурой для следователя, осуществляющего предварительное следствие, для прокурора, надзирающего за ним, и т.д. Желая избавиться от "неудобного" адвоката, правоохранительные органы начинают оказывать на него "воздействие", что свидетельствует о необходимости внесения в уголовно-процессуальное законодательство дополнительных процессуальных гарантий, которые учитывали бы публичный характер адвокатской деятельности <12>.
--------------------------------
<12> См.: Саидов А.Х. Международные стандарты и законодательство об адвокатуре в странах Центральной Азии // Современное состояние адвокатуры в странах Центральной Азии (проблемы и перспективы): Материалы Международной региональной конференции (4 - 7 февраля 2003 г. Ташкент, Узбекистан). Ташкент, 2003. С. 16.

Исследуя статус адвокатуры в Кыргызстане, отметим, что в октябре 2002 г. Уголовный кодекс Кыргызской Республики был дополнен новой нормой - ст. 318, предусматривающей уголовную ответственность за воспрепятствование профессиональной деятельности защитника, согласно которой воспрепятствование в какой бы то ни было форме реализации прав и исполнению обязанностей защитника, предусмотренных ст. 48 УПК Кыргызской Республики (права и обязанности защитника), наказывается вплоть до лишения свободы сроком до пяти лет.
Закон "Об адвокатской деятельности" 1999 г. предусматривает неприкосновенность адвоката и гарантии адвокатской деятельности, которые ранее не были предусмотрены каким-либо законом. Так, в соответствии со ст. 17 адвокат-защитник не подлежит вызову и допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые входят в предмет адвокатской тайны. Адвокат не вправе давать объяснения и показания об этих обстоятельствах, а также предоставлять о них какие-либо материалы для использования в оперативно-розыскной деятельности, судопроизводстве и другом производстве в правоохранительных органах.
Неприкосновенность адвоката гарантирована ст. 16 Закона "Об адвокатской деятельности": проникновение в жилище или рабочее помещение адвоката, в используемый им транспорт, производство в них осмотра, обыска, выемки, личный досмотр или личный обыск адвоката, наложение ареста на его имущество, осмотр и выемка его почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивание его телефонных и других переговоров; привод, задержание и арест адвоката могут производиться не иначе как по постановлению прокурора либо по определению суда. Адвокат не может быть подвергнут личному обыску или личному досмотру при выполнении им своих профессиональных обязанностей. Уголовное дело в отношении адвоката в связи с его профессиональной деятельностью может быть возбуждено, а арест санкционирован Генеральным прокурором Кыргызской Республики либо его заместителем <13>. В законодательстве ряда стран - участниц СНГ также определенное место занимают вопросы гарантий адвокатской деятельности, в том числе адвокатского иммунитета. Так, например, ст. 26 Конституции Молдовы гласит: "Вмешательство в деятельность лиц, осуществляющих защиту в установленных пределах, наказывается законом". Гарантии адвокатской деятельности закреплены в ст. ст. 43 и 44 Закона Республики Молдова "Об адвокатуре". Так, в статье 43 этого Закона определено, что при осуществлении своей деятельности адвокат независим и руководствуется только законом, он свободен в выборе своей позиции и не обязан согласовывать ее ни с кем, кроме клиента. Статья 44 Закона "Гарантии независимости" гласит: "При осуществлении своей деятельности адвокат независим и руководствуется только законом. Адвокат свободен в выборе своей позиции и не обязан согласовывать ее ни с кем.
--------------------------------
<13> См.: Кожомова Г.К., Иванова Л.А. Статус адвокатуры в Кыргызстане // Современное состояние адвокатуры в странах Центральной Азии (проблемы и перспективы): Материалы Международной региональной конференции (4 - 7 февраля 2003 г. Ташкент, Узбекистан). Ташкент, 2003. С. 70 - 71.

1. Вмешательство в профессиональную деятельность адвоката запрещается.
2. Обыск жилища адвоката или помещения для оказания юридической помощи, используемого им транспорта, изъятие принадлежащих ему предметов и документов, досмотр и выемка его почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивание телефонных разговоров допускаются только с санкцией Генерального прокурора, его заместителей или на основании решения судебной инстанции.
3. Адвокат не может быть подвергнут личному обыску или личному досмотру при выполнении своих профессиональных обязанностей, за исключением случаев очевидного правонарушения.
4. В случае задержания адвоката или привлечения его к уголовной ответственности принявший данные меры орган обязан проинформировать об этом Министерство юстиции и Совет коллегии адвокатов в течение шести часов с момента задержания или привлечения к уголовной ответственности.
5. Оскорбление адвоката, клевета, угрозы в его адрес, насилие по отношению к адвокату при исполнении им профессиональных обязанностей или в связи с их исполнением влекут установленную законом ответственность.
6. Адвокат не может быть допрошен о содержании своих отношений с лицом, которому оказывает или оказывал ранее юридическую помощь.
7. Судебная инстанция обеспечивает адвоката помещением для выполнения им своих профессиональных обязанностей по делам, рассматриваемым данной инстанцией.
8. Ни один орган публичной власти не может прямо или косвенно оказывать влияние на договор между адвокатом и клиентом".
Схожие положения содержатся в Законе Украины об адвокатуре, принятом в декабре 1992 г. (с последующими изменениями и дополнениями). Статья 10 этого Закона гласит: документы, связанные с выполнением адвокатом поручения, не подлежат досмотру, разглашению или изъятию без его согласия... Адвоката нельзя привлечь к уголовной, материальной и иной ответственности или угрожать ее применением в связи с оказанием юридической помощи гражданам и организациям согласно закону.
Закон Республики Армения "О деятельности адвокатуры" содержит такие положения: "Запрещается использование тех доказательств, которые приобретены во время личного обыска адвоката или вследствие обыска его квартиры и которые содержат адвокатскую тайну. При аресте адвоката орган, осуществляющий арест, в обязательном порядке уведомляет соответствующий союз адвокатов. Уголовное дело в отношении адвоката, имеющего особую лицензию, может возбудить только Главный прокурор".
Гарантии независимости адвоката и элементы адвокатского иммунитета содержат и другие законы об адвокатуре, принятые в странах - участницах СНГ.
В то же время юридический иммунитет далеко не всегда ограждает адвоката от имущественной ответственности за ущерб, причиненный клиенту небрежным или неквалифицированным исполнением обязанностей. Этот вопрос в законодательстве об адвокатуре СССР и союзных республик не затрагивался. Этой же традиции следуют и принимаемые ныне в странах СНГ законы об адвокатской деятельности. Однако едва ли эта традиция сохранится надолго с учетом перехода к экономическим отношениям рыночного типа.
Интересен опыт развития института адвокатуры в Китайской Народной Республике. В последние годы с развитием экономики Китая наблюдается и динамичное развитие адвокатуры. Основными нормативными правовыми актами, регулирующими адвокатскую деятельность и адвокатуру, являются: Закон КНР "Об адвокатской деятельности и адвокатуре" от 1 января 1997 г. (в ред. от 29 декабря 2001 г.), Постановление Минюста КНР "О профессиональной нравственности и требованиях к адвокатской деятельности" от 27 декабря 1993 г. и Постановление Минюста КНР от 1 января 1995 г. "О порядке регистрации адвокатских контор и о порядке управления адвокатскими конторами".
Также немаловажное значение имеют Постановления Министерства юстиции КНР "Об ответственности адвокатов" от 31 января 1997 г. и "О порядке управления представительствами иностранных адвокатских контор в Китае" от 1 января 2002 г. и другие нормативные акты, связанные с адвокатской деятельностью и адвокатурой.
Эти нормативные акты устанавливают правила получения статуса адвоката, правила включения адвокатов и контор в государственный реестр, права, обязанности и правила об ответственности адвокатов, а также требования к деятельности адвокатов и адвокатских контор и другие.
Адвокатская деятельность и адвокатура практически полностью находятся в ведении Министерства юстиции КНР и его территориальных органов, хотя существуют Всекитайская палата адвокатов и территориальные палаты адвокатов.
Закон КНР "Об адвокатской деятельности и адвокатуре" устанавливает несколько предпосылок для получения статуса адвоката. Претендент на получение статуса должен иметь высшее юридическое образование. После получения высшего образования необходимо сдать единый государственный экзамен. Этот экзамен проходит один раз в год. На практике его успешно выдерживают всего 10 - 15% претендентов. Таким образом, только те, кто имеет степень бакалавра, магистра или аспиранта могут претендовать на сдачу экзамена для занятия адвокатской деятельностью. После сдачи экзамена адвокат должен быть внесен в Государственный реестр. По Закону в оформлении статуса адвокату должны помочь уже существующие конторы. То есть адвокатская контора должна обратиться в Министерство юстиции с ходатайством о включении лица в Реестр. Затем после получения удостоверения адвоката и иных документов, подтверждающих его статус, он может непосредственно начать заниматься адвокатской деятельностью. В соответствии с Законом КНР "Об адвокатской деятельности и адвокатуре", никто, кроме адвокатов, не может оказывать юридические услуги <14>.
--------------------------------
<14> Изложенное не включает сведения об адвокатуре в районах Китая: Гонконг, Аомынь и Тайвань.

На сегодняшний день адвокаты в Китае играют все большую роль в экономической деятельности участников рыночных отношений в стране и за ее пределами. Адвокатская деятельность состоит не только в оказании юридической помощи по уголовному, гражданскому и арбитражному процессу, но и в юридической поддержке, и консультировании бизнеса, и ведении деловых переговоров. После вступления Китая во Всемирную торговую организацию (ВТО) все более актуальной становится адвокатская деятельность по разрешению споров, связанных с торговлей в рамках ВТО.
В Китае нет ясности в том, является ли адвокатская деятельность коммерческой или нет, но адвокатские конторы создаются в форме товариществ, и их деятельность облагается налогом. Адвокатская контора может учреждаться не менее чем тремя адвокатами. Примечательно еще то, что адвокатскую контору учреждают адвокаты, но и адвокатами становятся при помощи контор, то есть контора регистрирует их деятельность. В одних адвокатских конторах оказываются услуги по гражданскому, международно-торговому, хозяйственному праву, а в других - уголовному процессу и т.д.
Отметим, что основу правового и морального регулирования деятельности адвокатуры и каждого адвоката в отдельности на международном уровне, путей совершенствования статуса адвокатур независимых государств и статуса адвокатов составляют следующие международные акты:
1. Устав Организации Объединенных Наций, принятый 26 июня 1945 г. и провозгласивший право людей различных наций без разделения по признакам пола, языка, религии на создание условий, в которых уважались бы права человека и соблюдалась бы законность.
2. Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 г., закрепившая принципы равенства всех перед законом, презумпции невиновности, право на беспристрастное и открытое рассмотрение дела в суде и самое главное - гарантии защиты.
3. Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый 19 декабря 1966 г., подтвердивший основные положения Устава ООН и Всеобщей декларации прав человека и детализировавший их:
во-первых, право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность; никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей; никто не должен быть лишен свободы не иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом;
во-вторых, каждому арестованному при аресте должны быть сообщены причины его ареста и в срочном порядке любое предъявляемое ему обвинение;
в-третьих, каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке должно доставляться к судье или другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть; арестованное или задержанное лицо имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение;
в-четвертых; каждый, кто был жертвой незаконного ареста или содержания под стражей, имеет право на компенсацию, обладающую исковой силой.
4. Основные положения о роли адвокатов, принятые восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в 1990 г. в Нью-Йорке, закрепили следующее:
а) возможность исполнять все их профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства;
б) возможность передвигаться и консультировать клиентов в своей стране и за границей;
в) невозможность наказания или угрозы такового и обвинения, административных, экономических и других санкций за особые действия, осуществляемые с признанными профессиональными обязанностями, стандартами и этическими нормами;
г) там, где безопасность адвокатов находится под угрозой в связи с исполнением профессиональных обязанностей, они должны быть адекватно защищены властями;
д) адвокаты не должны идентифицироваться с их клиентами и делами клиентов в связи с исполнением их профессиональных обязанностей;
е) обязанностью компетентных властей является обеспечение адвокату возможности своевременного ознакомления с информацией, документами и материалами дела, а в уголовном процессе - не позднее окончания расследования и до судебного рассмотрения дела.
ж) суд или административный орган не должны отказывать в признании права адвоката, имеющего допуск к практике, представлять интересы своего клиента, если этот адвокат не был квалифицирован в соответствии с национальным правом и практикой его применения;
з) адвокат должен обладать уголовным и гражданским иммунитетом от преследований за относящиеся к делу заявления, сделанные в письменной или устной форме, при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе;
5. Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденный Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН в декабре 1988 г., согласно которому любое задержанное лицо имеет право на получение юридической помощи со стороны адвоката. Задержанное лицо вскоре после ареста информируется компетентным органом о своем праве, и ему предоставляются разумные возможности для осуществления этого права. Если задержанное лицо не имеет адвоката по своему выбору, оно во всех случаях имеет право воспользоваться услугами адвоката, назначенного для него судебным или иным органом, без оплаты его услуг, если это лицо не располагает достаточными денежными средствами.
Свод принципов также закрепляет:
а) право задержанного или находящегося в заключение лица связываться и консультироваться с адвокатами;
б) задержанному или находящемуся в заключении лицу должны быть предоставлены необходимое время и условия для проведения консультаций со своим адвокатом;
в) право задержанного или находящегося в заключении лица на его посещение адвокатом, на консультации и на связь с ним, без промедления или цензуры и в условиях полной конфиденциальности не может быть временно отменено или ограничено, кроме исключительных обстоятельств, которые определяются законом или установленными в соответствии с законом правилами, когда, по мнению судебного или иного органа, это необходимо для поддержания безопасности и порядка;
г) свидания задержанного или находящегося в заключении лица с его адвокатом могут иметь место в условиях, позволяющих должностному лицу правоохранительных органов видеть их, но не слышать;
д) связь задержанного или находящегося в заключении лица с его адвокатом не может использоваться как свидетельство против обвиняемого или находящегося в заключении лица, если она не имеет отношения к совершаемому или замышляемому преступлению.
6. Основные принципы, касающиеся роли юристов, принятые на восьмом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1990 г. в Гаване, закрепили положения, касающиеся: доступа к юристам и юридическим услугам; специальных гарантий в вопросах уголовного правосудия; квалификации и подготовке кадров; функций и обязанностей; гарантий в отношении выполнения юристами своих обязанностей; свободы убеждений и ассоциаций; профессиональных ассоциаций юристов; дисциплинарных мер, принимаемых за надлежащее выполнение юристами своих обязанностей.
7. Стандартные минимальные правила содержания заключенных рекомендуют, в частности, чтобы юридическая помощь и конфиденциальность в процессе ее осуществления были гарантированы для лиц, находящихся в заключении.
8. Гарантии, обеспечивающие защиту лиц, которым угрожает смертная казнь, подтверждают право каждого, кому предъявлено или может быть предъявлено обвинение, влекущее в качестве меры наказания смертную казнь, получать необходимую юридическую помощь на всех стадиях расследования и разбирательства дела.
9. Декларация об основных принципах юстиции для жертв преступления и превышения власти рекомендует принятие мер на международном и национальном уровнях для улучшения доступа к юстиции и справедливому отношению, возмещения вреда, компенсации и помощи для жертв преступления.
10. Стандарты независимости юридической профессии, принятые Международной ассоциацией юристов в сентябре 1990 г. в Нью-Йорке, закрепили: допуск к юридической профессии и юридическому образованию; правовое обучение общества; права и обязанности юристов; юридическое обслуживание бедных; задачи и ассоциации адвокатов; дисциплинарное производство юристов.
К числу важных международно-правовых актов об адвокатуре относятся также Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая в 1950 г. в Риме (данная Конвенция неоднократно дополнялась и в нее вносились изменения: 21.09.1970; 20.12.1971; 01.01.1990; 06.11.1990; 25.05.1992; 25.05.1992; 11.05.1994). В частности, Конвенция подтвердила: право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность; никто не может быть лишен свободы иначе как в определенных случаях в порядке, установленном законом.
Конвенция провозгласила, что каждый, обвиняемый в совершенном преступлении, имеет следующие права: во-первых, быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного обвинения; во-вторых, иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты; в-третьих, защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия.
Регламент Европейского суда по правам человека, принятый 4 ноября 1998 г., содержит положения, согласно которым каждая сторона имеет право получать помощь от советников и адвокатов.
В феврале 1996 г. Кабинет Министров Совета Европы принял Резолюцию "О юридической помощи по гражданским, торговым и административным делам". Основная цель этого документа - устранение препятствий экономического характера для доступа к правосудию неимущих и малоимущих. Резолюция рекомендует правительствам предоставлять юридическую помощь все
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1 2 След.
Читают тему