Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Право на глупость — одна из гарантий свободного развития личности.
 
Марк Твен
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
Учредители обществ
 
Оглавление:
 
Договор об осуществлении прав участников ООО. Проблемы заключения и последствия нарушения

Черленяк Роман Николаевич,

Как договор об осуществлении прав соотносится с уставом общества
Что участники ООО могут предусмотреть в соглашении
Означает ли заключение договора отказ участников от своих прав

Основными особенностями общества с ограниченной ответственностью (ООО), как одной из организационно-правовых форм юридических лиц, являются ограниченный состав участников, порядок формирования и функционирования органов управления, особенности оборота долей в уставном капитале и некоторые другие. Это дает основания предполагать, с одной стороны, большую степень вовлеченности его участников в процесс управления обществом, а с другой, – наличие у них более тесной связи по сравнению с неограниченным количеством акционеров в открытом акционерном обществе (ОАО). Именно по этим причинам институт договора об осуществлении прав участников ООО имеет большее практическое значение, чем акционерное соглашение в ОАО. Однако действующее законодательство предлагает довольно скудное регулирование для этого соглашения. Ответы на многие вопросы приходится искать исходя из системного толкования специального законодательства и анализа судебной практики.

СООТНОШЕНИЕ УСТАВА И ДОГОВОРА УЧАСТНИКОВ ООО

Объективная невозможность урегулирования многих отношений, складывающихся между участниками ООО, лишь с помощью учредительных документов, явилась предпосылкой появления на практике договоров, которыми стороны стремились закрепить порядок совместных действий, связанных с финансированием общества, управлением внутренними делами общества, выходом из тупиковых ситуаций и другие схожие вопросы.

В соответствии с положениями законодательства устав имеет своей целью закрепление единых для данного общества правил и, в отличие от договора между участниками общества, не может быть инструментом согласования воли и интересов его сторон в динамике. Как справедливо отмечают многие авторы, использование договорного механизма в корпоративных отношениях позволяет юридически обеспечить согласованный их участниками баланс экономических интересов, который в конкретной ситуации является уникальным и, более того, подвержен постоянным изменениям.

До недавнего времени законодательная база для заключения корпоративных договоров между участниками (акционерами) хозяйственных обществ отсутствовала. Однако заключение подобного рода договоров, на наш взгляд, и в отсутствие специфического нормативно-правового регулирования (expressis verbis) вполне органично вписывалось в принцип свободы договора, закрепленный п. 2 ст. 421 ГК РФ.

На практике, в связи с неоднозначным решением вопроса о правовой природе данных соглашений, суды нередко расценивали целый ряд условий корпоративных договоров в качестве ничтожных на основании ст. 168 ГК РФ, ссылаясь на п. 2 ст. 1 ГК РФ (договор не может противоречить закону); п. 2 ст. 9 ГК РФ (отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом); п. 3 ст. 22 ГК РФ (полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом) (см., напр., постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 31.03.2006 № Ф04-2109/2005(14105-А75-11), № Ф04-2109/2005(14744-А75-11), № Ф04-2109/2005(14785-А75-11), № Ф04-2109/2005(15015-А75-11), № Ф04-2109/2005(15210-А75-11).

С учетом такой правоприменительной практики корпоративные договоры могли существовать только в качестве «джельтенменских» (иначе говоря «понятийных») соглашений, не оставляя сторонам никакого шанса добиться принудительного выполнения их условий в российском правовом поле.

Данные обстоятельства способствовали распространению практики заключения корпоративных договоров на иностранном уровне, когда доли участия (акции) российских юридических лиц передавались компаниям-нерезидентам, владея акциями которых (чаще всего через институт номинальных держателей), предприниматели могли оформить свои корпоративные отношения на основании иностранных норм права. Не секрет, что такая ситуация привела к переходу значительной части российских предпринимателей в зарубежные юрисдикции, а также к расширению «теневого» сектора экономики.

Федеральным законом от 30.12.2008 № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса РФ и отдельные законодательные акты РФ» (далее – Закон № 312-ФЗ) был введен в действие п. 3 ст. 8 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО), прямо предусматривающий право учредителей (участников) ООО заключать договор об осуществлении их прав. Так, в соответствии с п. 3 ст. 8 Закона об ООО учредители (участники) общества вправе заключить договор, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав.

Вместе с тем анализ существующей судебной практики позволяет сделать вывод о том, что данные нормы остались, скорее, декларативными. Договоры об осуществлении прав участников не получили серьезного распространения в российской действительности. На наш взгляд, это связано с неоднозначным определением на практике судами правовой природы рассматриваемых договоров в отсутствие внятных законодательных ориентиров1, когда добровольное обязательство участника воздерживаться от использования своих корпоративных прав ошибочно рассматривается как полный отказ от этих прав. Кроме того, ряд пробелов и правовых коллизий существует и в массиве нормативно-правового регулирования.

ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВ УЧАСТНИКОВ ООО

Согласно положениям п. 3 ст. 8 Закона об ООО предметом договора участников могут быть их обязательства осуществлять определенным образом принадлежащие им права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав, в том числе:

голосовать определенным образом на общем собрании участников общества;
согласовывать вариант голосования с другими участниками;
продавать долю или часть доли по определенной данным договором цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения доли или части доли до наступления определенных обстоятельств, а также
осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества.
В юридической литературе данные обязательства принято условно разделять на две группы: 1) обязательства корпоративного (управленческого) характера, связанные с предоставляемыми участнику общества правами на участие в управлении делами общества; 2) обязательства имущественного характера в отношении доли участия как объекта гражданских прав.

Хотя перечень обязательств, которые могут входить в предмет договора об осуществлении прав участников, является открытым, установить пределы автономии воли сторон на сегодняшний день достаточно проблематично в силу императивного характера значительного числа норм Закона об ООО и закрепленного в п. 1 ст. 422 ГК РФ требования о соответствии договора таким императивным нормам.

При этом необходимо разделить сферы действия договорного и корпоративного права. В таком случае договор об осуществлении прав участников порождает лишь обязательство между заключившими его сторонами, которое выражается в совершении действия или воздержании от такового, и не является источником регулирования отношений, определяемых нормами Закона об ООО и уставом общества. В связи с этим можно утверждать, что заключение договора порождает гражданско-правовое обязательство и не влечет отказ от прав, предусмотренных ГК РФ, Законом об ООО и уставом общества, а также не направлено на отказ участников от право – или дееспособности.

Таким образом, договор порождает обязательство, предметом которого являются конкретные действия сторон, а не отношения внутри общества, которые входят в сферу правового регулирования императивных норм корпоративного права. Поэтому суд, проверяя действительность условий договора об осуществлении прав, а также допустимость возникновения конкретных обязательств участников, в каждом отдельном случае должен устанавливать действительный характер такого обязательства, а не ограничиваться ссылкой на формальное наличие императивных норм.

СТОРОНЫ ДОГОВОРА ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВ

Сторонами договора об осуществлении прав участников ООО могут быть только учредители (если договор заключается до государственной регистрации общества) или участники (если договор заключается в отношении существующего общества).

Некоторые специалисты полагают, что в субъектный состав договора необходимо дополнительно включить:

третьих лиц, чтобы участники могли распространить те или иные корпоративные права и обязанности на потенциальных приобретателей долей еще до того, как они станут участниками общества. Такой подход призван решить проблему осуществления прав участника в период между заключением договора купли-продажи доли и переходом прав на нее, когда между этими событиями существует разрыв во времени;
само общество, что позволит урегулировать отношения между обществом и участниками, связанные с передачей обществу определенного имущества, а также распространить на общество действие корпоративного договора в случае приобретения им доли в собственном уставном капитале2.
Однако отношения между участниками общества и третьими лицами вполне возможно урегулировать в рамках конструкции предварительного договора (ст. 429 ГК РФ), руководствуясь принципом свободы договора (ст. 421 ГК РФ). Взаимоотношения, связанные с передачей имущества обществу, могут быть определены аналогичным образом.

На практике для регулирования таких отношений между сторонами (которыми могут быть участники общества, третьи лица, а также при необходимости само общество) заключаются инвестиционные соглашения, в которых предоставление обществу средств (например, в качестве вклада в уставный капитал либо в качестве заемного финансирования) ставится в зависимость от выполнения определенных предварительных условий (так называемых condition precedent или CP), в том числе достижения определенных показателей производства, принятие тех или иных решений органами управления общества и т.?п. При этом следует учитывать необходимость серьезного реформирования норм гражданского законодательства, посвященных обязательствам и сделкам, совершенным под условием, а также дальнейшего развития судебной практики по вопросам применения ст. 157 ГК РФ, текущая редакция которой дает судам почву для признания недействительными сделок, заключенных под потестативным условием (наступление которого зависит непосредственно или преимущественно от воли одной из сторон договора).

Кроме того, вводить нормы о допустимости заключения договора об осуществлении прав участников с самим обществом, являющимся владельцем доли в собственном уставном капитале, и вовсе не требуется, поскольку такая ситуация носит чрезвычайный, временный характер (п. 2 ст. 24 Закона об ООО).

ПОСЛЕДСТВИЯ НАРУШЕНИЯ УСЛОВИЙ ДОГОВОРА ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВ УЧАСТНИКОВ ООО

Нарушение условий договора об осуществлении прав участников может повлечь следующие последствия:

1) возмещение убытков и взыскание неустойки. При этом на практике взыскание убытков не может быть адекватным средством защиты прав стороны договора об осуществлении прав участников, поскольку в данном случае довольно трудно (или даже невозможно) определить и доказать в суде размер убытков, вызванных нарушением договора участников. Как, например, определить размер убытков, причиненных невыполнением обязанности голосовать за избрание определенного кандидата в органы управления общества?

Включение в договор условий о выплате, в случае его нарушения, неустойки, существенный размер которой мог бы стимулировать к надлежащему исполнению обязательств, также далеко не в полной мере решает проблему защиты интересов стороны договора об осуществлении прав участников, поскольку неустойка, в соответствии со ст. 333 ГК РФ, должна быть соразмерна последствиям нарушения и может быть уменьшена судом. В большинстве случаев суды снижают предусмотренную договором неустойку в несколько раз и тем самым сводят к минимуму эффективность данного способа защиты;

2) понуждение к выполнению обязательства в натуре;

3) восстановление положения, существовавшего до нарушения права.

Применительно к последним двум по следствиям теоретически такое обязательство может быть исполнено путем принятия судом решения, обязывающего участника проголосовать определенным образом (или воздержаться от голосования). Однако нарушение условий договора и, следовательно, право на иск в соответствии со ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ возникнет только после того, как решение уже принято. При таких обстоятельствах отсутствие объективной возможности признать решение органа управления общества в силу нарушения договора участников (в ст. 43 Закона об ООО такое основание для оспаривания решений не предусмотрено), на наш взгляд, делает данные способы защиты прав не работающими.

В завершение можно сделать вывод, что адекватные правовые механизмы понуждения к исполнению или обеспечения исполнения договора об осуществлении прав участников ООО в настоящее время отсутствуют.

ДОГОВОРОМ ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ПРАВ УЧАСТНИКОВ ООО МОГУТ БЫТЬ ПРЕДУСМОТРЕНЫ ШТРАФНЫЕ САНКЦИИ

Так, например, можно закрепить обязанность участников общества воздержаться от голосования на общем собрании по вопросу о прекращении полномочий генерального директора и избрании нового в случае, если участники общества не достигли единогласного решения по поводу новой кандидатуры. За несоблюдение такой обязанности проголосовавшие участники общества будут обязаны выплатить штраф.
Однако может сложиться и другая ситуация. Например, участники ООО предусмотрели в договоре об осуществлении прав обязанность не голосовать за присоединение общества к другой компании. Один из участников нарушил такое условие, результатом чего стало решение общего собрания участников о присоединении. В такой ситуации вряд ли удастся признать спорное решение недействительным. Это объясняется тем, что Закон об ООО содержит исчерпывающий перечень оснований признания решения общего собрания недействительным (п. 1 ст. 43 Закона об ООО). Нарушение условий договора об осуществлении прав участников не является таким основанием.
1 Так, напр., принимая решение от 24.11.2010 по делу № А40-140918/09-132-894 (оставленное без изменения всеми судебными инстанциями), Арбитражный суд г. Москвы признал недействительным целый ряд условий договора об осуществлении прав участников, заключенного уже после вступления в силу Закона № 312-ФЗ.
2 См. об этом: Плеханов В. Договоры участников общества с ограниченной ответственностью // Корпоративный юрист. 2009. № 6. С. 53–57; Распутин М. Договор об осуществлении прав участников ООО как инструмент защиты интересов миноритариев // Корпоративный юрист. 2009. № 8. С. 34–38; Басова Т.?Ю. Корпоративные договоры в рамках холдинговых структур // Право и экономика. 2011. № 12. С. 33–39.
Страницы: 1
Читают тему