Вы здесь:
Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Славная и необходимая для человечества адвокатская профессия должна быть щедро одаряема самыми большими наградами.
 
Анастасий (453-518), византийский император
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: Пред. 1 ... 5 6 7 8 9
Судебная практика по договорам участия в долевом строительстве...
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
№ 70-КГ17-6
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Москва 11 июля 2017 г.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации в составе
председательствующего Горшкова ВВ.,
судей Марьина А.Н. и Киселёва А.П.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску
Пестерниковой Т М к ООО «Л 1-1» о взыскании неустойки
за нарушение предусмотренного договором срока передачи объекта долевого
строительства, денежной компенсации морального вреда, штрафа,
возложении обязанности заключить договор купли-продажи и устранении
недостатков; по встречному иску ООО «Л 1-1» к Пестерниковой Т.М. о
взыскании оплаты за увеличение площади квартиры,
по кассационной жалобе представителя общества с ограниченной
ответственностью «Л 1-1» - Трефиловой АС. на решение Салехардского
городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 31 мая 2016 г. и
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда
Ямало-Ненецкого автономного округа от 25 августа 2016 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Киселёва А.П., выслушав объяснения представителя общества с
ограниченной ответственностью «Л 1-1» - Тищенко М.В., поддержавшую
доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации
2
установила :
Пестерникова Т.М. обратилась в суд с иском к ООО «Л 1-1» о взыскании
неустойки за нарушение предусмотренного договором срока передачи
объекта долевого строительства в размере 7 180 452 руб. 18 коп., денежной
компенсации морального вреда в размере 50 000 руб., штрафа, а также о
возложении на ответчика обязанности заключить договор купли-продажи до
30 июня 2016 г. и устранить недостатки, указанные в акте, в срок до
4 июня 2016 г.
В обоснование исковых требований указала, что исполнила свои
обязательства, предусмотренные предварительным договором купли-
продажи жилого помещения от 11 февраля 2008 г. № (далее -
предварительный договор) по оплате денежных средств. Однако
ООО «Л 1-1» свои обязательства передать по договору купли-продажи
жилого помещения в собственность истца жилое помещение в строящемся
жилом доме по строительному адресу:
) в 1 квартале 2009 года не исполнил.
В ходе рассмотрения спора ООО «Л 1-1» обратилось со встречным
иском к Пестерниковой Т.М. о взыскании оплаты за увеличение площади
квартиры в размере 375 061 руб. 31 коп., а также расходов по уплате
государственной пошлины в сумме 6 951 руб., в отношении иска
Пестерниковой Т.М. заявил о пропуске срока исковой давности по
требованию о взыскании неустойки за период с 1 апреля 2009 г.
по 24 марта 2013 г.
Решением Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого
автономного округа от 31 мая 2016 г. исковые требования
Пестерниковой Т.М. удовлетворены частично: с ООО «Л1 -1» в ее пользу
взысканы неустойка в размере 3 000 000 руб., компенсация морального вреда
в размере 50 000 руб., штраф в размере 1 525 000 руб. В удовлетворении
остальной части требований отказано. Встречные исковые требования
ООО «Л 1-1» удовлетворены в полном объёме. Судом произведен зачет, в
результате которого с ООО «Л 1-1» в пользу Пестерниковой Т.М. взыскано
4 142 987 руб. 69 коп.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским
делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 25 августа 2016 г.
решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе ООО «Л 1-1» ставится вопрос об отмене
решения Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного
округа от 31 мая 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии
3
по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа
от 25 августа 2016 г., как незаконных. ООО «Л 1-1» указывает на ошибочное
определение судом момента начала течения срока исковой давности для
взыскания в пользу истца неустойки за просрочку передачи объекта
недвижимости.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации
Марьина АН. от 5 июня 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для
рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским
делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной
жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по
гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу
подлежащей удовлетворению.
Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений
в кассационном порядке являются существенные нарушения норм
материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без
устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных
прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом
публичных интересов.
Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при
рассмотрении настоящего дела.
Судом установлено, что 11 февраля 2008 г. между Пестерниковой Т.М.
(покупатель) и ООО «Г.С.К.», выступающим от лица ООО «ЛЭК-1» (в
настоящее время ООО «Л 1-1») (продавец), заключен предварительный
договор, в соответствии с условиями которого продавец обязался передать
покупателю квартиру общей площадью 47,3 кв.м в строящемся доме по
строительному адресу:
)
(л.д.7-12).
Пунктом 5 предварительного договора определена продажная цена
квартиры, равная 160 820 у.е., что на момент заключения составило
4 342 140 руб.
Во исполнение обязательств по предварительному договору
Пестерникова Т.М. оплатила 4 342 140 руб. (л.д. 17, 18).
Ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию
1 квартал 2009 года (пункт 2 договора).
Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию выдано 28 апреля 2015 г.
службой государственного надзора и экспертизы г. Санкт-Петербурга
(л.д. 54-56).
4
26 мая 2015 г. ответчик направил в адрес истца уведомление о вводе
объекта в эксплуатацию и приглашение прибыть в офис для подписания акта
передачи квартиры.
4 июня 2015 г. представитель Пестерниковой Т.М. подписала
передаточный акт, указав недостатки по помещению: неправильно
установлена ручка стеклопакета на кухне, отсутствует накладка на замок
входной двери с обеих сторон. Данным актом стороны подтвердили, что
помещение соответствует проектной документации и условиям
заключенного предварительного договора.
7 июля 2015 г. представителем Пестерниковой Т.М. повторно подписан
передаточный акт, в котором указано, что недостатки в жилом помещении
отсутствуют.
8 соответствии с пунктом 1 предварительного договора площадь
квартиры и балкона могут быть изменены на основании данных
контрольного обмера Проектно-Инвентаризационным бюро, в соответствии с
фактическим уменьшением (увеличением) указанных площадей.
Согласно пункту 5.2 предварительного договора продажная стоимость
квартиры может быть изменена, в том числе, на основании данных
контрольного обмера Проектно-Инвентаризационным Бюро, в соответствии с
фактическим уменьшением (увеличением) общей площади квартиры и
площади балкона (лоджии) относительно данных в пункте 1.1
предварительного договора исходя из стоимости одного квадратного метра
жилой площади, равного 3 400 у.е., и стоимости одного квадратного метра
балкона (лоджии) по указанной в данном пункте цене с коэффициентом
равным 0,3 (0,5).
2 апреля 2015 г. ГУЛ «ГУИОН» ПИБ Московского и Кировского района
Санкт-Петербурга составлена ведомость помещений и площадей, согласно
которой площадь квартиры Пестерниковой Т.М. определена в размере
49 кв.м (л.д. 81-85).
Согласно кадастровому паспорту помещения, общая площадь квартиры
составила 49 кв. м (л.д. 86-87).
Проанализировав условия предварительного договора и сложившиеся
правоотношения сторон, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что
заключенный между сторонами предварительный договор по своей правовой
природе является договором долевого участия в строительстве, а к
правоотношениям сторон подлежат применению положения Федерального
закона от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве
многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении
изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».
5
Удовлетворяя частично исковые требования Пестерниковой Т.М., суд
первой инстанции исходил из того, что ООО «Л 1-1» передал квартиру с
нарушением срока, предусмотренного договором, в связи с чем имеются
основания для возложения на него ответственности за ненадлежащее
исполнение обязательств по договору в виде неустойки за период
с 1 апреля 2009 г. по 4 июня 2015 г., а также штрафа и взыскания денежной
компенсации морального вреда. При определении размера подлежащей
взысканию неустойки, суд первой инстанции признал неверным расчет
Пестерниковой Т.М. и, применив ставку рефинансирования 8, 25 %, а также
статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по заявлению
ООО «Л 1-1», определил ко взысканию неустойку в размере 3 000 000 руб.
Размер штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований
потребителя определен судом первой инстанции в соответствии с
положениями пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от
7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей». Установив
увеличение площади жилого помещения (квартиры), суд первой инстанции
удовлетворил встречный иск.
Отклоняя заявление ООО «Л 1-1» о применении последствий пропуска
срока исковой давности, суд первой инстанции указал на то, что моментом
начала течения срока исковой давности является 4 июня 2015 г. - дата
передачи Пестерниковой Т.М. объекта долевого строительства (квартиры).
С указанным выводом согласился суд апелляционной инстанции.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации находит, что судебными инстанциями нарушены нормы
действующего законодательства и согласиться с их выводами нельзя по
следующим основаниям.
В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской
Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской
Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения
спорных отношений) исковой давностью признается срок для защиты права
по иску лица, право которого нарушено.
Общий срок исковой давности в силу пункта 1 статьи 196 Гражданского
кодекса Российской Федерации устанавливается в три года.
В соответствии с пунктом 1 статьи 200 Гражданского кодекса
Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня,
когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными
законами.
Пунктом 2 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации
определено, что по обязательствам с определенным сроком исполнения
течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.
6
Так, по смыслу указанных выше норм права, моментом начала течения
срока исковой давности является дата, когда истица узнала или должна была
узнать о нарушении своего права.
Однако в нарушение приведенных выше норм права суд сделал вывод о
том, что срок исковой давности для взыскания неустойки начинает течь со
дня исполнения обязательства, то есть со дня передачи объекта долевого
строительства его участнику (4 июня 2015 г.), при этом норму закона,
которой руководствовался, не указал.
Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации полагает необходимым отметить, что одновременно с
вышеуказанным выводом, суд руководствовался тем, что срок ввода объекта
строительства в эксплуатацию был установлен до 31 марта 2009 г. и именно
исходя из этой даты (с 1 апреля 2009 г.) рассчитал размер неустойки,
подлежащей взысканию в пользу Пестерниковой Т.М.
Таким образом, суд сделал вывод о том, что право Пестерниковой Т.М.
на получение объекта долевого строительства в предусмотренный договором
срок было нарушено с 1 апреля 2009 г.
Учитывая изложенное, решение суда содержит взаимоисключающие
выводы, что является нарушением положений статьи 195 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации.
Допущенные нарушения норм права, являясь существенными, повлияли
на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита
нарушенных прав и законных интересов ООО «Л 1-1».
В связи с этим Судебная коллегия по гражданским делам Верховного
Суда Российской Федерации в целях соблюдения разумных сроков
судопроизводства (статья б1
Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации) полагает необходимым апелляционное определение
судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого
автономного округа от 25 августа 2016 г. отменить и направить дело на новое
апелляционное рассмотрение.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и
разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации
7
определила:
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 25 августа 2016 г. отменить,
дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Председательствующий
Судьи
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2017)" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017)
Разрешение споров, возникающих в связи с защитой права
собственности и других вещных прав

3. Участник долевого строительства - гражданин, надлежащим образом исполнивший свои обязательства по договору, при неисполнении обязательства другой стороной - застройщиком вправе требовать защиты своих прав путем признания права на долю в общей долевой собственности в не завершенном строительством объекте в виде квартиры и определения размера доли в общей долевой собственности на объект незавершенного строительства.
Смена застройщика во время строительства многоквартирного дома не влияет на реализацию данного права (ст. 382, 384 ГК РФ).
К. обратилась в суд с иском к ЖСК (застройщик N 2) о признании права собственности на долю в виде однокомнатной квартиры, согласно экспликации (плану) этажей проекта, общей площадью 42,91 кв. м, расположенной на 8-м этаже 1-го подъезда в не завершенном строительством объекте - жилом доме. В обоснование заявленных требований истица указала, что между ней и потребительским кооперативом был заключен договор, на основании которого кооператив предоставил ей заем в целях приобретения указанной однокомнатной квартиры. 21 марта 2006 г. между обществом (застройщик N 1) и К. заключен договор на долевое строительство кирпичного, десятиэтажного жилого дома. Обязательства по договору истица выполнила в полном объеме. Впоследствии названное общество было признано банкротом и ликвидировано, не завершенный строительством жилой дом передан ЖСК (ответчику по делу), осуществляющему строительство указанного дома.
Ответчик в судебном заседании исковые требования не признал, просил отказать в их удовлетворении.
Судами первой и апелляционной инстанций в удовлетворении исковых требований отказано.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая дело в кассационном порядке, установила основания для применения ст. 387 ГПК РФ, указав в том числе следующее.
Согласно п. 1 ст. 218 ГК РФ право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.
Согласно ч. 1 ст. 4, ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон об участии в долевом строительстве) по договору участия в долевом строительстве одна сторона (застройщик) обязуется в предусмотренный договором срок своими силами и (или) с привлечением других лиц построить (создать) многоквартирный дом и (или) иной объект недвижимости и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию этих объектов передать соответствующий объект долевого строительства участнику долевого строительства, а другая сторона (участник долевого строительства) обязуется уплатить обусловленную договором цену и принять объект долевого строительства при наличии разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости.
Застройщик обязан передать участнику долевого строительства объект долевого строительства не позднее срока, который предусмотрен договором и должен быть единым для участников долевого строительства, которым застройщик обязан передать объекты долевого строительства, входящие в состав многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости или в состав блока-секции многоквартирного дома, имеющей отдельный подъезд с выходом на территорию общего пользования.
В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
Согласно ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
Согласно положениям ст. 309, 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.
Из указанных выше положений норм действующего законодательства следует, что возникновение права собственности истца как участника долевого строительства на жилое помещение в строящемся доме связано с выполнением участниками долевого строительства возложенных на них договором обязательств.
Судом установлено, что вступившим в законную силу решением суда установлено, что оплата объекта долевого строительства по договору от 21 марта 2006 г. произведена в полном объеме.
Застройщик N 1 в предусмотренный договором срок жилое помещение участнику долевого строительства не передал по причине того, что строительство жилого дома в целом не завершено, дом в эксплуатацию не сдан, общество, осуществляющее строительство указанного выше жилого дома, ликвидировано.
Объект незавершенного строительства передан ЖСК (застройщику N 2) для завершения строительства.
На момент передачи спорный жилой дом был частично построен, то есть выполненные работы по строительству жилого дома в виде права на объект незавершенного строительства переданы ответчику.
В п. 1 ст. 130 ГК РФ предусмотрено, что к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.
Согласно п. 30 совместного постановления пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", в соответствии со ст. 130 ГК РФ объекты незавершенного строительства отнесены законом к недвижимому имуществу.
Нормами Закона об участии в долевом строительстве, действие которого распространяется на правоотношения сторон в рассматриваемом споре, урегулирован в числе прочего правовой механизм защиты прав участников долевого строительства при неисполнении договорных обязательств застройщиком. Признание за участником долевого строительства права собственности на возводимый не завершенный строительством объект (либо долю в нем) на стадии до момента ввода в эксплуатацию в качестве одной из мер реализации такого механизма правовой защиты данным законом прямо не предусмотрено.
Между тем в соответствии с п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права, при этом пределы осуществления гражданских прав определены в ст. 10 данного кодекса, а способы защиты - в его ст. 12, в которой в качестве одного из способов судебной защиты нарушенного права закреплено признание права.
По смыслу ст. 11, 12 ГК РФ, прерогатива в определении способа защиты нарушенного права принадлежит исключительно лицу, обратившемуся в суд за такой защитой, то есть истцу.
Закон об участии в долевом строительстве также не содержит запрета на признание права собственности на не завершенный строительством объект (либо долю в нем).
В соответствии со ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и иное вновь созданное недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 59 названного выше совместного постановления пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права.
Признание права является одним из способов защиты права. При этом лицо, считающее себя собственником спорного имущества, должно доказать законность оснований возникновения права собственности на недвижимость (ст. 12 ГК РФ).
На объект незавершенного строительства может быть признано право собственности по решению суда.
Тот факт, что строительство спорного жилого дома на момент рассмотрения дела судом не завершено, не может нарушать право истца на защиту своих гражданских прав путем признания права собственности на долю в праве собственности на объект незавершенного строительства, поскольку, исходя из положений ст. 309, 310 ГК РФ, участник долевого строительства, надлежащим образом исполнивший свои обязательства по договору путем внесения платы за квартиру в полном объеме, вправе рассчитывать на надлежащее исполнение обязательств по договору со стороны инвестора, а при неисполнении обязательства другой стороной - требовать защиты своих прав, в том числе и путем предъявления требования о признании права на долю в общей долевой собственности в не завершенном строительством объекте в виде квартиры и об определении размера доли в общей долевой собственности на объект незавершенного строительства.
Как указала Судебная коллегия, обстоятельства, связанные с ликвидацией застройщика N 1, а также с тем, что ЖСК (застройщик N 2), осуществляющий завершение строительства спорного объекта, не является стороной заключенного с истцом договора, а истец не является членом ЖСК, правового значения при разрешении данного спора не имеют, поскольку не влияют на права истца, исполнившего в полном объеме свои обязательства по договору долевого участия в строительстве.
Исходя из изложенного смена застройщика в период длительного строительства дома не свидетельствовала о прекращении ранее возникших обязательств по передаче спорного жилого помещения истцу, а также о возникновении данных правоотношений между сторонами вновь.
При таких обстоятельствах суду следовало установить наличие либо отсутствие правопритязаний третьих лиц в отношении указанного истцом объекта строительства, а также нарушение прав членов ЖСК в случае удовлетворения требований К., что судом первой инстанции не выполнено и судом апелляционной инстанции оставлено без внимания.

Определение N 89-КГ16-10

4. При наличии согласия всех участников долевой собственности земельного участка сельскохозяйственного назначения на передачу его в аренду выдел собственником земельной доли, обремененной правом аренды, не может осуществляться без согласия арендатора.
Г. (глава крестьянского (фермерского) хозяйства) обратился в суд с иском к М., И., И.В., И.А. о признании недействительным произведенного ими в счет принадлежащих им земельных долей выдела земельного участка, признании недействительным договора купли-продажи выделенного земельного участка, заключенного между М. и И., И.В., И.А., применении последствий недействительности сделки, прекращении права собственности М. на сформированный земельный участок, восстановлении права общей долевой собственности на участок, об исключении из государственного кадастра недвижимости сведений о земельном участке.
Судом установлено, что постановлением местной администрации зарегистрировано крестьянское (фермерское) хозяйство, главой которого утвержден Г.
И., И.В., И.А. являлись участниками долевой собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения площадью 228 га, им принадлежало по 1/19 доли в праве каждому (12 га).
В 2009 году между истцом и участниками общей долевой собственности заключен договор аренды земельного участка при множественности лиц на стороне арендодателей. Предметом договора аренды выступал земельный участок площадью 228 га. Договор аренды заключен сроком на 10 лет, подписан арендатором и представителем арендодателей (всех участников долевой собственности на данный земельный участок), действовавшем на основании нотариально удостоверенных доверенностей.
В 2014 году ответчики И., И.В. и И.А. из указанного земельного участка, в его границах, из принадлежащих им на праве собственности земельных долей выделили обособленный земельный участок общей площадью 360 000 кв. м, которому был присвоен кадастровый номер.
При этом из заключения кадастрового инженера об отсутствии возражений относительно размера и местоположения границ выделяемого в счет земельных долей земельного участка следовало, что выдел произведен без проведения общего собрания участников общей долевой собственности на земельный участок путем размещения соответствующего объявления о месте и порядке ознакомления и о необходимости согласования проекта межевания земельных участков в местной газете.
9 апреля 2015 г. между И., И.В., И.А. и М. заключен договор купли-продажи земельного участка сельскохозяйственного назначения для ведения сельскохозяйственного производства общей площадью 360 000 кв. м. Право собственности зарегистрировано за М. 22 апреля 2015 г.
Решением суда исковые требования удовлетворены.
Апелляционным определением решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении заявленных исковых требований отказано.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила указанное апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указав следующее.
На основании ст. 252 ГК РФ участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.
Общие правила и условия образования земельных участков определены ст. 11 ЗК РФ, согласно которой земельные участки образуются при разделе, объединении, перераспределении земельных участков или выделе из земельных участков, а также из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности (п. 1).
Образование земельных участков допускается при наличии в письменной форме согласия землепользователей, землевладельцев, арендаторов, залогодержателей исходных земельных участков. Такое согласие не требуется в случаях образования земельных участков из земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности и предоставленных государственным или муниципальным унитарным предприятиям, государственным или муниципальным учреждениям; образования земельных участков на основании решения суда, предусматривающего раздел, объединение, перераспределение или выдел земельных участков в обязательном порядке; образования земельных участков в связи с их изъятием для государственных или муниципальных нужд (п. 4 ст. 11.2 ЗК РФ).
Пунктом 5 ст. 11.2 ЗК РФ предусмотрено, что особенности процедуры выдела земельных участков в счет доли в праве общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения предусматриваются Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (далее - Закон об обороте сельскохозяйственных земель).
В силу положений п. 1 ст. 12 Закона об обороте сельскохозяйственных земель в случае, если число участников долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения превышает пять, правила Гражданского кодекса Российской Федерации применяются с учетом особенностей, установленных этой статьей, а также ст. 13 и 14 данного федерального закона.
Пунктом 1 ст. 13 Закона об обороте сельскохозяйственных земель предусмотрено, что участник или участники долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения вправе выделить земельный участок в счет своей земельной доли или своих земельных долей, если это не противоречит требованиям к образованию земельных участков, установленным Земельным кодексом Российской Федерации и названным федеральным законом.
Земельный участок образуется путем выдела в счет земельной доли или земельных долей на основании решения общего собрания участников долевой собственности или путем выдела земельного участка в порядке, установленном пп. 4 - 6 ст. 13 (п. 2).
Земельный участок может быть образован на основании решения общего собрания участников долевой собственности в случае, если данным решением утверждены проект межевания земельных участков, перечень собственников образуемых земельных участков и размер их долей в праве общей собственности на образуемые земельные участки. Если земельный участок образуется на основании решения общего собрания участников долевой собственности и в соответствии с утвержденным этим собранием проектом межевания, дополнительное согласование размера и местоположения границ образуемого земельного участка не требуется (п. 3).
Если указанное в п. 3 данной статьи решение общего собрания участников долевой собственности отсутствует, собственник земельной доли или земельных долей для выдела земельного участка в счет земельной доли или земельных долей заключает договор с кадастровым инженером, который подготавливает проект межевания земельного участка для выдела земельного участка в счет земельной доли или земельных долей (п. 4).
Размер земельного участка, выделяемого в счет земельной доли или земельных долей, определяется на основании данных, указанных в документах, удостоверяющих право на эту земельную долю или эти земельные доли. При этом площадь выделяемого в счет земельной доли или земельных долей земельного участка может быть больше или меньше площади, указанной в документах, удостоверяющих право на земельную долю или земельные доли, если увеличение или уменьшение площади выделяемого в счет земельной доли или земельных долей земельного участка осуществляется с учетом состояния и свойств почвы выделяемого земельного участка и земельного участка, из которого он образуется (п. 5).
Размер и местоположение границ земельного участка, выделяемого в счет земельной доли или земельных долей, должны быть согласованы кадастровым инженером в порядке, установленном ст. 13.1 Закона об обороте сельскохозяйственных земель (п. 6).
Пунктом 5 ст. 14 Закона об обороте сельскохозяйственных земель установлено, что участник долевой собственности, выразивший на общем собрании участников долевой собственности несогласие с передачей в аренду земельного участка, находящегося в долевой собственности, или с условиями договора аренды такого земельного участка, в случае передачи его в аренду вправе выделить земельный участок в счет принадлежащих ему земельной доли или земельных долей по правилам, установленным п. 4 ст. 13 данного федерального закона, и распорядиться выделенным в счет земельной доли или земельных долей земельным участком по своему усмотрению.
Таким образом, по смыслу указанной нормы, право на выдел земельного участка без согласия арендатора предоставлено лишь тому участнику долевой собственности, который на общем собрании участников долевой собственности голосовал против предоставления земельного участка в аренду. Во всех остальных случаях выдел земельного участка из арендованного земельного участка не может осуществляться без согласия арендатора.
Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

Определение N 32-КГ16-23

5. Арендная плата не подлежит взысканию с арендатора в случае, если в результате противоправных действий арендодателя он был лишен возможности пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды или целевым назначением этого имущества.
Местная администрация обратилась в суд с иском к Т. о взыскании арендной платы, мотивируя свои требования тем, что между сторонами 29 июня 2012 г. заключен договор аренды земельного участка для индивидуального жилищного строительства сроком на 5 лет. Соглашением от 27 февраля 2015 г. договор аренды расторгнут. По условиям договора арендная плата должна вноситься ежеквартально в сроки до 15 февраля - за первый квартал, до 15 мая - за второй квартал, до 15 августа - за третий квартал, до 15 ноября - за четвертый. Обязанность по внесению арендной платы по состоянию за период с 1 января 2013 г. по 27 февраля 2015 г. Т. не исполнена.
Ответчик в судебном заседании исковые требования признала в части невнесения арендной платы в период с 7 апреля 2014 г. по 27 февраля 2015 г., просила отказать в удовлетворении остальной части исковых требований.
Решением суда, оставленным без изменения апелляционным определением, исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая дело в кассационном порядке, установила основания для применения ст. 387 ГПК РФ, указав следующее.
Согласно п. 3 ст. 405 ГК РФ должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора.
Кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (п. 1 ст. 406 ГК РФ).
Таким образом, должник не может нести ответственность за неисполнение обязательства в случае, если такое неисполнение было вызвано противоправными действиями кредитора.
В соответствии с п. 1 ст. 611 ГК РФ арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества.
Пунктом 1 ст. 614 ГК РФ установлено, что арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату).
Из анализа приведенных правовых норм следует, что договор аренды носит взаимный характер, то есть невозможность пользования арендованным имуществом по обстоятельствам, не зависящим от арендатора, освобождает последнего от исполнения его обязанности по внесению арендной платы.
Арендатор обязан пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества (п. 1 ст. 615 ГК РФ).
Следовательно, арендная плата не подлежит взысканию с арендатора в случае, если в результате противоправных действий арендодателя он был лишен возможности пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды или целевым назначением этого имущества.
Судом установлено, что после заключения 29 июня 2012 г. между местной администрацией (арендодателем) и Т. (арендатором) договора аренды земельного участка для индивидуального жилищного строительства местная администрация письмом от 11 сентября 2013 г. отказала Т. в выдаче разрешения на строительство жилого дома на указанном земельном участке.
Вступившим в законную силу решением суда от 16 октября 2013 г. данный отказ признан незаконным.
Таким образом, при рассмотрении данного дела судебные инстанции не приняли во внимание, что в результате противоправных действий местной администрации Т. была лишена возможности в течение определенного срока использовать арендованный для индивидуального жилищного строительства земельный участок, и не решили вопрос о законности требований об освобождении ответчика от внесения истцу арендной платы за этот срок.

Определение N 89-КГ16-7
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Дело №18-КГ17-239
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Москва 19 декабря 2017 г.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации в составе
председательствующего Горшкова ВВ.,
судей Гетман Е.С. и Марьина А.Н.
рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску
Ревенко АС. к ООО «АльфаСтройКомплекс» о взыскании неустойки по
договору участия в долевом строительстве, штрафа, возмещении судебных
расходов и убытков на оплату аренды жилого помещения, компенсации
морального вреда
по кассационной жалобе Ревенко АС. на решение Советского
районного суда г. Краснодара от 8 ноября 2016 г. и апелляционное
определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского
краевого суда от 16 февраля 2017 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Гетман Е.С, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации
установила :
Ревенко А.С. обратилась в суд с иском к ООО «АльфаСтройКомплекс»
(далее - общество, застройщик) о взыскании неустойки по договору
участия в долевом строительстве в размере 135 272 руб. 48 коп., штрафа в
размере 50% от присужденной судом в пользу потребителя суммы, судебных
расходов в размере 40 000 руб., возмещении убытков на оплату аренды
2
жилого помещения и оплату коммунальных услуг в размере 140 000 руб. и
21 853 руб., компенсации морального вреда в размере 50 000 руб., а также
просила зачесть 28 800 руб. долга по оплате объекта долевого строительства
в счет подлежащей взысканию с общества неустойки.
Решением Советского районного суда г. Краснодара от 8 ноября 2016 г.
исковые требования удовлетворены частично. С общества в пользу
Ревенко АС. взысканы неустойка в размере 20 000 руб., расходы на оплату
аренды жилого помещения в размере 84 000 руб., компенсация морального
вреда в размере 5000 руб., штраф в размере 54 500 руб., расходы на оплату
услуг представителя в размере 20 000 руб. В удовлетворении остальной части
исковых требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским
делам Краснодарского краевого суда от 16 февраля 2017 г. решение суда
первой инстанции изменено в части взыскания расходов на аренду жилого
помещения и в части размера штрафа, взысканного с общества. В
удовлетворении иска о взыскании расходов на аренду жилого помещения
отказано, штраф уменьшен до 25 000 руб. В остальной части решение суда
оставлено без изменения.
В кассационной жалобе Ревенко АС. ставится вопрос о передаче
жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии
по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены
решения Советского районного суда г. Краснодара от 8 ноября 2016 г. и
апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам
Краснодарского краевого суда от 16 февраля 2017 г., как незаконных.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации
Гетман Е.С. от 17 ноября 2017 г. Кассационная жалоба с делом передана для
рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским
делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в
кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного
Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей
удовлетворению.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в
кассационном порядке являются существенные нарушения норм
материального права или норм процессуального права, которые повлияли на
исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита
нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых
законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации).
Такие нарушения допущены судом апелляционной инстанции при
рассмотрении данного дела.
3
Судами установлено и из материалов дела следует, что между
Ревенко А.С. и обществом (застройщик) заключен договор участия в долевом
строительстве от 19 июня 2015 г. № 386/А/Л1/382/2015, по условиям
которого общество обязалось построить жилой дом по адресу: ,
, литера 1 и передать участнику объект долевого
строительства - однокомнатную квартиру под условным номером 382
проектной общей площадью 39 кв.м во втором полугодии 2015 г. (т. 1, л.д. 7).
Стоимость квартиры составила 1 560 000 руб. (пункт 4.1 договора).
19 июня 2015 г. Ревенко АС. (заёмщик) и ОАО «Сбербанк России»
заключили кредитный договор № 41429, по условиям которого заёмщику
предоставлен кредит в размере 860 000 руб. под 11,90% годовых на
приобретение строящегося жилья (т. 1, л.д. 18).
Обязательства по оплате объекта долевого строительства Ревенко АС.
исполнила полностью.
21 октября 2015 г. общество направило в адрес Ревенко АС. сообщение
№ 5282 о переносе сроков завершения строительства многоквартирного дома
и передачи объекта долевого строительства и предложение подписать
дополнительное соглашение с указанием нового срока окончания
строительства - первое полугодие 2016 г. (т. 1, л.д. 60А).
26 ноября 2015 г. Ревенко А.С. направила обществу претензию с
просьбой оплатить неустойку из-за переноса срока передачи объекта
долевого строительства, а также возместить убытки, связанные с оплатой
аренды жилого помещения, и компенсировать моральный вред (т. 1, л.д. 49).
9 июня 2016 г. Ревенко А.С. направила в адрес общества повторную
претензию с просьбой зачесть 28 800 руб. - удорожание за счет увеличения
площади квартиры до 39,72 кв.м - в счет подлежащей взысканию в ее пользу
неустойки, а также возместить убытки на оплату аренды съемного жилого
помещения (т. 1, л.д. 45).
24 июня 2016 г. между сторонами подписано соглашение об
увеличении площади квартиры до 39,72 кв.м и о необходимости доплаты
28 800 руб. в срок до 24 августа 2016 г., а также о необходимости передачи
ключей (т. 1,. л.д. 62).
4 июля 2016 г. общество направило Ревенко А.С. ответ № 791 на
претензию с отказом от удовлетворения ее требований (т. 1,. л.д. 61).
Полагая отказ общества от выплаты неустойки и возмещения убытков
незаконным, Ревенко А.С. обратилась с настоящим иском в суд.
Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования частично.
Уменьшая размер подлежащей взысканию с общества неустойки на
основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и
ходатайства общества, суд пришел к выводу о том, что заявленная
Ревенко А.С. к взысканию неустойка связана с возможной, а не
действительной стоимостью ущерба, при этом доказательств причинения
4
действительного размера ущерба не представлено. Суд также принял во
внимание компенсационную природу неустойки и учел, что неустойка
является не способом обогащения, а мерой ответственности за ненадлежащее
исполнение обязательства и направлена на восстановление нарушенного
права.
Удовлетворяя требование Ревенко А.С. о возмещении убытков в виде
расходов на оплату аренды за съемное жилое помещение, суд первой
инстанции исходил из того, что она зарегистрирована по месту
жительства в крае, ,
, однако проживает и работает в г. Краснодаре, а
также проходит здесь лечение. Соответственно, у нее есть необходимость
снимать квартиру в городе Краснодаре.
Определяя размер подлежащих возмещению убытков, суд исходил из
договора коммерческого найма жилого помещения, а именно двухкомнатной
квартиры, расположенной по адресу: ,
, и доказательств несения бремени арендных платежей - расписок
арендодателя о получении денежных средств.
Суд апелляционной инстанции изменил решение суда в части
удовлетворения требования о возмещении убытков в виде оплаты аренды за
жилое помещение и в указанной части отказал в удовлетворении иска,
поскольку пришел к выводу о том, что наем жилого помещения является
личным волеизъявлением истца и расходы по оплате аренды не могут быть
отнесены к убыткам, при этом работа истца в городе Краснодаре не связана с
заключением договора участия в долевом строительстве, истец не
представила доказательств невозможности проживания в месте регистрации
и необходимости найма жилого помещения.
Кроме того, судебная коллегия указала, что причинно-следственной
связи между сроками сдачи объекта долевого строительства и понесенными
убытками не имеется. Таким образом, суд пришел к выводу о том, что
расходы по найму жилого помещения не направлены на восстановление
нарушенного бездействием общества какого-либо права истца.
Между тем судом апелляционной инстанции не учтено следующее.
В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса
Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо,
чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для
восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества
(реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо
получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его
право не было нарушено (упущенная выгода).
Согласно статье 10 Федерального закона от 30 декабря 2004 г.
№ 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и
иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые
5
законодательные акты Российской Федерации» в случае неисполнения или
ненадлежащего исполнения обязательств по договору сторона, не
исполнившая своих обязательств или ненадлежаще исполнившая свои
обязательства, обязана уплатить другой стороне предусмотренные
настоящим Федеральным законом и указанным договором неустойки
(штрафы, пени) и возместить в полном объеме причиненные убытки сверх
неустойки.
Из материалов дела следует, что объект долевого строительства должен
был быть передан до 31 декабря 2015 г., однако фактически передан
участнику долевого строительства 24 июня 2016 г.
Ревенко А.С. зарегистрирована в населенном пункте, находящемся на
значительном расстоянии от места фактического проживания и работы, у нее
отсутствует на праве собственности жилое помещение в г. Краснодаре
(т. 1, л.д. 75).
Ревенко А.С. была вправе рассчитывать на своевременную передачу
квартиры по договору участия в долевом строительстве и в период просрочки
застройщика по передаче квартиры вынужденно продолжала нести затраты
по найму жилого помещения.
Таким образом, между просрочкой застройщика по передаче объекта
долевого строительства, отсутствием у участника долевого строительства
жилого помещения на праве собственности и затратами, понесенными
участником по вынужденному найму жилого помещения, имеется причинно-
следственная связь.
Учитывая изложенное, вывод суда апелляционной инстанции об
отсутствии оснований для взыскания понесенных истцом расходов по найму
жилого помещения является ошибочным.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении
настоящего дела судом апелляционной инстанции допущены
нарушения норм материального права, которые являются
существенными, непреодолимыми и которые не могут быть
устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения
дела.
С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации находит необходимым отменить
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Краснодарского краевого суда от 16 февраля 2017 г. и направить дело на
новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Руководствуясь статьями 387, 388 и 390 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по
гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
6
определила :
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Краснодарского краевого суда от 16 февраля 2017 г. отменить, направить
дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Судьба дольщиков в строительстве многоквартирного дома в руках их инвестора

Инвестор, который привлек дольщиков к участию в строительстве многоквартирного дома, должен полностью исполнить свои обязательства по договору финансирования строительства. Только после исполнения всех своих обязательств перед застройщиком он может уступить свои права на помещения в построенном доме. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

Суть спора

Предприятие выполнило роль застройщика при строительстве жилого дома. В финансировании строительства приняла участие коммерческая организация, выступившая в роли инвестора. При этом застройщик осуществлял строительство жилого дома на основании распоряжения губернатора Санкт-Петербурга, за счет различных нецентрализованных источников финансирования. По условиям договора инвестирования после завершения строительства и сдачи объекта в эксплуатацию право собственности на часть объекта с расположенными в ней встроенными нежилыми помещениями, а также на общие помещения, несущие конструкции, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, предназначенное для обслуживания указанных нежилых помещений возникает у Российской Федерации, осуществившей финансирование строительства указанной части объекта в соответствии с соглашением между Министерством социальной защиты населения РФ и застройщиком. По договору между застройщиком и инвестором последний имеет право переуступить свое право требования к застройщику в отношении квартир, определенных для него по договору, как на все квартиры вместе, так и на каждую в отдельности, включая привлечение третьих лиц к долевому участию в строительстве и заключение договоров цессии. В соответствии с этими условиями инвестиционного договора между организацией-инвестором и гражданином был заключен договор на участие в долевом строительстве одной из квартир в строящемся доме. После исполнения гражданином принятых на себя обязательств по оплате участия в долевом строительстве данная квартира переходит в собственность дольщика. Стоимость квартиры была определена сторонами в договоре, и дольщик внес ее инвестору в полном объеме. Кроме того, стороны подписали дополнительное соглашение к договору с целью разрешить дольщику проведение отделочных работ в его квартире, и дополнительное соглашение о принятии застройщиком всех обязательств к договору в случае ликвидации инвестора. Стоимость квартиры была оплачена дольщиком в полном объеме в определенные договором сроки, что подтверждается квитанциями и справками. В связи с исполнением дольщиком своих обязательств по финансированию объекта долевого строительства между ним и инвестором был подписан акт приема-передачи спорной квартиры. Организация-инвестор во исполнение принятых на себя обязательств по инвестиционному договору внесла застройщику необходимую денежную сумму на финансирование строительства. Денежные средства были перечислены на расчетный счет застройщика или на счета указанных им третьих лиц, с расчетного счета инвестора, что подтверждается выпиской банка. Застройщик отказался выдать дольщику необходимые документы для регистрации права собственности на квартиру, по окончанию строительства, мотивируя это тем, что между ним и инвестором существуют разногласия и что инвестор не исполнил своих обязательств по финансированию строительства. Дольщик не согласился с таким решением и обратился в суд с исковым заявлением о признании за ним права собственности на квартиру, и обязании Управления Росреестра зарегистрировать право собственности на указанную квартиру. Однако Росимущество подало встречный иск о признании квартиры имуществом в федеральной собственности.

Решение суда

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования и признал право собственности на квартиру за дольщиком. Аналогичное решение принял апелляционный суд. Санкт-Петербургский городской суд в апелляционном определении от 09.06.2017 N 33-6385/2015 указал, что инвестор, который привлек дольщика, исполнил свои обязательства по договору финансирования в полном объеме. Суд пояснил, что в соответствии с нормами Закона РСФСР от 26.06.1991 N 1488-1 "Об инвестиционной деятельности в РСФСР", действовавшего на момент заключения договора, после приемки и оплаты инвестором (заказчиком) выполненных работ и услуг он приобретает право на долю в объекте инвестиционной деятельности. Кроме того, по нормам статьи 218 Гражданского кодекса РФ, право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. В спорной ситуации для подтверждения факта исполнения обязательств инвестора и дольщика была назначена аудиторская проверка, по результатам которой было установлено, что несмотря на задержку последнего платежа существенных нарушений инвестором условий инвестиционного договора не выявлено. Кроме того, отсутствуют данные о финансировании строительства спорного объекта из бюджета. В силу статьи 309 Гражданского кодекса РФ обязательства должны исполняться сторонами сделки надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. А по нормам статьи 219 Гражданского кодекса РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации. Поэтому суды пришли к выводу, что право собственности на квартиру должно быть зарегистрировано за дольщиком в установленном порядке.

Источник: http://ppt.ru/news/141484
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 


Данное видео описывает два взаимосвязанных дела, рассмотренных Верховным Судом РФ с противоречащим друг другу результатом, 78-КГ16-13 и 78-КГ17-99. Основные противоречия собраны в публикации "Есть ли преюдиция в России?"

Материалы дела 78-КГ17-99
Материалы дела 78-КГ16-13

Спор сложился из-за того, что инвестор (застройщик) заключил предварительный договор купли-продажи строящейся недвижимости с покупателем (дольщиком). Дольщик взял ипотечный валютный кредит и оплатил полностью стоимость квартиры. В период с 2009 по 2015 года застройщик так и не построил квартиру. Прождав более 5 лет квартиру дольщик решил вернуть деньги в судебном порядке, т.к. добровольно застройщик их не возвращал.
В данном случае судами рассматривалось два последовательных дела. На момент рассмотрения второго дела между сторонами уже состоялся спор о взыскании неустойки и внесенной суммы по договору. Дело было рассмотрено Верховным Судом в кассационном порядке и возвращено на стадию апелляционного рассмотрения. Тогда про это дело писали «Деловой Петербург» в публикации «Дольщики "Л1" создали новую судебную практику по взысканию многомиллионных неустоек с застройщиков» и "Российская газета" в публикации "Неустойчиво". Фактически суды установили все существенные обстоятельства для дела: признали распространение Закона «О долевом участии в строительстве..» №214-ФЗ на отношения покупателя и инвестора по предварительному договору, установили сроки неисполнения требования дольщика, в том числе и даты обращений дольщика с требованием возврата денег.
Любой практикующий юрист, столкнувшись с делом основанным на преюдиции, будет воспринимать преюдицию, как некий фундамент на который можно спокойно опираться. Однако, времена меняются и новый подход Верховного Суда может сделать этот фундамент зыбучими песками. Так, при рассмотрении второго дела о взыскании убытков суды апелляционной и кассационной инстанции проигнорировали преюдицию и установили новые факты. Что бы не быть голосновным, процитируем судебные акты.

Читать далее...
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Дело № 2-1450\10

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

00.00.2010 года Нижегородский районный суд г. Н. Новгорода в составе: председательствующего судьи Заварихиной С.И., при секретаре Кердикоевой Н.Д., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Лисичкина П.Ю. к ЗАО «Техносервис» о расторжении договора участия в долевом строительстве, взыскании денежных средств, переплаты по кредитным договорам, убытков, процентов за пользование чужими денежными средствами, пени за неисполнение требований потребителя, компенсации морального вреда, судебных расходов,

У С Т А Н О В И Л:

Истец Лисичкин П.Ю. обратился в суд с исковым заявлением к ЗАО «Техносервис» о взыскании денежных средств по договору участия в долевом строительстве, переплаты по договорам кредитования, убытков, процентов за пользование чужими денежными средствами, процентов за неисполнение требований потребителя, компенсации морального вреда, расходов по оплате услуг представителя, в обоснование которого указал следующее.

00.00.2008г. между истцом (дольщиком) и ЗАО «Техносервис» (застройщик) был заключен договор № участия в долевом строительстве многоквартирного дома. Предметом договора является трехкомнатная квартира №, общей площадью с учетом балконов, лоджий 123,0 кв.метра, в том числе жилой площадью 67,9 кв.метра, находящаяся на первом этаже второй очереди строительства в жилом доме с подземными хозяйственными помещениями и помещениями обслуживания, расположенного по адресу: г. Н.Новгород.

Квартира приобреталась истцом для личного использования, в связи с этим, по мнению истца, к отношениям, возникшим между ЗАО «Техносервис» и Лисичкиным П.Ю. применяются нормы Закона РФ «О защите прав потребителей».

В указанном выше договоре (п.п. 3.1.) стороны установили, что застройщик обязуется осуществить строительство жилого дома и сдать его в эксплуатацию в срок до 1-го квартала 2009г.

В п. 3.2 договора сторонами установлено, что квартира должна быть передана дольщику в срок не позднее 2-го квартала 2009 г.

В соответствии с п. 4.1 договора №, истец полностью исполнил свою обязанность по оплате, в размере 11686950 рублей. Для оплаты указанной суммы истцом были заключены Кредитные договоры №, №, № с ЗАО Банк ВТБ 24 на сумму 6 229 000 рублей, 1000000 рублей и 750000 рублей соответственно.

Также в целях определения стоимости для ипотечного кредитования истцом был заключен договор на проведение оценки № с ООО «Центр оценки «Выбор». В установленные сроки квартира истцу передана не была. На основании п.1 ст.9 ФЗ РФ № 214-ФЗ от 30.12.2004 г. «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ» дольщик уведомлением от 00.00.2009 г. известил Застройщика об одностороннем отказе от исполнения Договора № участия в долевом строительстве многоквартирного дома от 00.00.2008 г. в связи с неисполнением ЗАО «Техносервис» в установленный срок обязанности по передаче квартиры. На основании п.4 ст.9 Закона РФ № 214-ФЗ от 30.12.2004 г. указанный Договор, по мнению истца, считается расторгнутым со дня направления в адрес ЗАО «Техносервис» уведомления об отказе от исполнения обязательства. Также в соответствии с ч.2 ст. 9 указанного Закона, застройщик в случае расторжения договора по указанному выше основанию в течение десяти рабочих дней со дня расторжения договора обязан возвратить участнику долевого строительства денежные средства, уплаченные им в счет цены договора. В адрес застройщика истцом также была направлена претензия на сумму 12714912,68 рублей, однако по состоянию на 00.00.2009 г. никаких денежных средств от ответчика (застройщика) перечислено не было. Таким образом, обязательства ответчика по возврату денежных средств при одностороннем расторжении договора участия в долевом строительстве выполнены не были. Просит суд:

1. Взыскать с ЗАО «Техносервис» денежные средства в связи с расторжением договора № участия в долевом строительстве многоквартирного дома, в размере 11686950 рублей,

2. Взыскать с ответчика сумму переплаты по договорам кредитования в размере 15758345,54 рубля,

3. Взыскать с ответчика расходы на проведение оценки с целью определения стоимости для ипотечного кредитования в размере 5000 рублей,

4. Взыскать с ответчика моральный вред 50 000 рублей,

5. Взыскать с ответчика оплату услуг представителя 40 000 рублей,

6. Взыскать с ответчика сумму процентов в соответствии со ст. 395 ГК в размере 119204 рубля,

7. Взыскать с ответчика сумму процентов за неисполнение требования потребителя о возврате денежной суммы в размере 3973563 рубля.

В порядке ст. 39 ГПК РФ истец увеличил исковые требования и просит суд:

1. Взыскать с ЗАО «Техносервис» денежные средства в связи с расторжением договора № участия в долевом строительстве многоквартирного дома, в размере 11 686 950 рублей,

2. Взыскать с ответчика сумму переплаты по договорам кредитования в размере 16 004583,17 рублей,

3. Взыскать с ответчика расходы на проведение оценки с целью определения стоимости для ипотечного кредитования в размере 5 000 рублей,

4. Взыскать с ответчика моральный вред в размере 50000 рублей,

5. Взыскать с ответчика оплату услуг представителя в размере 40 000 рублей,

6.Взыскать с ответчика сумму процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ в размере 442117,30 рублей,

7.Взыскать с ответчика сумму процентов (пени) за неисполнение требования потребителя о возврате денежной суммы в размере 7596517,50 рублей,

8. Взыскать с ответчика расходы на страхование договора ипотечного кредитования в размере 846734,31 рубль,

9.Обязать ответчика расторгнуть договор № долевого участия в строительстве.

В судебное заседание истец не явился, о времени и месте судебного заседания извещен, поручил представлять свои интересы по доверенности Никоненковой Е.В. и Волкову Д.Н., которые в судебном заседании заявленные истцом требования поддержали и пояснили суду, что поскольку ответчик не исполнил надлежащим образом свое обязательство по передаче истцу квартиры во 2-м квартале 2009 года, то истец вправе расторгнуть договор и потребовать возврата уплаченной по договору денежной суммы. Кроме того, истец заключил на приобретение квартиры три кредитных договора. Один кредитный договор был заключен в мм.2008 года в размере 750000 рублей, но эти денежные средства истец потратил на приобретение квартиры. Второй кредитный договор был заключен одновременно с договором участия в долевом строительстве на сумму 6229000 рублей, этот кредитный договор был целевым, на приобретение квартиры. Третий кредитный договор был заключен в 2009 года на сумму 1000000 рублей, с этого кредита денежные средства идут на погашение кредитного договора от 00.00.2008 года. Представители истца считают, что ответчик должен выплатить истцу весь размер процентов в полном объеме по всем трем кредитным договорам, так как не знают, как считать убытки в виде взыскания процентов по кредитным договорам. Просят расторгнуть договор, вернуть уплаченные денежные средства. Проценты на основании ст. 9 ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ» просят взыскать с 00.00.2009 года, со дня получения ответчиком претензии с просьбой о расторжении договора. Пени за неисполнение требования потребителя о возврате денежной суммы просят взыскать на основании ст. 23 ФЗ «О защите прав потребителей» из расчета 1% от уплаченной по договору суммы с 00.00.2009 года. Считают, что истец имеет право на взыскание с ответчика убытки в связи с понесенными им расходами за проведение оценки, расходы на страхование договора ипотечного кредитования. Также просят взыскать компенсацию морального вреда, расходы по оплате услуг представителя.

Представитель ответчика ЗАО «Техносервис» по доверенности Рубцова Н.В. иск признала частично, представила суду письменный отзыв на исковое заявление.

Представитель третьего лица ЗАО Банк ВТБ 24 по доверенности Сахарова Л.Б. в судебном заседании поддержала письменный отзыв на иск.

Суд с учетом мнения представителей сторон и третьего лица считает возможным рассмотреть гражданское дело в отсутствие истца в порядке ст. 167 ГПК РФ.

Суд, выслушав объяснения сторон, исследовав и оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, установив юридически значимые обстоятельства по делу, приходит к следующему.

Судом установлено, что 00.00.2008 года между истцом Курсановым П.Ю. (ныне Лисичкиным П.Ю.) и ЗАО «Техносервис» был заключен договор № участия в долевом строительстве, согласно которому участник долевого строительства инвестирует строительство многоквартирного дома с последующим возникновением у него права собственности на трехкомнатную квартиру №, общей площадью с учетом балконов, лоджий 123,0 кв.метра, в том числе жилой площадью 67,9 кв.метра, находящейся на первом этаже второй очереди строительства в жилом доме с подземными хозяйственными помещениями и помещениями обслуживания, расположенного по адресу: г. Н.Новгород.

Согласно п. 3.1 договора, многоквартирный дом будет введен в эксплуатацию не позднее 1-го квартала 2009 года.

Согласно п.3.2 договора, квартира будет передана участнику долевого строительства не позднее 2-го квартала 2009 года.

Согласно п. 6.2 договора, размер денежных средств, подлежащих уплате участником долевого строительства по настоящему договору – определен сторонами исходя из стоимости 1 квадратного метра квартиры в размере 99000 рублей, и составляет 11686950 рублей.

Финансирование строительства объекта долевого участия осуществляется участником долевого строительства за счет собственных средств и за счет денежных средств, предоставляемых Банк ВТБ 24 (ЗАО) в кредит согласно кредитному договору № от 00.00.2008 года (пункт 6.3 договора).

Кредит, согласно кредитному договору, предоставляется кредитором в размере 6229000 рублей для целей оплаты стоимости финансирования объекта долевого строительства (пункт 6.3.1 договора).

Цена договора оплачивается участником долевого строительства путем внесения наличных денежных средств или перечисления безналичными средствами на расчетный счет застройщика в следующем порядке:

А) первоначальный взнос из собственных средств в размере 5457950 рублей оплачивается участником долевого строительства в течение 5 дней с момента регистрации договора в УФРС НО,

Б) окончательный расчет из кредитных средств в размере 6229000 рублей производится участником долевого строительства единовременным платежом путем перечисления кредитных денежных средств в течение 5 дней с момента регистрации настоящего договора в УФРС по НО.

Указанные денежные средства поступили на счет ответчика 00.00.2008 года и 00.00.2008 года.

Судом установлено, что в срок, указанный в договоре участив в долевом строительстве многоквартирного дома, квартира истицу не была передана. Данный факт ответчиком не отрицается.

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В соответствии со ст. 9 ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ»: «1. Участник долевого строительства в одностороннем порядке вправе отказаться от исполнения договора в случае:

1) неисполнения застройщиком обязательства по передаче объекта долевого строительства в установленный договором срок….

4. В случае одностороннего отказа одной из сторон от исполнения договора договор считается расторгнутым со дня направления другой стороне уведомления об одностороннем отказе от исполнения договора. Указанное уведомление должно быть направлено по почте заказным письмом с описью вложения».

Таким образом, истец имеет право отказаться от исполнения договора, то есть расторгнуть договор участия в долевом строительстве.

Судом установлено, что 00.00.2009 года истец направил в адрес ответчика ЗАО «Техносервис» претензию, в которой сообщал расторжении договора и необходимости возврата уплаченной по договору денежной суммы и иных расходов.

Судом установлено, что данная претензия была получена ответчиком 00.00.2009 года. Данный факт сторонами не оспаривается.

Поскольку со стороны представителей истца не представлено суду письменных доказательств о направлении и получении ответчиком уведомления от 00.00.2009 года о расторжении договора участия в долевом строительстве, то суд считает, что срок необходимо исчислять с 00.00.2009 года. Соответственно и все расчеты истец производил именно с учетом получения ответчиком претензии 00.00.2009 года.

Таким образом, поскольку истец 00.00.2009 года направил по почте в адрес ответчика претензию, в которой содержалась информация о расторжении договора, 00.00.2009 года претензия ответчиком была получена, возражений на расторжение договора в адрес истца со стороны ответчика после получения претензии не поступило, то, следовательно, договор № участия в долевом строительстве считается расторгнутым с 00.00.2009 года. Расторгать договор в судебном порядке уже не требуется.

Судом установлено, что денежные средства истцу до настоящего времени не возвращены ответчиком.

В соответствии с п.2 ст. 9 «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ»: «Застройщик в случае расторжения договора по основаниям, предусмотренным частью 1 настоящей статьи, в течение двадцати рабочих дней со дня расторжения договора обязан возвратить участнику долевого строительства денежные средства, уплаченные им в счет цены договора, а также уплатить проценты на эту сумму за пользование указанными денежными средствами в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства по возврату денежных средств, уплаченных участником долевого строительства. Указанные проценты начисляются со дня внесения участником долевого строительства денежных средств или части денежных средств в счет цены договора до дня их возврата застройщиком участнику долевого строительства. Если участником долевого строительства является гражданин, указанные проценты уплачиваются застройщиком в двойном размере».

Согласно данной норме права, в случае расторжения договора долевого участия в строительстве застройщик возвращает денежные средства, внесенные по договору дольщику, то есть истцу.

Однако судом установлено, что истец заключил не просто договор участия в долевом строительстве, а договор долевого участия, в котором используются кредитные средства. В силу данной особенности выплата денежных средств при расторжении договора между истцом и ответчиком должна производиться следующим образом.

Судом установлено, что 00.00.2008 года между истцом и Банк ВТБ 24 (ЗАО) был заключен кредитный договор №, согласно которому Банк предоставил заемщику кредит в размере 6229000 рублей РФ сроком на 302 месяца, считая с даты предоставления кредита. Заемщик осуществляет возврат кредита и уплачивает проценты, в порядке, установленном настоящим договором. Кредит предоставлен для целевого использования, а именно: для оплаты заемщиком права на получение в собственность квартиры, расположенной в строящемся доме, находящемся по строительному адресу: квартира №, общей площадью с учетом балконов, лоджий 123,0 кв.м., в том числе жилой площадью 67,9 кв.м., находящаяся на первом этаже второй очереди строительства в жилом доме с подземными хозяйственными помещениями и помещениями обслуживания, расположенного по адресу: г. Нижний Новгород.

Согласно п.2.6 кредитного договора, обеспечением исполнения обязательства заемщика по настоящему договору является:

2.6.1 залог права требования,

2.6.2 залог квартиры (по факту ее оформления в собственность заемщика).

Согласно п. 4.1 кредитного договора, за полученный кредит заемщик ежемесячно уплачивает кредитору проценты из расчета 14,45% годовых, и 12,45% годовых соответственно.

Судом установлено, что свои обязательства по предоставлению кредита в размере 6229000 рублей Банк выполнил полностью, перечислив денежные средства на счет ЗАО «Техносервис» 00.00.2008 года.

Права залогодержателя по кредитному договору, обеспеченному залогом прав требования, были удостоверены Договором о залоге прав требования, заключенному между Банком и Заемщиком Лисичкиным П.Ю. 00.00.2008 года, зарегистрированному УФРС по Нижегородской области 00.00.2008 года. Ипотека в силу закона зарегистрирована УФРС по Нижегородской области 00.00.2008 года.

Залогодержателем прав требований по договору участия в долевом строительстве (права на получение в собственность квартиры в завершенном строительством жилом доме) в настоящее время является Банк.

По состоянию на 00.00.2010 г. задолженность Лисичкина П.Ю. перед Банком погашена частично и составляла 6219077,13 рублей, в том числе:

- 6194549,61 рубль - остаток ссудной задолженности,

- 24527,52 рубля - задолженность по плановым процентам.

В соответствии со ст. 334 ГК РФ, в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

В соответствии со ст. 337 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором, залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в частности, проценты, неустойку, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание заложенной вещи и расходов по взысканию.

В соответствии с п. 2.3. Договора о залоге прав требований, права требования передаются Залогодателем Залогодержателю в полном объеме в качестве обеспечения надлежащего исполнения всех обязательств Залогодателя по Кредитному договору.

В соответствии с п.6.3.6 договора участия в долевом строительстве, в случае одностороннего отказа участника долевого строительства от исполнения настоящего договора в случаях, предусмотренных законодательством РФ, застройщик возвращает участнику долевого строительства денежные средства, уплаченные им по договору на расчетный счет участника долевого строительства №, открытый у кредитора, в течение 20 рабочих дней со дня расторжения договора, а в случае расторжения участником долевого строительства договора в судебном порядке, в случаях, предусмотренных законодательством РФ, застройщик возвращает участнику долевого строительства денежные средства, уплаченные им по договору в течение 10 рабочих дней со дня расторжения договора.

Таким образом, имеются основания для возложения на ответчика обязанности по возврату истцу денежных средств. Однако, возврат денежных средств должен быть произведен в соответствии с п. 6.3.6 договора участия в долевом строительстве, на ЗАО «Техносервис» следует возложить обязанность перечислить все уплаченные по договору денежные средства в размере 11686950 рублей на расчетный счет Лисичкина П.Ю., открытый в Банке ВТБ 24 (ЗАО) №.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ: «Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)».

В соответствии со ст. 394 ГК РФ: «Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой.

Законом или договором могут быть предусмотрены случаи: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков, когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки, когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки».

В соответствии со ст. 13 ч.2 ФЗ «О защите прав потребителей»: « Если иное не установлено законом, убытки, причиненные потребителю, подлежат возмещению в полной сумме сверх неустойки (пени), установленной законом или договором».

На основании п. 4.1. Кредитного договора, Заемщик ежемесячно уплачивает Кредитору проценты из расчета годовой процентной ставки в размере:

4.1.1. 14,95 (четырнадцать целых девяносто пять сотых) процента годовых в течение периода, считая с даты, следующей за днем предоставления кредита до даты изменения процентной ставки;

4.1.2. 12,95 (двенадцать целых девяносто пять сотых) процента годовых с даты, следующей за датой изменения процентной ставки, и до даты окончания возврата кредита (л.д.22).

В соответствии с п. 1.1.2. Кредитного договора «Дата изменения процентной ставки» означает первое число процентного периода, следующей за датой предоставления Кредитору (Банку) последнего из следующих документов:

- документа, подтверждающего право собственности Заемщика на квартиру;

- отчета об оценке квартиры, завершенной строительством;

- расписки, подтверждающей предоставление на государственную регистрацию Закладной;

- подписанного Заемщиком и Страховой компанией договора страхования.

Истцом были понесены следующие необходимые для заключения договора участия в долевом строительстве расходы, а также расходы, понесенные за пользование кредитом, которые суд расценивает как убытки.

Судом установлено, что истцом была произведена оплата процентов по кредитному договору № от 00.00.2008 года в размере 1252732,33 рубля.

Данная сумма подлежит взысканию в пользу истца с ответчика, так как суд расценивает как убытки, уплаченные по данному договору проценты, поскольку кредит был целевой, денежные средства по данному кредитному договору были перечислены в счет оплаты за квартиру.

Оснований для взыскания процентов по договору о предоставлении Банком ВТБ 24 истцу 00.00.2009 года стабилизационного кредита в размере 1000000 рублей не имеется, поскольку данный кредит был получен для совершения операций для исполнения текущих обязательств по оплате ежемесячных аннуитетных платежей по погашению задолженности по ипотечному обязательству (кредитному договору от 00.00.2008 года №.

Также не имеется оснований для взыскания процентов по кредитному договору от 00.00.2008 года на сумму 750000 рублей, поскольку кредит был получен до заключения договора об участии в долевом строительстве, доказательств того, что эти денежные средства пошли на оплату квартиры, суду не представлено.

Суд считает, что в пользу истца с ответчика подлежат взысканию убытки в виде оплаты 5000 рублей по договору о проведении оценки стоимости объекта недвижимости.

По договору истца с ООО «РГС-Поволжье» о комплексном ипотечном страховании от 00.00.2008 года в пользу истца с ответчика подлежат взысканию убытки в виде оплаченного им первого взноса в размере 44271,65 рублей. Представители истца согласились с тем, что именно эта сумма должна быть взыскана с ответчика по договору страхования.

Истец просит взыскать с ответчика проценты в соответствии с ч.2 ст.9 «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ».

Данной статьей предусмотрена уплата застройщиком процентов на уплаченную по договору денежную сумму за пользование указанными денежными средствами в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства по возврату денежных средств, уплаченных участником долевого строительства. При этом, если участником долевого строительства является гражданин, указанные проценты уплачиваются застройщиком в двойном размере.

Истец, согласно представленному расчету, просит взыскать данные проценты с 00.00.2009 года по 00.00.2010 года.

Суд считает, что поскольку застройщик не исполнил обязательства по договору участия в долевом строительстве, в связи с чем истец потребовал расторжения договора и возврата денежной суммы, то имеются основания для взыскания с ответчика в пользу истца данных процентов.

Расчет процентов будет следующим: 8,75 % /300 = 0,029% в день.

От 11686950 рублей в день сумма процентов составляет 3389,21 рубль.

Период просрочки 65 дней: 3389,21 рубль * 65 дней = 220299 рублей.

220299 рублей *2 (двойной размер процентов) = 440598 рублей.

Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 440598 рублей.

Истец просит взыскать с ответчика пени за неисполнение требования потребителя о возврате денежной суммы, ссылаясь при этом на ст. 23 ФЗ «О защите прав потребителей», просит взыскать 7596517,50 рублей.

Суд считает, что ст.23 ФЗ «О защите прав потребителей», которая предусматривает ответственность продавца (изготовителя, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за просрочку выполнения требований потребителя, на данные правоотношения не распространяется, поскольку ответственность за неисполнение требования о возврате денежных средств в добровольном порядке непосредственно предусмотрена ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ».

Согласно п.9 ст. 4 ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ»: «К отношениям, вытекающим из договора, заключенного гражданином - участником долевого строительства исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство РФ о защите прав потребителей в части, не урегулированной настоящим Федеральным законом».

Следовательно, в иске истцу о взыскании с ответчика пени на основании ст. 23 ФЗ «О защите прав потребителей» в размере 7596517,50 рублей должно быть отказано.

Согласно ст. 15 ФЗ «О защите прав потребителей»: «Моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения исполнителем на основании договора с ним, прав потребителя, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины».

Вина ответчика перед Лисичкиным А.Ю. состоит в том, что данная организация нарушила срок передачи ему квартиры, в результате истцу были причинены убытки, следовательно, имеются основания для взыскания с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда.

Определяя сумму компенсации морального вреда, суд исходит из требований разумности и справедливости, соразмерности и степени вины ответчика в причинении убытков истцу, с учетом конкретных обстоятельств дела, понесенных истцом физических и нравственных страданий, и считает, что размер компенсации морального вреда должен быть определен в 5000 рублей.

В силу ст. 98 ГПК РФ: «Стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы…».

В соответствие со ст. 94 ГПК РФ: «К издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся в том числе, расходы на оплату услуг представителя».

Согласно ст. 100 ГПК РФ: «Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах».

Судом установлено, что истцом по договору на оказание юридических услуг от 00.00.2009 года было оплачено 40000 рублей.

Таким образом, требования истца о взыскании расходов на оплату услуг юридических услуг подлежат удовлетворению.

Суд приходит к выводу, что взысканию подлежит денежная сумма в размере 15000 рублей в связи с тем, что представители истца принимал участие в нескольких судебных заседаниях и составляли правовые документы.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования Лисичкина П.Ю. удовлетворить частично.

Обязать ЗАО «Техносервис» перечислить денежные средства в размере 11686950 рублей на расчетный счет Лисичкина П.Ю., открытый в Банке ВТБ 24 (закрытое акционерное общество) №.

Взыскать с ЗАО «Техносервис» в пользу Лисичкина П.Ю. убытки в виде оплаченных процентов по кредитному договору № от 00.00.2008 года в размере 1252732,33 рубля, расходы по проведению оценки в размере 5000 рублей, расходы по договору о комплексном ипотечном страховании в размере 44271,65 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 440598 рублей, компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 15000 рублей.

В остальной части исковых требований Лисичкину П.Ю. отказать.

Взыскать с ЗАО «Техносервис» государственную пошлину в доход государства в размере 20000 рублей.

Решение может быть обжаловано в Нижегородский областной суд в течение 10 дней через Нижегородский районный суд г. Н. Новгорода.

Судья С.И.Заварихина
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 мая 2017 г. N 33-9901/2017

Судья: Прокошкина М.В.


Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Птоховой З.Ю.

судей Параевой В.С. и Савельевой Т.Ю.

при секретаре С.Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-522/2017 по апелляционной жалобе С.В. на решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 08 февраля 2017 года по иску С.В. к Обществу с ограниченной ответственностью "НеваСтройИнвест" о взыскании неустойки, штрафа.

Заслушав доклад судьи Птоховой З.Ю., объяснения представителя истца С.В. - адвоката Лебедева А.Ю., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя Общества с ограниченной ответственностью "НеваСтройИнвест" - У., возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы,

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

С.В. обратился в Петроградский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Обществу с ограниченной ответственностью "НеваСтройИнвест" (далее ООО "НеваСтройИнвест"), в котором просил взыскать с ответчика неустойку за нарушение сроков передачи квартиры по договору N 137/п-К9 от 29 апреля 2010 года за период с 01 января 2012 года по 06 мая 2015 года в размере 1 025 640 руб., по договору N 233/К9 от 19 ноября 2008 года за период с 01 июля 2011 года по 16 октября 2013 года в размере 7 462 512,26 руб., штраф, расходы по уплате государственной пошлины в размере 37 443 руб.

В обоснование заявленных требований истец указал, что между ним и ответчиком 19 ноября 2008 года и 29 апреля 2010 года были заключены договоры участия в долевом строительстве жилого комплекса, по условиям которых, ответчик должен был передать истцу квартиры в срок не позднее 01 июля 2011 года и 31 декабря 2011 года соответственно, однако акты приема-передачи были подписаны только 16 октября 2013 года и 06 мая 2015 года соответственно. В связи с чем, истец полагает, что с ответчика подлежит взысканию неустойка за нарушение сроков передачи объектов долевого строительства в установленный договорами срок.

Возражая против заявленных требований, ответчиком было заявлено ходатайство о пропуске истцом срока исковой давности по требованиям о взыскании неустойки за период с 01 июля 2011 года до 08 августа 2013 года, поскольку, период за который может быть взыскана неустойка не может превышать три года, с иском в суд истец обратился 08 августа 2013 года. Также, ответчик просил суд применить положения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и снизить размер неустойки, ссылаясь на то, что требуемая истцом неустойка несоразмерна последствиям нарушения ответчиком обязательств по договорам.

Решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 08 февраля 2017 года заявленные истцом требования удовлетворены частично. Суд взыскал с ответчика неустойку по договору N 233/К9 от 19 ноября 2008 года за период с 08 августа 2013 года по 16 октября 2013 года в размере 100 000 руб., неустойку по договору N 137/п-К9 от 29 апреля 2010 года за период с 08 августа 2013 года по 06 мая 2015 года в размере 80 000 руб.. штраф в размере 40 000 руб., расходы по уплате государственной пошлины в размере 4800 руб.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда изменить, заявленные требования удовлетворить в полном объеме, ссылаясь на то, что суд неправильно применил срок исковой давности к требованиям о взыскании неустойки, а также необоснованно применил положения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и снизил размер неустойки.

Истец, извещенный о времени и месте судебного разбирательства по правилам ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (л.д. 105, 108), в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явился, направил в суд в порядке ст. 48 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации своего представителя.

Изучив материалы дела, выслушав мнение явившихся участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, 19 августа 2008 года между истцом и ответчиком был заключен договор N 233/К9 участия в долевом строительстве жилого комплекса, по условиям которого, ответчик обязался построить жилой комплекс со встроенно-пристроенными помещениями и подземной автостоянкой по строительному адресу: <адрес> и после получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию передать истцу квартиру, а истец обязался уплатить обусловленную договором цену, и принять указанную квартиру от застройщика по акту.

Стоимость квартиры составила 12 721 637,46 руб., которые были оплачены истцом в полном объеме.

По условиям пункта 4.1 договора, ответчик обязался передать квартиру по акту приема-передачи в срок не позднее 01 июля 2011 года.

Вместе с тем, акт приема-передачи квартиры был подписан между сторонами только 16 октября 2013 года.

Из материалов дела также следует, что 29 апреля 2010 года между истцом и ответчиком был заключен договор N 137/п-К9 участия в долевом строительстве жилого комплекса, по условиям которого, ответчик обязался построить жилой комплекс со встроенно-пристроенными помещениями и подземной автостоянкой по строительному адресу: <адрес> и после получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию передать истцу в собственность 1/295 долю в нежилом помещении в объекте и право пользования в помещении машино-местом с условным номером 137, а истец обязался уплатить обусловленную договором цену, и принять указанную долю от застройщика по акту. Стоимость доли составила 1 200 000 руб., которые были оплачены истцом в полном объеме.

По условиям пункта 4.1 договора, ответчик обязался передать истцу долю по акту приема-передачи в срок не позднее 31 декабря 2011 года.

Акт приема-передачи доли в нежилом помещении был подписан между сторонами только 06 мая 2015 года.

В силу ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Статьей 310 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий.

Согласно ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", в случае нарушения предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства, застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки. Если участником долевого строительства является гражданин, указанная неустойка (пени) уплачивается застройщиком в двойном размере.

Частью 1 ст. 6 Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" предусмотрено обязательство застройщика передать участнику долевого строительства объект долевого строительства не позднее срока, который предусмотрен договором.

Принимая во внимание, что квартира и доля в нежилом помещении не были переданы истцу по актам приема-передачи в установленные договорами сроки, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что истец вправе требовать от ответчика уплаты неустойки за нарушение установленных договорами сроков передачи квартиры и доли в нежилом помещении.

Как следует из материалов дела, истец просил взыскать с ответчика неустойку за нарушение сроков передачи квартиры по договору N 137/п-К9 от 29 апреля 2010 года за период с 01 января 2012 года по 06 мая 2015 года (1221 дн.) в размере 1 025 640 руб., а также неустойку по договору N 233/К9 от 19 ноября 2008 года за период с 01 июля 2011 года по 16 октября 2013 года (838 дн.) в размере 7 462 512,26 руб.

Суд первой инстанции, определяя период взыскания неустойки, принял во внимание заявление ответчика о применении срока исковой давности, и пришел к выводу о том, что истец вправе требовать неустойку за три года, предшествующих обращению истца в суд, т.е. по договору N 233/К9 от 19 ноября 2008 года за период с 08 августа 2013 года по 16 октября 2013 года (69 дн.) в размере 482 786,12 руб., по договору N 137/п-К9 от 29 апреля 2010 года за период с 08 августа 2013 года по 06 мая 2015 года (639 дн.) в размере 421 740 руб.

Определяя размер неустойки суд первой инстанции, применив положения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, снизил размер неустойки и взыскал с ответчика в пользу истца по договору N 233/К9 от 19 ноября 2008 года неустойку в размере 100 000 руб., по договору N 137/п-К9 от 29 апреля 2010 года неустойку в размере 80 000 руб.

Доводы апелляционной жалобы истца, о необоснованном применении судом первой инстанции сроков исковой давности, подлежат отклонению ввиду следующего.

В силу ст. 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого было нарушено.

Согласно ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года. В соответствии с п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения, что следует из п. 2 ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 года N 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 года N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" течение срока давности по иску, вытекающему из нарушения одной стороной договора условия об оплате товара (работ, услуг) по частям, начинается в отношении каждой отдельной части со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Срок давности по искам о просроченных повременных платежах (проценты за пользование заемными средствами, арендная плата и т.п.) исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу.

Неустойка за нарушение сроков передачи объектов недвижимости взыскивается за каждый день просрочки до передачи объектов недвижимости, в связи чем, срок давности должен применяться к каждому платежу, и дата передачи объектов недвижимости не может быть началом течения срока исковой давности, о чем ошибочно указывает истец в апелляционной жалобе.

Соглашаясь с выводом суда о применении к требованиям истца о взыскании неустойки срока исковой давности, судебная коллегия считает неправильным период определенный судом, поскольку в данном случае истец обратился в суд с иском посредством почтового отправления 02 августа 2016 года, а не 08 августа 2016 года, как указал суд в решении.

Таким образом, с учетом применения срока исковой давности, неустойка по договору N 233/К9 от 19 ноября 2008 года за период со 02 августа по 16 октября 2013 года составит 531 764,42 руб. (12721637 х 8,25% х 1/150 х 76 дн.), неустойка по договору N 137/п-К9 от 29 апреля 2010 года за период со 02 августа 2013 года по 06 мая 2015 года составит 424 380 руб. (120000 х 8,25% х 1 / 150 х 643 (дн.).

Одновременно, судебная коллегия считает, что у суда первой инстанции отсутствовали законные основания для снижения размера подлежащей взысканию с ответчика суммы неустойки и штрафа, по следующим основаниям.

В пункте 33 "Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости", утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04 декабря 2013 года, указано, что размер процентов за пользование денежными средствами участника долевого строительства, установленный ч. 2 и ч. 6 ст. 9 Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 214-ФЗ может быть уменьшен судом на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

В соответствии со ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Предусмотренный статьей 13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" штраф имеет гражданско-правовую природу и по своей сути является предусмотренной законом мерой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств, то есть является формой предусмотренной законом неустойки.

В соответствии с п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", размер подлежащей взысканию неустойки (пени) в случаях, указанных в статье 23, пункте 5 статьи 28, статьях 30 и 31 Закона о защите прав потребителей, а также в случаях, предусмотренных иными законами или договором, определяется судом исходя из цены товара (выполнения работы, оказания услуги), существовавшей в том месте, в котором требование потребителя должно было быть удовлетворено продавцом (изготовителем, исполнителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) на день вынесения решения.

Применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Как указано в пункте 69 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", подлежащая уплате неустойка, установленная законом или договором, в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства, может быть уменьшена в судебном порядке (пункт 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Возражая против заявления об уменьшении размера неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков (пункт 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации), но вправе представлять доказательства того, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно, например, указать на изменение средних показателей по рынку (процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, валютных курсов и т.д.) (пункт 74 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств").

В пункте 71 Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" разъяснено, что если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6, пункт 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Принимая во внимание приведенные разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, возражения истца против заявления ответчика об уменьшении размера неустойки, отсутствие со стороны ответчика доказательств несоразмерности неустойки, компенсационную природу неустойки, которая не должна служить средством обогащения, но при этом она направлена на восстановление прав, нарушенных вследствие ненадлежащего исполнения обязательства, а потому должна соответствовать последствиям нарушения, длительность нарушения ответчиком обязательства по передаче квартиры (76 дней) и длительность нарушения ответчиком срока передачи доли нежилого помещения (машино-места) (643 дня), последствия нарушения обязательства, судебная коллегия считает, что неустойка в размере 531 764,42 руб. по договору N 233/К9 от 19 ноября 2008 года и неустойка в размере 424 380 руб. по договору N 137/п-К9 от 29 апреля 2010 года, является обоснованной и соразмерной последствиям нарушения ответчиком обязательства.

Ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих наличие оснований для уменьшения размера неустойки и штрафа, свидетельствующих об исключительности данного случая и несоразмерности суммы неустойки и штрафа последствиям нарушенного обязательства.

При таких обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось оснований для применения положений ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, судебная коллегия, руководствуясь положениями п. 2 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным решение районного суда изменить, взыскать с ответчика в пользу истца неустойку по договору N 233/К9 от 19 ноября 2008 года за период со 02 августа по 16 октября 2013 года в размере 531764,42 руб., штраф в размере 265 882,21 руб., неустойку по договору N 137/п-К9 от 29 апреля 2010 года за период со 02 августа 2013 года по 06 мая 2015 года в размере 424 380 руб., штраф в размере 212 190 руб.

Соответственно подлежит изменению решение суда в части размера государственной пошлины, со взысканием с ответчика в пользу истца государственной пошлины в размере 12 761,45 руб.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия



определила:



Решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 08 февраля 2017 года - изменить.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью "НеваСтройИнвест" в пользу С.В. неустойку по договору N 233/К9 от 19 ноября 2008 года за период со 02 августа по 16 октября 2013 года в размере 531 764,42 руб., штраф в размере 265 882,21 руб.; неустойку по договору N 137/п-К9 от 29 апреля 2010 года за период со 02 августа 2013 года по 06 мая 2015 года в размере 424 380 руб., штраф в размере 212 190 руб., расходы по уплате государственной пошлины в размере 12 761,45 руб.



--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Имеет ли право застройщик ограничить время приёмки квартиры?


Иногда дольщики слышат от застройщика фразу: «На приёмку квартиры у Вас есть только полчаса!». Если Вы услышали подобную фразу от представителя застройщика, не спешите соглашаться с этими условиями. Выявить недостатки в новой квартире за столь короткое время не всегда возможно. Адвокат Антон Лебедев подробно разъясняет, почему требования застройщика в этом случае незаконны и как действовать, если все-таки представитель компании стоит с секундомером и выставляет дольщика за дверь собственной квартиры после истечения отведенного времени.
Читать далее...

--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Надо ли платить налоги с взысканной с застройщика суммы?

Сегодня темой нашего выпуска будет «надо ли платить налоги с взысканной с застройщика суммы?». С вами я - адвокат Антон Лебедев. Итак, начнём…

Если застройщик нарушил срок передачи объекта недвижимости, за такое нарушение обязательств можно взыскать денежные средства. Достаточно часто взыскателей волнует вопрос о необходимости уплаты налогов с полученной суммы.


Читать далее...

--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
ВС: штрафы по закону о защите прав потребителя не уступаются

За несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя суд взыскивает штраф в размере 50% от присужденной суммы (п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей). Если право требования перешло другому лицу, может ли оно претендовать на получение штрафа? Верховный суд объяснил: это возможно, только если такое право передано в полном объеме.
Объем переданного права
Дмитрий Авакумов* застраховал свою жизнь в АО «Страховая компания «МетЛайф» по программе «На всю жизнь» с дополнительными программами от несчастных случаев «Спутник жизни» и «Ваш бонус 2». Произошло ДТП, в результате которого Авакумов получил телесные повреждения и был госпитализирован в городскую больницу. Пострадавший долго лечился, но спустя полгода ему была установлена II группа инвалидности.

Авакумов обратился за выплатой к страховщику, но тот начал оспаривать решение об установлении инвалидности. Страховая компания «МетЛайф» подала административный иск в Туапсинский городской суд Краснодарского края к Бюро МСЭ № 50 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю» о признании решения недействительным. Судебная медико-социальная экспертиза показала: объективных данных, свидетельствующих о наличии у Авакумова возникших до ДТП заболеваний головного мозга, не имеется. Эксперты пришли к выводу, что есть все основания для установления Авакумову II группы инвалидности, причиной которой стала полученная при аварии открытая непроникающая черепно-мозговая травма. Иск страховой суд отклонил, решение вступило в силу (№ 2а-1/2017).

ДЕЛО № 5-КГ19-52
ИСТЦЫ:
ДМИТРИЙ АВАКУМОВ*, ИГОРЬ ЯРОСЛАВКИН*

ОТВЕТЧИК:
АО «СТРАХОВАЯ КОМПАНИЯ «МЕТЛАЙФ»

СУТЬ СПОРА:
О ВЗЫСКАНИИ СТРАХОВОГО ВОЗМЕЩЕНИЯ, ПРОЦЕНТОВ, КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА И ШТРАФА

РЕШЕНИЕ:
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ В ЧАСТИ ВЗЫСКАНИЯ ШТРАФА С АО «СТРАХОВАЯ КОМПАНИЯ «МЕТЛАЙФ» В ПОЛЬЗУ ЯРОСЛАВКИНА ОТМЕНИТЬ, В ЭТОЙ ЧАСТИ В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ИСКА ОТКАЗАТЬ

Пострадавший обратился к АО «Страховая компания «МетЛайф» за взысканием 18 750 000 руб. страхового возмещения по договору личного страхования, а также 1 125 000 руб. по дополнительной программе страхования от несчастных случаев. Кроме того, истец просил взыскать проценты за неправомерное удержание денег, компенсацию морального вреда, штраф в размере 50% от присуждённой суммы. Спустя некоторое время Авакумов уступил право требования 3 млн руб. страхового возмещения Игорю Ярославкину*.

Дорогомиловский районный суд г. Москвы частично удовлетворил исковые требования: взыскал со страховой компании в пользу Авакумова 15 750 000 руб. страховой суммы по программе страхования от несчастных случаев «Спутник жизни» и 3 836 415 руб. процентов, 1 125 000 руб. страховой суммы по дополнительной программе страхования от несчастных случаев «Ваш бонус 2» и 230 184 руб. процентов, 100 000 руб. морального вреда, 6 010 400 руб. штрафа и 46 800 руб. за госпошлину; в пользу Ярославкина – 3 млн руб. страховой суммы. Суд снизил размер штрафа с 12 020 800 руб. до 6 010 400 руб., поскольку решил, что именно эта сумма соразмерна последствиям нарушения обязательства (п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей, ст. 333 ГК).

Московский городской суд сослался на разъяснения, согласно которым уменьшение неустойки по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов суда (абз. 2 п. 34 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 года № 17). Суд установил: страховая компания не обращалась с заявлением о снижении размера штрафа на основании ст. 333 ГК. Поэтому апелляция частично изменила принятое решение и взыскала в пользу Авакумова 10 520 800 руб. штрафа, а в пользу Ярославкина – 1 500 000 руб. штрафа.

Верховный суд обнаружил, что апелляция при взыскании штрафа в пользу Ярославкина по п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей существенно нарушила нормы материального права. По мнению ВС, право на штраф может перейти по договору цессии после его присуждения цеденту-потребителю, когда цессионарий сам становится потребителем оказываемой должником услуги или выполняемой им работы. Взыскание судом апелляционной инстанции в пользу Ярославкина 1 500 000 руб. штрафа не основано на законе, решил ВС. Поэтому он частично отменил апелляционное определение и принял в этой части новое судебное постановление, которым отказал во взыскании штрафа с АО «Страховая компания «МетЛайф» в пользу Ярославкина (№ 5-КГ19-52).

Цедент по договору цессии не может уступить право требования в большем объеме, чем имеет сам. Объем уступленного права требования определяется на момент уступки.

Момент перехода права
«Лицо, которому было частично уступлено право требования, не могло претендовать на получение взысканного со страховой компании штрафа. ВС дал верные разъяснения: так как штраф по закону о защите прав потребителей прямо зависит от размера присужденных денег, до их взыскания штраф не может быть передан другому лицу, если только к нему не переходит право требования в полном объеме», – объяснил адвокат юркомпании BMS Law Firm Александр Иноядов.


Определение ВС может стать хорошим подспорьем для страховщиков. Ссылаясь на него, они смогут воспрепятствовать взысканию чрезмерных штрафных санкций лицами, которые выкупают права требования у самих страхователей.

Павел Курлат, партнер Первой Юридической Сети
Юрист Enforce Law Company Алексей Михайлов рассказал, что ВС уже высказывался о недопустимости взыскания в пользу цессионария штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей, по договору участия в долевом строительстве (№ 308-ЭС19-6945). «ВС подтвердил, что такой штраф является судебной неустойкой, присуждаемой только по результатам рассмотрения спора о защите прав потребителей. Указанный спор имеет специальный субъектный состав и не является экономическим спором с участием юрлиц», – говорит Михайлов. «Существуют особенности начисления и взыскания потребительского штрафа. Так, право на начисление и взыскание неустойки возникает непосредственно в момент нарушения – неисполнения обязательства должником. Право на получение потребительского штрафа возникает исключительно в момент присуждения этого штрафа судом», – объяснил юрист практики разрешения споров международной юрфирмы Integrites Евгений Коновалов.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Алина Михайлова
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: Пред. 1 ... 5 6 7 8 9
Читают тему