Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Судейские - народ живучий.
 
А. Дюма-отец
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1 2 След.
1. История Российской адвокатуры (1-7)
 
ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЫ

1. Российская адвокатура по судебным уставам 1864 г.
2. Формирование российской адвокатской школы в 60-70-е гг. XIX в. Выдающиеся представители адвокатуры.
3. История становления адвокатуры с 1864 г. до 1917 г. Контрреформы. Попытки уничтожения независимости российской адвокатуры.
4. Упразднение традиционной российской адвокатуры Декретом о суде №1 от 22 ноября 1917 г. Создание советской адвокатуры. Положение об адвокатуре от 26 мая 1922 г.
5. Статус адвокатуры по советскому законодательству (1939-1980 гг.).
6. Становление современной российской адвокатуры (1989-2002 гг.).
7. Модернизация законодательства об адвокатуре в начале XXI в. (после принятия Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации").
Изменено: admin - 29.03.2017 13:06:57 (перелинковка)
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
1. Российская адвокатура по судебным уставам 1864 г.



20 ноября 1864 г. был принят закон «Учреждение Судебных установлений». Этим Законом в России была создана адвокатура — институт присяжных поверенных, без которых решительно невозможно будет введение состязания в гражданском и судебных прениях в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся обвиняемым перед судом. Введение в действие судебных уставов произошло в торжественной обстановке 17 апреля 1866 г. Именно в этот день торжественно открылись новые суды и 27 присяжных поверенных были утверждены в этом состоянии.


Институт присяжных поверенных создавался в качестве особой корпорации, состоявшей при судебных палатах. Но она не входила в состав суда, а пользовалась самоуправлением, хотя и под контролем судебной власти. Присяжные поверенные состояли при судах в следующих случаях:

1) по избранию и поручению лиц, обратившихся к ним за юридической помощью;

2) по назначению в случае необходимости советом присяжных или председателем суда.

Кто мог быть присяжным поверенным?

1. Имевшие дипломы университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук или о выдержанных экзаменах по этим наукам (экстернат).

2. Прослужившие не менее 5-ти лет по судебному ведомству на должностях, позволяющих приобрести практические навыки в производстве судебных дел.

3. Помощники присяжных поверенных, бывшие таковыми не менее 5 лет.

Но наряду с этим были введены и ограничения. Присяжными поверенными не могли быть:

— лица, не достигшие 25-летнего возраста;

— иностранцы;

— граждане, объявленные несостоятельными должниками (банкротами);

— состоявшие на службе правительства или по выборам, за исключением лиц, занимавших почетные или общественные должности без жалования;

— граждане, подвергшиеся по судебному приговору лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговору духовного суда;

— состоявшие под следствием за преступления или проступки, за которые полагалось лишение или ограничение прав состояния;

— исключенные из службы по суду либо из духовного ведомства за пороки или из среды обществ и дворянских собраний по приговору тех же сословий, к которым они принадлежат;

— те, которым по суду было воспрещено хождение по чужим делам, а также исключенные из числа присяжных поверенных.

Для лиц не христианских вероисповеданий (так называемых иноверцев) поступление в адвокатуру было ограничено рядом дополнительных условий, и самое главное то, что приняты они (иноверцы) могли быть только с разрешения Министерства юстиции. По толкованию Сената, не могли быть присяжными поверенными (а также их помощниками) лица женского пола. Это была явная дискриминация. В каждом округе судебной палаты, если в нем насчитывалось не менее 20 поверенных, учреждался совет присяжных поверенных, число членов которого по решению общего собрания должно было быть не менее пяти и не более 15 человек.

Деятельность совета присяжных детально регламентировалась. Он образовывался для правильного и успешного надзора за всеми присяжными поверенными и совмещал обязанности административного и судебного характера: вел наблюдение за точным исполнением присяжными поверенными своих обязанностей, законов, установленных правил и всего прочего в интересах доверителей. О своей деятельности совет должен был ежегодно отчитываться перед общим собранием.

Совет мог создать при окружном суде свое отделение. Это делалось в тех случаях, когда в каком-либо городе, где даже не было судебной палаты, работало более 10 присяжных поверенных.

Правовое положение совета присяжных поверенных сводилось к следующему. В его обязанности входило:

а) рассмотрение прошений лиц, желавших приписаться к числу присяжных поверенных либо выйти из этого звена, и сообщение судебной палате о приписке их или об отказе в этом;

б) рассмотрение жалоб на действия поверенных, наблюдение за точным исполнением ими законов и установленных правил;

в) назначение поверенных по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользовавшихся на суде правом бедности;

г) определение количества вознаграждения поверенному по таксе в случае несогласия по этому предмету между ним и тяжущимся или отсутствия между ними письменного условия;

д) определение взыскания с поверенных как по собственному усмотрению совета, так и по жалобам, поступавшим в совет.

Совет имел право подвергать присяжных поверенных дисциплинарному наказанию в виде предостережения, запрещать им отправлять обязанности поверенного в течение определенного советом срока, но не более одного года, исключать из числа присяжных поверенных, предавать уголовному суду в особенно важных случаях.

Специально оговаривалось и то обстоятельство, что исключенные из числа присяжных поверенных лишались права поступать в это звание во всем государстве. Если присяжному поверенному уже запрещалось два раза временно отправлять данные обязанности, то в случае его новой вины, которую совет признавал заслуживающей такого же взыскания, он исключался из числа поверенных.

Ни одно из упомянутых взысканий не могло быть назначено советом без предварительного истребования от провинившегося объяснений в определенный советом срок. При отказе предоставить объяснения или из-за неявки в назначенный срок без уважительных причин совет заочно выносил постановление на основании имевшихся у него сведений и известных ему обстоятельств. Никакое постановление совета не могло иметь силы, если в нем участвовало менее половины его членов. При равенстве голосов голос председателя был решающим. Но взыскания могли быть определены советом только по числу двух третей голосов. На все постановления совета и его отделения, кроме предостережения или выговора, могли быть принесены жалобы в судебную палату в двухнедельный срок со времени объявления этих постановлений. Протесты прокуроров могли быть принесены в тот же срок. Определения палаты по этим жалобам и протестам были окончательными.

Был установлен и порядок поступления в присяжные поверенные. Желающий должен был подать прошение об этом в совет поверенных. К прошению прилагались документы, подтверждавшие, что проситель удовлетворяет условиям, необходимым для поступления в присяжные поверенные. После того как совет принимал решение о принятии данного лица, тот должен был дать присягу по правилам своего вероисповедания.

Были определены права и обязанности присяжных поверенных. Они могли принимать на себя хождение по делам во всех судебных местах округа судебной палаты, к которой они приписаны (ст. 383). Назначенный советом для производства дела присяжный поверенный не мог отказаться от исполнения данного ему поручения, не обосновав этого уважительными причинами. Поверенный не мог покупать или каким-либо иным способом приобретать права своих доверителей по тяжбам, вести дела в качестве поверенного против своих близких родственников, быть поверенным обоих тяжущихся или переходить от одной стороны к другой в одном и том же процессе, разглашать тайны своего доверителя, причем не только во время производства, но даже после окончания дела. В случае переезда в другой город присяжный поверенный должен был с согласия своих доверителей передать находившиеся у него дела другому присяжному поверенному.

Из положений Судебных установлений следует, что присяжные поверенные не были государственными служащими, поэтому на них не распространялось чинопроизводство и они не имели права на служебные знаки отличия.

Присяжные поверенные — это установленные в государственных интересах лица свободной профессии. Они были независимы от суда в своих действиях по ведению уголовных и гражданских дел, подчинялись только для них предусмотренному особому дисциплинарному порядку, за нарушение которого наступала определенная ответственность:

а) дисциплинарная — за несоблюдение адвокатской этики и нарушения профессиональных обязанностей, не дававших оснований для уголовного преследования;

б) гражданская — за совершение действий, сопряженных с нанесением доверителю материального ущерба, вызванного небрежным исполнением своих обязанностей (пропуск процессуальных сроков и т.п.). В этом случае тяжущийся имел право взыскать с поверенного свои убытки через тот суд, в котором он вел дело;

в) уголовная — за совершение умышленных действий во вред своим доверителям (например, злонамеренное превышение пределов полномочий и злонамеренное вступление в сношение или сделки с противниками своего доверителя во вред ему, злонамеренная передача или сообщение противнику своего доверителя документов).

На судебном заседании присяжные поверенные пользовались свободой речи, но не должны были распространяться о предметах, не имевших никакого отношения к делу, показывать неуважение к религии, закону и властям, употреблять выражения, оскорбительные для чьей бы то ни было личности. Оскорбленное лицо на основании общих законов могло привлечь присяжного поверенного к ответственности за клевету и обиду, и в этом случае он мог подвергнуться уголовному наказанию.

Присяжные поверенные могли принимать на себя ведение любых дел, как уголовных, так и гражданских, но ни в тех ни в других они не были единственными правозаступниками: в гражданских процессах, кроме них, вести дела тяжущихся могли частные поверенные, а в уголовных — близкие родственники.

К ведению дел, находившихся в производстве мировых судей, допускались все правоспособные граждане, но не более как по трем делам в течение года в пределах одного и того же мирового округа. По уголовным делам присяжные поверенные принимали на себя защиту подсудимых либо по соглашению с ними, либо по назначению председателя суда. В уголовных делах, подлежавших ведению общих судебных учреждений, практиковалось назначение официальных защитников. По просьбе подсудимого председатель суда назначал ему защитника из состоявших при суде присяжных поверенных, а при их недостатке — из кандидатов на судебные должности лиц, известных председателю своей благонадежностью. Председатель суда был обязан назначать защитника по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними лицами от 10 до 17 лет, независимо от желания самих несовершеннолетних, их родителей или попечителей. Отказываться от таких поручений присяжные поверенные могли только по уважительным причинам. В гражданских делах председатель суда мог назначить поверенного только в случае отказа ранее избранного тяжущимся поверенным от ведения дела.

Совет присяжных поверенных мог назначать поверенных и в других случаях по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользующихся на суде правом бедности.

Присяжные поверенные могли заключать письменные условия о гонораре за ведение дела по соглашению сторон. Помимо этого, существовала особая такса, имевшая двоякое значение. Суд, во-первых, руководствовался ею при исчислении суммы издержек, подлежавших взысканию с проигравшей стороны в пользу выигравшей, и, во-вторых, сам определял размер гонорара поверенного, когда тот заключал письменные условия с доверителем. Предполагалось, что Министерство юстиции по представлениям судебных палат и советов присяжных поверенных будет определять твердую таксу оплаты труда поверенного каждые три года. Но это исполнено не было, и первая такса, установленная в 1868 г., оставалась единой на весь период существования присяжной адвокатуры в России. Это относилось только к гражданским делам.

Основным критерием при определении размера гонорара служила цена иска. Так, за участие по делу в двух инстанциях поверенный получал обусловленный процент от суммы иска. По делам, не подлежавшим оценке, гонорар определял суд, исходивший из значения и важности дела для тяжущихся сторон, их материального положения, времени и труда, затраченного поверенным. Суд же определял и вознаграждение за ведение дела в порядке охранительного судопроизводства (используя современную терминологию — защита по назначению суда), в зависимости от сложности дела — до 600 руб., а по делам ценой менее 500 руб. — до 50 руб. За ведение дела в первой инстанции присяжный поверенный получал 2/3 определенного таксой гонорара, за ходатайство во второй инстанции — 1/3, а в кассационном департаменте Сената — ?. В случае проигрыша дела гонорар уменьшался: присяжный поверенный истца получал ?, а поверенный ответчика — 1/3 положенного ему гонорара.

Из полученных вознаграждений удерживались проценты, отчислявшиеся на вознаграждение присяжных поверенных, назначенных председателями судов для защиты подсудимых. Распределяло эту сумму Министерство юстиции ежегодно между всеми судебными округами России соответственно числу защитников, назначенных председателями из присяжных поверенных, а в округах полученные от Министерства суммы распределялись советами присяжных поверенных между назначенными поверенными.

Составление подробных правил о порядке взимания сбора с присяжных поверенных, контроле и отчетности по нему возлагалось на судебные палаты. Утверждали эти правила руководители трех ведомств: министр юстиции, министр финансов и государственный контролер. Судебные палаты обязаны были принимать меры к точному соблюдению указанных правил со стороны советов присяжных поверенных и окружных судов.

Правила, обязанные к исполнению присяжными поверенными.

Присяжный поверенный не мог действовать в суде в качестве поверенного против своих родителей, жены, детей, родных братьев, сестер, дядей и двоюродных братьев и сестер. Это положение строилось на основе норм нравственности и морали и строго соблюдалось.

Присяжный поверенный не мог не только быть в одно и то же время поверенным обеих спорящих сторон, но и переходить по одному и тому же делу последовательно от одной стороны к другой.

Присяжным поверенным запрещалось покупать или иным образом приобретать права своих доверителей по их тяжбам как на свое имя, так и под видом приобретения для других лиц. Все сделки такого рода признавались недействительными. При этом присяжные поверенные подвергались дисциплинарной ответственности по решению совета.

Присяжный поверенный не должен был оглашать тайн своего доверителя не только во время производства его дела, но и по окончании.

Каждый присяжный поверенный обязан был вести список дел, порученных ему, и представлять его в совет поверенных по его первому требованию.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Продолжение 1-го ответа...

Судебная реформа — в ряду всех реформ 60-х гг. XIX в. (крестьянской — 19 февраля 1861 г., земской — 1 января 1864 г., школьной — 14 мая 1864 г., печати — 6 апреля 1865 г.) — стала самой последовательной и прогрессивной. Судебные уставы 20 ноября 1864 г. утвердили * для России принципы бессословности и относительной независимости судов, санкци­онировали гласность судопроизводства, состязательность су­дебного процесса. Поскольку Судебные уставы вступили в действие 17 апреля 1866 г., именно этот день считается днем рож­дения адвокатуры в России.

Краеугольным камнем реформы и одним из гарантов демократических принципов судоустройства и судопроизводства стал суд присяжных, обеспечивавший реальное и непосредственное участие населения в отправлении правосудия. Административно-территориальное и судебно-территориальное деление империи после реформы не совпадали. Это в большей степени изолировало судебные органы от давления местной бюрократии и власти.

Судебная реформа 1864 г. создала и новый суд, и новую систему правоохранительных органов, а также новое понимание и представление о законности и правосудии. Вину подсу­димого нужно было доказать гласно, а не келейно, в борьбе с адвокатурой перед лицом присяжных заседателей.

Новая юридическая система должна была заменить одиозную старую, при которой "понятие о судебном разбиратель­стве неизбежно переходило в понятие о расправе'". Дореформенная система порождала громоздкий, запутанный, архаич­ный судебный процесс. Суды не только не укрепляли власть, они создавали неразбериху, разводили волокиту и плодили множество тягчайших юридических ошибок.

Дореформенной России были известны стряпчие (при коммерческих судах) и поверенные (ходатаи) по делам, которые не имели ни теоретических, ни практических юридических знаний и пользовались дурной славой хищников, мошенников. В народе их метко прозвали "крапивное семя"1. Их функции не были законодательно регламентированы.

Одним из новшеств, которое принесла в Россию судебная реформа, было создание адвокатуры, имевшее большое зна­чение для обеспечения независимости суда и принципа закон­ности в уголовном и гражданском процессах.

Однако вплоть до отмены крепостного права правитель­ство отрицательно относилось к идее учреждения в России адвокатуры по западноевропейскому образцу, в задачу кото­рой входило бы осуществление защиты обвиняемого и подсу­димого. Весьма характерным для правительственных верхов было высказывание Николая I: "Кто, кто погубил Францию, как не адвокаты? Кто были Мирабо, Марат, Робеспьер?! Нет... Пока я буду царствовать, России не нужны адвокаты, — без них проживем"3.
Особая комиссия по подготовке проекта нового судопро­изводства под руководством графа Д. Н. Блудова, начавшая свою работу в 50-е гг., тоже не думала о создании адвокату­ры как более или менее самостоятельного института. Граф Блудов заявлял: "...у нас не только нет надежды иметь адво­катов, но нам не следует стремиться к этому"4. Функцией су­дебных представителей и правозаступников предлагалось на­делить присяжных стряпчих. Проект постановления о присяж­ных стряпчих Д. Н. Блудова утверждал взгляд на адвоката как на правительственного чиновника.

Весной 1859 г. комиссия графа Блудова завершила свою ра­боту и представила проект на рассмотрение Государственного совета, который внес свои коррективы. В их числе были и замена наименования "присяжных стряпчих" наименованием "присяж­ные поверенные"5. Мотивировка такой замены была потребность "усилить предложение о введении нового элемента"6.

К разработке основных положений о судоустройстве и судопроизводстве приступили лишь с октября 1861 г. "Основ­ные положения о преобразовании судебной части России" от 29 сентября 1862 г. позволили комиссии при государственной канцелярии приступить к подготовке Судебных уставов, кото­рые были утверждены 20 ноября 1864 г. Этот документ состоял из Учреждения судебных установлений, уставов уголовного и гражданского судопроизводства и о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, и положил юридическое начало профес­сиональной адвокатуре в России. Фактическая история сосло­вия присяжных поверенных началась с 1866 г.

Судебную реформу 1864 г. разрабатывали образованнейшие отечественные юристы того времени: С. И. Зарудный, Д. А. Ро-винский, Н. И. Стояновский1. Учитывая традиции страны и опыт западноевропейских держав, они восприняли отчасти немец-ко-австрийский тип адвокатуры, особенности которого состо­яли в соединении в одних руках функций правозаступниче-ства и судебного представительства2, хотя не все юристы до­революционной школы относились к этому одобрительно. Про­фессор Е. В. Васьковский, например, отстаивавший необходи­мость разделения двух функций адвокатуры, считал, что при таком положении "адвокат из ученого эксперта и судебного оратора, каким он был в качестве чистого правозаступника, становится практически дельцом, маклером по юридической части, имеющим тем больше успеха в публике, чем больше сметливости, юркости и даже неразборчивости в средствах он проявит при устройстве материальных интересов своих кли­ентов"3. Организационное устройство адвокатуры в России во многом напоминало французское по характеру внутреннего самоуправления, системе дисциплинарных взысканий и по­рядку дисциплинарного производства4.

В основе организации адвокатуры лежал принцип: адво­кат — правозаступник, оратор и поверенный своего клиента. Адвокаты разделялись на две категории: высшую — присяж­ных поверенных и низшую — частных поверенных, которые появились в России согласно Закону от 25 мая 1874 г. Свиде­тельства на звание частного поверенного могли получать лица, не имеющие высшего юридического образования, если вы­держивали экзамен в соответствующем суде1.

Надзор за деятельностью присяжных поверенных был воз­ложен на избираемый ими Совет присяжных поверенных, ко­торый образовывался при окружной судебной палате. Высший надзор за их деятельностью осуществлялся судебной палатой и Правительствующим сенатом. Помимо защиты по уголов­ным делам, представительства сторон в гражданском процес­се, на адвокатуру возлагалось оказание юридической помощи населению, включая бесплатные консультации для бедных.

Присяжными поверенными могли быть лица, достигшие 25-летнего возраста, имеющие высшее юридическое образо­вание и 5 лет судебной практики в качестве чиновника судеб­ного ведомства или помощника присяжного поверенного.

Статья 355 Учреждения судебных установлений перечис­ляла отрицательные условия для претендующих на звание присяжного поверенного. Присяжными поверенными не могли быть:

1) не достигшие 25-летнего возраста;
2) иностранные подданные;
3) объявленные несостоятельными должниками;
4) состоящие на службе от правительства или по выбо­рам, за исключением лиц, занимающих почетные или обще­ственные должности без жалованья;
5) лишенные судом или ограниченные прав состояния, священнослужители духовного сана и некоторые другие лица.

Судебные уставы подробно регламентировали права, обя­занности и ответственность присяжных поверенных. Среди них:
право присяжных поверенных на корпоративное устройство. Оно выражалось в том, что поверенные каждого округа су­дебной палаты сами из своей среды избирали Совет, состояв­ший из председателя, товарища председателя и членов Сове­та. На основании -ст. 364 Учреждения судебных установлений Совет ежегодно переизбирался на общем собрании присяжных поверенных. На этом же собраний заслушивался и отчетный доклад Совета.

Совет осуществлял прием и увольнение присяжных пове­ренных, определял меры дисциплинарного взыскания, испол­нял роль посредника между адвокатом и его доверителем, назначал по очереди поверенных для "безвозмездного" хожде­ния по делам, размер вознаграждения по таксе, если между адвокатом и тяжущимся возникали разногласия. Совет заведо­вал всеми делами корпорации. Поскольку они, как и само со­словие присяжных поверенных, были учреждениями новыми, то им пришлось, по свидетельству А. Ф. Кони, "вырабатывать одновременно и приемы адвокатской техники, и правила ад­вокатской этики" так, чтобы другим, на то глядючи, повадно не было так делать'". В 70—80-е гг. XIX в. председателями Советов присяжных поверенных избирались наиболее автори­тетные адвокаты.

К 1886 г. присяжных поверенных в России насчитывалось немногим более 1600 человек, и группировались они в основ­ном в трех судебных округах: Петербургском, Московском, Харьковском2.

Начальные годы существования российской адвокатуры были и для ее сословной организации, и для ее членов нелег­кими. И дело было не только в том, что оно преодолевало, как бы мы теперь сказали, организационный период. Пример­но в течение первых полутора десятилетий своего существо­вания она ощущала к себе, если выражаться мягко, весьма прохладное отношение. "Общество относилось к ней не лучше, чем правительство"3. Не только в число частных поверенных, но и в число присяжных поверенных попадали люди, смотрев­шие на адвокатские занятия "как на торговлю словом", что давало обществу повод нередко судить об адвокатах подобным же образом. В газетах и авторитетных демократических изда­ниях адвокаты обличались как "присяжное жулье", "блудли-вый адвокатский язык", печаталась масса эпиграмм, призывы молить Бога "избавить нас от саранчи и адвокатов"4.

Однако с конца 70-х гг. адвокатура буквально потрясла российскую общественность мужественными выступлениями в защиту прав человека и гражданина в целом ряде политиче­ских процессов, следовавших буквально один за другим: участников Казанской демонстрации 1876 г. "50-ти", "193-х", Веры Засулич. Во взглядах общества на адвокатуру произошел пе­релом.

Юристы, историки, литераторы и публицисты и дорево­люционного времени, и современные исследователи единодуш­но отмечают изобилие талантов среди российских присяжных '| поверенных 60—70-х гг. XIX в. Называют целую плеяду имен, которые и доныне составляют славу, гордость, "классику" русской адвокатуры.

Демократический подъем 60-х гг. XIX в., рост обществен­ной активности русской интеллигенции и последовательно де­мократический характер в буржуазных преобразованиях судо­устройства и судопроизводства России, заложенный в судебной реформе 1864 г., — все это давало почву для прихода образо­ваннейших и талантливых людей в адвокатуру. Адвокатура влек­ла к себе хотя и относительной, но все-таки гласностью.

Люди свободомыслящие, увлеченные идеями преобразо­вания страны, "но не настолько передовые и активные, что­бы подняться на революционную борьбу против деспотизма и произвола, шли в адвокатуру с расчетом использовать даро­ванную ей свободу слова для изобличения пороков существую­щего строя"'.

Законность, справедливость во всех сферах частной и обще­ственной жизни — вот идеалы, рожденные реформами 60-х гг. XIX в. Адвокатам "в этом отношении принадлежало первое место"2.

Особую роль адвокатов выделяли и народные представле­ния о судебной реформе. В. Д. Спасович писал, что в народных представлениях об адвокатуре во главу угла был положен не судья, а адвокат, спасающий невинных, совершающий доб­рые дела3. В. Д. Спасович в 1873 г. имел основания заявлять от имени адвокатов: "Мы до известной степени рыцари слова живого, свободного, более свободного ныне, чем в печати: сло­ва, которого не угомонят самые рьяные свирепые председа­тели, потому что пока председатель обдумает вас остановить, уже слово ускакало за три версты вперед и его не вернуть"4.

Привлекательная свободным словом, адвокатура воплощала в себе новую форму социальной активности. В судебной и ад­вокатской деятельности активная часть российского общества находила относительную независимость и силу нравственного авторитета1.

Введение в действие Судебных уставов произошло 17 ап­реля 1866 г. — в день торжественного открытия новых судов. И первые в России 27 присяжных доверенных были утверждены именно в этот день. В их число вошли: Д. В. Стасов, В. И. Танеев, К. К. Арсеньев, В. П. Гаевский, К. Ф. Хартулари, В. В. Самар-ский-Быховец, А. Н. Турчанинов. 31 мая 1866 г. в сословие при­сяжных поверенных вступил В. Д. Спасович, в том же 1866 г. — А. М. Унковский, А. И. Языков, в 1867 г. — П. А. Потехин, в 1868 г. — А. И. Урусов, В. Н. Герард, А. Л. Боровиковский, в последующие годы — П. А. Александров, С. А. Андреевский, Е. И. Утин, Ф. Н. Плевако, Г. В. Бардовский, А. Я. Пассовер, Н П. Карабчевский, Л. А. Куперник, М. Ф. Громницкий, В. О. Люс-тиг, Н. П. Шубинский, М. Л. Мандельштам и другие звезды первой величины русского судебного мира2. В дальнейшем число присяжных поверенных в стране росло постоянно: в 1913г. — их было уже 56583. Многие оставили ради адвокатской деятельно­сти выгодную государственную службу, а семеро "вышли" из прокуратуры: товарищ обер-прокурора уголовного кассацион­ного департамента Сената П. А. Александров, товарищи проку­рора Петербургского окружного суда А. И. Урусов, С. А. Андре­евский, А. Л. Боровиковский, А. А. Герке, прокурор Москов­ского окружного суда М. Ф. Громницкий, товарищ прокурора Владимирского окружного суда А. Я. Пассовер. Подумывал о переходе в адвокатуру и знаменитый к тому времени обвини­тель А. Ф. Кони.

Этот переход был настолько заметен для общества, что уже в 1876 г. агентура Третьего отделения в донесении отме­чала, тревожась, что "даровитые представители прокурату­ры мало-помалу, покидая свою деятельность, переходят в сословие присяжных поверенных..."4,

"Королем адвокатуры" современники называли Владимира Даниловича Спасовича (1829—1906 гг.). Ф. М. Достоевский говорил о нем: "Талант из ряда вон, сила"1.

Выступления адвокатов приобретали большое обществен­ное значение. "Вольнолюбцами мы родились — вольнолюбцами мы будем", — провозглашал Спасович от имени присяжных поверенных Петербурга2. В 1861 г. он ушел из Петербургского университета в знак протеста против расправы над студентами.

В. Д. Спасович выступал 13 раа на процессах народников.

Для нас В. Д. Спасович важен еще и потому, что он дал образцы тех приемов, способов профессионального мастерства, которые были "согласованы с общественными задачами адво­катуры". Обобщая опыт В. Д. Спасовича, А. Ф. Кони выделял следующие задачи защиты:

• заглянув в тайну души подзащитного, сказать все в пользу обвиняемого, чего последний не умеет, не может или не хочет, не закрывая глаза на истину;
• дар свободного слова дан адвокату для облегчения участи подсудимого, им не следует пользоваться для распростра­нения преступных или противообщественных идей;
• проявлять отвагу в назывании вещей своими именами;
• по политическим делам защита должна быть свободна, причем адвокат, и не будучи солидарен с подсудимым, имеет право высказывать все возможное для оправдания или умень­шения вины подсудимого и для ослабления невыгодного впе­чатления в отношении чувств, руководивших последним;
• в приемах защита должна уметь не наскучить и не на­доесть судьям, в делах с щекотливыми подробностями не ри­совать их, а давать лишь "общие начертания предмета, под­ражая не китайской живописи, а античной скульптуре"3.
Спасович был защитником, для которого "частный случай служил поводом для поднятия общих вопросов и их оценки с точки зрения политика, моралиста и публициста".

Разносторонность дарования В. Д. Спасовича, совмещавшая в себе профессора и литератора, журналиста и общественного деятеля, питала его высокую юридическую культуру'.

Дмитрий Васильевич Стасов (1828—1918) был первым пред­седателем первого (петербургского) Совета присяжных пове­ренных. Он первым вступил в сословие- присяжных поверен­ных 17 апреля 1866 г. и оставался в нем до конца жизни.

Корифеем русскрй буржуазной адвокатуры был Петр Акимович Александров (1836—1893), который, будучи извест­ным и многообещающим прокурором, в знак протеста против гонений на печать демонстративно уволился и вступил в со­словие присяжных поверенных. Выступление П. А. Александ­рова на политическом процессе "193-х" принесло ему обще­российскую славу, а следующее — в защиту Веры Засулич — сделало его всемирно знаменитым2.

Много ярких имен можно назвать, раскрывая судьбу "пер­вого призыва" российской адвокатуры. В Москве явно выде­лялись А. И. Урусов и Ф. Н. Плевако3. Наряду с ними следует обязательно упомянуть имя Константина Константиновича Арсеньева (1837—1919), под председательством которого в 1867—1873 и 1874—1875 гг. петербургский Совет адвокатов стре­мился создать из адвокатуры общественную силу, а также организацию с высокими этическими требованиями к адвока­там, связанным с существом профессиональной деятельности присяжных поверенных как представителей "общественного служения"4.

При деятельном участии К. К. Арсеньева петербургский Совет определил свои судебные и административные функ­ции, объем подсудности и характер тех отдельных поступков и поведения в целом, которые исключали возможность пребы­вания в составе организованной адвокатуры лиц, не соответ­ствующих ее задачам или нравственному строю. За время его пребывания в Совете адвокатов по нравственным соображени­ям было отказано в приеме в присяжные поверенные 24 ли­цам3.
Трудная миссия, выпавшая на долю петербургской адво­катуры, — создать устои и принципы деятельности адвокатов в духе Судебных уставов 1864 г. — была с честью выполнена адвокатами "первого призыва". Эти устои и принципы требо­вали "мужественного, честного и бескорыстного служения идеям нового суда"1. И ради воплощения этих идей они созда­вали "традиции честной адвокатуры, имеющей назначением не поощрение стяжательных аппетитов ее сочленов, а испол­нение единственного назначения присяжной адвокатуры — служения обществу"2.

Профессиональная адвокатура, организованная на основе Судебных уставов 1864 г., явилась абсолютно новым для Рос­сии учреждением и по своему содержанию, и по форме.

Русские адвокаты объединялись в самоуправляющиеся организации, придерживающиеся буквы и духа закона. Для населения были открыты юридические консультации. Предус­матривались также меры для того, чтобы без защиты не оста­вались подсудимые и участвующие в судебных тяжбах граж­дане, не имеющие средств для оплаты адвокатского гонорара. Адвокаты приобретали статус одновременно правозаступника и поверенного своего клиента.

Автономность, относительная независимость от государ­ственных властей, выборность и подотчетность Советов при­сяжных поверенных перед членами адвокатской корпорации, самостоятельное нормативное регулирование деятельности корпорации — этим адвокатура отличалась от других учреж­дений царской России.

Судебная реформа одной из первых была подвергнута ко­ренному пересмотру.-К концу 80-х гг. XIX в. из Судебных уста­вов 1864 г. были исключены многие демократические институ­ты, изменено судопроизводство по государственным преступ­лениям, сокращен круг дел, подлежащих рассмотрению судом присяжных. Устройство адвокатуры также претерпело боль­шие изменения и ограничения со стороны властей. Так, на­пример, было приостановлено образование новых советов при­сяжных поверенных и их отделений, установлен строгий кон­троль за существующими. Была предпринята попытка подчи­нить адвокатов непосредственно надзору Министерства юсти­ции, что фактически лишило бы их независимости. Инициатива адвокатов, шедшая вразрез с официальной линией пра­вительства, неизменно пресекалась.

С 1890 г. стала развиваться коллективная форма работы в виде юридических консультаций.

Кроме случаев ведения дел по назначению суда, вознаг­раждение за которые выплачивалось из общего фонда, опла­та труда адвоката производилась по договоренности с клиен­том. Хотя Министерство юстиции и установило размеры опла­ты услуг, они были необязательны и применялись лишь в слу­чаях разногласий между адвокатом и клиентом. 3 марта 1890 г. был принят закон, ограничивающий допуск в адвокатуру ев­реев. Принятие дискриминирующего в отношении евреев за­кона было тем редким случаем, когда присяжные поверенные не выступили с коллективным протестом против введенного сверху ограничения их полномочий. В 1890 г. начала действо­вать правительственная комиссия "для пересмотра существу­ющих о поверенных по судебным делам узаконений", что фактически означало шаг в сторону проведения контрреформ. Адвокатура потеряла ряд демократических привилегий, а так­же своих лучших представителей.

Таким образом, начало российской адвокатуре, ее тра­дициям и принципам было положено в 1864 г., около 140 лет назад. Анализ законодательства дореволюционной России в этой области позволяет отметить многие прогрессивные стороны Судебного устава, выделить то рациональное зерно, которое может и должно быть использовано при разработке нового закона о российской адвокатуре. Можно констатировать, что принципы, заложенные, в основу организации адвокатуры конца XIX в, не потеряли своей актуальности и представляют зна­чительный интерес для современного российского общества.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
2. Формирование российской адвокатской школы в 60-70-е гг. XIX в. Выдающиеся представители адвокатуры.

Мысль о необходимости организации адвокатуры проходит через все стадии подготовительных к судебной реформе работ. В проекте графа Д. Н. Блудова, внесённого в Государственный совет в 1857 г., резко подчеркивается официальный, публичный характер адвокатской деятельности, но оставляется в стороне не менее существенный момент представительства адвокатом частных интересов. Присяжные стряпчие, по проекту, назначаются министром юстиции из лиц, кончивших курс юридических наук и занимавшихся делами в судебных местах 1 и 2 степени. Кандидаты на звание поверенных представляются министру начальниками губерний и председателями палат гражданского суда. При назначении они приводятся к присяге; вести дела бедных они обязаны безвозмездно; размер вознаграждения определяется таксой; непосредственный надзор за поверенными принадлежит председателям судов и губернским прокурорам, высший надзор — министру юстиции. Присяжным стряпчим присваиваются преимущества государственной службы, кроме жалованья и чинов; удаляются они только по приговору суда. Составителями судебных уставов счастливо удалось соединить в созданной ими адвокатуре элементы публичный и частный. Присяжные поверенные отнесены к разряду «вспомогательных» для отправления правосудия «лиц», «участие коих… не только полезно, но даже необходимо». С другой стороны, они представители интересов тяжущихся на суде и действуют на основании полномочий, полученных ими от доверителей.

Требования к адвокатам
Присяжными поверенными могут быть лица, имеющие аттестаты университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук, если они, сверх того, прослужили не менее 5 лет по судебному ведомству в таких должностях, при исправлении которых могли приобрести практические сведения в производстве судебных дел, или также не менее 5 лет состояли кандидатами на должности по судебному ведомству, или же занимались судебной практикой под руководством присяжных поверенных в качестве их помощников (ст. 354 учр. суд. уст.).
Не могут быть присяжными поверенными следующие лица:
? не достигшие 25-летнего возраста
? иностранцы
? объявленные несостоятельными должниками
? состоящие на службе от правительства или по выборам, за исключением лиц, занимающих почётные или общественные должности без жалованья
? подвергшиеся по судебным приговорам лишению или ограничению прав состояния
? священнослужители, лишенные духовного сана по приговорам духовного суда
? состоящие под следствием за преступления и проступки, влекущие за собой лишение или ограничение прав состояния
? лица под судом за такие преступления или проступки, не оправданы судебными приговорами;
? исключённые из службы по суду, или из духовного ведомства за пороки, или же из среды обществ и дворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат;
? лишённые права хождения по чужим делам, а также исключённые из числа присяжных поверенных (ст. 355).
Составители уставов стремились к тому, чтобы в сословие вступали только лица, представляющие «верные ручательства знания, нравственности и честности убеждений» (Журн. соед. дпт., 1862 г.). Поэтому, не ограничиваясь установлением формальных условий, они предоставили советам присяжных поверенных полную свободу отказывать в приёме по своему усмотрению даже таким просителям, которые удовлетворяют требованиям закона (ст. 380). Определения совета о непринятии в сословие, основанные на нравственной оценке личности претендента, не подлежат обжалованию («Общ. собр. касс. деп.», 1874, № 14).

Адвокатские сообщества (сословия)
Присяжные поверенные каждого округа судебной палаты объединяются в одно целое их общим собранием и советом. Функции общего собрания:
? определение числа членов совета в указанных законом пределах (от 5 до 15; ст. 361 учр.);
? избрание председателя, товарища председателя и членов совета (ст. З59 и след.; выборы производятся тайным голосованием);
? рассмотрение отчёта совета за минувший судебный год;
? обсуждение любых вопросов внутренней жизни сословия, относительно которых совету необходимо иметь его указания.
К компетенции совета Присяжных поверенных законом отнесены: «рассмотрение прошений лиц, желающих приписаться к числуприсяжных поверенных или выйти из этого звания, и сообщение судебной палаты о приписке их или отказ им в этом; рассмотрение жалоб на действия прияжн. поверенных и наблюдение за точным исполнением ими законов, установленных правил и всех принимаемых ими на себя обязанностей сообразно с пользой их доверителей; выдача присяжными поверенным свидетельств, что они не подвергались осуждению совета; назначение поверенных по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользующихся на суде правом бедности; назначение по очереди прияжн. для ходатайства по делам лиц, обратившихся в совет с просьбой о назначении им таковых; определение количества вознаграждения прияжн. по таксе в случае несогласия по сему предмету между ним и тяжущимся и когда не заключено между ними письменного условия; распределение между прияжн. поверенными процентного сбора; определение взысканий с прияжн. поверенных, как по собственному усмотрению совета, так и по жалобам, поступающим в совет».

Надзор за адвокатами
Составители судебных уставов желали установить такой надзор за присяжными поверенными, «который, не лишая их необходимой для защиты их доверителей самостоятельности, вместе с тем способствовал бы скорому и действительному ограждению частных лиц от стеснений поверенных, служил бы средством к водворению и поддержанию между ними чувства правды, чести и сознания нравственной ответственности перед правительством и обществом» («Журн. соед. дпт.», 1862 г.). Надзор этот предоставлен совету, которому дано право привлекать прияжных поверенных к дисциплинарной ответственности и подвергать дисциплинарным наказаниям (предостережение, выговор, запрещение практики на срок не свыше одного года и исключение из сословия).
На все постановления совета, кроме тех, которыми прияжн. поверенный подвергается предостережению и выговору, допускается жалоба в судебную палату (ст. 376), определения которой постановляются в дисциплинарном порядке и считаются окончательными. Кассационные жалобы на эти определения с 1885 г. не принимаются сенатом. Дисциплинарные приговоры совета, как обвинительные, так и оправдательные, сообщаются прокурору палаты, который может опротестовать их перед палатой (ст. 370, 376). Ожидания законодателя вполне оправдались: советы не проявили стремления, как опасались некоторые, потворствовать поступкам членов сословия; нередко налагаемые ими кары смягчались даже судебными палатами, как слишком суровые. В городах постоянного пребывания окружных судов, где имеется не менее 10 прияжн. поверенных, последние могут с разрешения состоящего при местной судебной палате совета прияжных поверенных учредить из среды своей отделение совета при окружном суде «с теми из принадлежащих совету правами, которые будут им самим определены» (ст. 366). При действии этих правил успели образоваться советы прияжн. поверенных в округах с.-петербургской, московской и харьковской судебных палат; дальнейшее учреждение их приостановлено законом 5 декабря 1874 г. Таким образом, включённое первоначально в судебные уставы в виде исключения постановление: «где нет совета прияжн. поверенных или отделения оного, там права и обязанности его принадлежат местному окружному суду» (ст. 378 учр.) — стало общим правилом для большинства местностей империи.
«Шаг этот, — замечает профессор И. Я. Фойницкий, — весьма прискорбный, ибо для суда, своими занятиями обремененного, надзор за прияжными поверенными и охранение достоинства института гораздо труднее, чем для членов совета, из среды самих прияжн. избранных, свою честь и достоинство при этом ограждающих. В то же время он в корне нарушает независимость адвокатуры и задерживает её последовательное естественное развитие».
Мнение это подтверждается статистическими данными, собранными комиссией «для пересмотра законоположений по судебной части». За пятилетие 1891—1895 гг. в округах, где учреждены советы, приходилось средним числом в год 288 дисциплинарных дел на 915 прияжн. поверенных, а в остальных семи округах (Киевском, Одесском, Казанском, Саратовском, Виленском, Тифлисском и Варшавском) — средним числом в год 197 дел на 1119 поверенных. Это громадное различие в числе возбуждаемых дисциплинарных дел может быть объяснено только большей строгостью требований, предъявляемых советами к прияжным поверенным, сравнительно с окружными судами. 11 октября 1889 г. временно приостановлено открытие отделений советов при окружных судах.

Религиозные ограничения в адвокатской практике
Постановлением от 8 ноября 1889 года фактически закрыт доступ в сословие присяжных поверенных лицам не христианских вероисповеданий.

Права и обязанности адвокатов
Важнейшее право, предоставленное прияжн. поверенным судебными уставами 1864 г., заключается в том, что в городах, где имеет жительство достаточное число прияжных поверенных, тяжущиеся могут давать доверенности на хождение по тяжебным их делам в судах того города только лицам, принадлежащим к числу сих поверенных (ст. 387). Какое именно число признается достаточным для каждого города — это определяется в особой табели, вносимой министром юстиции, к представлениям судебных палат, через Государственный совет на высочайшее утверждение императором России (ст. 388). Впрочем, до конца XIX века подобная табель не была издана, несмотря на неоднократные ходатайства судов и советов прияжных поверенных.

Оплата услуг адвокатов
Присяжные поверенные имеют право заключать с клиентами письменные условия о гонораре за ведение дела (ст. 395); если условие не заключено, вознаграждение определяется по таксе (прил. VI к учр. суд. уст.). Согласно ст. 396 такса устанавливается на каждые три года министром юстиции по представлениям судебных палат и советов прияжн. поверенных; но требование это не вполне исполнялось, и первая такса, установленная в 1868 г., существовала по крайней мере до начала 1900-х годов. Такса установлена только для гражданских дел. Из вознаграждения, получаемого присяжными поверенными, должен быть удерживаем (со следующей им по таксе суммы) известный процент для составления общей по всей России суммы на вознаграждение присяжными поверенных, назначаемых председателями судебных мест для защиты подсудимых (ст. 398).

Запрет на совмещение профессий и занятий
Прияжные поверенные не могут принимать занятий, несовместимых с их званием. По разъяснению Сената, несовместимыми со званием прияжн. поверенного признаются, между прочим, должности члена земской управы (об. с. 1881, № 26), нотариуса (об. с. 1880, № 29), кандидата на судебные должности и почётного мирового судьи (цирк. соед. пр. 19 января 1880 г.). Относительно частных занятий практика советов установила несовместимость со званием прияжного поверенного занятий предосудительных или таких, которые, по существующему в обществе мнению, роняют достоинство корпорации.
Прияжные поверенные обязаны принимать дела, назначаемые им советом или судом (ст. 390).

Прочие запреты
Присяжным поверенным воспрещается:
? покупать или каким-нибудь другим способом приобретать права своих доверителей по тяжбам;
? вести дела в качестве поверенного против своих родителей, жены, детей, родных братьев, сестер, дядей и двоюродных братьев и сестер;
? быть поверенным обоих тяжущихся или переходить от одной стороны к другой в одном и том же процессе;
? оглашать тайны своего доверителя.
Практика весьма расширила область недозволенного для прияжн. поверенных (забеганье к судьям с заднего крыльца, предъявление подозрительных доказательств, совет подсудимому отказаться от сделанного им признания и вообще всякие действия, направленные к введению суда в заблуждение или совершенные в обход закона, а также всякие попытки приумножения практики открытием адвокатских контор, рекламой и пр.).

Помощники адвокатов
Учреждение судебных установлений, предоставив лицам, занимающимся в течение 5 лет «судебной практикой под руководством прияжн. поверенных в качестве их помощников», право на получение звания прияжных поверенных (ст. 354), не установило никаких правил о порядке и условиях вступления в помощники, о правах и обязанностях их, о контроле над ними; об их ответственности. Пробел этот мог быть восполнен советами прияжных поверенных только отчасти.
Положение помощников и в конце XIX века далеко не нормально. Закон от 25 мая 1874 г., уравнявший помощников с частными поверенными (см. ниже) и предоставивший им право вести самостоятельно дела, в действительности освободил наших «стажиеров» от требуемой судебными уставами подготовки к адвокатской профессии. Дисциплинарный надзор за ними недостаточен. Попытки советов прияжн. поверенных подчинить помощников своему надзору встречали противодействие со стороны судебных палат. Ходатайства СПб. совета прияжн. поверенных о легализации положения помощников остались без последствий.
В некоторых местах помощники собственным почином организовались в сословие на началах, однородных с сословием прияжных поверенных, с выборным учреждением во главе (комиссия), надзирающим за деятельностью членов сословия. В С.-Петербурге помощники делятся на 4 группы (I-я имени Буцковского, II-я имени Спасовича и III-я имени Пассовера); во главе каждой из них стоят руководители, избираемые советом и комиссией из опытнейших и наиболее сведущих прияжных поверенных; в заседаниях группы прочитываются и обсуждаются рефераты по различным юридическим вопросам. При СПб. столичном мировом съезде состоит консультация помощников прияжн. поверенных, где бедным даются юридические наставления бесплатно.

Частные поверенные
Составители уставов, решив в принципе, что адвокатура должна быть одна, и именно присяжная, нашли себя, однако, вынужденными оставить на время ходатаев старого типа, пока «число прияжн. поверенных не будет достаточным». Скоро признано было необходимым регламентировать и эту частную адвокатуру. Закон от 25 мая 1874 г. имел в виду ограждение населения от не подлежащих никакому контролю ходатаев; он ограничил круг лиц, имеющих право заниматься адвокатурой.
Вести чужие дела (гражданские), кроме прияжных поверенных, могут только лица, получившие в установленном порядке особые свидетельства от судебных мест, — так называемые «частные поверенные» (4061, 4062 уч. суд. уст.). Судебное место имеет право удостовериться в надлежащих познаниях желающего получить свидетельство на хождение по делам. Правило это не распространяется:
? 1) на лиц, получивших уже свидетельства от другого, равного или высшего суда,
? 2) на лиц, имеющих аттестаты университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук (4066).
Суд может отказать просителю, «хотя бы он соответствовал всем требуемым законом формальным условиям» (ст. 4067). Свидетельства обложены особым сбором в размере 40 руб. в год, если они выдаются мировым съездом, и 75 руб., если их выдает окружной суд или палата.
Дисциплинарная власть над частными поверенными принадлежит тем судам, при которых они состоят. Наказания могут быть следующие:
? предостережение,
? выговор,
? запрещение практики
? исключение из числа поверенных.
Независимо от этого министру юстиции предоставлено право устранять от ходатайства по судебным делам лиц, которых он признает недостойными звания поверенного. Частные поверенные никаких сословных учреждений не имеют. Таким образом, организация института частных поверенных не гарантирует в достаточной степени ни юридических познаний, ни нравственных качеств, ни независимости этой категории адвокатов.
Идея единой адвокатуры, вербующей своих членов из лучших элементов общества, «сплочённой, — по выражению одного писателя, — тройной связью обычаев и преданий, самоуправления и нравственной солидарности», сильно пострадала с изданием закона 26 мая 1874 г., закрепившего на неопределённое время ведение дел за частными поверенными.

Комиссия 1894 года
Действующие постановления о поверенных подвергались многократно пересмотру в различных комиссиях. II отдел комиссии, учреждённой в 1894 г. для пересмотра законоположений по судебной части, был выработан проект постановлений «о поверенных по судебным делам», который открывал доступ в сословие прияжных поверенных профессорам и преподавателям юридических наук в высших учебных заведениях, а также должностным лицам «административных ведомств, обязанности коих состоят в ведении и защите в судебных установлениях дел, сопряженных с интересами означенных ведомств»; лица эти могут, впрочем, заниматься адвокатурой «не иначе, как с разрешения их начальства».
Предполагалось учредить советы во всех тех округах, где число прияжных поверенных достигает 60, если при этом в том городе, где находится палата, имеют место жительства не менее 20 прияжных поверенных; деятельность советов, однако, «подчиняется бдительному надзору судебной палаты». Предполагается, затем, установить комплект и связанную с ним монополию для прияжн. поверенных ведения дел в общих судебных учреждениях. Условия о вознаграждении, заключаемые прияжн. поверенными с доверителями, подвергаются проектом некоторой регламентации. Так, по уголовным делам воспрещается прияжн. поверенным определять различную меру вознаграждения в зависимости от того, какой приговор последует по делу. Затем, если совет прияжн. поверенных признает, что условленное в договоре вознаграждение прияжн. поверенному представляется чрезмерным «по несоответствию его ни особым знаниям и опытности прияжн. поверенного, ни сложности и важности дела, то может уменьшить его до размера, определенного таксой». Требуемая ст. 354-й учр. суд. уст. пятилетняя практическая подготовка заменяется трёхгодичной; нехристиане принимаются в размере, не превышающем 10 % общего числа прияжн. поверенных при каждом окружном суде. В первый год подготовки помощники ведут только дела, подсудные участковым судьям (и во второй инстанции), при этом не иначе, как по передоверию и за имущественной ответственностью их патронов; по истечении этого срока они могут получить от совета, если будут признаны достаточно подготовленными, свидетельства на ведение дел. Если совет признает помощника недостаточно подготовленным, то назначает ему срок, когда он может снова войти в совет с таким прошением, но в общей сложности помощник прияжн. поверенного не может оставаться в этом звании более шести лет. Помощники, не принятые в прияжн. поверенные в течение означенного срока, отчисляются советом. Правило это не распространяется на тех помощников из нехристиан, «единственную причину непринятия коих в прияжн. поверенные будет составлять нахождение уже в округе окружного суда 10 % прияжн. поверенных нехристианского исповедания». Помощники, получившие от совета упомянутое свидетельство, получают право вести дела самостоятельно у участковых судей, а по передоверию и за имущественной ответственностью патронов — также в окружных судах и судебных палатах. Надзор за помощниками и дисциплинарная власть принадлежит совету прияжных поверенных и судебным установлениям. При каждом прияжном поверенном может состоять не более трёх помощников.


Официально признанных представителей (поверенных, адвокатов) в России не было вплоть до 1860-х годов. Это было связано, прежде всего, с низкими темпами развития правовой культуры, в рамках которой, в условиях господства помещичье-феодальной системы, важность такого института еще не была осознана.

О профессиональных поверенных впервые упоминается в русских законодательных памятниках XV века, но принцип личной явки в суд будет господствовать еще на протяжении столетий. Исключение представляет средневековый Новгород, где развитая торговая жизнь вынудила законодателя предоставить всякому право иметь поверенного. В Пскове право иметь представителя было предоставлено женщинам, детям, дряхлым старикам, монахам и глухим.
Уложение 1649 года, принятое при царе Алексее Михайловиче, не узаконило положение доверенных лиц, хотя на тот момент они представляли собой весьма многочисленную группу. Поверенные назывались «стряпчими» (название сохранилось до XIX века), которые могли находиться в услужении у господина, либо быть нанятыми для определенного дела.

Неопределенность правового статуса стряпчих привели к распространению в этой среде коррупции в огромных масштабах. При господстве в русской судебной системе таких порядков, как отсутствие гласности, состязательности, упор на формализм и письменные разбирательства, – потребности в судебном представительстве не возникало. Стряпчие выполняли функции ходатаев перед «нужными» и властными людьми; разбирательство сводилось к подкупу и нередко к силовому давлению на противную сторону. Взяточничество, доносительство, кляузничество – все это отличало дело- и судопроизводство в XVII, XVIII и XIX веках.

К 1820-м годам созрело понимание того, что корень бед лежит в отсутствии должной организации адвокатуры. Эта мысль была высказана на Государственном Совете: «В России нет ещё особого класса стряпчих, как это учреждено в других государствах, которые могли бы удовлетворять сим нуждам граждан, обеспечивая их совершенно как своими познаниями, так и ответственностью по принимаемым ими на себя обязанностями, и которые, будучи избираемы правительством, имели бы некоторую степень в сословиях государственных, а через то и право на общее уважение. Число людей, занимающихся у нас ныне хождением по делам, нигде не служащих, и весьма ограничено, и, можно сказать, весьма неблагонадёжно; ибо люди сии нередко действуют во вред своих верителей».

Следующий шаг на пути к организации адвокатуры был сделан в Своде Законов Российской империи, где устанавливались барьеры для потенциальных стряпчих. Ими не могли быть: малолетние; удельные крестьяне по делам крестьян их ведомства; духовные особы; монахи и монахини; чиновники; амнистированные и оправданные за прекращением дел, лица, лишённые по суду доброго имени; лица, подвергшиеся по суду за уголовные преступления телесному наказанию; чиновники и канцелярские служители, исключённые из службы за преступления или дурное поведение; состоящие под надзором полиции. Всем прочим гражданам предоставлялась полная свобода быть поверенными и вести дела.

Для поверенных XIX века не было обязательным иметь соответствующее, юридическое, образование. Не было установлено особых морально-этических норм их деятельности. Наконец, они не были объединены в какую-либо организацию. Привилегиями в обществе они не пользовались. Если требовалось ходатайствовать перед кем-либо, поверенные брали в адресной конторе билет на имя желаемого лица, который предъявляли при беседе. Этот же билет поверенный обязан был показывать своему нанимателю. Если клиент был доволен работой своего представителя, то делал отметку об этом на билете.

Представительство еще страдало рядом неискоренимых пороков: мздоимство, невежество, моральная низость. Необходимость реформирования адвокатского сообщества все более становилась очевидной.

Иначе обстояло дело на западных окраинах Российской империи: Прибалтике, Царстве Польском и Великом княжестве Финляндском. Польские конституции 1726 и 1764 гг. и постановления Литовского статута требовали, чтобы адвокат принадлежал к дворянскому сословию, имел поместье, не был замечен ни в каком пороке, знал законы. При вступлении в сословие адвокат приносил присягу. Молодые люди («аппликанты») подготавливались под руководством старейших и опытнейших адвокатов, которые отвечали за них перед судом и законом. Допущение аппликантов в число адвокатов зависело от суда. По закону 1808 г. адвокаты делились на три разряда: патронов, состоявших при судах первой инстанции; адвокатов — при апелляционных судах; меценатов — при кассационном суде. Допуск к профессии зависел от высшей судебно-административной власти Царства Польского; дисциплинарный надзор принадлежал судам. Эта система просуществовала в Царстве Польском до 1876 г.

В Прибалтийских губерниях адвокатская деятельность регулировались шведскими законами. До 1790 г. участие адвокатов в процессе было обязательно. На бумагах, подаваемых в суд, их подписи должны были быть наряду с подписями тяжущихся. По закону 1845 г. от лица, желающего получить звание адвоката, требовалась степень магистра или доктора прав. Кроме того, такое лицо подвергалось практическому экзамену при суде. При вступлении в сословие приносилась присяга. Дисциплинарная власть принадлежала судам, отказ от принятия дела допускался только по законным причинам. Дисциплинарными наказаниями были замечание, выговор, арест и отрешение от должности; счета судебных издержек и гонорара проверялись судом. Такая организация существовала в Прибалтийских губерниях до 1889.

2. Адвокатура в эпоху Судебных реформ

Император Александр II
Наряду с крестьянской, земской, городской, военной судебная реформа 1866 г. явилась важной составляющей политики Александра II, направленной на модернизацию России.
Мысль о необходимости организации адвокатуры проходит через все стадии подготовительных работ. В 1857 г. в Государственный Совет был внесен проект графа Д.Н. Блудова. В нем подчеркивался официальный, публичный характер адвокатской деятельности, но оставлялся в стороне не менее существенный момент представительства адвокатом частных интересов.

Присяжные стряпчие, по проекту, назначались бы министром юстиции из лиц, кончивших курс юридических наук и занимавшихся делами в судебных местах 1 и 2 степени. Кандидаты на звание поверенных представляются министру начальниками губерний и председателями палат гражданского суда. При назначении они приводятся к присяге; вести дела бедных они обязаны безвозмездно; размер вознаграждения определяется таксой; непосредственный надзор за поверенными принадлежит председателям судов и губернским прокурорам, высший надзор — министру юстиции. Присяжным стряпчим присваиваются преимущества государственной службы, кроме жалованья и чинов; удаляются они только по приговору суда. Таким образом, составителями судебных уставов удалось соединить в созданной ими адвокатуре публичный и частный элементы.

Присяжными поверенными могли быть лица, имевшие аттестаты университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук, прослужившие не менее 5 лет в должностях, позволявших накопить должный практический опыт (работа в судебных департаментах, в помощниках у адвокатов).

Не могли быть присяжными поверенными лица: не достигшие 25-летнего возраста; иностранцы; несостоятельные должники; состоящие на службе от правительства или по выборам (за исключением лиц, занимающих почётные или общественные должности без жалованья); лишенные или ограниченные в правах состояния по решению суда; священнослужители, лишенные духовного сана; состоящие под следствием за преступления и проступки, влекущие за собой лишение или ограничение прав состояния.

Составители Судебных уставов видели образцового адвоката в том, кто демонстрировал «верные ручательства знания, нравственности и честности убеждений». Поэтому организованное по новым правилам адвокатское сословие имело право отказывать в приеме новых членов, если они не удовлетворяли нравственному цензу сословия. Отказы обжалованию не подлежали.

Присяжные поверенные каждого округа судебной палаты объединялись в одно целое во главе с общим собранием и советом. Собрание определяло число членов совета в указанных законом пределах, избирало председателя, товарища председателя и членов, рассматривало отчёты совета за минувший судебный год; обсуждало любые вопросы внутренней жизни сословия.

Совет присяжных поверенных касался вопросов: о приеме в сословие новых членов, о жалобах на действия присяжных поверенных и наблюдение за точным исполнением правил и обязательств, назначение безвозмездных услуг для бедных соотечественников (по очереди). Совету были приданы надзорные функции: он мог привлекать поверенных к ответственности и подвергать дисциплинарным наказаниям: предостережение, выговор, запрещение практики на срок не свыше одного года и исключение из сословия. Член сословия мог подать жалобу в Судебную палату, решение которой считается окончательным.

В тех местах, где не было советов присяжных поверенных, эти функции брал на себя окружной суд. Эта норма, введенная в Судебные уставы как исключение, вскоре стала правилом для большинства областей Империи. Статистика показала огромную разницу между количеством дисциплинарных дел, расследуемых советами поверенных и судами. Первые гораздо тщательнее и требовательнее относились к своим коллегам, чем окружные суды. В октябре 1889 г. норма о наделении суда функциями совета присяжных была приостановлена.

Постановлением от 8 ноября 1889 года фактически закрыт доступ в сословие присяжных поверенных лицам нехристианских вероисповеданий.

Присяжные поверенные имели право заключать с клиентами письменные условия о гонораре за ведение дела. Если условие не заключено, вознаграждение определялось по таксе, установленной на каждые три года министром юстиции по представлениям судебных палат и советов присяжных поверенных. Такса была установлена только для гражданских дел.

Присяжные поверенные не могли принимать занятий, несовместимых с их званием. Таковыми считались должности члена земской управы, нотариуса, кандидата на судебные должности и почётного мирового судьи. Относительно частных занятий практика советов установила несовместимость со званием присяжного поверенного занятий предосудительных или таких, которые, по существующему в обществе мнению, роняют достоинство корпорации.
Им воспрещалось: покупать или приобретать права своих доверителей по тяжбам; вести дела в качестве поверенного против близких родственников; быть поверенным обоих тяжущихся или переходить от одной стороны к другой в одном и том же процессе; оглашать тайны своего доверителя.

Лица, которые в течение 5 лет занимались судебной практикой под руководством присяжных поверенных в качестве их помощников, получали право вступить в звание поверенных. Но порядок и условия вступления в помощники, вопросы ответственности и контроля не были оговорены. Попытки легализовать их положение или взять под опеку Советов присяжных успехи не имели. Помощники самостоятельно объединялись, наподобие поверенных, в собрания и комиссии, которые следили за поведением своих членов. Комиссии возглавлялись опытными и уважаемыми адвокатами.

Судебная адвокатура не могла быть единственным средством защиты законных интересов российских подданных. Был легализован институт частной адвокатуры, по функциям напоминающий ходатаев прежних времен. Так называемые «частные поверенные» обязаны были получать особые свидетельства от судебных мест. Судебное место имело право удостовериться в надлежащих познаниях желающего получить свидетельство на хождение по делам. Этим испытаниям не подвергались: лица, получившие свидетельства от другого, равного или высшего суда; лица, имеющие аттестаты университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук. Свидетельства обложены особым сбором в размере 40 рублей в год (для мирового съезда) и 75 рублей (для окружного суда или палаты). Дисциплинарная власть над частными поверенными принадлежит тем судам, при которых они состоят. Перечень наказаний частных поверенных не отличался от присяжных: предостережение; выговор; запрещение практики; исключение из числа поверенных. Частные поверенные не объединялись ни в какие сословные учреждения и подобной защитой не обладали. Таким образом, организация института частных поверенных не гарантировало в достаточной степени ни юридических познаний, ни нравственных качеств, ни независимости этой категории адвокатов.

Совершенствование Судебных установлений в конце XIX века.


Зал заседания Рязанского окружного суда. Вторая половина XIX века.
В ходе рассмотрения вопроса о реформировании судебных установлений в 1894 году специальная комиссия обсуждала проект, по которому профессора и преподаватели юридических наук в высших учебных заведениях, а также должностные лица административных ведомств могли заниматься адвокатурой с разрешения начальства.
Поверенным запрещалось определять различную меру вознаграждения в зависимости от результата по уголовному делу. Совет мог снизить размер гонорара поверенному, если находил сумму чрезмерной и не соответствующей достоинствам, опыту и знаниям адвоката.

Для помощников поверенных требовалась практическая подготовка не пять, а три года. Нехристиане могут быть приняты в сословие помощников адвокатов в размере, не превышающем 10 % общего числа присяжных поверенных при каждом окружном суде. В первый год подготовки помощники ведут только дела, подсудные участковым судьям. По истечении этого срока они могли получить от Совета, если будут признаны достаточно подготовленными, свидетельства на ведение дел.

Надзор за помощниками и дисциплинарная власть принадлежит Совету присяжных поверенных и судебным установлениям. При каждом присяжном поверенном могло состоять не более трёх помощников.

В таком виде просуществовала адвокатура до ноября 1917 года. Адвокатов в то время в России насчитывалось 16,5 тысяч.

В.И. Ленин, сам когда-то служивший помощником присяжного поверенного, настаивал на полном сокрушении старой судебной системы и добился принятия Советом Народных Комиссаров «Декрета о суде» 22 ноября 1917 г., согласно которому институты присяжной и частной адвокатуры, судебного следствия и прокурорского надзора упразднялись.

3. Стасов Дмитрий Васильевич (1828-1918)

Стасов Дмитрий Васильевич
Родился 20 января 1828 года в Петербурге в семье знаменитого архитектора Василия Стасова. Со временем приобретет известность и старший брат будущего адвоката Владимир, музыкальный критик, идейный вдохновитель композиторов «Могучей кучки» и художников из Товарищества передвижников. Дочь самого Дмитрия Васильевича Елена вошла в историю как пламенный революционер и личный секретарь В. И. Ленина.

В 19 лет он окончил Училище правоведения и быстро проявил себя на государственной службе. Служил в Министерстве юстиции и других ведомствах, дошел до обер-секретаря Сената. Участник подготовки судебной реформы. Вместе с сокурсником по Училищу правоведения К. Арсеньевым организовал юридический кружок «с целью приготовления будущих деятелей на новом судебном поприще». На собраниях читалась запрещенная литература, и произносились антиправительственные речи. В результате его трижды арестовывали и, наконец, выслали под надзор полиции в Тулу.


Зал Училища правоведения с группами учителей и воспитанников. Художник Зарянко С. К. 1840-41г.

Портрет Д.В.Стасова (1908 г.), Художник В.А.Серов.
Столь удачно складывавшаяся служебная карьера на этом и завершилась.
В 1866 г. Стасов был принят в сословие присяжных поверенных и вскоре был объявлен их лидером.
Первым серьезным испытанием для Стасова стал процесс о неудавшемся покушении студента Каракозова на императора Александра II летом 1866 г. Вместе с обвиняемым по делу проходили члены революционной организации под руководством Н. Ишутина, которого и защищал Стасов. Защита строилась трудно, но всё же адвокату удалось добиться смягчения приговора: ссылка в Сибирь вместо казни.

Д.В. Стасов часто защищал революционеров, нередко по их просьбам. Им импонировало то, что, в отличие от других, этот адвокат не пытался принизить в глазах судей и общества роль борцов с самодержавием, а выступал как бы солидарно с ними. Стасов не разделял социалистических убеждений и осуждал терроризм. Вместе с тем он ясно представлял себе пороки современного ему строя и не стеснялся говорить об этой на процессах. Дом Стасова иногда использовался для собраний революционеров, а летом 1917 г. здесь нелегально был В. Ленин.


Знак присяжного поверенного.

Завещание композитора М.А.Балакирева, заверенное присяжным поверенным Д.В.Стасовым
Огромный пласт в его адвокатской деятельности составили так называемые музыкальные дела. Вспомним выдающуюся роль его старшего брата в музыкальной жизни страны. Через Вл
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
3. История становления адвокатуры с 1864 г. до 1917 г. Контрреформы. Попытки уничтожения независимости российской адвокатуры.
В России, в отличие от стран Европы, где правозаступничество и судебное представительство развивались как два самостоятельных института, первое возникло не как самостоятельный институт, а в связи с судебным представительством.
Затем в обществе в качестве защиты появляется родственное представительсво. Непосредственно за ними зародились и наемные поверенные[1]. Функции их могли осуществлять все дееспособные лица. Поверенных называли ходатаями по делам, стряпчими. Только в XIXв. Из обычного правового института судебное представительство превращается в юридический институт присяжных стряпчих, которые вносились в особые списки, существовавшие при судах.
В России очень долго обсуждались и отвергалась сама идея создания адвокатуры.
В числе важнейших событий второй половины XIX в., заложивших основы обновления правовой жизни России, явились реформы Александра II.
Крупнейшим этапом социальных изменений стала крестьянская реформа. После нее были проведены земская, городская, военная и другие, которые, несмотря на некоторые отдельные законодательные ограничения, дали доступ зародившейся буржуазии к государственной власти.
Четкое оформление адвокатуры связывается с принятием Судебных Уставов 1864г. в рамках проведения правовых реформ императора Александра II.
Но еще до этих судебных реформ роль адвокатов выполняли ходатаи по чужим делам, стряпчие, которые оставили о себе весьма неблагоприятные воспоминания. Они находились в полной зависимости от судей и практически не имели никаких прав. Более того, по Уложению 1649 г. ходатаи могли быть подвергнуты телесному наказанию и даже тюремному заключению, а после траекторного осуждения лишались права ходатайствовать по чужим делам.[2]
По системе, установленной Указом от 5 ноября 1723г., как и ранее, «тяжущиеся» (т.е. гражданские) дела готовились не стряпчими, а государственными чиновниками. «Тяжущиеся» стороны должны были только представлять свои прошения, документы и доказательства, после чего суд объяснял дело и управлял его ходом до окончательного решения.[3]
Сроки рассмотрения дела не были установлены законом. Суд или его канцелярия действовали в этом отношении весьма произвольно. Ни истец, ни ответчик не должны были знать, в каком состоянии находится дело. Таким путем обеспечивалась «судебная тайна».
Для ускорения рассмотрения дела тяжущиеся стороны вынуждены были нередко прибегать к помощи прокуроров, губернаторов, генерал – губернаторов и даже министров. Ведь только властные органы могли поправить запутанный и почти произвольный ход дела в судах. Очевидно, что честному, но не имеющему протекции ходатаю – адвокату работать в таких судах было весьма сложно.
Задача стряпчего, формальное участие которого в то время сводилось к сбору и составлению бумаг, заключалась в стремлении запутать дело, затянуть его рассмотрение, воздействуя закулисными средствами на всемогущую неповоротливую судебную канцелярию. Граждане, собственно, для этого и обращались к стряпчему. И только с такой позиции оценивались его знания и деловые способности. Во многом это схоже с ролью современного адвоката (прежде всего в уголовном процессе), задача которого, по мнению прокурора г.Казани Багаутдинова Ф., сводится к тому, чтобы «запутать следствие» и даже «запугать следователя» в общем, всячески затянуть процесс[4].
Весьма важным для понимания сути прежних условий работы адвоката является правило, изложенное в «Кратком изображении процессов или судебных тяжб 1715г., март». Здесь в 5-й главе «Об адвокатах и полномочных» указывалось: «Хотя в середине процесса челобитчик или ответчик занеможет или протчите важные причины к тому прилучаются так, что им самим своею особою в кригсрехте явмтца невозможно, то позволяетца оным длшя выводу своего дела употреблять адвокатов и оных вместо себя в суд посылать.
И, правда, надлежало б в кригсрехтах все дела как наикратчийше, отложа всякую пространность, представлять. Однако ж, когда адвокаты у сих дел употребляются, оные своими непотребными пространными приводами судью более утруждают, и оное дело толь паче к вящиему пространству, нежели к скорому приводят окончание»[5]
В 1775г. Екатерина II подписала указ «Учреждения о губерниях». По нему стряпчие являлись помощниками прокурора и защитниками казенных интересов. Каких-либо требований в виде образовательного или нравственного ценза к стряпчим не предъявлялось. Не существовало и внутренней организации.
Губернский стряпчий казенных дел и губернский стряпчий уголовных дел имел право:
1.давать заключение (дать заключения, сходственныя с сохранением общаго законами установленного порядка);
2.производить жалобу(не смотря на лицы, яко истцу, губернскому стряпчему казенных дел по казенным делам и по делам, нарушающие общий порядок или противным власти и присяжной должности; губернский же стряпчей уголовных дел производит жалобу, яко истец, по уголовным винам и престыплениям, нарущающим законы, всякий рах там, где истца нет, но доказательства имеет, истцами же губернские стряпчие не инако бывают, как донеся о том наперед наместническому правлению, и показывая оному по делу тому свои доказательства, и получая от наместнического правления дозволение)[6].
Прогрессивно настроенные люди тогдашней России понимали ненормальность сложившегося положения. Ими предпринимались определенные попытки хоть как-то урегулировать правозаступничество. Так, Высочайше утвержденный 14 декабря 1797г. доклад Правительствующего Сената по ситуации в Литовской губернии констатировал, что люди в судах по делам ходящие, злоупотребляют знанием законов и прав тамошних. Вместо того, чтобы помогать тяжущимся в получении, а судам в отдании справедливости, часто умножают только ябеды, распри, ссоры и бывают причиной вражды и разорения фамилий.
Чтобы бороться с этими явлениями, в докладе был увеличен сословный и имущественный ценз адвокатов. Адвокат должен был быть дворянином и иметь свои деревни в данном повете или, по меньшей мере, в Литовской губернии.
Предусматривался ряд оснований, влекущих отрешение от стряпчества, среди которых упоминались и такие, как если стряпчий предстанет перед судом пьяный или, проведя время в пьянстве, пренебрежет тяжбу или будет изобличен в картежной игре, и др.
Комиссия по составлению законов 1820г. также весьма негативно характеризовал стряпчих. Она отмечала, что в России те, кто носят имя стряпчих, находятся в таком неуважении, какого большая часть из них действительно заслуживает, судя по примерам, как некоторые из них исполняли принятые на себя обязанности, о чем могут засвидетельствовать самые присутственные места. Никто не может с благонадежностью вверить им попечение о своих выгодах и положиться на них. Случалось, что они помогали той и другой стороне, затягивали и запутывали дела, и вместо того, чтобы мирить тяжущихся, по невежеству или с умыслом, раздражали их еще более всегда почти бывали главнейшими виновниками ябед и несправедливых, неясных решений в низших инстанциях, которые потом столь трудно, а иногда и невозможно было переделать в высшей инстанции[7].
Законом от 14 мая 1832г. был создан институт присяжных стряпчих, направленный на упорядочение деятельности судебных представителей в коммерческих судах. В список лиц, которые могли заниматься практикой в коммерческих судах, включались только те, кто представит аттестаты, послужные списки и другие свидетельства об их звании и поведении.
Суд по своему усмотрению либо вносил кандидата в список, либо отказывал ему в этом, не объясняя причин отказа. Внесенный в список стряпчий приносил присягу. В обязанности суда входило обеспечение достаточным количеством присяжных стряпчих, чтобы тяжущиеся стороны не затруднялись в их выборе. Закон значительно ограничивал права и возможности присяжных стряпчих, они практически опять оставались в полной зависимости от судей.
Российское общество продолжало развиваться, и к середине XIX века необходимость проведения судебной реформы становилась все более очевидной. Органической ее частью должен был стать институт адвокатуры, по сути дела еще неизвестной российскому судопроизводству. Поэтому вопрос о будущем адвокатуры в то время серьезно обсуждался российской общественностью, которая пыталась найти компромисс между сложившимся неуважением имеющейся адвокатуре и неумолимыми требованиями времени о создании состязательного процесса в судах.
Судебное правительство было известно в России еще с очень давних времен, однако настоящей адвокатуры тогда еще не было. Это объяснялось тем, что верховенство следственного процесса делало фигуру адвоката практически излишней. Официально признавались лишь ходатаи и поверенные. Они обычно были юридически неподготовленными, а порой неграмотными, часто ставили своей целью не помочь правосудию, а запутать дело, чтобы выиграть его любым путем.
Для подготовки судебной реформы в 1861г. Н.Д. Будаловым была образована комиссия. Результатом работы стали «Основные положения преобразования судебной части в России», утвержденные Александром II 29 сентября 1862г. Эти «Положения» состояли из трех частей, посвященных, соответственно, судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизводству. В них фиксировались следующие институты: отделение суда от администрации; выборный мировой суд; присяжные заседатели в окружном суде; адвокатура; принцип состязательности.
Такое начало «Основных положений», как образование судебной части в России, легло в основу учреждения «Судебных установлений», принятых затем 20 ноября 1864г. в виде закона. Им впервые в России учреждается адвокатура (присяжные поверенные), «без которых решительно невозможно будет введение состязания в гражданском и судебных прениях в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся обвиняемым перед судом»[8].
Адвокатура созданная в ходе этой судебной реформы, стала быстро завоевывать себе общественный авторитет. Современники поражались обилию талантливых адвокатов, их популярности у народа, росту числа «выигранных дел». Демократические движение 60-х годов вовлекло в адвокатуру многих свободомыслящих, одаренных и образованных юристов, которые по своим убеждениям вынуждены были служить самодержавию, но в тайне надеялись использовать судебную власть как легальную возможность обличения пороков существовавшего строя. Адвокатура стала весьма престижной и высокооплачиваемой сферой деятельности.
Институт присяжных поверенных создавался в качестве особой корпорации, состоявшей при судебных палатах. Но она не входила в состав суда, а пользовалась самоуправлением, хотя и под контролем судебной власти. В законе определены условия, которые предъявлялись к присяжным поверенным. Фактически они совпадали с требованиями, предъявлявшимися к судьям.
Наряду с высшим юридическим образованием для присяжного поверенного требовался пятилетний стаж работы по юридической специальности. Но введены и ограничения. Присяжными поверенными, в частности, не могли быть:
- лица, не достигшие 20-летнего возраста;
- иностранцы;
- граждане, объявление несостоятельными должниками («банкротами);
- люди, состоявшие на службе от правительства или по выборам, за исключением лиц, занимавших почетные или общественные должности без получения жалования;
- граждане, подвергающиеся по судебным приговорам лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговорам духовного суда;
- лица, состоявшие под следствием за преступления или проступки, влекущие за собой лишение или ограничение прав состояния, а также те, которые были под судом за такие действия и не оправданы судебными приговорами;
- исключенные из службы по суду или из духовного ведомства за пороки, или же из среды обществ или дворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат;
- те, кому по суду были воспрещены хождения по чужим делам, а также исключенные из числа присяжных заседателей[9].
Для лиц нехристианских вероисповеданий (т.н. «иноверцев») поступление в адвокатуру было ограничено рядом дополнительных условий.
В каждом округе судебной палаты был учрежден совет присяжных поверенных, дана детальная регламентация его деятельности.
Совет присяжных образуется в каждом округе судебной палаты для «правильного и успешного надзора» за всеми присяжными поверенными. Он совмещал обязанности административного и судебного характера. Осуществлял наблюдение за точным исполнением присяжными поверенными своих обязанностей, исполнением ими законов, установленных правил и всего прочего в интересах доверителей[10].
Установлен порядок образования совета. Он мог создаваться при наличии не менее 20 присяжных поверенных округа судебной палаты. Число членов совета – «не менее 5 и не более 15, по решению общего собрания»[11].
Предусматривалась ежегодная отчетность совета о его деятельности перед общим собранием, а также устанавливались полномочия общего собрания.
Предусматривалась возможность избрания отделений совета присяжных поверенных при окружном суде. Это делалось в тех случаях, когда в каком-либо городе, в котором хотя и не было судебной палаты, работало более 10 присяжных поверенных[12].
В 1889г. в рамках судебной контрреформы было приостановлено создание отделений присяжных поверенных. И в тех местностях, где не было советов присяжных поверенных, контроль за их деятельностью возлагался на судебные органы.
Предусматривалось и правовое положение совета присяжных поверенных. Так, к обязанностям и правам совета присяжных поверенных относились:
А. Рассмотрение прошений лиц, желающих «приписаться» к числу присяжных поверенных, или выйти из этого звена, и сообщение судебной палате о приписке их или отказе в этом;
Б. Рассмотрение жалоб на действия присяжных поверенных, наблюдение за точным исполнением ими законов и установленных правил;
В. назначение поверенных по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользующихся на суде правом бедности;
Г. определение количества вознаграждения поверенному по таксе, в случае несогласия по этому предмету между ним и тяжущимся, или когда не было заключено между ними письменного условия;
Д. Определение взыскания с поверенных как по собственному предусмотрению совета, так и по жалобам, поступающим в совет[13].
Кроме того, совет присяжных поверенных имел право подвергать их дисциплинарным наказаниям:
1.предостережение;
2.запрещение отправлять обязанности поверенного в предложении определенного советом срока, но не более 1 года;
3.исключение из числа присяжных поверенных;
4.предание уголовному суду в случаях, особенно важных.
Специально оговаривалось и то обстоятельство, что исключенные из числа присяжных поверенных лишаются права поступать в это звание во всем государстве. Если присяжному поверенному запрещалось два раза временно отправлять его обязанности, в случае его новой вины, которую совет признает заслуживающей такого же взыскания, он исключается советом из числа поверенных[14].
Ни одно из упомянутых взысканий не может быть назначено советом без предварительного истребования от провинившегося объяснений в определенный советом срок. При отказе предоставить объяснения или из-за неявки его в назначенный срок без уважительных причин совет заочно выносит постановление на основании имеющихся у него сведений и известных ему обстоятельств.
Никакое постановление совета присяжных поверенных не может иметь силы, когда в нем участвовало менее половины членов совета. При равенстве голосов голос председателя дает перевес тому мнению, которое им принято. Но взыскания могут быть определены советом только по числу двух третей голосов.
На все постановления совета, кроме предостережения или выговора, могли быть принесены жалобы в судебную палату, в двухнедельный срок со времени объявления этих постановлений. Протесты прокуроров допускались в то же срок. Определения палаты по этим жалобам и протестам были окончательными.
Все постановления относятся в равной мере как к советам, так и к отделениям совета присяжных поверенных. В последнем случае обжалование производится в местный окружной суд.
Был определен и порядок поступления в число присяжных поверенных. «Желающий должен подать о том прошение в совет поверенных». К прошению прилагались все документы, необходимые для установления в том, что проситель удовлетворяет условиям, требуемым для поступления в присяжные поверенные. После того как совет присяжных поверенных принял решение о принятии данного лица, тот должен дать присягу по правилам своего вероисповедания. Интересен и сам текст присяги:
«Обещаюся и клянусь Всемогущим Богом, пред святым его Евангелием и Животворящим Крестом Господним Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержавцу Всероссийскому, исполнять и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого мною на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям и охранять интересы моих доверителей или лиц, дела которых будучи на меня возложены, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед законом и перед Богом на страшном суде его. В удостоверение сего целую слова и крест спасителя моего. Аминь»[15]. Принятие лиц нехристианских вероисповеданий допускалось лишь с разрешения Министерства юстиции.
Были описаны права и обязанности присяжных поверенных. Они «могут принимать на себя хождение по делам во всех судебных местах округа судебной палаты, к которой они приписаны» (ст. 383). Присяжный поверенный, назначенный для производства дела советом, не может отказаться от исполнения данного ему поручения, не предоставив достаточных для этого причин. Присяжный поверенный также не может действовать в суде в качестве поверенного против своих близких родственников. Он не может также быть поверенным в одно и то же время у обеих спорящих сторон. Переходить по одному и тому же делу последовательно от одной стороны к другой. Обязывали присяжного поверенного не оглашать тайн своего доверителя не только во время производства, но и даже после окончания дела.
Положения Судебных Установлений свидетельствует о том, что присяжные поверенные не были государственными служащими. Поэтому на них не распространялось чинопроизводство. Не имели они и права на служебные знаки отличия. Присяжные поверенные – это установленные в государственных интересах лица свободной профессии. Они были независимы от суда в своих действиях по ведению уголовных и гражданских дел, подчинялись только для них предусмотренному особому дисциплинарному порядку[16].
Предусматривалась и ответственность присяжных поверенных.
Она могла быть уголовной, дисциплинарной и гражданской.
Уголовная ответственность наступала при совершении умышленных действий во вред своим доверителям. Например:
- злонамеренное превышение пределов полномочий и злонамеренное вступление в сношение или сделки с противниками своего доверителя во вред ему;
- злонамеренная передача или сообщение противнику своего доверителя документов[17].
Присяжные поверенные подлежали также уголовному наказанию за оскорбление суда или участвующих в деле лиц (в судебных речах или бумагах).
Дисциплинарная ответственность наступала при нарушениях профессиональных обязанностей, не дающих оснований для уголовного преследования, а также при несоблюдении адвокатской этики.
Гражданская ответственность предусматривалась при совершении действий, сопряженных с нанесением материального ущерба доверителю, а также небрежным исполнением своих обязанностей (пропуск процессуальных сроков и т.п.)[18].
Введение в действие судебных уставов обнаружило явно недостаточное количество присяжных поверенных. Вследствие этого образовалась своеобразная, не упорядоченная законом, частная адвокатура в лице всевозможных ходатаев по делам, как правило, гражданским. Возникла необходимость в ее законодательной регламентации. Присяжными поверенными не могли быть:
1.лица, не достигшие 25 лет;
2.иностранцы;
3.объявленные несостоятельными должниками;
4.состоящие на службе от правительства или по выборам, за исключением лиц, занимающих почетные или общественные должности без жалованья;
5.подвергшиеся по судебным приговорам лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговорам духовного суда;
6.состоящие под следствием за преступление или проступки, не оправданы судебными приговорами;
7.исключенные из службы по суду или из духовного ведомства за пороки или же из общества и дворянских собраний по приговорам тех же сословий, к которому они принадлежат;
8.те, коим по суду воспрещено хождение по чужим делам, а также исключенные из числа присяжных поверенных.
По толкованию Сената, не могли быть присяжными поверенными, а также их помощниками, лица женского пола. Это была явная дискриминация.
Следует признать неправильным и то, российское законодательство, в отличие от иностранного, не разрешило профессорам, ведущим курс юридических наук, заниматься адвокатской практикой, приравнивая их к лицам, состоящим на государственной службе.
Присяжные поверенные могли принимать на себя ведение любых дел, как уголовных, так и гражданских. Но ни в одних, ни в других делах они были не единственными правозаступниками. В гражданских процессах, кроме них, вести дела тяжущихся могли также частные поверенные, а в уголовных делах – и близкие родственники.
Кроме того, по делам, находящимся в производстве мировых судей, к ведению дел допускались все правоспособные граждане, но не более как по трем делам в течение года в пределах одного и того же мирового округа.
По уголовным делам присяжные поверенные принимали на себя защиту подсудимых либо по соглашению с ними, либо по назначению председателя суда.
В уголовных делах, подлежащих ведению общих судебных учреждений, часто практиковалось назначение официальных защитников. По просьбе подсудимого председатель суда назначал ему защитника из состоящих при суде присяжных поверенных, а за недостатком этих лиц – из кандидатов на судебные должности людей, известных председателю по своей благонадежности.
Также председатель суда обязан был назначить защитника по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними лицами от 10 до 17 лет, независимо от желания самих несовершеннолетних, а также их родителей или попечителей.
Оказываться от таких поручений присяжные поверенные могли только по уважительным причинам.
В гражданских делах председатель суда мог назначить поверенного только в случае отказа ранее избранного тяжущимся поверенным от ведения дела.
Совет же присяжных поверенных мог назначать поверенных и в других случаях «по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользующихся на суде правом бедности».
Присяжным поверенным запрещалось:
1.покупать или каким-либо другим способом приобретать права своих доверителей по тяжбам;
2.вести дела в качестве поверенного против своих родителей, жены, детей, родных братьев, сестер, дядей и двоюродных братьев и сестер;
3.быть поверенным обоих тяжущихся или переходить от одной стороны к другой в одном и том же процессе;
4.оглашать тайны своего доверителя.
Судебные установления предусматривали, в случае переезда присяжного поверенного в другой город, обязанность передать находящиеся у него дела, с согласия своих доверителей, другому присяжному поверенному.
Что касается гонораров, то присяжные поверенные могли заключать письменные условия о гонораре за ведение дела по соглашению сторон. Помимо этого, существовала особая такса, имевшая двоякое значение.
Во-первых, суд руководствовался ею при исчислении суммы издержек, подлежащих взысканию с проигравшей стороны в пользу выигравшей за приглашение адвоката. Во-вторых, суд сам определял размер гонорара поверенного, когда тот заключил письменного условия с клиентом.
Сначала предполагалось, что Министерство юстиции по представлениям Судебных Палат и советов присяжных поверенных будет устанавливать твердую таксу оплаты труда поверенного каждые три года. Но это исполнено не было. И первая такса, установленная в 1868г., оставалась единой на весь период существования присяжной адвокатуры в России. Это относилось только к гражданским делам . Основным критерием при определении размера гонорара принималась цена иска. Так, за участие по делу в двух инстанциях присяжных поверенных получал определенный процент от суммы иска.
По делам, не подлежащим оценке, гонорар определялся судом, исходя из значения и важности дела для тяжущихся сторон, их материального положения, а также времени и труда затраченного поверенным, Эта сумма могла составлять от 50 до 1200 рублей.
Вознаграждение за ведение дела в порядке «охранительного судопроизводства» (используя современную терминологию – «по назначению суда») также определялось судом, в зависимости от сложности дела в размере до 600 рублей, а по делам ценою менее 500 рублей, - по усмотрению суда в размере до 50 рублей.
За ведение дела в первой инстанции присяжный поверенный получал 2/3 определенного таксой гонорара, за ходатайство во второй инстанции – 1/3, а в кассационном департаменте Сената – ?.
Право на получение гонорара в случае проигрыша дела уменьшалось, присяжный поверенный истца получал ?, а поверенный ответчика – 1/3 положенного ему гонорара.
Из вознаграждений, полученных присяжными поверенными, удерживался процент, отчисляемый на вознаграждение присяжных поверенных, назначаемых председателями судебных мест для защиты подсудимых (сегодняшняя ст. 49 УПК РФ).
Распределение этой суммы производилось ежегодно между всеми судебными округами в России самим Министерством юстиции, по принципу соответственно числу защитников, назначенных председателями из числа присяжных поверенных. Между поверенными же в округах суммы распределялись советами присяжных поверенных.
Составление подробных правил о порядке взимания сбора с присяжных поверенных, а также контроля и отчетности по нему, возлагалось на Судебные Палаты. Утверждали эти правила руководители трех ведомств: министр юстиции, министр финансов и государственный контролер. Судебные Палаты обязаны были принимать меры к точному соблюдению указанных правил со стороны советов присяжных поверенных и окружных судов.
На присяжных поверенных налагались определенные обязанности по ведению гражданских и уголовных дел.
Так, за пропуск по вине присяжного поверенного узаконенных сроков и всякое другое нарушение установленных правил и форм, тяжущийся имел право, если потерпел от этого какой-либо ущерб, взыскать с поверенного свои убытки через тот суд, в котором он вел дело.
За умышленное причинение вреда доверителю присяжные поверенные по жалобе клиента после установления их вины (помимо взыскания с них убытков) могли быть подвергнуты и уголовному преследованию, если к тому были основания.
Каждый присяжный поверенный обязан был вести список дел, порученных ему, и представлять его в совет поверенных по первому его требованию.
В судебном заседании присяжные поверенные пользовались свободой речи, но в то же время не должны были «ни распространяться о предметах, не имеющих никакого отношения к делу, ни позволять себе должное уважение к религии, закону и властям, ни употреблять выражения, оскорбительные для чьей бы то ни было личности». Оскорбленное лицо могло привлечь присяжного поверенного на основании общих законов к ответственности за клевету и обиду.
Судебная реформа не уделила должного внимания вопросу о помощниках присяжных поверенных. В Судебных Установлениях лишь говорилось, что присяжными поверенными могли быть лица, «занимающихся в течении пяти лет судебной практикой под руководством присяжных поверенных в качестве помощников»[19].
Указывалось, что с учреждением сословия присяжных поверенных у них могут быть помощники (по практическим занятиям), которые, кончив курс юридических наук, но нигде не служившие, могут тем не менее иметь сведения и в судебной практике.
Законом ограничивалась деятельность помощников, поскольку в нем упоминалось о них, как о лицах, которые лишь могли стать присяжными поверенными.
Не регламентировались и организационные формы этого института. Не были определены правила поступления в помощники. Не определены их права и обязанности. Ничего не говорилось о контроле над ними.
Работа с помощниками фактически была пущена на самотек, и зависела от того, как работали те или иные советы присяжных поверенных. Сами советы присяжных поверенных вырабатывали и Правила о помощниках. В 1872г. впервые изданы Правила об организации помощников в Петербурге, а в 1878г. – В Москве. Поскольку помощники в скором времени превратились в активную часть адвокатского сословия и их деятельность приближалась к адвокатской, необходимо было упорядочить институт помощников законодательным путем, предоставив им как многие права, уже завоеванные ими на практике и в обход закона, например, право защищать по назначению от суда, так и новые, например, получение бесплатных свидетельств на право быть поверенными, и др.
К сожалению, на практике усовершенствовать институт помощников присяжных поверенных не удалось.
В 1874г. был издан закон, учредивший, наряду с присяжной адвокатурой, институт частных поверенных. Для того чтобы стать частным поверенным и получить право на участие в производстве гражданских дел, как мировых, так и в общих судебных установлениях, необходимо было получить особое свидетельство. Оно выдавалось судами, в округе, где частный поверенный осуществлял ходатайства по делам. Этими же судами накладывались и дисциплинарные наказания. Подробно правовое положение было регламентировано значительно позже. Запрещалось получать звание частного поверенного женщинам.
Частные поверенные могли ходатайствовать по делам только в том судебном месте, где было выдано свидетельство. Исключением являлись только два случая:
1.частные поверенные, имеющие свидетельство от мирового или уездного съезда, могли ходатайствовать и по делам, производящимися у мировых судей, земских начальников, городских судей и в губернских присутствиях, находящихся в округе данного съезда;
2.поверенные, принявшие ведение дела на основании полученного ими свидетельства, имели право ходатайствовать по этому делу и в кассационных департаментах Сената.
Свидетельства облагались особым сбором в размере 40 рублей в год, если они выдавались съездом, и 75 рублей, когда их выдавал окружной суд или палата. Дисциплинарную ответственность частные поверенные несли перед теми судами, при которых они состояли.
Суды налагались дисциплинарные взыскания либо по своей инициативе, либо по предложению прокуратуры. Дисциплинарная ответственность была та же, что и у присяжных поверенных: предостережение, выговор, запрещение практики и исключение из числа поверенных.
На постановление судов о не допуске к профессии частных поверенных и о наложении двух самых тяжелых наказаний – запрещение практики и исключение из числа поверенных – допускалась апелляция в суды высшей инстанции. Независимо от дисциплинарных взысканий, министру юстиции было предоставлено право устранять от ходатайства по судебным делам лиц, которых он признает недостойными звания поверенного.
Институт частных поверенных, в то время подвергался острой, и, вероятно, справедливой критике.
Институт частных поверенных законодатели ввели из-за недостатка присяжных. Имелось в виду, прежде всего, ведение ими только гражданских дел. Но частные поверенные, пользуясь предоставленным им ст. 565 Устава Уголовного Судопроизводства правом, очень быстро сориентировались в ситуации и стали активно вести уголовные дела[20].
Качество же их работ значительно уступало профессиональным присяжным поверенным. Это и неудивительно, поскольку требования, предъявляемые законом к частным поверенным, были заниженными. Так, им мог стать всякий грамотный, совершеннолетний и не учащийся, не отлученный от церкви и не исключенный со службы, из своего сословного общества или из ходатаев по чужим делам, а также не лишенный по суду всех прав состояния суду за деяния, влекущие такое лишение прав.
Контроль за их деятельностью был недостаточен. Неправильные их действия или проступки рассматривались судами, разрешившими деятельность этих лиц.
Частные поверенные не были объединены в какую-либо организацию, в которой они могли бы повышать свой профессиональный уровень и где бы хранились и приумножались традиции профессиональной защиты.
Процессуальными же противниками их были опытные и юридически образованные прокуроры. При такой защите, в условиях равенства сторон, страдали сами подсудимые, так и правосудие.
Таким образом, можно сделать вывод, что организация русской адвокатуры в результате судебной реформы строилась на следующих принципах:
1.совмещение правозаступничества с судебным представительством;
2.относительная свобода профессии;
3.относительная независимость от органов власти;
4.корпоративность и сословность организации, сочетавшаяся с элементами дисциплинарной подчиненности судами;
5.определение гонорара по соглашению с клиентом.
После проведения реформы судебная система России стала выглядеть по сравнению с прежней более упорядоченной и стройной.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
продолжение 3-го ответа...

§ 1. История русской дореволюционной адвокатуры

Впервые о судебном представительстве упоминается в русских законодательных актах XV в. Из Псковской и Новгородской судных грамот известно, что обязанности судебных представителей тяжущихся, помимо их родственников, могли исполнять все правоспособные граждане, за исключением тех, кто состоял на службе и был облечен властью. Судебных представителей той эпохи условно можно разделить на две группы: первую составляли так называемые естественные представители, вторую - наемные, из которых постепенно и начал формироваться институт профессиональных поверенных. По Новгородской судной грамоте поверенного мог иметь всякий (ст. ст. 15, 18, 19, 32), и стороны, чьи интересы в судебном процессе отстаивали такие нанятые представители, должны были иметь дело только с ними (ст. 5).
В соответствии со ст. 36 Судебника 1497 г. истец или ответчик могли не являться в суд, а прислать вместо себя поверенных. Судебник 1550 г. не только закреплял в ст. 13 право сторон иметь поверенных (стряпчих и поручников), но и устанавливал определенные правила для проведения поединка. Иными словами, в Судебниках 1497 и 1550 гг., а затем и в Соборном уложении 1649 г. (гл. 10, ст. 108) институт наемных поверенных фигурирует уже как существующий, но состав этих лиц был весьма разнообразен, ибо в то время еще не было законодательной регламентации представительства (стряпчества).
В России в отличие от западноевропейских стран, где правозаступничество и судебное представительство развивались параллельно, как два самостоятельных института, сначала возникло судебное представительство и только затем в качестве защиты родственное представительство, а вскоре и наемные поверенные, которых называли ходатаями по делам, или стряпчими. Их функции могли осуществлять все дееспособные лица.
По системе, установленной Указом от 5 ноября 1723 г., "тяжебные" (т.е. гражданские) дела готовились не стряпчими, а государственными чиновниками. Тяжущиеся стороны должны были только представить свои прошения, документы и доказательства, после чего суд объяснял дело и управлял его ходом до окончательного решения. Сроки рассмотрения дела не были установлены законом, поэтому в этом отношении суд или его канцелярия действовали весьма произвольно. Ни истец, ни ответчик не должны были знать, в каком состоянии находится дело; тем самым обеспечивалась судебная тайна. Для ускорения рассмотрения дела тяжущиеся стороны нередко вынуждены были прибегать к помощи прокуроров, губернаторов, генерал-губернаторов и даже министров, ведь только властные органы могли исправить запутанный и почти произвольный ход дела в судах. Очевидно, что честному, но не имевшему протекции ходатаю-адвокату работать в таких судах было весьма сложно.
Задача стряпчего, формальное участие которого в то время сводилось к сбору и составлению бумаг, заключалась в том, чтобы максимально запутать дело, затянуть его рассмотрение, воздействуя закулисными средствами на всемогущую, но неповоротливую судебную канцелярию. Граждане для этого и обращались к стряпчему, и только с такой позиции оценивались его знания и деловые способности.
Для понимания прежних условий работы адвоката весьма важно правило, изложенное в "Кратком изображении процессов или судебных тяжб 1715 г.", в гл. 5 которого ("Об адвокатах и полномочных") говорилось: "Хотя в середине процесса челобитчик или ответчик занеможет или протчие важные причины к тому прилучаются так, что им самим своею особою в кригсрехте явитца невозможно, то позволяетца оным для выводу своего дела употреблять адвокатов и оных вместо себя в суд посылать. И, правда, надлежало б в кригсрехтах все дела как наикратчийше, отложа всякую пространность, представлять. Однако ж, когда адвокаты у сих дел употребляются, оные своими непотребными пространными приводами судью более утруждают, и оное дело толь паче к вящиему пространству, нежели к скорому приводят окончанию".
В 1775 г. Екатерина II подписала Указ "Учреждения о губерниях", по которому стряпчие становились помощниками прокурора и защитниками казенных интересов. Каких-либо требований в виде образовательного или нравственного ценза к стряпчим не предъявлялось. Не существовало и внутренней организации. Губернские стряпчие казенных и уголовных дел имели право давать заключение по делу, составлять и подавать жалобы.
Прогрессивно настроенная часть общества понимала ненормальность сложившегося положения и предпринимала определенные попытки хоть как-то урегулировать правозаступничество. Высочайше утвержденный 14 декабря 1797 г. Доклад Правительствующего Сената о ситуации в Литовской губернии констатировал, что люди, в судах по делам ходящие, злоупотребляют знанием законов и прав тамошних. Вместо того чтобы помогать тяжущимся в получении, а судам в отдании справедливости, часто умножают только ябеды, распри, ссоры и бывают причиной вражды и разорения фамилий. Для борьбы с подобными явлениями был увеличен сословный и имущественный ценз адвокатов. Адвокат должен был быть дворянином и иметь свои деревни в данном повете или по меньшей мере в Литовской губернии. Предусматривался ряд оснований, по которым полагалось отрешение от стряпчества, например, если стряпчий предстанет перед судом пьяный или, проведя время в пьянстве, пренебрежет тяжбу или будет изобличен в картежной игре.
Только в XIX столетии судебное представительство превращается в юридический институт присяжных стряпчих, которые вносились в особые списки, существовавшие при судах.
Законом от 14 мая 1832 г. был создан институт присяжных стряпчих, направленный на упорядочение деятельности судебных представителей в коммерческих судах. В список лиц, которые могли заниматься практикой в коммерческих судах, включались только те, кто представлял аттестаты, послужные списки и другие свидетельства об их звании и поведении.
Суд по своему усмотрению либо вносил кандидата в список, либо отказывал ему в этом без объяснения причин. Внесенный в список стряпчий приносил присягу. В обязанности суда входило обеспечение достаточного числа присяжных стряпчих, чтобы тяжущиеся стороны не затруднялись в их выборе. Закон значительно ограничивал права и возможности присяжных стряпчих, они по-прежнему оставались в полной зависимости от судей.
К середине XIX в. необходимость проведения судебной реформы становилась все очевиднее. Ее органической частью должен был стать институт адвокатуры, неизвестный российскому судопроизводству. Поэтому вопрос о будущем адвокатуры в то время серьезно обсуждался общественностью, которая пыталась найти компромисс между неуважением к адвокатуре и неумолимыми требованиями времени о создании состязательного процесса в судах <1>.
--------------------------------
<1> Если судебное правительство известно в России с очень давних времен, то подлинной адвокатуры тогда еще не было. Это объясняется тем, что верховенство следственного процесса делало фигуру адвоката излишней. Официально признавались лишь ходатаи и поверенные. Они обычно были юридически неподготовленными, а порой неграмотными и, напомним, зачастую не помогали правосудию, а запутывали дело, чтобы выиграть его любым путем.

Для подготовки судебной реформы в 1861 г. была образована комиссия, результатом работы которой стали Основные положения преобразования судебной части в России, утвержденные императором Александром II 29 сентября 1862 г. Эти Положения состояли из трех частей, посвященных судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизводству. В них были зафиксированы следующие принципиальные изменения: отделение суда от администрации, выборный мировой суд, присяжные заседатели в окружном суде, адвокатура, принцип состязательности.
Такое начало Основных положений, как образование судебной части в России, легло в основу Закона от 20 ноября 1864 г. "Учреждение Судебных установлений". Этим Законом в России была создана адвокатура - институт присяжных поверенных, без которых решительно невозможно будет введение состязания в гражданском и судебных прениях в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты тяжущимся обвиняемым перед судом.
Адвокатура, созданная в ходе этой судебной реформы, стала быстро завоевывать общественный авторитет. Современники поражались обилию талантливых адвокатов, их популярности у народа, росту числа выигранных дел. Институт присяжных поверенных создавался в качестве особой корпорации, состоявшей при судебных палатах. Но она не входила в состав суда, а пользовалась самоуправлением, хотя и под контролем судебной власти. В Законе были определены предъявляемые к присяжным поверенным требования, совпадавшие с теми требованиями, которым должен был отвечать судья, - иметь высшее юридическое образование и пятилетний стаж работы по юридической специальности. Но наряду с этим были введены и ограничения. Присяжными поверенными не могли быть:
- лица, не достигшие 25-летнего возраста;
- иностранцы;
- граждане, объявленные несостоятельными должниками (банкротами);
- состоявшие на службе правительства или по выборам, за исключением лиц, занимавших почетные или общественные должности без жалования;
- граждане, подвергшиеся по судебному приговору лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговору духовного суда;
- состоявшие под следствием за преступления или проступки, за которые полагалось лишение или ограничение прав состояния;
- исключенные из службы по суду либо из духовного ведомства за пороки или из среды обществ и дворянских собраний по приговору тех же сословий, к которым они принадлежат;
- те, которым по суду было воспрещено хождение по чужим делам, а также исключенные из числа присяжных поверенных.
Для лиц не христианских вероисповеданий (так называемых иноверцев) поступление в адвокатуру было ограничено рядом дополнительных условий, и самое главное то, что приняты они (иноверцы) могли быть только с разрешения Министерства юстиции. По толкованию Сената, не могли быть присяжными поверенными (а также их помощниками) лица женского пола. Это была явная дискриминация. В каждом округе судебной палаты, если в нем насчитывалось не менее 20 поверенных, учреждался совет присяжных поверенных, число членов которого по решению общего собрания должно было быть не менее пяти и не более 15 человек.
Деятельность совета присяжных детально регламентировалась. Он образовывался для правильного и успешного надзора за всеми присяжными поверенными и совмещал обязанности административного и судебного характера: вел наблюдение за точным исполнением присяжными поверенными своих обязанностей, законов, установленных правил и всего прочего в интересах доверителей. О своей деятельности совет должен был ежегодно отчитываться перед общим собранием.
Совет мог создать при окружном суде свое отделение. Это делалось в тех случаях, когда в каком-либо городе, где даже не было судебной палаты, работало более 10 присяжных поверенных. Однако в 1889 г. в рамках судебной контрреформы такая практика была приостановлена, и в тех местностях, где не было советов, контроль над деятельностью присяжных поверенных был возложен на судебные органы.
Правовое положение совета присяжных поверенных сводилось к следующему. В его обязанности входило:
а) рассмотрение прошений лиц, желавших приписаться к числу присяжных поверенных либо выйти из этого звена, и сообщение судебной палате о приписке их или об отказе в этом;
б) рассмотрение жалоб на действия поверенных, наблюдение за точным исполнением ими законов и установленных правил;
в) назначение поверенных по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользовавшихся на суде правом бедности;
г) определение количества вознаграждения поверенному по таксе в случае несогласия по этому предмету между ним и тяжущимся или отсутствия между ними письменного условия;
д) определение взыскания с поверенных как по собственному усмотрению совета, так и по жалобам, поступавшим в совет.
Совет имел право подвергать присяжных поверенных дисциплинарному наказанию в виде предостережения, запрещать им отправлять обязанности поверенного в течение определенного советом срока, но не более одного года, исключать из числа присяжных поверенных, предавать уголовному суду в особенно важных случаях.
Специально оговаривалось и то обстоятельство, что исключенные из числа присяжных поверенных лишались права поступать в это звание во всем государстве. Если присяжному поверенному уже запрещалось два раза временно отправлять данные обязанности, то в случае его новой вины, которую совет признавал заслуживающей такого же взыскания, он исключался из числа поверенных.
Ни одно из упомянутых взысканий не могло быть назначено советом без предварительного истребования от провинившегося объяснений в определенный советом срок. При отказе предоставить объяснения или из-за неявки в назначенный срок без уважительных причин совет заочно выносил постановление на основании имевшихся у него сведений и известных ему обстоятельств. Никакое постановление совета не могло иметь силы, если в нем участвовало менее половины его членов. При равенстве голосов голос председателя был решающим. Но взыскания могли быть определены советом только по числу двух третей голосов. На все постановления совета и его отделения, кроме предостережения или выговора, могли быть принесены жалобы в судебную палату в двухнедельный срок со времени объявления этих постановлений. Протесты прокуроров могли быть принесены в тот же срок. Определения палаты по этим жалобам и протестам были окончательными.
Был установлен и порядок поступления в присяжные поверенные. Желающий должен был подать прошение об этом в совет поверенных. К прошению прилагались документы, подтверждавшие, что проситель удовлетворяет условиям, необходимым для поступления в присяжные поверенные. После того как совет принимал решение о принятии данного лица, тот должен был дать присягу по правилам своего вероисповедания. Интересен текст этой присяги: "Обещаюся и клянусь Всемогущим Богом, пред святым его Евангелием и Животворящим Крестом Господним Его Императорскому Величеству Государю Императору, Самодержавцу Всероссийскому, не исполнять и не говорить на суде ничего, что могло бы клониться к ослаблению православной церкви, государства, общества, семейства и доброй нравственности, но честно и добросовестно исполнять обязанности принимаемого мною на себя звания, не нарушать уважения к судам и властям и охранять интересы моих доверителей или лиц, дела которых, будучи на меня возложены, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ перед законом и перед Богом на страшном суде его. В удостоверение сего целую слова и крест спасителя моего. Аминь" (приложение N 2 к Судебным установлениям).
Были определены права и обязанности присяжных поверенных. Они могли принимать на себя хождение по делам во всех судебных местах округа судебной палаты, к которой они приписаны (ст. 383). Назначенный советом для производства дела присяжный поверенный не мог отказаться от исполнения данного ему поручения, не обосновав этого уважительными причинами. Поверенный не мог покупать или каким-либо иным способом приобретать права своих доверителей по тяжбам, вести дела в качестве поверенного против своих близких родственников, быть поверенным обоих тяжущихся или переходить от одной стороны к другой в одном и том же процессе, разглашать тайны своего доверителя, причем не только во время производства, но даже после окончания дела. В случае переезда в другой город присяжный поверенный должен был с согласия своих доверителей передать находившиеся у него дела другому присяжному поверенному.
Из положений Судебных установлений следует, что присяжные поверенные не были государственными служащими, поэтому на них не распространялось чинопроизводство и они не имели права на служебные знаки отличия.
Присяжные поверенные - это установленные в государственных интересах лица свободной профессии. Они были независимы от суда в своих действиях по ведению уголовных и гражданских дел, подчинялись только для них предусмотренному особому дисциплинарному порядку, за нарушение которого наступала определенная ответственность:
а) дисциплинарная - за несоблюдение адвокатской этики и нарушения профессиональных обязанностей, не дававших оснований для уголовного преследования;
б) гражданская - за совершение действий, сопряженных с нанесением доверителю материального ущерба, вызванного небрежным исполнением своих обязанностей (пропуск процессуальных сроков и т.п.). В этом случае тяжущийся имел право взыскать с поверенного свои убытки через тот суд, в котором он вел дело;
в) уголовная - за совершение умышленных действий во вред своим доверителям (например, злонамеренное превышение пределов полномочий и злонамеренное вступление в сношение или сделки с противниками своего доверителя во вред ему, злонамеренная передача или сообщение противнику своего доверителя документов).
На судебном заседании присяжные поверенные пользовались свободой речи, но не должны были распространяться о предметах, не имевших никакого отношения к делу, показывать неуважение к религии, закону и властям, употреблять выражения, оскорбительные для чьей бы то ни было личности. Оскорбленное лицо на основании общих законов могло привлечь присяжного поверенного к ответственности за клевету и обиду, и в этом случае он мог подвергнуться уголовному наказанию.
Присяжные поверенные могли принимать на себя ведение любых дел, как уголовных, так и гражданских, но ни в тех ни в других они не были единственными правозаступниками: в гражданских процессах, кроме них, вести дела тяжущихся могли частные поверенные, а в уголовных - близкие родственники.
К ведению дел, находившихся в производстве мировых судей, допускались все правоспособные граждане, но не более как по трем делам в течение года в пределах одного и того же мирового округа. По уголовным делам присяжные поверенные принимали на себя защиту подсудимых либо по соглашению с ними, либо по назначению председателя суда. В уголовных делах, подлежавших ведению общих судебных учреждений, практиковалось назначение официальных защитников. По просьбе подсудимого председатель суда назначал ему защитника из состоявших при суде присяжных поверенных, а при их недостатке - из кандидатов на судебные должности лиц, известных председателю своей благонадежностью. Председатель суда был обязан назначать защитника по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними лицами от 10 до 17 лет, независимо от желания самих несовершеннолетних, их родителей или попечителей. Отказываться от таких поручений присяжные поверенные могли только по уважительным причинам. В гражданских делах председатель суда мог назначить поверенного только в случае отказа ранее избранного тяжущимся поверенным от ведения дела.
Совет присяжных поверенных мог назначать поверенных и в других случаях по очереди для безвозмездного хождения по делам лиц, пользующихся на суде правом бедности.
Присяжные поверенные могли заключать письменные условия о гонораре за ведение дела по соглашению сторон. Помимо этого, существовала особая такса, имевшая двоякое значение. Суд, во-первых, руководствовался ею при исчислении суммы издержек, подлежавших взысканию с проигравшей стороны в пользу выигравшей, и, во-вторых, сам определял размер гонорара поверенного, когда тот заключал письменные условия с доверителем. Предполагалось, что Министерство юстиции по представлениям судебных палат и советов присяжных поверенных будет определять твердую таксу оплаты труда поверенного каждые три года. Но это исполнено не было, и первая такса, установленная в 1868 г., оставалась единой на весь период существования присяжной адвокатуры в России. Это относилось только к гражданским делам.
Основным критерием при определении размера гонорара служила цена иска. Так, за участие по делу в двух инстанциях поверенный получал обусловленный процент от суммы иска. По делам, не подлежавшим оценке, гонорар определял суд, исходивший из значения и важности дела для тяжущихся сторон, их материального положения, времени и труда, затраченного поверенным. Эта сумма могла составлять от 50 до 1200 руб. Суд же определял и вознаграждение за ведение дела в порядке охранительного судопроизводства (используя современную терминологию - защита по назначению суда), в зависимости от сложности дела - до 600 руб., а по делам ценой менее 500 руб. - до 50 руб. За ведение дела в первой инстанции присяжный поверенный получал 2/3 определенного таксой гонорара, за ходатайство во второй инстанции - 1/3, а в кассационном департаменте Сената - 1/4. В случае проигрыша дела гонорар уменьшался: присяжный поверенный истца получал 1/4, а поверенный ответчика - 1/3 положенного ему гонорара.
Из полученных вознаграждений удерживались проценты, отчислявшиеся на вознаграждение присяжных поверенных, назначенных председателями судов для защиты подсудимых. Распределяло эту сумму Министерство юстиции ежегодно между всеми судебными округами России соответственно числу защитников, назначенных председателями из присяжных поверенных, а в округах полученные от Министерства суммы распределялись советами присяжных поверенных между назначенными поверенными.
Составление подробных правил о порядке взимания сбора с присяжных поверенных, контроле и отчетности по нему возлагалось на судебные палаты. Утверждали эти правила руководители трех ведомств: министр юстиции, министр финансов и государственный контролер. Судебные палаты обязаны были принимать меры к точному соблюдению указанных правил со стороны советов присяжных поверенных и окружных судов.
Каждый присяжный поверенный обязан был вести список дел, порученных ему, и представлять его в совет поверенных по его первому требованию.
Судебная реформа не уделила должного внимания вопросу о помощниках присяжных поверенных. В Судебных установлениях лишь упоминалось, что с учреждением сословия присяжных поверенных у них могут быть помощники (по практическим занятиям) - лица, которые, окончив курс юридических наук, но нигде не служившие, могли иметь сведения и в судебной практике. Занимаясь в течение пяти лет судебной практикой под руководством поверенных в качестве помощников, они могли впоследствии стать присяжными поверенными. Деятельность помощников законом ограничивалась, не регламентировались организационные формы этого института, не были определены правила поступления в помощники, их права и обязанности, ничего не говорилось о контроле над ними. Поэтому работа с помощниками была пущена на самотек и зависела от того внимания, которое уделяли этому вопросу те или иные советы присяжных поверенных. Советы сами вырабатывали правила организации помощников. Впервые такие правила были изданы в 1872 г. в Петербурге, а в 1878 г. - в Москве.
Довольно быстро помощники превратились в активную часть адвокатского сословия, их деятельность приближалась к адвокатской. В связи с этим надлежало упорядочить институт помощников законодательным путем, предоставив им не только те права, которые в обход закона уже были завоеваны ими на практике, например право защищать по назначению от суда, но и новые права, например получать бесплатное свидетельство на право быть поверенным. К сожалению, на практике усовершенствовать институт помощников присяжных поверенных в то время не удалось, как, впрочем, не удается пока сделать это и на современном этапе.
Введение в действие Судебных установлений обнаружило явно недостаточное число присяжных поверенных. Вследствие этого образовалась своеобразная, не упорядоченная законом частная адвокатура в лице всевозможных ходатаев по делам, обычно гражданским. Возникла необходимость в ее законодательной регламентации. В 1874 г. был издан Закон, учредивший наряду с присяжной адвокатурой институт частных поверенных.
Для того чтобы стать частным поверенным и приобрести право на участие в производстве гражданских дел в мировых и в общих судебных установлениях, требовалось получить особое свидетельство. Оно выдавалось судами в округе, где частный поверенный осуществлял ходатайства по делам. Этими же судами накладывались и дисциплинарные наказания. Подробно правовое положение частных поверенных было регламентировано значительно позже.
Частные поверенные могли ходатайствовать по делам только в том судебном месте, где было выдано свидетельство. Исключение составляли два случая:
- имевшие свидетельство от мирового или уездного съезда могли ходатайствовать и по делам, производившимся у мировых судей, земских начальников, городских судей и в губернских присутствиях, находившихся в округе данного съезда;
- поверенные, принявшие ведение дела на основании полученного ими свидетельства, имели право ходатайствовать по этому делу и в кассационных департаментах Сената.
Свидетельства частных поверенных облагались особым сбором в размере 40 руб. в год, если они выдавались съездом, и 75 руб., когда их выдавал окружной суд или палата.
Дисциплинарную ответственность частные поверенные несли перед теми судами, при которых они состояли. Суды налагали дисциплинарные взыскания либо по своей инициативе, либо по предложению прокуратуры. Дисциплинарная ответственность была та же, что и у присяжных поверенных: предостережение, выговор, запрещение практики и исключение из числа поверенных.
На постановление судов о недопуске к профессии частных поверенных и о наложении двух самых тяжелых наказаний - запрещения практики и исключения из числа поверенных - могла быть подана апелляция в суды высшей инстанции. Независимо от вида дисциплинарных взысканий министру юстиции было предоставлено право отстранять от ходатайства по судебным делам лиц, которых он признавал недостойными звания поверенного.
Вводя институт частных поверенных из-за недостатка присяжных, законодатели имели в виду разбирательство ими только гражданских дел. Но частные поверенные, пользуясь предоставленным им ст. 565 Устава Уголовного судопроизводства правом, очень быстро сориентировались в ситуации и стали активно вести уголовные дела. Качество их работы значительно уступало качеству труда профессиональных присяжных поверенных, что неудивительно, ибо требования, предъявляемые законом к частным поверенным, были заниженными. Частным поверенным мог стать всякий грамотный, совершеннолетний и нигде не учащийся, не отлученный от церкви и не исключенный со службы, из своего сословного общества или из ходатаев по чужим делам, а также не лишенный по суду всех прав состояния за деяния, влекущие за собой такое лишение прав. Частные поверенные не были объединены в какую-либо организацию, в которой могли бы повышать свой профессиональный уровень и где бы хранились и приумножались традиции профессиональной защиты.
Процессуальными противниками их были опытные и юридически образованные прокуроры. При такой защите, в условиях равенства сторон, страдали не только сами подсудимые, но и правосудие в целом.
Завершая краткий обзор судебной реформы 1864 г., отметим, что в результате ее организация русской адвокатуры строилась на следующих принципах: совмещение правозаступничества с судебным представительством, относительная свобода профессии и независимость от органов власти, корпоративность и сословность организации, сочетавшаяся с элементами дисциплинарной подчиненности судам, определение гонорара по соглашению с доверителем. После проведения реформы судебная система России стала, по сравнению с прежней, более упорядоченной и стройной.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
4. Упразднение традиционной российской адвокатуры Декретом о суде №1 от 22 ноября 1917 г. Создание советской адвокатуры. Положение об адвокатуре от 26 мая 1922 г.

§ 2. Русская адвокатура советского периода

Февральская революция породила надежду на демократизацию российского общества и адвокатуры. В Декларации Временного правительства о его составе и задачах от 3 марта 1917 г. утверждалось: "Временный комитет членов Государственной Думы при содействии и сочувствии столичных войск и населения достиг в настоящее время такой степени успеха над темными силами старого режима, что он дозволяет ему приступить к более прочному устройству исполнительной власти".
В этой же Декларации провозглашались полная и немедленная амнистия по всем политическим и религиозным делам, свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек, отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений. Подкомитет по законопроектам готовил новый закон об адвокатуре в России. Временное правительство разрешило женщинам заниматься адвокатской практикой, и это было прогрессивным явлением. Трудно сказать, какой стала бы в конце концов русская адвокатура в результате преобразований Временного правительства, но период его деятельности был весьма кратким, а Октябрьская революция 1917 г. и последовавшая за ней диктатура пролетариата привели к уничтожению так называемой буржуазной адвокатуры и ее лучших традиций.
Многие адвокаты были уничтожены физически как представители враждебного пролетариату класса, другие оказались в концлагерях, третьи, оставшиеся на свободе, - лишены права выступать в судах, и лишь немногим удалось эмигрировать за границу. Численность адвокатов в России сократилась с 13 тыс. (в 1917 г.) до 650 человек (в 1921 г.).
Декретом о суде от 24 ноября 1917 г. N 1 социалистическая революция упразднила все судебные учреждения российского буржуазного государства, а наряду с ними присяжную и частную адвокатуру. Этим же Декретом были созданы советские суды. К защите и обвинению допускались все неопороченные лица обоих полов, пользовавшиеся гражданскими правами. Вопрос о судебной защите решался именно таким образом, специальной организации защиты создано не было.
Естественно, бывшие присяжные поверенные с тревогой встретили Декрет о суде, требуя созыва Учредительного собрания, освобождения арестованных членов Временного правительства.
В том же году, 19 декабря, была издана Инструкция "О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний". В соответствии с ней Народный комиссариат юстиции образовал при революционных трибуналах коллегии правозащитников, которые действовали наряду с общегражданскими обвинителями и защитниками. В такие коллегии могли вступать любые лица, желавшие помочь революционному правосудию и представившие рекомендацию от Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
Первые российские суды разрешали дела, руководствуясь революционной совестью и пролетарским сознанием. Например, Наказом Изюмского съезда местных судей от 20 декабря 1917 г. предписывалось: "В основу своего судейского изъявления полагать волю революционного народа, все правовые нормы, противоречащие революционной совести, не принимать во внимание... и руководствоваться единственно голосом этой последней. Судопроизводственные нормы признать и руководствоваться этими последними, поскольку они способствуют выяснению истины и не насилуют стороны в свободном волеизъявлении. Существующие уголовные нормы не только не удовлетворяют требованиям момента, но и не предусматривают гарантий революционной власти" <1>.
--------------------------------
<1> См.: Материалы НКЮ РСФСР. М., 1918. Вып. 2.

Государство массово привлекало трудящихся к работе в суде. Те из них, кто участвовал в судах в качестве защитников, никакой юридической помощи не оказывали и заменить адвокатов, конечно, не могли. Обвиняемые редко обращались к помощи защитников из упомянутых коллегий правозаступников, ибо эти коллегии, в сущности, были коллегиями обвинителей. Граждане прибегали в основном к помощи бывших адвокатов.
Судебное следствие в революционных трибуналах должно было производиться с участием обвинения и защиты. В качестве защитника обвиняемый мог либо сам пригласить любое лицо (не обязательно из коллегии правозаступников), пользовавшееся политическими правами, либо просить об этом трибунал, который предоставлял ему такового из коллегии правозаступников. Более того, обвиняемый мог воспользоваться защитником и из числа лиц, присутствовавших в зале суда.
Члены коллегии правозаступников выступали лишь по наиболее сложным уголовным делам, подсудным трибуналу. Всю иную юридическую помощь (досудебная подготовка, сбор доказательств по делу, составление необходимых процессуальных документов и т.п.) гражданам оказывали бывшие присяжные поверенные, присяжные юрисконсульты и другие лица, нелегально занимавшиеся адвокатской практикой.
Со временем пролетарскому государству потребовалась новая форма организации защиты, и такая форма была введена 7 марта 1918 г. Декретом о суде N 2, провозгласившим: "При Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов учреждается коллегия лиц, посвятивших себя правозаступничеству, как в форме общественного обвинения, так и в форме общественной защиты. В эти коллегии поступают лица, выбранные Советами рабочих, крестьянских депутатов. Только эти лица имеют право выступать в суде за плату".
Правозаступничество объявлялось общественной функцией, т.е. должно было защищать интересы трудового народа. В основу Декрета были положены поправки В.И. Ленина, которые давали ответы на три основных вопроса организации защиты: при каком органе должны состоять защитники? какой должна быть организация защиты? кем комплектуются органы советской защиты? Все эти вопросы были освещены в Положении о коллегии правозаступников, изданном Советом депутатов трудящихся на основании названного выше Декрета. Но уровень правовой культуры в судах по-прежнему был низок, защитники попали в зависимость от местных властей, которая усилилась после принятия Декрета ВЦИК от 30 ноября 1918 г., утвердившего Положение о народном суде РСФСР <1> (далее - Положение).
--------------------------------
<1> См.: Собрание узаконений РСФСР. 1920. N 15.

Безоговорочно признавалось сохранение коллегий правозаступников, которые теперь стали именоваться коллегиями защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе. Для содействия суду в деле наиболее полного освоения всех обстоятельств, касающихся обвиняемого или интересов сторон, участвующих в гражданском процессе, при уездных исполнительных комитетах Советов рабочих и крестьянских депутатов и при губернских исполнительных комитетах Советов рабочих и крестьянских депутатов учреждаются коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе (ст. 40 Положения).
Члены коллегии защитников фактически признавались должностными лицами и получали содержание в размере оклада, устанавливаемого для народных судей по смете Народного комиссариата юстиции (ст. 42 Положения). Кроме членов коллегии, защитником и представителем сторон в суде могли быть близкие родственники тяжущихся (родители, дети, супруги, братья, сестры) и юрисконсульты советских учреждений по уполномочию их руководящих органов.
Обязательным участие защитника в уголовном процессе было тогда, когда дело по его обвинению рассматривал народный суд с участием шести народных заседателей, т.е. по делам об убийстве, разбое, изнасиловании, спекуляции, а также во всех случаях, когда по делу выступал обвинитель. Контроль над деятельностью коллегий защитников возлагался на губернские отделы юстиции, которые должны были периодически проводить совместные совещания членов коллегий, следственных комиссий и народных судей для координации и выработки единого направления их деятельности. Это означало полную зависимость адвокатуры от государственных органов в лице губернских отделов юстиции.
В июле 1920 г. на III Всероссийском съезде деятелей советской юстиции прозвучало мнение о том, что коллегии себя не оправдывают, защитники злоупотребляют доверием и получают высокие гонорары. В связи с этим В.И. Ленин в работе "Детская болезнь левизны в коммунизме" писал: "Мы разрушали в России, и правильно делали, что разрушали, буржуазную адвокатуру, но она возрождается у нас под прикрытием советских правозаступников" <1>. Вождь пролетариата объяснял это тем, что комплектование правозащитников проводилось в основном из буржуазной интеллигенции. Тем самым была дана команда на уничтожение коллегий еще до внесения изменений в законодательство.
--------------------------------
<1> См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 101.

Окончательно коллегии правозаступников были упразднены новым Положением о народном суде РСФСР 1920 г. <1>, в соответствии с которым обвинители состояли при отделах юстиции, а назначали и отзывали их губернские исполкомы.
--------------------------------
<1> См.: СУ. 1920. N 82. С. 407.

В качестве защитников судебный орган привлекал граждан, способных исполнять эту обязанность. Районные, городские и уездные исполкомы должны были формировать особые списки кандидатов. Состоявшие на службе лица, привлеченные судом к выполнению функции защитников, на время участия в процессе освобождались от своей основной работы с сохранением зарплаты, а не состоявшие на службе получали минимальную заработную плату, установленную для данной категории лиц.
При отсутствии в списке лиц, подлежавших привлечению для защиты в порядке трудовой повинности, суд имел право привлечь для этих целей консультантов отделов юстиции и представителей общественных организаций, в которых состоял обвиняемый. В гражданском процессе в качестве представителей сторон, помимо близких родственников, могли выступать представители советских учреждений, уполномоченные их руководством. Некоторые ученые считали, что "переход к защите в порядке трудовой повинности являлся временной мерой, просуществовавшей лишь до организации института советской адвокатуры" <1>. На самом деле период 1917 - 1920 гг. ознаменовался тотальным уничтожением русской адвокатуры, всего прогрессивного и полезного, что было заложено в судебных реформах 60-х годов XIX в.
--------------------------------
<1> См.: Шаламов М.П. История советской адвокатуры. М., 1939.

В Российском государстве послереволюционной поры были допущены серьезные отступления от законности. Уголовную ответственность и судопроизводство в 1917 - 1922 гг. устанавливали высшие органы государственной власти, органы государственного управления, суды. Образовывались и действовали органы внесудебной репрессии. Была существенно принижена роль права. В отдельные периоды юридическая профессия (а адвокатура особенно) не находила себе должного применения. Юристы, привлекавшиеся в те годы к защите в качестве трудовой повинности, часто не имели необходимого уровня знаний для защиты подсудимых, а потому такая защита носила формальный характер. К тому же не было особой материальной заинтересованности при защите в форме трудовой повинности.
В обществе постепенно зрело осознание необходимости возрождения института адвокатуры. Для выхода из глубокого социально-экономического кризиса в соответствии с новой экономической политикой требовалось развивать экономику с элементами рынка. А для защиты интересов предпринимателей, в собственность или пользование которых передавалась часть национализированной промышленности, нужны были квалифицированные адвокаты.
Наконец, IX Всероссийский съезд Советов в специальном Постановлении провозгласил очередной задачей "водворение во всех областях жизни строгих начал революционной законности. Новые отношения, созданные в процессе революции и на основе проводимой властью экономической политики, должны получить свое выражение в законе и защиту в судебном порядке. Для разрешения всякого рода конфликта в области имущественных отношений должны быть установлены твердые гражданские нормы.
Граждане и корпорации, вступившие в договорные отношения с государственными органами, должны получить уверенность, что их права будут сохранены. Судебные учреждения Советской республики должны быть подняты на соответствующую высоту" <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление IX Всероссийского съезда Советов. М.: Изд. ВЦИК, 1921.

С этого момента активизировалась законодательная деятельность, направленная на создание единой судебной системы, которая должна была заменить собой ревтрибуналы. Эта система состояла из народных, губернских судов и Верховного Суда РСФСР.
В результате судебной реформы 1922 г. была учреждена прокуратура, создано новое отраслевое законодательство, отразившее вступление советского общества в этап нэпа. Все это объективно требовало наличия профессиональной адвокатуры, однако в тот исторический момент государство не было к этому готово.
Кратко напомним: Декрет о суде N 1, принятый 22 ноября 1917 г., упразднил адвокатуру. Однако адвокаты на местах отказались признавать ликвидацию и продолжали какое-то время работать на началах, установленных для сословий присяжных поверенных и их помощников Судебными уставами 1864 г. По Декрету о суде впредь до преобразования всего порядка судопроизводства к выполнению функции защиты в уголовных и представительства в гражданских делах допускались "все неопороченные граждане обоего пола, пользующиеся гражданскими правами" (ст. 3). Однако в Декрете не определялась конкретная форма судебной защиты. Поиски наиболее приемлемой для нового, советского суда формы продолжались в течение первых пяти лет советской власти <1>.
--------------------------------
<1> См.: Кучерена А.Г. Роль адвокатуры в становлении гражданского общества в России: Монография. М., 2002. С. 39, 40.

Инструкция Народного комиссариата юстиции революционного трибунала от 19 декабря 1917 г. предусматривала организацию при революционных трибуналах универсальных коллегий правозаступников, члены которых могли выступать на судебном процессе и обвинителями, и защитниками. Функцию защиты могли выполнять лица, приглашенные самими обвиняемыми из числа граждан, пользовавшихся политическими правами.
Декрет о суде от 7 марта 1918 г. N 2, допуская участие в судебных прениях одного защитника из присутствовавших на заседании граждан, возложил основную задачу защиты на коллегии правозаступников. По Декрету вступление в коллегию по-прежнему не ограничивалось никакими цензами, однако Советы рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов не только избирали членов коллегии, но и имели право их отвода, что позволяло не допускать к защите лиц, враждебно настроенных к советской власти. Кроме обвинителя и защитника из состава членов коллегии правозаступников, Декрет разрешил участвовать в судебных прениях одному обвинителю и одному защитнику из зала суда.
В соответствии с принятым ВЦИК Положением о народном суде от 30 ноября 1918 г. для содействия суду в наиболее полном освещении всех обстоятельств, касавшихся обвиняемого или интересов сторон, участвовавших в гражданском процессе, при исполнительных уездных и губернских комитетах Советов рабочих и крестьянских депутатов были учреждены коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе. Их члены избирались исполкомами на общих со всеми должностными лицами Советской республики основаниях и получали содержание по смете Наркомата юстиции РСФСР. Эти коллегии сыграли свою роль в усилении правовых гарантий советского правосудия, но в них по-прежнему было велико число представителей буржуазной адвокатуры, даже несмотря на жесткий отбор кандидатов, проходивший под наблюдением отделов юстиции губернских исполкомов. Именно поэтому III Всероссийский съезд деятелей советской юстиции (июнь 1920 г.), подвергнув коллегии резкой критике, счел нужным ликвидировать их и постановил организовать судебную защиту в порядке трудовой повинности. Это решение нашло выражение в принятом ВЦИК 21 октября 1920 г. новом Положении о народном суде.
После Гражданской войны, когда жизнь в стране Советов стала налаживаться, возникла объективная необходимость вернуться к кодифицированной форме законодательства. Работа в этом направлении поставила на повестку дня вопрос о восстановлении основных институтов юстиции - адвокатуры и прокуратуры. Эти процессы шли параллельно: после воссоздания прокуратуры в составе Верховного Суда была восстановлена и адвокатура, деятельность которой подробно регламентировалась в Положении о коллегии защитников от 5 июля 1922 г. Солдаты и матросы, рабочие и крестьяне видели в адвокатуре классового врага, ненужный хлам, доставшийся советскому государству в наследство от царизма. Об этом свидетельствуют многочисленные высказывания делегатов, прозвучавшие в выступлениях на IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции, которые можно свести к одному: "...адвокатура - это по существу своему лавочка..." <1>. И речи быть не могло о выработке адвокатами собственных этических принципов и норм, особенно в отношениях между адвокатом, с одной стороны, и доверителем, судьей, прокурором и следователем - с другой; и так продолжалось до 1970 г. Четкого представления об этике не удалось выработать до революции, а при советской власти такие изыскания могли привести к печальным последствиям. В 20-е годы было издано лишь несколько книг, посвященных этой проблеме. Следует отметить, что всеобщее небрежение к юристам было характерно для всего советского периода, но никогда это явление не было столь велико, как в первые десятилетия советской власти.
--------------------------------
<1> См.: Материалы Народного комиссариата юстиции СССР. 1922. Вып. 16. С. 130, 131.

Возрождение коллегий защитников проходило сначала при губернских отделах юстиции, а затем и при губернских судах. Их независимость и автономия выражались в том, что только первый состав коллегии утверждался президиумом исполнительного губернского комитета по представлению отдела юстиции, а дальнейший прием в члены производился самой коллегией, но с доведением до сведения губернского исполкома, которому было предоставлено право отвода принимаемых. Органом управления коллегии являлся президиум, избиравшийся общим собранием ее членов. Он принимал в коллегию и имел право налагать дисциплинарные взыскания, наблюдал за исполнением защитниками своих обязанностей, назначал бесплатную защиту, распоряжался денежными фондами, организовывал юридические консультации для юридического обслуживания населения. Коллегия защитников считалась общественной организацией, а потому в ее состав не могли входить лица, работавшие в государственных учреждениях и на предприятиях, за исключением занимавших выборные должности, а также профессоры и преподаватели высших учебных заведений. Труд защитников оплачивался по соглашению с доверителем, однако при обращении за помощью рабочих и служащих плата взималась по таксе, утвержденной Наркоматом юстиции РСФСР; лицам, признанным судом неимущими, юридическая помощь оказывалась бесплатно.
Через год Положение о коллегии защитников Постановлением ВЦИК от 7 июня 1923 г. было включено в Положение о судоустройстве в качестве отдельной главы.
29 октября 1924 г. ЦИК СССР принял Основы судоустройства СССР и союзных республик, в ст. 17 которых было определено, что коллегии защитников организуются на началах самопополнения под контролем губернских (областных) исполнительных комитетов на основе особого положения, общие принципы которого устанавливаются общесоюзным законодательством. Однако общефедеративного положения об адвокатуре в то время издано не было, ее деятельность регулировалась республиканским законодательством. В Положении о судоустройстве РСФСР, принятом 19 ноября 1926 г., подтверждавшем установленный ранее статус коллегий защитников, указывалось, что они действуют под непосредственным надзором и руководством областных, губернских и окружных судов. И, хотя новое Положение установило правило, согласно которому число членов коллегии не лимитировалось, практика пошла по иному пути, продиктованному жизнью: 29 июня 1928 г. коллегия Наркомата юстиции РСФСР предоставила губернским и окружным судам, при которых состояли коллегии защитников, право устанавливать предельное число ее членов, исходя из численности населения соответствующей территории и количества судебных дел. Вслед за Положением о судоустройстве РСФСР аналогичные положения были приняты в других союзных республиках, во многом повторявшие общефедеративное и лишь по отдельным вопросам об организации коллегий отличавшиеся от него.
Несмотря на законодательную регламентацию деятельности коллегий защитников, некоторые судебные работники все еще продолжали настаивать на ликвидации коллегий за ненадобностью и даже вредностью их для правосудия, исходя из предположения, что советский суд способен сам разобраться в любом деле и что участие защитника способствует одностороннему подходу к делу. Эта ошибочная точка зрения была отвергнута.
27 февраля 1932 г. коллегия Наркомата юстиции приняла Положение о коллективных защитниках, в соответствии с которым была закреплена новая организация работы адвокатуры. Коллективы защитников создавались в районах, городах и действовали под руководством президиума областных коллегий защитников, а общее руководство и надзор осуществляли областные суды. Они вели судебную и консультационную работу, правовую пропаганду, призваны были способствовать повышению уровня политических и профессиональных знаний населения. Все поручения об оказании юридической помощи принимались только через коллектив, в кассу которого вносилось вознаграждение за помощь. В Положении нашло подтверждение одно из важнейших условий обеспечения права на защиту - право каждого обращающегося по своему усмотрению выбирать себе защитника из числа членов коллегии.
Проходившие по всей стране с разной степенью интенсивности так называемые чистки не могли не затронуть адвокатуру, но наибольший урон адвокатскому сословию нанесла чистка 1935 г. (только в Москве численность адвокатов сократилась в десятки раз). Начиная с 1936 г. ситуация стала меняться. И хотя адвокатов по-прежнему признавали неизбежным злом, но, понимая, что без них не обойтись, решили взять адвокатуру под усиленный контроль. С этой целью в ноябре был образован отдел правовой защиты при Наркомате юстиции СССР. Именно с этого момента стала проводиться активная кампания за увеличение численности адвокатов, и прежде всего из числа трудящихся. Однако эта кампания, можно сказать, провалилась, ибо все еще превалировало число буржуазных специалистов над адвокатами "из народа", которые к тому же не обладали достаточным опытом и юридическими знаниями. Не смогла изменить это соотношение социальных сил среди адвокатов и значительно увеличить влияние Коммунистической партии в их рядах вторая по масштабам чистка, проведенная в 1938 г. Сама структура адвокатуры, право ее рядовых членов избирать членов президиума и председателя - все это затрудняло тотальный контроль над ней. Однако уже через год, в январе 1939 г., с либеральным порядком проведения выборов в коллегиях было покончено и коммунистов по заданию партии стали направлять на работу в коллегии. А 16 августа 1939 г. Совет Министров СССР одобрил Положение об адвокатуре. К тому времени коллегии насчитывали 8 тыс. адвокатов при населении страны в 191 млн. человек.
Положение предусматривало организацию адвокатуры в виде областных, краевых и республиканских коллегий. Таким организационное построение адвокатуры оставалось до принятия 31 мая 2002 г. Закона об адвокатуре. Общее руководство деятельностью адвокатов возлагалось на союзно-республиканский Народный комиссариат юстиции СССР, обладавший рядом прав в этой области, включая право отвода (по сути же, действиями адвокатов руководил Совет Министров СССР). Непосредственное руководство коллегией осуществлял выборный президиум. Коллегии комплектовались из лиц с высшим и средним образованием, хотя допускался прием лиц, не имевших юридического образования, но проработавших не менее трех лет в качестве судей, прокуроров, следователей или юрисконсультов. Положение подчеркивало коллективный характер деятельности адвокатуры. Заниматься адвокатской деятельностью могли лишь члены коллегии, и только через юридическую консультацию, а не путем оказания индивидуальных юридических услуг. Через юридическую консультацию должна была производиться и оплата труда адвокатов.
В результате таких преобразований адвокаты стали больше походить на производственные единицы, действовавшие по указке заведующего юридической консультацией (к тому же единолично управлявшего ею), нежели на юристов. Свободно организованные коллективы упразднялись, и адвокаты вынуждены были переходить в юридические консультации, которые подчинялись президиуму коллегии адвокатов. И хотя за основу модели консультации была взята дореволюционная консультация, но более мощный механизм контроля, характерный для эпохи сталинизма, несомненно, подавлял любую инициативу и творчество. Заведующие были подчинены непосредственно президиумам, а не общим собраниям. Не разрешалась частная практика, за исключением отдаленных сельских районов. Юрисконсульты больше не могли быть членами коллегии адвокатов. Надо заметить, что ситуация в стране вынуждала адвокатов вступать в ряды КПСС, ибо это, безусловно, способствовало карьере, но зачастую не отвечало действительным идеологическим предпочтениям.
Помимо прочего, адвокаты утратили часть контроля над установлением размеров своих гонораров: Комиссариат юстиции отныне имел право выпускать инструкции, устанавливающие обязательные тарифы за оказание юридической помощи. И этим правом он успешно пользовался до конца сталинского периода, сведя в конце концов на нет возможности самой адвокатуры в определении собственной гонорарной политики. Так, своим Приказом от 26 октября 1939 г. N 98 Наркомат юстиции предоставил себе полномочия управлять выборами президиума; Приказом от 2 октября 1939 г. N 85 - устанавливать ставки оплаты труда адвокатов; Приказом от 22 апреля 1941 г. N 65 - осуществлять контроль над приемом в коллегии.
Положение дел стало меняться при Н.С. Хрущеве, который стремился усилить роль права и профессиональных юристов в строительстве социализма. В 1957 г. в речи на 6-й сессии Верховного Совета СССР он призвал адвокатов "помогать усилению социалистической законности и отправлению правосудия". В этих целях были внесены изменения в Основы уголовно-процессуального законодательства СССР (1958 г.) и в отдельные уголовно-процессуальные кодексы союзных республик. Появилось гораздо больше возможностей участвовать в более ранних стадиях уголовного разбирательства дел некоторых категорий доверителей. Защитник мог уже на стадии предварительного расследования представлять интересы несовершеннолетних, инвалидов, людей, не говоривших на языке, который использовался в суде (ст. 22 Основ). В 1961 г. Верховный Совет СССР издал Указ об особенностях судопроизводства, по которому вводился, в частности, открытый процесс при полном составе суда, а защите давалось достаточное время для подготовки к процессу.
Ощущая определенную поддержку Н.С. Хрущева, либеральные юристы, а среди них были и адвокаты, приступили к разработке проекта Основ уголовно-процессуального законодательства СССР, в ходе которой им, отстаивавшим право обвиняемого на защиту, пришлось столкнуться с консервативно настроенными представителями правоохранительных органов и аппарата ЦК КПСС.
Следует отметить, что большую часть работы проделали адвокаты уголовной секции Московской городской коллегии адвокатов (МГКА). А кроме того, именно адвокаты Московской коллегии, специализировавшиеся на гражданских делах, впервые подняли вопрос о пересмотре Гражданского и Гражданского процессуального кодексов.
Начиная с 1950-х годов уже не ставилось под сомнение значение роли адвокатов в уголовном и гражданском судопроизводстве, их "терпели" даже в кассационном суде, хотя большая часть их ходатайств и кассационных жалоб на этом уровне не удовлетворялась. Государство, по сути, сводило роль защиты в суде к роли прокурора. Адвокат в ходе судебного разбирательства должен был разъяснить общественно-политическое значение дела, подвергнуть анализу и оценке полученные доказательства, дать юридическую оценку установленным фактам, охарактеризовать личность обвиняемого и, наконец, выразить свое понимание меры преступления или призвать к оправданию обвиняемого. И такое понимание было характерно до 1990-х гг.
Реформа законодательства потребовала внести изменения в уставные документы коллегий. Например, в 1961 г. коллегии адвокатов Москвы и Ленинграда заменили общие собрания всех членов коллегии конференциями представителей консультаций коллегии (причем впоследствии это было закреплено и в Положении 1980 г.), что существенно сузило возможности для влияния рядовых адвокатов на разрешение профессиональных проблем.
В Положении об адвокатуре 1962 г. была предпринята первая после ликвидации адвокатуры в 1917 г. попытка возвратить ей былую независимость. Несмотря на то что свою деятельность коллегии адвокатов осуществляли по-прежнему под непосредственным контролем отделов юстиции исполкомов краевых, областных и городских Советов депутатов трудящихся, их сословное самоуправление уже во многом напоминало дореволюционное. Коллегиальный орган руководства адвокатской деятельностью коллегии состоял из общего собрания адвокатов коллегии, ее президиума и ревизионной комиссии. В коллегиях, насчитывавших более трехсот адвокатов, вместо общего собрания могли созываться конференции. Президиум коллегии из своего состава открытым голосованием избирал председателя президиума и его заместителя, утверждал штаты и сметы юридических консультаций, распоряжался сметами коллегии, вел статистическую и финансовую отчетность, контролировал соблюдение порядка оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами, проверял выполнение правил внутреннего распорядка. Положение об адвокатуре закрепило обязанность оказывать юридическую помощь не только гражданам, но и государственным предприятиям, организациям, совхозам и колхозам. Поэтому адвокаты, будучи и государственными адвокатами, и юрисконсультами, не могли сосредоточиться на своей основной деятельности - судебном представительстве <1>.
--------------------------------
<1> См.: Кучерена А.Г. Указ. соч. С. 61.

Следует отметить, что благодаря улучшению юридического образования, а также в результате повышения статуса защиты в судопроизводстве (по крайней мере по закону) все больше людей желали стать адвокатами, хотя их численность по отношению к населению страны была значительно ниже, чем в большинстве стран Запада. К тому же к концу 50-х годов число студентов дневной формы обучения сократилось по приказу Н.С. Хрущева, который счел, что в СССР выпускается слишком много юристов. Это привело к существенному разрыву в качестве подготовки адвокатов, обучавшихся на дневных отделениях юридических вузов, и адвокатов, окончивших вечернее, а тем более заочное отделение. Поскольку выпускники вечерних и заочных отделений не подлежали государственному распределению, получить такое образование стремились многие бывшие госчиновники.
Начавшиеся при Н.С. Хрущеве процессы, касавшиеся, помимо прочего, и адвокатуры, носили эволюционный характер, но не были столь однозначны при Л.И. Брежневе. Конечно, адвокаты могли проводить свои кампании, в которых отстаивали собственное видение реформы правовой системы, однако в этой системе им не отводилось сколь-нибудь серьезного места.
После косыгинских реформ в связи с увеличением спроса на правовые услуги в экономической сфере значительно выросло число юрисконсультов, работавших на советских предприятиях. У адвокатов, которые оказывали услуги в основном в области применения хозяйственного права (хотя гражданские дела, как правило, продолжали рассматриваться без их участия), такое вторжение в их епархию (по меткому замечанию З. Зайла) вызывало озабоченность. 23 декабря 1970 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР выпустили совместное Постановление "Об улучшении правовой работы в народном хозяйстве", которым предусматривались меры работы адвокатов на тех предприятиях, где не было постоянных юрисконсультов. Тем самым ликвидировался пробел в их юридическом обслуживании. А 8 декабря 1972 г. Министерство юстиции СССР утвердило Типовой договор "Об оказании правовых услуг на предприятиях, в институтах и других организациях (кроме колхозов) юридическими консультациями при коллегиях адвокатов". Через год был утвержден Типовой договор, разрешивший адвокатам предоставлять правовые услуги и колхозам.
В конце 1970-х годов шла дальнейшая разработка вопросов правового обоснования адвокатуры как института. В статье 161 Конституции СССР 1977 г. адвокатура впервые официально признавалась конституционным органом, и с этого момента она становилась более государственным делом, нежели оставалась полуавтономной и независимой профессией.
Закон СССР "Об адвокатуре" и Положение 1980 г. четко определяли новые права и обязанности адвокатов, хотя и не внесли принципиальных изменений в структуру адвокатуры. Они, с одной стороны, предоставляли адвокатуре большую легитимность, но с другой - подтверждали ее зависимость от Министерства юстиции СССР (РСФСР). Коллегии адвокатов рассматривались как общественные организации, но могли быть образованы только с одобрения местных государственных органов и республиканского министерства юстиции.
Безусловно, законы определяли задачи адвокатуры на основании существовавших в 1980-е годы политических и идеологических установок, партийных предписаний и моральных норм.
Она была призвана содействовать "охране прав и законных интересов граждан и организаций, осуществлению правосудия, соблюдению и укреплению социалистической законности, воспитанию граждан в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, бережного отношения к народному добру, соблюдению дисциплины труда, уважения к правам, чести и достоинству других лиц, к правилам социалистического общежития" (ст. 1).
Но самое главное, в законах отсутствовало определение столь важных понятий, как "адвокатура" и "адвокатская деятельность". Это упущение привело к расширительному толкованию данных понятий в начале либеральных реформ 1991 - 1993 гг., в результате чего в институт адвокатуры были включены частнопрактикующие юристы, коммерческие фирмы и т.п. Вследствие этого были созданы многочисленные "параллельные" адвокатские структуры, коллегии адвокатов, юридические центры. Между тем, надо полагать, при разработке положения ст. 1 законодатель в лице Верховного Совета не ставил перед собой задачи расширения юридических структур. Перед ним стояла иная цель - приравнять функции адвокатуры к правоохранительным и идеологическим органам в целях воздействия на гражданина.
Вместе с тем законы об адвокатуре заложили основы для развития и совершенствования законодательства об адвокатуре уже в новых условиях, которые были не за горами. Так, наличие высшего юридического образования стало обязательно для всех адвокатов. Большое внимание уделялось вопросам уголовно-процессуальной защиты, причем было поставлено под сомнение традиционное представление о сходстве в уголовном процессе сущности защиты и обвинения. В целях обеспечения максимально возможных процессуальных основ защиты в процессе предусматривалось не только право адвоката запрашивать через юридические консультации из государственных и общественных организаций справки, характеристики и иные документы, необходимые для оказания юридической помощи, но и обязанность в установленном порядке выдавать эти документы или их копии. Эта норма (ст. 6) имела большое значение, ибо создавала гарантии права адвоката на сбор доказательств (ранее организация, получившая запрос юридической консультации, могла его проигнорировать), способствуя тем самым повышению эффективности оказываемой адвокатом правовой помощи и росту его активности в процессе.
Изучение судебной практики тех лет показывает, что конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту в большинстве случаев соблюдался, и это оказывало, безусловно, положительное влияние на качество правосу
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
5. Статус адвокатуры по советскому законодательству (1939-1980 гг.).

В советском праве не было четкого понятия об этических принципах работы адвоката, особенно в том, что касалось отношений между адвокатом и клиентом, адвокатом и судьей и адвокатом и прокурором или следователем. Отсутствие четкого представления по проблеме этики явилось еще одним пережитком эры царизма. В 20-е годы было опубликовано несколько книг по этике, но «в дальнейшем официально провозглашалось, что у советских людей есть только одна этика – коммунистическая, применимая ко всем сферам общественной жизни, а поэтому не разрешалось разрабатывать никакие специальные правила этики для отдельных профессий» до 70-х годов. Другой источник обучения – юридическое образование – берет начало в СССР с открытием юридического факультета Московского Государственного Университета, но право не воспринималось серьезно как наука до более позднего временит при Сталине.
В первой половине 30-х годов адвокаты страдали от правового нигилизма как за пределами адвокатуры, так и внутри нее. Отсутствие уважения к закону, всеобщее презрение к юристам характерно для всего советского периода, но никогда оно не было столь велико, как в первые два десятилетия советской власти. К 1934г. право стали считать постоянно действующим фактором легитимности государства, в то же время разрабатывался закон об адвокатуре и предполагалось, что адвокатура должна иметь, по крайне мере, внешние атрибуты законной и ответственной организации. В тот же период времени начинались многочисленные * по вопросам права. Сам А. Вышинский выступал за усиление роли адвокатуры в защите интересов пролетарского государства. Более того, он хотел, чтобы адвокатура осуществляла контроль над местными политиками и юристами путем принесения протеста на отдельные действия судов и следователей. В 1935г. адвокатура пострадала от чистки проходившей по всей стране с разной степенью интенсивности и влияния. Но правда, в ноябре 1936г., может быть, потому, что адвокатов признали неизбежным злом, был образован отдел правовой защиты в Комиссариате Юстиции СССР (хотя поначалу он не имел большого влияния). Проводилась кампания по увеличению численности адвокатов, особенно из числа трудящихся. Но эта кампания не была полностью успешной, так как многие адвокаты были все еще буржуазными специалистами. Законопроект 1937г. оказался слишком либеральным, так как содержал некоторые намеки на сословие. После перетряски руководства Комиссариата Юстиции в 1938 г. контроль захватили Консерваторы. Вторая чистка в 1938г. вновь не смогла создать новое соотношение социальных сил среди адвокатов и значительно увеличить влияние Коммунистической партии. Сама структура адвокатуры, право ее рядовых членов избирать членов президиума и председателя – все это затрудняло контроль над ней.
В январе 1939г. с либеральным поведением при выборах в коллегиях было покончено, и коммунистов стали принудительно загонять в коллегии. 16 августа 1939г. «Закон об адвокатуре» был одобрен Советом Министров СССР. Он руководил действиями 8000 адвокатов при население 191 млн. Человек. Коллегии Адвокатов пришли на смену Коллегиям Защитников. Согласно этому закону адвокаты больше походили на производственные единицы, действующие под руководством заведующего (единолично управляющего), чем на юристов. Свободно организованные коллективы упразднялись, а всех адвокатов переводили в юридические консультации, которые должны были подчиняться президиуму коллегии адвокатов. Хотя, без сомнения, в основе модели консультации лежала дореволюционная консультация, более мощные механизм контроля был уже характерной чертой эпохи сталинизма. Заведюущие были прямо подчинены президиумам, а не общим собраниям. Больше не разрешалась частная практика, за исключением особых обстоятельств в сельских районах, где практиковали врачи и учителя. Юрисконсульты больше не могли быть членами коллегии адвокатов. Более того, главным для адвоката было его политическое лицо, начиная с этого времени, у адвокатов появились дополнительные побудительные мотивы к вступлению в политическую партию, даже если они и не отдавали ей своих идеологических предпочтений. Фактически адвокатура привлекла многих людей идеалами законности в противовес партийности. Адвокаты даже утратили часть контроля за установлением размеров своих гонораров, так Комиссариат Юстиции имел место право выпускать инструкции, устанавливающие обязательные тарифы за оказание юридической помощи. До самого конца сталинского периода Комиссариат Юстиции успешно пользовался этим правом, продолжая все больше и больше сокращать возможности самой адвокатуры определении собственной гонорарной политике, выпуская инструкцию за инструкцией (в следующих документах Наркомату представлялись большие полномочия: на управление выборами президиума согласно Приказу Наркомата Юстиции от 26 октября 1939г. №98; на контроль за приемом в коллегии согласно Приказу от 22 апреля 1941г. №65; на установление ставок оплаты согласно приказам от 2 октября 1939 г. №85, от 25 сентября 1940г. №29, от 24 января 1941 г. №18; на подготовку молодых адвокатов согласно инструкциям от 23 апреля 1940г. №47; на дисциплинарное разбирательство согласно Приказу от 11 апреля 1940г. №47 (адвокат мог обжаловать наложение дисциплинарного взыскания в Наркомате/ Министерстве Юстиции). Это декретное управление было микроиллюстрацией картины функционирования всей советской системы.
Сталинское руководство расширило определение «антигосударственной деятельности» и часто возлагало бремя доказывания на обвиняемого. В уголовном Кодексе 1934г. «террористам» было отказано в праве на защиту и апелляцию. Статья 111 Конституции 1936 годы упоминало праву на защиту, но допускала разные толкования. В результате практически была сведена к нулю роль адвоката защиты, особенно в делах о политических преступлениях, тогда применялась печально известная статья 58 УК о антигосударственной агитации. В годы Большой Чистки, 1936 – 1938 гг., особое совещание – тройки ОГПУ решали судьбу обвиняемых по политическим преступлениям без адвоката. Если адвокат защиты присутствовал при разбирательстве на обычном уголовном процессе, он был обязан признать вину своего клиента. В 1939г. среди либеральных юристов шли * о необходимости допуска защитника к уголовному делу на более ранней стадии процесса, но проект пересмотренного уголовно – процессуального кодекса, над которыми работали эти ученые – либералы, никогда не был принят.
Роль адвокатуры не только не повышалась, но и продолжала сохранять подчиненное положение в советской правовой системе. Кроме того, адвокаты страдали от сокращения сферы их деятельности, так как разрешение споров по гражданским экономическим делам было перенесено из судов, как это было при НЭПе, в государственные органы. Лишь не многие адвокаты допускались к политическим делам. Президиум Коллегии Адвокатов в ходе консультации с КГБ отбирал тех адвокатов, кто мог иметь специальное свидетельство – «допуски». Пытаясь добиться расположения влиятельных лиц, некоторые адвокаты требовали еще более строгого наказания для своих клиентов, нежели прокуроры, хотя такие адвокаты являлись скорее исключением, чем правилом. Несмотря на приниженное положение адвокатуры, в целом члены коллегии по – прежнему сохраняли верность своей профессии. Даже при отсутствии единой общегосударственной ассоциации адвокатуры во многом сохранила свою корпоративную целостность, имела ограниченную автономию особенно в вопросах дисциплины и платежей. В 1951г. Московская Городская Коллегия Адвокатов (МГКА) даже создала собственные исследовательские отделы по красноречию, криминологии, гражданским делам. Как и царские присяжные поверенные, советские адвокаты даже при Сталине были заинтересованы в глубоких, красноречивых выступлениях на суде. Но здесь следует видеть различия в подходе, как об этом говорил один адвокат в конце пятидесятых годов. М.М. Флятте предупреждал, что адвокаты при царизме в тактических целях использовали сентиментальность, а советское время – только факты, а не буржуазные дикции. Тем не менее, известно, что в это время адвокаты изучили речи западных адвокатов на суде и наиболее заметные выступления адвокатов при царизме, хотя многие из них считали себя более образованными, нежели присяжные поверенные, участвовавшие в состязательной системе.
Адвокаты стали получать более или менее системное образование к концу сталинского периода. В 1935г. юридическое образование было реорганизовано совместно с декретом ВЦИК и Совнаркома от 5 марта. В это время были созданы юридические институты. Однако адвокаты продолжали получать образование отдельно от других работников юстиции. Юридическое образование было фактически «в загоне» до начала послевоенного периода, пока в октябре 1946г. ЦК не издал постановление «О расширении и улучшении юридического образования». Послевоенный период, не смотря на попытку власти дать юристам образование более высокого класса, большинство студентов выбирали заочные вузы (особенно должностные лица юстиции). К 1950г., однако, все адвокаты должны были, как минимум, закончить курс, эквивалентный степени бакалавра права, далее они объединялись с другими будущими юристами в школах права. Один адвокат, окончивший МГУ в 1950г., отмечал, что поскольку большинство студентов – юристов хотело работать с фиксированной зарплатой после окончания института, они не хотели практиковать в качестве адвокатов. Таким образом, адвокатура не была самой желаемой юридической профессией в начале пятидесятых годов, так как рассматривалась многими как связанная с финансовым риском. Следовательно, выходило, что те студенты, которые все – таки вступали в адвокаты, были действительно заинтересованы в юридической практике адвоката.
Н.С. Хрущев, который пришел на смену Сталину, стремился усилить роль права и профессиональных юристов в строительстве социализма. На одной из сессии Верховного Совета СССР В 1957г. была пронесена речь о том, как адвокаты должны «помогать усилению социалистической законности и отправлению правосудия» (Заседания Верховного Совета СССР четвертого созыва (шестая сессия). – Москва, 1957 год. Адвокатам защиты предоставлялось гораздо больше возможностей участвовать на более ранних стадиях уголовного разбирательства дел некоторых категорий клиентов в результате внесения изменений в Основе уголовно – процессуального законодательства СССР (1958г.) и в отдельные уголовно – процессуальные кодексы союзных республик. Предоставлялось больше прав защите, защитнику разрешалось представлять несовершеннолетних, инвалидов, людей, не говоривших на языке, который использовался в суде, с начала предварительного расследования (статья 22 Основ уголовно – процессуального законодательства), В 1961г. Верховный Совет издал указ об особенностях судопроизводства, по которому вводился, в частности, открытый процесс при полном составе суда, защите давалось достаточное время для подготовки к процессу.
В то время как Хрущев определенно поддерживал эти правовые реформы, он был не единственной силой, стоявшей ха их проведением. Либеральные юристы, а среди них были и некоторые адвокаты, работали над проектом Основ уголовно – процессуального законодательства и боролись с консерваторами в правоохранительных учреждениях, включая прокуратуру, и в аппарате ЦК. В ходе этих * возродился конфликт мнений о праве на защиту, впервые проявившейся в конце 30-х годов при Сталине Адвокаты защиты были среди самых либеральных реформаторов и поддерживали ученых – правоведов в этих * .
В дополнение к работе над проектами уголовно – процессуального кодекса адвокатов уголовной секции МГКА в 1956-1958 гг. адвокаты Коллегии, специализировавшие по гражданским делам, участвовали в работе подкомитета Верховного Совета по пересмотру гражданского и гражданско–процессуального кодексов. Участие в рассмотрении гражданских дел по вопросам права собственности было широко распространено среди адвокатов, так же как по финансовым хищениям, жилищным вопросам, семейному праву, интеллектуальной собственности и праву наследования.
В 50-е годы значение роли адвокатов в уголовном и гражданском судопроизводстве уже не подвергалось никакому сомнению. Их «терпели» даже в кассационном суде, хотя большинство случаев ходатайства адвокатов и их кассационные жалобы на этом уровне не удовлетворялись судом. Типичное объяснение роли адвоката защиты на суде было следующим: «Защитник, как прокурор, разъясняет в ходе судебного разбирательства общественно – политическое значение дела, подвергает анализу и оценке полеченные доказательства в суде, дает юридическую оценку установленным фактам, характеризует личность обвиняемого и высказывает свое понимание меры преступления или призывает к оправданию обвиняемого. То же самое и в гражданском деле». Советский адвокат защиты не был законным представителем обвиняемого по сути в качестве независимой стороны, определяющей линию своего поведения. К 50-м годам многие адвокаты были членами КПСС. В личном плане членство в партии обеспечивало карьеру в адвокатуре, но часто не адекватно выражало действительные идеологические предпочтения.
Если отойти от законодательных реформ, касающихся роли защиты, следует сказать, что в адвокатуре, насчитывавшей приблизительно 12 900 человек при населении Советского Союза 191 млн., в начале 60-х годов происходили изменения в уставных документах. В 1961г. Коллегии адвокатов Москвы и Ленинграда заменили общие собрания (конференциям) представителей консультации. Это изменение сузило возможности для влияния рядовых адвокатов на решение профессиональных проблем. Возможность созыва конференции вместо общего собрания адвокатов была подтверждена Законом РСФСР об Адвокатуре 1980г. В Законе РСФСР об адвокатуре от 25 июля 1962г. пересматривалась часть закона 1939г. (Ведомости Верх. Сов. РСФСР - №29-1962.-СТ. 450, сравнение сталинского законодательства с законом 1962г. Однако это был не реформаторский закон, поскольку Министерству Юстиции, а когда оно было распущено, юридическим комиссиям, исполкомам и местным советам вменялось в обязанность осуществлять «общее руководство коллегиями адвокатов». Сюда включались вопросы шкалы ставок и установления сроков стажировки. Конечно, узурпация автономии адвокатуры Министерством Юстиции – тема, к которой постоянно возвращались в течение многих десятилетий как при царизме, так и при авторитарном режиме Советов. В июле 1955г. Министерство Юстиции вновь захватило контроль, когда стало получать регулярные отчеты президиумов коллегий о поведении и практике отдельных адвокатов и функционировании консультаций. В законе не было статьи, которая защищала бы адвоката от дачи показаний против своего клиента. Закон «только удерживал адвоката от разглашения информации «по данному делу».
В 50-е годы выросло число студентов – юристов. Численность студентов – юристов возросла в 50-е годы примерно до 45 тыс. Человек (60% учились в заочных вузах). Темп роста численности юристов занимали новые должности.
Внутри юридической профессии наблюдалась некоторая мобильность, особенно там, где бывшие прокуроры и судьи переходили в адвокатуру. Хотя, разумеется, далеко не все из этих бывших прокуроров и судей были слабо подготовленными юристами, иногда они снижали общий уровень профессионализма. К концу советского периода в некоторых случаях наблюдался разрыв в качестве подготовки и уровне практики у адвокатов, учившихся в дневных юридических учебных заведениях, таких как юридический факультет МГУ или ЛГУ, и у адвокатов, учившихся в заочных и вечерних вузах, как это склонны были делать многие бывшие государственные чиновники, превратившиеся в юристов. Выпускники вечерних и заочных вузов не подлежали государственному распределению. К концу 50-х годов численность студентов дневного отделения была сокращена по приказу Хрущева (он считал, что выпускается слишком много юристов. Благодаря улучшению юридического образования, а также в результате повышения статуса защиты в судопроизводстве, по крайне мере, по закону, большее количество людей в хрущевский период старались стать адвокатами (хотя численность адвокатов по отношению ко всему населению была значительно ниже, чем в большинстве стран Запада), Контроль государства за ростом численности адвокатов (истоки этой практики восходят к периоду царизма) мешал увеличению численность и адвокатов до уровня соответствия реальному спросу.
Процесс, начавший при Хрущеве, носил эволюционный характер и не всегда развивался однозначно при Брежневе. Конечно, юристов, в том числе адвокатов, можно было заверить, что они могут проводить шумные кампании в пользу реформ правовой системы и их за это не казнят. Кроме того, у юрисконсультов, юристов, пользовавшихся меньшим престижем в обществе, работавших на большинстве предприятий, стало больше обязанностей с введением реформ Косыгина. Возможно, от этого выиграли и адвокаты, работавшие на предприятиях в качестве консультов (там, где не было собственной юридической службы). В то же время Зигурд Зайл отмечает, что «у адвокатов вызывало озабоченность вторжение юрисконсультов», их численность росла в связи с увеличением спроса на правовые услуги в экономической сфере. Однако в то же время госчиновники продолжали ограничивать контроль адвокатов над ставками гонорара. В 1965г. Государственный Комитет по труду и заработной плате при Совете Министров СССР принял «Типовые правила по оплате труда адвокатов» и «Инструкции по оплате правовой помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, институтам, колхозам и другим организациям».
В области применения хозяйственного права обязанности адвокатов действительно расширились, и произошло это по инициативе государства, хотя большинство гражданских дел продолжали рассматриваться без участия адвокатов. 12 июня 1971г. Брежнев говорил о «дальнейшем укреплении и развитии советского законодательства, гарантирующего строжайшее соблюдение социалистической законности и правопорядка», что, в частности, касалось прерогатив государства в экономической области. 23 декабря 1970г. ЦК КПСС и Совет Министров выпустили совместное постановление «Об улучшению правовой работы в народном хозяйстве», которым предусматривались меры по работе адвокатов на тех предприятиях, где не было постоянных юрисконсультов. Тем самым ликвидировался пробел в их юридическом обслуживании. 8декабря 1972г. Министерство Юстиции СССР утвердило типовой договор «Об оказании правовых услуг на предприятиях, в институтах и других организациях (кроме колхоза) юридическими консультациями при коллегиях адвокатов». В 1973г. Министерство Юстиции утвердило новый типовой договор, разрешивший адвокатам предоставлять правовые услуги колхозам.
В конце 70-х – начале 80-х годов шла дальнейшая разработка вопросов правового обоснования адвокатуры как института. В брежневской конституции 1977г. содержалась статья о коллегии адвокатов (ст. 161), в которой адвокатура официально признавалась конституционном органом[1]. С другой стороны, в этом качестве она становилась в большей степени государственным делом, нежели оставалась полуавтономной профессией. В Законе РСФСР «Об адвокатуре», принятом после одобрения всесоюзного закона в 1979г., четко определялись новые права и обязанности адвокатов. Данный документ в одно и тоже предоставлял адвокатуре большую легитимность и подчеркивал ее зависимость от Министерства Юстиции. Коллегии адвокатов рассматривались как «общественные организации», но они могли быть образованы только с одобрением местных государственных органов и республиканского министерства юстиции.
В законе «Об адвокатуре» принятый 30 ноября 1979г. говорится о том, что в соответствии с Конституцией СССР основной задачей советской адвокатуры является оказание юридической помощи гражданам и организациям.
Адвокатура в СССР содействует охране прав и законных интересов граждан и организаций, осуществлению правосудия, соблюдению и укреплению социалистической законности, воспитанию граждан в духе точного и неуклонного исполнения советских законов. Бережного отношения к народному добру, соблюдения дисциплины труда, уважения к правам, чести и достоинству других лиц, к правилам социалистического общежития.
Коллегия адвокатов являются добровольными объединенными лиц, занимающихся адвокатской деятельностью.
Высшим органом коллегии адвокатов является общее собрание (конференция) членов коллегии, ее исполнительным органом – президиум, контрольно-ревизионным органом – ревизионная комиссия.[2]
Изучение судебной практики показало, что конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту соблюдается и это положительно влияет на качество осуществления правосудия. Вместе с тем по отдельным делам не полностью выполняют требования некоторых норм уголовно – процессуального законодательства, что приводит к нарушению права на защиту.
Десятилетиями правительственные чиновники держали численность адвокатов на низком уровне (1 адвокат на 13000 человек), продолжали контролировать адвокатов путем учета их дел, следя за из поведением в зале суда. Кроме того, адвокаты еще были обязаны выступать с публичными лекциями о социалистической законности, так как в их обязанности входило распространение правовых знаний. Такой порядок раздражал некоторых адвокатов, хотя в то же время другие предпочитали работать при строгом государственном регулировании и не хотели иметь дополнительной ответственности, возникающей из автономии профессии (несколько адвокатов их двух московских районных коллегий были обеспокоены возможным формированием союза, так как они не хотели терять свои неформальные связи с госчиновниками, а при образовании союза им пришлось бы подчиняться интересам большинства адвокатов СССР.
Считалось, что адвокаты наиболее автономны в юридической профессии, их близость к государству меньше, чем у представителей других юридических профессий. Например, эффективность работы адвоката в суде была ограничена в определенной степени заинтересованностью государства в обеспечении высокого уровня осуждения, затрудненным доступом к клиентам и к материалам дела до процесса и иногда во время процесса. Сами адвокаты, их внимание к соблюдению процессуальных норм рассматривались как помехи для проведения расследования и причин запутывания уголовного дела. Следователи и прокуроры обычно побеждали в этой игре, особенно на стадии досудебного разбирательства. Адвокаты выступали в суде по 70% уголовных дел, но присутствовали лишь на одной трети предварительных расследований. Статистические данные Министерства Юстиции показывают, что в 1970-1980 гг. более 70% ходатайств и заявлений адвокатов РСФСР были отклонены следователями (цитируется по обзору М. Гофштейна в «Советской Юстиции», №21 (1989) ,с.31).
В 1986-1988 гг. в СССР произошел «корпоративный бум»: во всех сферах деятельности – от медицины до «оборонки» – стали появляться кооперативы. Это и понятно – кооперативы и малые предприятия стали первыми ласточками приближавшейся экономической свободы предвестниками рынка. Оказание правовых услуг не могло быть исключением. Стали возникать правовые кооперативы. Надо помнить, что в то время общественное мнение не восприняло кооперативы как нечто положительное. Достаточно просмотреть газеты тех времен, чтобы вспомнить, что слово «кооператор» было ругательным, а не хвалебным. Соответственно те, кто «был в порядке» – действующие судьи, прокурора, следователи, нотариусы, адвокаты, юрисконсульты – не «кинулись в очертя голову» в правовую кооперацию, оставив, по – существу, это поле деятельности людям, которые в силу разных причин не смогли найти себя в существующей системе. Среди первых кооператоров от закона были люди с неуживчивыми характерами, но при этом хорошие юристы, были и плохие юристы, от которых избавлялись в традиционных учреждениях, были и люди нечистые на руку, была и «зеленая молодежь», быстрее других понявшая, какую золотоносную жилу им предоставило время.
Второй раз консерватизм и недальновидность руководства адвокатуры проявилась в самом начале 90-х. Ситуация тогда сложилась уже иная. Слабые, неподготовленные и нечистоплотные правовые кооператоры стали «вымирать», сильные и квалифицированные заняли свое место под солнцем, оставшихся фактически без бюджетного финансирования, серьезные юристы, работавшие в Минюсте Союза, и в органах исполнительной власти, и в распущенных, реорганизованных, сокращенных министерствах и ведомствах. В то же время между Минюстом России и адвокатурой шла своеобразная борьба по поводу проекта закона об адвокатуре. Адвокатура хотела получить закон, давший ей полную независимость и бесконтрольность со стороны государства, а Минюст, наоборот, пытался провести законопроект, который противоречил основным принципам формирования адвокатского корпуса и деятельности адвокатуры как саморегулирующейся организации. Ни одна из сторон не была готова идти на компромисс. Результат оказался весьма плачевным для всех. Минюст санкционировал создание альтернативных коллегий.
Я считаю, что и посей день отношение к адвокатским фирмам, вопреки очевидным фактам, остается «в среднем» весьма настороженным.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
6. Становление современной российской адвокатуры (1989-2002 гг.).

В конце 1970-х годов шла дальнейшая разработка вопросов правового обоснования адвокатуры как института. В статье 161 Конституции СССР 1977 г. адвокатура впервые официально признавалась конституционным органом, и с этого момента она становилась более государственным делом, нежели оставалась полуавтономной и независимой профессией.
Закон СССР "Об адвокатуре" и Положение 1980 г. четко определяли новые права и обязанности адвокатов, хотя и не внесли принципиальных изменений в структуру адвокатуры. Они, с одной стороны, предоставляли адвокатуре большую легитимность, но с другой - подтверждали ее зависимость от Министерства юстиции СССР (РСФСР). Коллегии адвокатов рассматривались как общественные организации, но могли быть образованы только с одобрения местных государственных органов и республиканского министерства юстиции.
Безусловно, законы определяли задачи адвокатуры на основании существовавших в 1980-е годы политических и идеологических установок, партийных предписаний и моральных норм.
Она была призвана содействовать "охране прав и законных интересов граждан и организаций, осуществлению правосудия, соблюдению и укреплению социалистической законности, воспитанию граждан в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, бережного отношения к народному добру, соблюдению дисциплины труда, уважения к правам, чести и достоинству других лиц, к правилам социалистического общежития" (ст. 1).
Но самое главное, в законах отсутствовало определение столь важных понятий, как "адвокатура" и "адвокатская деятельность". Это упущение привело к расширительному толкованию данных понятий в начале либеральных реформ 1991 - 1993 гг., в результате чего в институт адвокатуры были включены частнопрактикующие юристы, коммерческие фирмы и т.п. Вследствие этого были созданы многочисленные "параллельные" адвокатские структуры, коллегии адвокатов, юридические центры. Между тем, надо полагать, при разработке положения ст. 1 законодатель в лице Верховного Совета не ставил перед собой задачи расширения юридических структур. Перед ним стояла иная цель - приравнять функции адвокатуры к правоохранительным и идеологическим органам в целях воздействия на гражданина.
Вместе с тем законы об адвокатуре заложили основы для развития и совершенствования законодательства об адвокатуре уже в новых условиях, которые были не за горами. Так, наличие высшего юридического образования стало обязательно для всех адвокатов. Большое внимание уделялось вопросам уголовно-процессуальной защиты, причем было поставлено под сомнение традиционное представление о сходстве в уголовном процессе сущности защиты и обвинения. В целях обеспечения максимально возможных процессуальных основ защиты в процессе предусматривалось не только право адвоката запрашивать через юридические консультации из государственных и общественных организаций справки, характеристики и иные документы, необходимые для оказания юридической помощи, но и обязанность в установленном порядке выдавать эти документы или их копии. Эта норма (ст. 6) имела большое значение, ибо создавала гарантии права адвоката на сбор доказательств (ранее организация, получившая запрос юридической консультации, могла его проигнорировать), способствуя тем самым повышению эффективности оказываемой адвокатом правовой помощи и росту его активности в процессе.
Изучение судебной практики тех лет показывает, что конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту в большинстве случаев соблюдался, и это оказывало, безусловно, положительное влияние на качество правосудия.
В завершение обзора советской эпохи следует отметить, что десятилетиями государство удерживало численность адвокатов на низком уровне (из расчета один адвокат на 13 тыс. человек), контролировало деятельность адвокатов путем учета дел и слежения за их поведением в зале суда. Помимо своего прямого предназначения - оказания юридической помощи гражданам и организациям, адвокаты должны были выступать с публичными лекциями о социалистической законности, поскольку в их обязанности входило распространение правовых знаний.
Считалось, что адвокаты наиболее автономны: их близость к государству меньше, чем у представителей других юридических профессий. Эффективность работы адвоката в суде была ограничена в определенной степени заинтересованностью государства в обеспечении высокого уровня осуждения, именно поэтому адвокатам был затруднен доступ к доверителям и материалам дела до процесса, а иногда и во время него. При проведении расследования адвокаты расценивались как помеха, поскольку их внимание к соблюдению процессуальных норм мешало запутывать уголовное дело. В этой игре обычно побеждали следователи и прокуроры, особенно на стадии досудебного разбирательства. Адвокаты выступали в суде в 70% уголовных дел, но присутствовали лишь на одной трети предварительных расследований. Статистические данные Министерства юстиции СССР показывают, что в 70-е годы более 70% ходатайств и заявлений адвокатов РСФСР были отклонены следователями <1>.
--------------------------------
<1> См.: Гофштейн М. Обзор ходатайств и заявлений адвокатов РСФСР // Советская юстиция. 1989. N 21. С. 31.

В 1986 - 1988 гг. в стране произошел "кооперативный бум": во всех сферах деятельности, от медицины до "оборонки", начали появляться кооперативы. Оказание правовых услуг не могло быть исключением: стали возникать первые правовые кооперативы, которые, кстати, не воспринимались общественностью как нечто положительное. Достаточно просмотреть газеты тех лет, чтобы вспомнить, что слово "кооператор" ассоциировалось с чем-то негативным.
Второй раз консерватизм и недальновидность руководства адвокатуры проявились в начале 1990-х гг. К тому времени слабые, неподготовленные и нечистоплотные на руку правовые кооператоры стали постепенно "вымирать", сильные и квалифицированные юристы, объединившиеся в кооперативы, заняли свое место под солнцем. В это время между Министерством юстиции РФ и адвокатурой шла своеобразная борьба за проект закона об адвокатуре.

§ 3. Российская адвокатура после принятия
Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ
"Об адвокатской деятельности и адвокатуре
в Российской Федерации"

Итогом почти десятилетней борьбы адвокатского сообщества и Министерства юстиции стал Закон об адвокатуре <1>, принятие которого ознаменовало собой новый этап в развитии российской адвокатуры - ее реформирование и принципиально иное развитие ее основных институтов.
--------------------------------
<1> См.: СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

Адвокатура является тем правовым институтом, который призван на профессиональной основе обеспечивать защиту прав, свобод и интересов физических и юридических лиц.
Адвокатура - это структура гражданского общества, профессиональное объединение юристов, созданное на добровольной основе с целью служения людям в форме оказания квалифицированной юридической помощи. Укрепление законности - функция государства, для которой оно создает соответствующий аппарат, правоохранительные органы. Содействовать этим органам в выполнении ими собственных функций укрепления законности адвокатура не может по своей юридической природе, как независимый от государства орган, более того призванный стоять на стороне гражданина, а не государства, преследующего этого гражданина. Отношения между государством и адвокатурой должны строиться на принципе равноправных субъектов.
Основополагающие принципы организации деятельности адвокатуры - полная независимость адвоката при осуществлении адвокатской деятельности; свобода высказываний в публичных судебных и иных выступлениях; самоуправляемость адвокатских объединений; добровольное вступление в адвокатуру; право на ассоциации, присоединение к международным сообществам адвоката и участие в них; соблюдение норм профессиональной этики и сохранение адвокатской тактики, справедливость и гуманизм <1>.
--------------------------------
<1> См.: Кучерена А.Г. Указ. соч. С. 75.

Закон об адвокатуре, вступивший в силу с 1 июля 2002 г., пришел на смену Положению 1980 г. Порядок осуществления адвокатской деятельности регулируется также иными нормативными правовыми актами, в том числе:
- Постановлением Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. N 584 "Об утверждении Положения о ведении реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации" <1>.
--------------------------------
<1> См.: Российская газета. 2003. 1 октября.

Согласно ч. 1 ст. 1 Закона об адвокатуре, "адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию". Под адвокатурой (ст. 3) понимается профессиональное сообщество адвокатов, которое как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности и принципа равноправия адвокатов. В статье 4 Закона об адвокатуре предусмотрено, что законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре основывается на Конституции РФ и состоит из Закона об адвокатуре, других федеральных законов, принимаемых в соответствии с федеральными законами, нормативных правовых актов Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность, а также из принимаемых в пределах полномочий, установленных Законом об адвокатуре, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.
Кардинальность произошедших изменений можно проследить на примере оплаты труда адвокатов. В соответствии с ч. 1 ст. 48 Конституции РФ в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь должна оказываться бесплатно, что следует рассматривать как исключение из правила.
До 1988 г. государственные расценки на услуги адвокатов были столь малы, что адвокаты отказывались вести дела без заключения соглашения с доверителем, ибо такое соглашение в соответствии с Положением 1980 г. позволяло им получать дополнительную оплату (так называемый микс - максимальное использование клиента). По мнению руководителя международной службы Межтерриториальной коллегии "Гильдия российских адвокатов", заведующего адвокатским бюро "Международное" В.Б. Зимоненко, несовершенство этого Положения усугублялось тем, что помимо него действовали еще около 100 подзаконных актов, включая нормативы, разъяснения и т.п., не всегда и не во всем соответствовавшие закону <1>. Так, до 1988 г. специальными нормативами максимально возможный заработок адвоката был равен 400 руб., что объяснялось идеологическими мотивами: 500 руб. в месяц получал первый секретарь райкома партии, и, конечно, адвокат не должен был зарабатывать больше своего партийного руководителя. После 1988 г. адвокатам было разрешено устанавливать самостоятельные расценки, но это сразу же ограничило доступность юридической помощи.
--------------------------------
<1> См.: Грудцына Л.Ю. Адвокаты свои и чужие: адвокаты делятся впечатлениями // Адвокат. 2002. N 7. С. 8.

В связи с необходимостью обеспечения конституционного права на защиту в ст. 22 Положения 1980 г. предусматривалось оказание бесплатной юридической помощи нескольким категориям граждан:
- истцам в судах первой инстанции при ведении дел о взыскании алиментов и трудовых дел; по искам колхозников к колхозам об оплате труда; о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с работой; о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, наступившей в связи с работой, а также гражданам при составлении заявлений о назначении пенсий и пособий;
- гражданам по жалобам на неправильные записи в списках избирателей;
- депутатам Советов народных депутатов при даче консультаций по вопросам законодательства, связанным с осуществлением ими депутатских полномочий;
- членам товарищеских судов и добровольных народных дружин по охране общественного порядка при даче консультаций по законодательству в связи с их общественной деятельностью.
И такую юридическую помощь коллегии адвокатов оказывали бесплатно на протяжении 22 лет (с 1980 г. до 1 июля 2002 г.).
Кроме того, заведующий юридической консультацией, президиум коллегии адвокатов, орган предварительного следствия, прокурор и суд (в производстве которых находится дело) были вправе, исходя из имущественного положения гражданина, полностью или частично освободить его от оплаты юридической помощи. При освобождении гражданина от оплаты труд адвоката должен был оплачиваться из средств коллегии, а если гражданин освобождался от оплаты юридической помощи органом предварительного следствия - прокурор или суд расходы на оплату труда адвоката относили в установленном порядке на счет государства.
Статья 26 Закона об адвокатуре - до внесения в нее изменения Федеральным законом от 28 октября 2003 г. N 134-ФЗ "О внесении изменения в статью 26 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" <1> (далее - Закон N 134-ФЗ) - устанавливала два императивных условия, при которых гражданам оказывалась бесплатная юридическая помощь. Во-первых, такая помощь оказывалась гражданам Российской Федерации, чей среднедушевой доход ниже величины прожиточного минимума, установленного законом соответствующего субъекта России (поправки касались этого условия). Во-вторых, к таким гражданам относятся:
--------------------------------
<1> См.: Российская газета. 2003. 31 октября.

- истцы - по рассматриваемым судами первой инстанции делам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью;
- ветераны Великой Отечественной войны - по вопросам, не связанным с предпринимательской деятельностью;
- граждане, пострадавшие от политических репрессий, - по вопросам, связанным с реабилитацией;
- граждане, которым требуется составление заявлений о назначении пенсий и пособий.
При сравнении ст. 22 Положения и ст. 26 Закона об адвокатуре можно сделать по крайней мере два вывода. Первый: в новом Законе осталась норма, касающаяся таких категорий споров в судах первой инстанции, как взыскание алиментов, возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем. Как и прежде, адвокаты обязаны бесплатно составлять заявления о назначении пенсий и пособий (презюмируется, что эта категория граждан является малообеспеченной и не в состоянии платить за оказанную юридическую помощь). Однако если в Положении 1980 г. категории граждан, претендовавших на бесплатную юридическую помощь, просто перечислялись, то Закон об адвокатуре добавил обязательное условие: среднедушевой доход этих граждан должен быть ниже величины прожиточного минимума, установленного законом субъекта Федерации <1>.
--------------------------------
<1> См., напр.: Бадретдинов А. Защита по назначению - только для малоимущих // Российская юстиция. 2003. N 2. С. 14.

Второй вывод касается появления новых категорий граждан, которые вправе претендовать на помощь в порядке ст. 26 Закона об адвокатуре, - ветеранов Великой Отечественной войны и репрессированных граждан, но осталось в прошлом оказание юридической помощи (хотя бы консультирование по вопросам законодательства) депутатам местных законодательных органов, членам товарищеских судов и добровольных народных дружин. Это весьма разумный шаг хотя бы потому, что по логике бесплатная юридическая помощь должна относиться только к малообеспеченным гражданам. Сейчас невозможно представить использование, например, депутатами (лицами, наделенными властными полномочиями) бесплатной помощи адвоката, поскольку Закон об адвокатуре (ст. 3) четко разграничил систему органов государственной власти и адвокатуру как институт гражданского общества.
Итак, Законом N 134-ФЗ, вступившим в силу с 31 октября 2003 г., абз. 1 ч. 1 ст. 26 Закона об адвокатуре изложен в новой редакции: "Юридическая помощь гражданам Российской Федерации, среднедушевой доход семей которых ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте Российской Федерации в соответствии с федеральным законодательством, а также одиноко проживающим гражданам Российской Федерации, доходы которых ниже указанной величины, оказывается бесплатно в следующих случаях...".
Целесообразность принятия этой поправки обсуждалась на заседании Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 17 сентября 2003 г. Тогда представитель Минюста России С.А. Самойлов высказал мнение о том, что сама попытка дополнить словосочетание "среднедушевой доход" словом "семьи", а слово "законом" заменить словами "органом исполнительной власти" направлена на "уменьшение круга "бесплатников", поскольку семей со среднедушевым доходом ниже прожиточного уровня намного меньше, чем лиц со среднедушевым доходом ниже прожиточного минимума <1>.
--------------------------------
<1> См.: Грудцына Л.Ю. Комиссия Федеральной палаты адвокатов уточняет поправки к Закону об адвокатуре // Адвокат. 2003. N 10. С. 5.

Действительно, такое мнение вполне логично и обоснованно. Безусловно, подобное сужение круга лиц, которым оказывается бесплатная юридическая помощь, негативно. Однако оно с формальной точки зрения не противоречит общей конструкции нормы: "В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно".
Упомянутым выше совместным Приказом Минюста и Минфина России был утвержден Порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности уголовного дела. Это - важнейший шаг в урегулировании адвокатской деятельности, поскольку вводит в действие механизм компенсационных выплат. Отсутствие таких выплат адвокатам, безусловно, нарушало бы ст. 130 Трудового кодекса РФ, согласно которой государство гарантирует работнику минимальный размер месячной оплаты труда (таким образом, презюмируется, что за малообеспеченных граждан адвокатам за их труд должно платить государство). Однако, хотя этот вопрос четко урегулирован законодательно, на практике работа механизма компенсации адвокатам за их бесплатный труд оставляет желать лучшего.
Следует признать, адвокаты по-прежнему сторонятся бесплатной помощи, пытаются избежать общения с гражданами, добивающимися назначения им бесплатного адвоката. Вполне объяснимо с логической точки зрения, что качество юридической помощи, оказываемой по соглашению, и бесплатной помощи существенно различается.
Помимо адвокатов, юридическую помощь по гражданским делам могут оказывать и другие лица. Согласно ст. 49 ГПК РФ, представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела (доверенность). Таким образом, адвокат - не единственный представитель гражданина в рамках гражданского судопроизводства. Вопрос об оказании бесплатной юридической помощи не стоит замыкать на адвокатах. За последние несколько лет в России получили развитие общественные неправительственные организации по защите прав человека, как правило специализирующиеся на определенных делах и помогающие малообеспеченным гражданам бесплатно. Государству следовало бы обеспечить благоприятный режим, в том числе налоговый, для работы этих общественных (благотворительных) организаций. Вместе с тем необходимо создать государственные юридические приемные, которые могли бы оказывать гражданам бесплатную юридическую помощь и стать альтернативой бесплатной адвокатской помощи.
Итак, в целом история адвокатуры в России, безусловно, нашла свое отражение в Законе об адвокатуре.
Адвокатура является тем правовым институтом, который призван на профессиональной основе обеспечивать защиту прав, свобод и интересов физических и юридических лиц. Закон об адвокатуре освещает скрытые проблемы современной адвокатуры, формы и методы ее деятельности в условиях серьезных социальных перемен, произошедших в жизни общества. Возможно, принятие Закона об адвокатуре позволит данному институту в полной мере реализовать свое высокое предназначение, ведь в нем учтены такие прогрессивные моменты, как самоуправление адвокатских коллегий, отсутствие подчинения коллегии и конкретного адвоката ничему и никому, кроме Закона и Кодекса профессиональной этики адвоката (принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.) <1>, отсутствие административно-территориальных преград в деятельности адвоката и необходимости учета, приписки к конкретному судебному органу.
--------------------------------
<1> См.: Российская газета. 2005. N 222.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
7. Модернизация законодательства об адвокатуре в начале XXI в. (после принятия Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации").

§ 1. Понятие, содержание и основные направления реализации
судебно-правовой реформы в России 1990-х годов XX в.

Концепцией судебной реформы <1> ставились задачи расширения сфер судебной защиты прав и свобод граждан, совершенствования судопроизводства, повышения доступа к правосудию, приведения российского законодательства в соответствие с современными мировыми стандартами, нормами и принципами международного права <2>. Главные задачи Концепции:
--------------------------------
<1> См.: Постановление ВС РСФСР от 24 октября 1991 г. N 1801-1 "О Концепции судебной реформы в РСФСР" // Ведомости ВС РСФСР. 1991. N 44. Ст. 1435.
<2> См.: Лебедев В. Расширение доступа к правосудию - одна из целей судебной реформы // Российская юстиция. 1999. N 9. С. 2.

- обеспечение суверенного права РСФСР осуществлять правосудие и уголовное преследование на своей территории в соответствии с собственным материальным и процессуальным правом;
- утверждение судебной власти в государственном механизме как самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от властей законодательной и исполнительной;
- защита и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в судопроизводстве;
- закрепление в нормах уголовного и гражданского процесса, в законодательных актах демократических принципов организации и деятельности правоохранительных органов, положений, отвечающих рекомендациям юридической науки;
- достижение уровня материально-технического обеспечения судов, органов юстиции, прокуратуры, внутренних дел, следственных подразделений, а также материального, бытового и социального обеспечения работников правоохранительных органов, возложенной на эти органы и их работников ответственности;
- обеспечение достоверности и повышение доступности информации о деятельности правоохранительных органов, судебно-правовой статистики <1>.
--------------------------------
<1> См.: Радченко В.И. Защита прав граждан - основная цель судебной реформы // Юридический мир. 2005. N 12. С. 23.

В качестве важнейших направлений судебной реформы были определены:
- создание федеральной судебной системы;
- признание права каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом;
- расширение возможностей обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц, установление судебного контроля над законностью применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения;
- организация судопроизводства на принципах состязательности, равноправия сторон, презумпции невиновности подсудимого;
- дифференциация форм судопроизводства;
- совершенствование системы гарантий независимости судей и подчинения их только закону, закрепление принципа их несменяемости <1>.
--------------------------------
<1> См.: Кузьмина М.А. Некоторые аспекты гласности правосудия по гражданским делам в свете судебно-правовой реформы // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 2. С. 13.

В 2000 г. на пятом Всероссийском съезде судей рассматривались результаты проводимой судебной реформы: "Период, прошедший со времени одобрения российским парламентом Концепции судебной реформы в РСФСР, представленной Президентом РСФСР (октябрь 1991 г.), ознаменован утверждением в России судебной власти, которая характеризуется как самостоятельная ветвь государственной власти наличием у нее необходимых властных полномочий, реализуемых только судами; установленным законом механизмом обязательного исполнения вступивших в силу судебных актов; наличием у высших судов страны права законодательной инициативы; функционированием органов судейского сообщества; установленным законом порядком обеспечения судебной деятельности, осуществляемого внутри самой судебной системы; наличием самостоятельного учебного и научно-методического учреждения, каковым является Российская академия правосудия" <1>.
--------------------------------
<1> См.: Плигин В.Н. Судебная реформа завершена? // Эж-Юрист. 2006. N 37. С. 19.

Следует согласиться с В.М. Жуйковым, утверждающим, что огромное значение для определения целей судебной реформы имеют положения Конституции РФ о том, что Россия - правовое, социальное государство (ст. ст. 1, 7), что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, их признание, соблюдение и защита - обязанность государства (ст. 2), что права и свободы человека обеспечиваются правосудием (ст. 18), что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, что решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ст. 46) <1>.
--------------------------------
<1> См.: Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию // М.: Издательство "Статут", 2006. С. 1.

Достижения в деле становления и развития судебной власти очевидны, однако нельзя не отметить, что продвижению судебной реформы препятствует ряд негативных факторов, существенно влияющих на эффективность работы судов и доступность правосудия, что вызывает обоснованные жалобы граждан <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление V Всероссийского съезда судей от 29 ноября 2000 г. "О ходе судебной реформы в Российской Федерации и перспективах развития судебной системы" // Российская юстиция. 2001. N 2. С. 3 - 8.

Концепция судебной реформы затронула различные аспекты судебной деятельности, в том числе по отправлению правосудия. Разделение государственной власти на исполнительную, законодательную и судебную ветви призвано установить верховенство закона в гражданском обществе, определить эффективные пути построения демократического правового государства с развитой рыночной экономикой. Отсутствие в недавнем прошлом сильной, авторитетной судебной власти отрицательно сказывалось на общественной оценке возможности построения правового государства и установления независимости судебной власти.
Главным условием эффективного реформирования судебной системы, становления независимости и беспристрастности суда является создание нормативной базы, регулирующей различные сферы судебной деятельности. Для этого идеи судебной реформы должны были найти свое воплощение в федеральных законах, что являлось основным условием их претворения в жизнь.
Судебная власть, охраняя права и свободы человека, защищая законные интересы государства, становится участником осуществления всех функций государства. Ее роль в условиях динамично развивающегося российского общества, функционирования рыночного хозяйства, безусловно, возрастает. И это важно, поскольку в демократически организованном обществе разрешение возникающих конфликтов должно происходить без произвола и насилия, на основе известных всем правовых установлений, что должно в идеале обеспечиваться судебной властью. Таким образом, судебная власть представляет собой самостоятельную ветвь государственной власти Российской Федерации, осуществляемой независимым судом в сотрудничестве с другими институтами государства и общества <1>.
--------------------------------
<1> См.: Научно-практический комментарий (постатейный) к Конституции Российской Федерации / Под ред. Ю.А. Дмитриева. М.: ЗАО "Юстицинформ", 2007. С. 530.

Конституция РФ провозглашает право каждого на судебную защиту его прав и свобод (ст. 46). Одно из условий реализации этого конституционного права связано со спецификой организации и деятельности самой судебной власти как государственного института, на доступ к процедурам и компетенции которого и нацелено конституционное право. Поскольку правосудие в современной России находится в фазе становления, вопрос о его качественном состоянии необходимо рассматривать в контексте проводимой судебно-правовой реформы. От эффективности функционирования судебной власти зависит в конечном счете уровень социальной ценности конституционной декларации о судебной защите прав и свобод личности <1>.
--------------------------------
<1> См.: Крутиков М.Ю. Проблемы функционирования судебной системы в Российской Федерации // Современное право. 2007. N 6. С. 23.

Глава седьмая Конституции РФ о судебной власти содержит нормы, определяющие не только компетенцию различных судов, но и основы устройства отечественной судебной системы, правовое положение судей, ряд принципов судебной деятельности. В соответствии с Конституцией РФ и другими законами термин "судебная власть" наполняется соответствующим содержанием <1>.
--------------------------------
<1> См.: Энеев А.Х. Организационно-правовые основы деятельности института суда присяжных заседателей в России: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 45, 46.

Судебная власть представляет собой вид государственной власти. А государственную власть осуществляют государственные органы. Однако власть - это не только те или иные учреждения, должностные лица, но и функции, которые им принадлежат, а также их реализация <1>. На современном этапе развития демократических начал в Российской Федерации высока степень ответственности и значимости судебной власти. Уровень доверия населения Российской Федерации к судебным органам возрос в значительной степени, что, в свою очередь, может свидетельствовать и о количественном росте рассматриваемых в судах общей юрисдикции уголовных и гражданских дел.
--------------------------------
<1> Смысл термина "власть" истолковывается в основном значении как "право, сила и воля над кем-либо, свобода действий и распоряжений, начальствования"; "право и возможность распоряжаться, повелевать, управлять кем-либо, чем-либо"; "могущество, господство, сила".

В этой связи особое значение имеет правильно организованное обеспечение деятельности судов всех звеньев и инстанций, целью которого является максимальное освобождение судей и председателей судов от выполнения функций, не установленных процессуальным законодательством <1>. Согласно п. 2 ст. 1 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 7-ФЗ "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации", под организационным обеспечением деятельности судов понимаются мероприятия кадрового, финансового, материально-технического и иного характера, направленные на создание условий для полного и независимого отправления правосудия <2>.
--------------------------------
<1> См.: Организация деятельности судов: Учебник / Под ред. В.М. Лебедева. М.: Норма, 2007. С. 43.
<2> См.: СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 223.

Судебный департамент при Верховном Суде РФ является федеральным государственным органом, осуществляющим организационное обеспечение деятельности судов общей юрисдикции: верховных судов республик, краевых и областных судов, судов городов федерального значения, судов автономной области и автономных округов, районных судов, военных и специализированных судов, органов судейского сообщества, а также финансирование мировых судей.
Судебный департамент, его органы и учреждения призваны способствовать укреплению самостоятельности судов общей юрисдикции, независимости судей и не вправе вмешиваться в осуществление правосудия. Нормативные правовые акты, регулирующие организацию деятельности судов, представляют собой определенную систему, основанную на их юридической силе, - от федеральных законов до ведомственных инструкций и правил.
Функционирование судебной власти предполагает создание надлежащих условий для ее деятельности: наличие законодательной базы, укомплектованность квалифицированными кадрами, своевременное и полное финансирование, размещение судов в подобающих зданиях, их ремонт, оснащение мебелью, компьютерной и другой оргтехникой, канцелярскими принадлежностями и другие необходимые условия обеспечения деятельности судов.
В истории Российского государства применялись разные принципы и подходы к организационному обеспечению деятельности судов <1>. Со времени своего зарождения суды считались неотъемлемой частью административного аппарата, а судьи - государственными чиновниками, обязанными исполнять волю своего начальства. В условиях разделения ветвей государственной власти, каждая из которых самостоятельна, признается, что обеспечение судов должно осуществляться вспомогательными органами государства, состоящими при судах, а не исполнительными органами государственной власти.
--------------------------------
<1> См. подр.: Правоохранительные органы / Под ред. К.Ф. Гуценко. 7-е изд. М., 2002. С. 284 - 290; Федеральный закон "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации". Комментарий / Вступ. ст. В.В. Демидова. М., 1998. С. 3 - 15.

Статьей 30 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" предусмотрено, что обеспечение деятельности Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного Судов Российской Федерации осуществляют аппараты этих судов. Деятельность других судов общей юрисдикции обеспечивает Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации, других арбитражных судов - Высший Арбитражный Суд Российской Федерации <1>. Под организационным обеспечением деятельности судов понимаются мероприятия кадрового, финансового, материально-технического и иного характера, направленные на создание условий для полного и независимого осуществления правосудия <2>.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" // СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1.
<2> В Федеральном законе о Судебном департаменте применяется термин "организационное обеспечение деятельности судов", а в Законах о судебной системе (ст. 30), об органах судейского сообщества (гл. IV) употребляется словосочетание "обеспечение деятельности". В Законах о статусе судей (п. 3 ст. 9), об органах судейского сообщества (п. 1 ст. 10) говорится о "кадровом, организационном и ресурсном обеспечении".

По своему содержанию обеспечительная деятельность судов предназначена создавать условия для нормального функционирования судебной власти, способствовать укреплению самостоятельности судов, независимости судей, ее смысл - обеспечение условий для работы, характеризуемой независимостью и самостоятельностью правосудия в государстве.
Для получения необходимых результатов от поставленной цели необходимо провести разнообразные организационно-обеспечительные мероприятия, которые можно классифицировать по ряду направлений: кадровое, финансовое, материально-техническое, информационно-правовое обеспечение, международно-правовое сотрудничество, иные мероприятия общего характера по организационному обеспечению деятельности судов и органов судейского сообщества. Однако следует отметить, что в рамках обеспечительной деятельности аппарат Верховного Суда РФ, Судебный департамент, аппараты других судов общей юрисдикции и их администраторы не обладают полномочиями на организационное управление и контроль над судами и судьями. Они играют вспомогательную роль в их деятельности, осуществляя ее организационное обеспечение, направленное на достижение указанных целей. Иными словами, они призваны способствовать укреплению самостоятельности судов, независимости судей и не вправе вмешиваться в осуществление правосудия.
Организационно-правовое обеспечение судов общей юрисдикции, за исключением Верховного Суда РФ, а также органов судейского сообщества, возлагается на Судебный департамент.
Основные полномочия по реализации указанного направления в масштабах всей страны осуществляют подразделения Судебного департамента: главное управление организационно-правового обеспечения деятельности судов, управление обеспечения деятельности органов судейского сообщества, а применительно к военным судам - главное управление обеспечения деятельности военных судов.
Наиболее важные задачи названных подразделений в сфере общего направления организационного обеспечения деятельности судов и органов судейского сообщества следующие:
- организационно-правовое обеспечение деятельности судов, мировых судей и органов судейского сообщества и разработка предложений о его совершенствовании;
- проведение комплексного анализа, прогнозирование развития и планирование работы в области организационно-правового обеспечения деятельности судов и органов судейского сообщества;
- разработка проектов федеральных законов и иных нормативных правовых актов по вопросам организационного обеспечения деятельности судов и органов судейского сообщества;
- координация работы подразделений Судебного департамента по решению задач организационно-правового обеспечения деятельности судов и органов судейского сообщества;
- взаимодействие с судами, органами судейского сообщества, федеральными органами государственной власти и иными организациями в вопросах организационно-правового обеспечения деятельности судов;
- организационно-методическое руководство и обеспечение деятельности подразделений управлений (отделов) Судебного департамента в субъектах РФ, администраторов и аппаратов судов;
- организационно-правовое и методическое совершенствование процедуры делопроизводства в судах.
На уровне субъектов РФ общее направление организационного обеспечения деятельности судов входит в обязанности подразделений управлений (отделов) Судебного департамента в субъектах РФ, а на местах, в судах, - администраторов и аппаратов судов <1>. Их задачи в реализации данного вида организационного обеспечения деятельности судов в целом соответствуют приведенным положениям. Названные задачи выполняются путем проведения в различных формах и методах значительного количества мероприятий.
--------------------------------
<1> См.: Черемных Г.Г. Институт мировых судей требует внимания // Российская юстиция. 1997. N 5. С. 10.

§ 2. Модернизация российской правовой системы и адвокатура
в начале XXI в.

Судебную систему России устанавливает Конституция РФ и Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" <1>. Судебная власть в России, согласно этим Законам, принадлежит только судам в лице судей и привлекаемых к участию в правосудии в установленном законом порядке присяжных и арбитражных заседателей. Присвоение властных полномочий суда другими органами и лицами наказывается в соответствии с уголовным законодательством. В советский период в России создавались чрезвычайные суды и приравненные к судам особые совещания. Действующая Конституция РФ запретила создание чрезвычайных судов (ч. 3 ст. 118).
--------------------------------
<1> См.: Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" // СЗ РФ. 2000. N 51. Ст. 4825.

В части 1 ст. 26 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" указано на возможность учреждать специализированные суды только "по рассмотрению гражданских и административных дел" и опять-таки исключительно путем внесения изменения в Федеральный конституционный закон.
Названный Федеральный конституционный закон различает федеральные суды, т.е. суды РФ, и суды ее субъектов. Различаются также суды общей и специальной юрисдикции.
К федеральным судам относятся Конституционный, Верховный Суды РФ и другие суды общей юрисдикции, а также Высший Арбитражный Суд РФ, арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды и арбитражные суды субъектов РФ.
Конституционный Суд РФ осуществляет судебный конституционный контроль над соответствием законов и иных нормативных актов праву, что представляет один из важнейших признаков правового государства.
Конституционный Суд РФ занимается вопросами права, отрешаясь от практической целесообразности. Так, проверяя конституционность нормативных актов и практики их применения, он признал неконституционность увольнения граждан с работы только по причине достижения ими пенсионного возраста, выселения из жилых помещений с санкции прокурора без права судебного обжалования такой санкции, возмещения причиненного вреда за время вынужденного прогула при восстановлении незаконно уволенных.
Судебные процедуры, как указывал Конституционный Суд, должны гарантировать приоритет прав и свобод человека и гражданина, не допуская предпочтения им даже самых важных общественных, ведомственных или личных интересов <1>.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 1996. N 7. Ст. 701.

Компетенция Конституционного Суда РФ устанавливается ст. 125 Конституции РФ. Основная функция Конституционного Суда РФ - конституционный контроль в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства и прямого действия предписаний Конституции на всей территории Российской Федерации. Конституционный контроль состоит в выявлении правовых актов государственных органов и должностных лиц, противоречащих конституционным положениям, а также в принятии мер к устранению этих отклонений. В случае признания правового акта неконституционным он утрачивает юридическую силу. Сомнение в конституционности закона, которым надлежит руководствоваться при разрешении того или иного дела, может возникнуть у любого суда, рассматривающего его, и в этом случае суд имеет право поставить вопрос относительно данного закона перед Конституционным Судом РФ.
Конституционный Суд РФ является единственным государственным органом, который вправе давать толкование положений Конституции РФ. Круг лиц, имеющих право на обращение в Конституционный Суд с запросом о толковании Конституции, определен исчерпывающе: Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство РФ, органы законодательной власти субъектов Федерации. Проявлять инициативу в толковании Конституции Конституционный Суд РФ не вправе. Суду могут быть предоставлены и другие полномочия.
К судам субъектов РФ относятся конституционные, уставные суды и мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции.
Система и структура судов общей юрисдикции.
Правовой основой формирования судебной системы Российской Федерации является ст. 118 Конституции РФ. На основе этой конституционной нормы разработан и принят Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации".
История развития судебной власти в России показала нецелесообразность и невозможность слепого копирования зарубежного опыта в этой части государственного строительства. Особенно тщательно приходится примерять чужие одежды судам общей юрисдикции как преобладающему подразделению судов. Они ближе всего стоят к населению и на них особенно сильно влияют политические, экономические и правовые условия, в которых им приходится функционировать. Очень важно учесть исторические условия формирования системы судов общей юрисдикции, сложившиеся веками традиции, правовую культуру.
В Российской Федерации система судов общей юрисдикции построена с учетом федеративного устройства страны и административно-территориального деления.
Закон от 8 июля 1981 г. "О судоустройстве РСФСР" предусматривал создание таких звеньев в российской судебной системе:
- Верховный Суд РСФСР, в настоящее время - Верховный Суд РФ;
- верховные суды автономных республик, краевые, областные суды и равные им по компетенции суды автономных округов и области. В это же звено входили Московский и Ленинградский городские суды, действующие на правах областных судов;
- районные народные суды (ныне федеральные районные суды).
При закреплении в Конституции наличия в России судебной власти (гл. 7) и построении ее на более демократических началах пришлось учитывать основное назначение судебной власти - защиту прав, свобод и законных интересов граждан, проживающих в Российской Федерации. Для этого следовало приблизить суды, реализующие в первую очередь функцию правосудия, к населению. Объявленное реформирование судебной системы среди других условий предусматривало увеличение числа ее звеньев.
В соответствии с Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации" система судов общей юрисдикции в настоящее время состоит из шести звеньев: Верховный Суд РФ; верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области и суды автономных округов; районные суды; военные суды; специализированные федеральные суды; мировые судьи.
В ныне действующей системе судов общей юрисдикции Верховный Суд РФ с нижестоящими судами связан только процессуально-правовыми отношениями. Вопросами обеспечения деятельности судов занимается Судебный департамент, созданный на основе Федерального закона "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации", вступившего в силу 14 января 1998 г.
Полномочия мировых судей определены Федеральным законом от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации".
Верховный Суд Российской Федерации, согласно ст. 126 Конституции РФ, является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции. В предусмотренных федеральным законом процессуальных формах он осуществляет судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.
Структура Верховного Суда - Пленум, Президиум, Судебная коллегия по гражданским делам, Судебная коллегия по уголовным делам, Военная коллегия, Кассационная палата.
Председатель Верховного Суда назначается на должность Советом Федерации по представлению Президента РФ, основанному на заключении квалификационной коллегии этого суда. Заместители Председателя и другие судьи Верховного Суда назначаются на должность Советом Федерации по представлению Президента РФ, основанному, в свою очередь, на представлении Председателя Верховного Суда и заключении Квалификационной коллегии этого суда (ст. ст. 102, 128 Конституции РФ и ст. 13 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации").
Пленум Верховного Суда действует в составе Председателя и его заместителей, в него входят все судьи этого суда. Задачей Пленума является обеспечение единства судебной практики в Российской Федерации путем дачи разъяснений по вопросам, связанным с применением судами законодательства.
В состав Президиума Верховного Суда РФ входят Председатель, его заместитель и несколько судей; Президиум действует в составе 13 судей.
Судебные коллегии по гражданским и уголовным делам, а также Военная коллегия действуют в качестве суда первой и второй инстанций. Они вправе рассматривать дела, по которым конкретные судебные постановления вступили в законную силу. Осуществляя судебный надзор, Судебные коллегии по гражданским и уголовным делам, Военная коллегия и Кассационная палата рассматривают дела в составе трех судей. Решения, принятые в Верховном Суде РФ по первой инстанции, могут быть пересмотрены этим же судом в кассационном и надзорном порядке.
Ежегодно в Верховном Суде РФ рассматривается более шести тысяч дел по первой инстанции и в кассационном порядке, около пяти тысяч дел пересматриваются в порядке надзора. Кроме того, в Верховном Суде разрешается свыше 90 тысяч жалоб на вступившие в законную силу приговоры и решения судов Российской Федерации <1>.
--------------------------------
<1> См.: Алексеева Л.Б., Андреев В.И. и др. Настольная книга судьи. Введение в профессию. М., 2000. С. 30.

Статья 104 Конституции РФ наделила Верховный Суд РФ правом законодательной инициативы. Вопрос о внесении в Государственную Думу законопроектов решается Пленумом Верховного Суда РФ. В настоящее время идет реализация третьего этапа судебной реформы, формируется законодательная база, вносятся изменения в законодательство, поэтому Верховный Суд РФ широко пользуется правом законодательной инициативы. С момента принятия Конституции РФ и до 2000 г. Верховный Суд РФ 16 раз использовал свое право законодательной инициативы, заключавшейся в предложении о рассмотрении законодательной властью ряда проектов федеральных законов ("О судейском сообществе Российской Федерации", о внесении изменений и дополнений в Семейный и Гражданский кодексы РФ, Уголовный, Гражданский процессуальный, Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР и ряд других законов) <1>; затем были приняты новые Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РФ.
--------------------------------
<1> Батова С.А., Боботов С.В. и др. Судебная система России. М., 2000. С. 149.

Третий уровень, находящийся ближе всех в системе судов общей юрисдикции к Верховному Суду РФ, занимают верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области и суды автономных округов. Перечисленные суды обладают одинаковой компетенцией. В их ведении находится рассмотрение по первой инстанции наиболее сложных гражданских и уголовных дел.
В соответствии с Законом РФ от 16 июля 1993 г. N 5451-1 "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" указанные суды рассматривают значительное количество сложных уголовных дел с участием присяжных заседателей. Порядок рассмотрения дел судом присяжных детально регламентирован новым Уголовно-процессуальным кодексом РФ. Суды третьего уровня выступают в качестве второй инстанции при проверке дел по кассационным жалобам и кассационным протестам, поступившим из районных судов.
Вторым звеном в системе судов общей юрисдикции являются районные суды. До введения мировых судей они составляли первое и основное звено, поскольку рассматривали основную массу гражданских, уголовных дел и административных материалов. В настоящее время объем работы районных судов можно определить через подсудность дел, исключив дела подсудности вышестоящим судам, а также мировым судьям и военным судам. Появление мировых судей и внесение изменений и дополнений в Гражданский процессуальный и Уголовно-процессуальный кодексы Федеральными законами от 7 августа 2000 г. наделили районные суды полномочиями суда второй инстанции. К их компетенции отнесен пересмотр судебных актов, принятых мировыми судьями, в апелляционном порядке. Указанная компетенция подтверждена новыми Гражданским процессуальным и Уголовно-процессуальным кодексами РФ.
Специфика апелляционного пересмотра состоит в том, что, в отличие от пересмотра в кассационном и надзорном порядке, он (пересмотр) дает возможность нового рассмотрения дела с личной явкой участников процесса, свидетелей, экспертов, проверкой различных доказательств и вынесением нового решения.
Суд апелляционной инстанции, согласно п. 3 ст. 367 УПК РФ, вправе принять одно из решений об:
- оставлении приговора суда первой инстанции без изменения, а апелляционных жалоб или представления - без удовлетворения;
- отмене обвинительного приговора суда первой инстанции и оправдании подсудимого или о прекращении уголовного дела;
- отмене оправдательного приговора суда первой инстанции и о вынесении обвинительного приговора;
- изменении приговора суда первой инстанции.
К компетенции районных судов относится также рассмотрение жалоб на действия и решения должностных лиц, нарушающих права граждан, на стадии предварительного расследования преступлений.
В порядке реализации Концепции судебной реформы в декабре 1998 г. принят Федеральный закон "О мировых судьях в Российской Федерации". Статья 1 указанного Закона гласит, что мировые судьи являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и входят в единую судебную систему Российской Федерации.
Мировые судьи осуществляют свою деятельность на судебных участках с численностью населения от 15 до 23 тысяч человек <1>. Количество судебных участков и, следовательно, число мировых судей определяются по законодательной инициативе субъектов РФ, согласованной с Верховным Судом РФ, и устанавливаются федеральным законом.
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 11 марта 2006 г. N 36-ФЗ "О внесении изменения в статью 4 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" // Российская газета. 2006. 15 марта.

Поскольку мировые судьи являются судьями субъекта Федерации, порядок их назначения на должность отличается от порядка назначения на должность федеральных судей. Субъект Федерации в лице законодательного органа государственной власти определяет порядок назначения на должность мировых судей путем избрания представительным органом или населением.
Статья 5 Закона объявляет требования, предъявляемые к кандидату на должность мирового судьи: достижение 25-летнего возраста, наличие высшего юридического образования, стаж работы по юридической профессии не менее пяти лет, несовершение порочащих его поступков, сдача квалификационного экзамена и получение рекомендации квалификационной коллегии судей субъекта Федерации. Назначается (избирается) мировой судья на срок, определенный субъектом Федерации, но не более пяти лет. Повторно на ту же должность мировой судья также может быть назначен на срок, хотя и установленный субъектом Федерации, но не менее чем на пять лет.
В компетенцию мировых судей входит рассмотрение определенных категорий гражданских дел, не отличающихся особой сложностью, уголовных дел, не влекущих за собой применения суровых наказаний. Мировые судьи рассматривают и дела об административных правонарушениях. Дела, рассматриваемые мировыми судьями, не сложны только с точки зрения профессиональных судей и квалифицированных юристов. Населением же и каждым гражданином все дела, разрешение которых входит в компетенцию мировых судей, воспринимаются как важные, ибо за ними, кто бы из судей их ни слушал, стоят человеческие трагедии, боль, утраты, изменения в судьбе. Это подтверждает даже краткое перечисление дел, отнесенных к компетенции мировых судей.
Уголовные дела, рассматриваемые мировыми судьями, - это дела частного, частно-публичного обвинения, дела о преступлениях небольшой и средней тяжести, за совершение которых может быть назначено максимальное наказание, не превышающее трех лет лишения свободы; гражданские дела, связанные с выдачей судебного приказа, дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях; дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества; дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающего пятисот минимальных размеров оплаты труда, и некоторые другие категории дел.
Названные категории дел свидетельствуют о том, какую большую роль в жизни общества играет мировой судья, а поэтому он должен быть понятен людям; предполагается, что он будет доступным, поскольку ближе из всех судов находится к населению, чтобы скорее разрешить конфликтную ситуацию, возникшую между членами общества, и "умиротворять" людей, способствуя обретению или сохранению состояния социальной стабильности праведным решением (и поэтому судья - мировой).
Военные суды создаются с учетом структуры Вооруженных Сил по территориальному принципу - по месту дислокации войск и флотов. Будучи органами правосудия, военные суды выполняют единые для всех судов общие задачи, которые в специфических условиях Вооруженных Сил проявляются как поддержание законности и порядка несения воинской службы.
Военные суды под таким названием стали действовать с 21 апреля 1992 г. после упразднения военных трибуналов, дислоцированных на территории РСФСР. Федеральным конституционным законом от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации" они были введены в подсистему судов общей юрисдикции судебной системы России. Военные суды не являются судами чрезвычайными, создание которых запрещено ч. 3 ст. 118 Конституции РФ.
Систему военных судов образуют гарнизонные военные суды, окружные (флотские) военные суды и Военная коллегия Верховного Суда РФ. Всего в Российской Федерации имеется девять окружных военных судов, три флотских военных суда и действующий на правах военного суда округа военный суд Ракетных войск стратегического назначения.
Согласно названному Закону гарнизонный военный суд действует на территории, где дислоцируется один или несколько военных гарнизонов. Гарнизонные военные суды рассматривают большую часть гражданских, уголовных и административных дел, подведомственных военным судам.
Им подсудны:
- уголовные дела, в совершении которых обвиняются военнослужащие, а также граждане, проходящие военные сборы, во всех преступлениях, за исключением тех, за совершение которых может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15 лет, пожизненного лишения свободы или смер
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1 2 След.
Читают тему