Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Плохие законы - худший вид тирании.
 
Э. Бёрк

Юридическая судьба поручительства в случае смерти заемщика

Юридическая судьба поручительства в случае смерти заемщика

Юридическая судьба поручительства в случае смерти заемщика

В статье рассматривается ситуация, когда после смерти  заемщика банк-кредитор пытается взыскать задолженность по кредиту с поручителя. // Д.Г. Алексеева. Методический журнал «Регламентация банковских операций. Документы и комментарии» №6/2008

С учетом требований пунктов 6.2-6.5 Положения Банка России от 26.03.2004 № 254-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности» (с последующими изм. и доп.), основными видами обеспечения возвратности банковских кредитов остаются ликвидный залог и поручительство.

В статье рассматривается ситуация, когда после смерти заемщика банк-кредитор пытается взыскать задолженность по кредиту с поручителя.

Несмотря на то что обеспеченность не входит в число обязательных принципов банковского кредитования (таких как возвратность, срочность, возмездность), большая часть кредитных обязательств обеспечиваются способами, установленными статьей 329 ГК РФ.

Для того чтобы оценить перспективы предъявления требования к поручителю в случае смерти заемщика, необходимо последовательно ответить на несколько вопросов.

Вопрос первый: прекращается ли кредитное обязательство смертью заемщика? На этот вопрос нужно дать отрицательный ответ по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 418 ГК РФ, обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Традиционно «связанность с личностью должника» обусловливается наличием у последнего определенных способностей или навыков, которые не могут быть в равной степени восполнены другими лицами. Так, лично могут быть исполнены «обязательства, возникающие из авторского договора заказа на создание произведений науки, литературы, искусства. По договору возмездного оказания услуг соответствующая услуга также должна по общему правилу быть оказана лично исполнителем (ст. 780 ГК), лично должен исполняться договор на выполнение научно-исследовательских работ (п. 1 ст. 770 ГК)»1. Допустимы и иные обязательства, подлежащие исполнению только лишь конкретным лицом - должником. В рассматриваемом случае «обязательство заемщика, представляющее собой долг в чистом виде, не носит творческого характера; обязанность платить деньги никак не связана с личностью должника, исполнение может быть произведено и без его участия. Для кредитора имеет значение исключительно платежеспособность должника, но не его личность»2. Именно поэтому обязательства заемщика - физического лица, вытекающие из кредитного договора (равно как и из договора займа), не являются неразрывно связанными с личностью должника и могут быть исполнены вместо заемщика другими лицами. Но для такого исполнения обязательства должны быть определенные основания. Такой же позиции придерживается и судебная практика.

Так, Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации (Мончегорское отделение № 4926) обратился с иском к С. и М. о взыскании задолженности по кредитному договору3. Фабула дела такова: Антонова Ю.А. заключила с банком кредитный договор, согласно которому получила кредит в сумме 250 000 рублей под 19% годовых на условиях ежемесячного возврата части основного долга в сумме 4238 рублей и уплаты процентов, начисляемых на остаток ссудной задолженности. Срок действия кредитного договора заканчивается 4 июля 2009 года, а 7 июля 2005 года заемщик Антонова Ю.А. умерла. Исполнение обязательств Антоновой Ю.А. по кредитному договору было обеспечено поручительством С., М. и Антонова А.С. Поручитель Антонов А.С. умер 7 июля 2005 года. Согласно положениям заключенных между заемщиком и поручителями договоров поручительства, при неисполнении или ненадлежащем исполнении заемщиком обязательств по кредитному договору поручители и заемщик отвечают перед кредитором солидарно. В силу договоров поручительства, поручители отвечают перед кредитором за исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору в том же объеме, что и заемщик4. Поскольку после смерти Антоновой Ю.С. прекратилось производимое ранее в соответствии с кредитным договором погашение кредита и процентов по нему, истец просил суд взыскать с ответчиков задолженность в сумме 214 997 рублей 44 копейки. В судебном заседании представителем истца сумма иска была увеличена до 240 673 рублей 46 копеек. При этом основной долг составил 201 193 рубля 52 копейки; 30 063 рубля 84 копейки - проценты и 9416 рублей 10 копеек - неустойка. Кроме того, истец просил суд взыскать с ответчиков судебные расходы в сумме 4006 рублей 73 копеек.

Решением Мончегорского городского суда Мурманской области от 10.05.2006 иск удовлетворен, постановлено взыскать со С. и М. в пользу Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации (Мончегорское отделение № 4926) 240 673 рубля 46 копеек и судебные расходы в сумме 4006 рублей 73 копеек.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 14.07.2006 решение суда первой инстанции оставлено без изменения. В надзорной жалобе заявители просят отменить указанные судебные постановления.

В обоснование принятого по данному спору решения, Верховный Суд РФ указал следующее:

1) по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Ответственность поручителя перед кредитором должника по обеспеченному поручительством кредитному обязательству наступает лишь при наличии определенных условий, связанных с тем или иным поведением заемщика. То есть ответственность поручителя возникает в случае, когда заемщик сам не исполняет кредитного обязательства либо исполняет его ненадлежащим образом. Таким образом, обязательство поручителя ограничено лишь обязанностью нести ответственность за должника, а не исполнять обязательство за него (ст. 361, 363 ГК РФ);

2) поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего (п. 1 ст. 367 ГК РФ);

3) в соответствии с пунктом 1 статьи 418 ГК РФ, обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

Анализ вышеуказанных правовых норм позволил Верховному Суду РФ прийти к выводу, что смерть гражданина-должника влечет прекращение обязательства, если только обязанность его исполнения не переходит в порядке правопреемства к наследникам должника или иным лицам, указанным в законе.

При этом Верховный Суд РФ использовал аргумент против возложения исполнения обязанности на поручителя, который сформулировал следующим образом: «Нормами Гражданского кодекса РФ о поручительстве не предусмотрен переход к поручителю в порядке правопреемства обязанностей по исполнению обязательств должника в случае его смерти».

Следовательно, по мнению заявителей надзорной жалобы, вывод судов нижестоящих инстанций о сохранении после смерти должника обязательства по кредитному договору и договору поручительства противоречит статьям 361, 367, 418 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Эти доводы, по мнению Верховного Суда РФ, заслуживают внимания, в связи с чем дело было передано для рассмотрения в суд надзорной инстанции - Президиум Мурманского областного суда.

Данное дело позволяет уточнить ответ на первый из поставленных вопросов: кредитное обязательство со смертью заемщика не прекращается, если есть наследники либо имущество должника, поскольку согласно пункту 3 статьи 1175 ГК РФ кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или к наследственному имуществу5. В последнем случае суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества в соответствии со статьей 1151 ГК РФ к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию.

Аналогичные выводы содержались и в решениях других судов6.

Вопрос второй: если поручитель дал банку согласие отвечать за нового должника при переводе долга, то означает ли это, что такой поручитель должен отвечать за наследников?

В данной связи примечательны выводы Верховного Суда РФ, сформулированные в следующем деле7. Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ (далее - банк) в лице Кировского отделения № 7003 обратился в суд с иском к поручителям, ссылаясь на то, что 24 июня 2004 года заключил с Гордюковым Н.А. кредитный договор, по условиям которого предоставил заемщику кредит в сумме 650 000 рублей сроком на 5 лет под 19% годовых. В обеспечение исполнения обязательств по указанному договору банк заключил с М., Т., У. и У.Ю. (ответчики) договоры поручительства, на основании которых ответчики обязались перед банком отвечать за исполнение Гордюковым Н.А. всех его обязательств по кредитному договору. При этом договоры поручительства содержали в качестве одного из условий согласие поручителей отвечать перед кредитором также и за любого нового должника в случае перевода долга.

Поскольку 21 июля 2004 года Гордюков Н.А. скончался, не выполнив в полном объеме обязанности по возврату банку денежных средств с причитающимися процентами, истец просил взыскать с ответчиков солидарно сумму основного долга по кредитному договору, проценты и неустойку. Ситуация осложнялась тем, что наследники заемщика в установленный законом срок не подали в нотариальный орган заявления о принятии наследства и соответственно в права наследования не вступили, а выморочное имущество отсутствовало.

Вышеуказанный спор рассматривался различными судебными инстанциями. При этом решение по нему суды выносили диаметрально противоположные.

Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 29.03.2005 в удовлетворении иска отказано.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 02.06.2005 решение суда отменено и вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований.

Постановлением президиума Свердловского областного суда от 02.11.2005 определение Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 02.06.2005 оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, направленной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, Т. просит отменить определение Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 02.06.2005 и постановление президиума Свердловского областного суда от 02.11.2005 и оставить в силе решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 29.03.2005.

По итогам рассмотрения спора Верховный Суд РФ указал, что:

1) в соответствии со статьей 391 ГК РФ, должник при своей жизни вправе перевести свой долг на другое лицо с согласия кредитора. При таком переводе долга ответственным перед кредитором должника становится новый должник;

2) в случае смерти должника, не исполнившего кредитное обязательство, допускается перемена лиц в обязательстве. Согласно статьям 112, 1175 ГК РФ, имущественные права и обязанности входят в состав наследства. Наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно, причем каждый из них отвечает в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. В том случае, когда наследство отсутствует либо наследники его не приняли, обязательство заемщика прекращается в силу пункта 1 статьи 418 ГК РФ смертью должника;

3) поручительство по своей правовой природе является способом обеспечения обязательств (ст. 329 ГК РФ) или зависимым от основного обязательством и следует его судьбе. По мнению суда, поручительство прекращается не только с прекращением обеспеченного им обязательства (либо в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего), но и с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника;

4) как следует из материалов дела и установлено Кировским районным судом г. Екатеринбурга, заключенный 24 июня 2004 года между банком и Гордюковым Н.А. кредитный договор был обеспечен поручительством ответчиков, которые обязались отвечать за действия должника, а в случае перевода долга на другое лицо - за любого другого должника. Также установлено, что спустя месяц основной должник умер, не исполнив перед банком своих обязательств по возврату суммы долга с причитающимися процентами. Поскольку судом установлено и истцом не оспаривается, что по основаниям, предусмотренным законом, долг Гордюкова Н.А. на других лиц не переводился, то являются правильными выводы в решении районного суда о том, что смертью должника прекращено обеспеченное поручительством кредитное обязательство Гордюкова Н.А. (п. 1 ст. 418 ГК РФ), а с прекращением указанного обязательства прекращено и поручительство М., Т., У., У.Ю. (п. 1 ст. 367 ГК РФ) и предусмотренных законом оснований для удовлетворения заявленных банком требований не имеется.

Суд посчитал несостоятельными в качестве оснований к отмене решения районного суда ссылки в определении Судебной коллегии по гражданским делам областного суда на то, что обеспеченное поручительством ответчиков кредитное обязательство заемщика Гордюкова Н.А. смертью последнего не прекращается, а подлежит исполнению поручителями, обязавшимися отвечать за любого должника, и что банк может принять исполнение от любого лица. Данные ссылки нижестоящего суда, по мнению Верховного Суда РФ, основаны на неправильном толковании и применении вышеприведенных норм материального права. Верховный Суд РФ указал, что действительно, обязательства, вытекающие из кредитного договора, не связаны неразрывно с личностью должника, они могут быть исполнены его правопреемником либо иным другим лицом, давшим на это свое согласие. Однако судебная коллегия не учла, что долг Гордюкова Н.А. на других лиц не переводился ни при жизни должника, ни после его смерти и правопреемники, за чьи действия могли бы отвечать поручители, судом не установлены. Также коллегия не учла, что отвечать перед кредитором должника при отсутствии самого должника ответчики согласия не давали. Кроме того, это противоречит правовой природе поручительства.

В связи с этим судебные постановления суда кассационной и надзорной инстанций Свердловского областного суда подлежат отмене с оставлением в силе решения Кировского районного суда г. Екатеринбурга.

Как видно из рассматриваемого дела, судебные инстанции кардинально расходились во мнениях по данному спору. При этом Верховный Суд РФ исходил из потенциальной возможности и правомерности указания в договоре поручительства обязанности поручителя(ей) отвечать не только за самого должника, но и за любого нового должника в случае перевода долга. Однако, для того чтобы эта обязанность могла быть реализована, необходимо, чтобы долг заемщика был переведен на нового должника. Поскольку в рассматриваемой ситуации этого сделано не было, то Верховный Суд РФ посчитал правомерным прекращение обязательств, вытекающих из договора поручительства в случае смерти заемщика.

Для ответа на поставленный второй вопрос нужно однозначно определиться с тем, является ли принятие наследства переводом долга?

Статьи 391 и 389 ГК РФ не дают понятия перевода долга, но предписывают, что к форме перевода долга применяются правила, касающиеся уступки требования и устанавливают, что перевод должником своего долга на другое лицо допускается только с согласия кредитора.

Таким образом, перевод долга фактически означает переход какого-либо обязательства, вытекающего из договора, к новому должнику. В данном случае следует четко понимать, что перевод долга предусматривает замену «стороны в одном обязательственном правоотношении (должника или кредитора), а не стороны в договоре (или ином обязательстве в широком смысле), каждая из сторон может быть и должником, и кредитором по различным обязательствам, охватываемым конструкцией одного договора»8.

Согласно положениям статей 389, 391 ГК РФ, перевод долга, основанный на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должен быть совершен в соответствующей письменной форме. Перевод долга по сделке, требующей государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Принимая во внимание, что кредитные договоры, как правило, совершаются в простой письменной форме, перевод долга по таким договорам также должен быть совершен в простой письменной форме.

Помимо этого требования, необходимо согласно пункту 1 статьи 391 ГК РФ получить согласие кредитора на такой перевод долга. При этом следует помнить, что обязательства первоначального заемщика будут прекращены в момент заключения соглашения о переводе долга.

В отличие от перевода долга, по общему правилу при наследовании имущество умершего переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства9, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент (п. 1 ст. 1110 ГК РФ).

В соответствии со статьей 1152 ГК РФ для приобретения наследства требуется его принятие наследником.

Для принятия наследства будущему наследнику необходимо подать нотариусу заявление о принятии наследства.

Помимо этого, допустимо признание наследника принявшим наследство в случае совершения им действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, в частности, если он:

  • вступил во владение или в управление наследственным имуществом;
  • принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;
  • произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;
  • оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Наследники «... замещают выбывшего из гражданских правоотношений умершего субъекта и становятся вместо него носителями гражданских прав и обязанностей, составляющих в совокупности определенное наследство (Постановление ФАС ВВО от 04.10.2006 № А43-32585/2004-4-994)»10.

В состав наследства в силу статьи 1112 ГК РФ входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага, а также права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности, право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается действующим законодательством.

Переход прав на наследственное имущество, имущественные права и обязанности удостоверяется нотариусом посредством выдачи наследникам свидетельства о праве на наследство.

Таким образом, наследование есть универсальное правопреемство, а не перевод долга. Хотя в практике высказываются и противоположные мнения, суть которых сводится к тому, что «изменение должника в результате наследственного правопреемства имеет тот же правовой эффект, что и перевод долга (ст. 391 ГК РФ)»11.

Подобная позиция не может быть признана обоснованной. Перевод долга влечет такую замену должника в обязательстве, при которой имеет место волеизъявление не только первоначального, но и нового должника. Это обстоятельство подтверждается установленной пунктами 1 и 2 статьи 391, статьей 389 ГК РФ обязанностью соблюдения письменной формы соглашения о переводе долга. Следовательно, «положения о переводе долга не применимы к ситуациям, когда происходит замена должника в обязательстве в силу закона; согласие (несогласие) кредитора здесь юридически безразлично. К названным случаям следует отнести, прежде всего, смерть должника. Поэтому переход долга к новому должнику в порядке наследования не является переводом долга, и с формальных позиций он не может служить основанием прекращения поручительства, предусмотренным пунктом 2 статьи 367 ГК РФ»12.

Таким образом, ответ на второй вопрос таков: поскольку наследование есть универсальное правопреемство, а не перевод долга, то в случае, когда поручитель дал банку согласие отвечать за нового должника при переводе долга, на поручителя не может быть возложена ответственность за наследников. Для того чтобы на поручителя такую ответственность можно было возложить, этот момент нужно специально предусмотреть в договоре поручительства.

Подобная позиция нашла применение и в практике Верховного Суда РФ. В рамках Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 года13 суд рассмотрел вопрос о возможности взыскания кредитной задолженности в случае смерти должника с поручителя при наличии наследников должника, наличии или отсутствии наследственного имущества. Мотивируя свое решение положениями статей 361 и 363 ГК РФ, Верховный Суд РФ обратил внимание на следующее:

1) при неисполнении (ненадлежащем исполнении) должником обеспеченного поручительством обязательства, по общему правилу, поручитель и должник отвечают солидарно;

2) в состав наследственного имущества входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности;

3) принявшие наследство наследники отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества. Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к наследственному имуществу (ст. 1175 ГК РФ). Таким образом, наследник должника при условии принятия им наследства становится должником перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества;

4) поскольку в силу закона наследник отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества (ст. 1175 ГК РФ), то при отсутствии или недостаточности наследственного имущества кредитное обязательство прекращается невозможностью исполнения соответственно полностью или в недостающей части наследственного имущества (п. 1 ст. 416 ГК РФ). В соответствии с пунктом 1 статьи 367 ГК РФ поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Исходя из содержания приведенных правовых норм, поручительство прекращается в той части, в которой прекращается обеспеченное им обязательство, и поручитель должен нести ответственность перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества.

Таким образом, в случае смерти должника и при наличии наследников и наследственного имущества взыскание кредитной задолженности возможно с поручителя в пределах стоимости наследственного имущества (если в договоре поручителя с кредитной организацией поручитель дал кредитору согласие отвечать за любого нового должника).

Вслед за Верховным Судом РФ подобная позиция прослеживается и в других решениях судов. Так, в Определении Верховного Суда РФ от 15.07.2008 № 81-В08-11 подчеркнуто, что в случае смерти должника и при наличии наследников и наследственного имущества взыскание кредитной задолженности с поручителя возможно только в случае, если в договоре поручительства содержится условие о согласии поручителя отвечать за любого нового должника.

В целом, можно констатировать, что, «несмотря на отсутствие прямого указания закона, в сложившейся судебной практике явно прослеживается тенденция освобождения поручителей от ответственности за неисполнение обязательства по причине смерти основного должника»14.

В случае смерти заемщика возможность кредитора обратиться к поручителю за исполнением обязательства должника зависит от совокупности следующих факторов:

  • наличия у должника какого-либо имущества;
  • вступления наследников заемщика в права наследования;
  • установления в договоре поручительства обязательства поручителя отвечать не только по долгам самого заемщика, но и третьих лиц.

Если у умершего заемщика отсутствует имущество и соответственно наследовать нечего, то обязательство, вытекающее из договора поручительства, прекращается с прекращением основного обязательства (п. 1 ст. 367 ГК РФ).

Если у умершего заемщика имеется имущество, то оно переходит в порядке универсального правопреемства к наследникам, равно как задолженность по кредиту, поскольку «наследники, принявшие наследство, получают не только активы, но и пассивы наследодателя»15.

До принятия наследниками наследства, в течение 6 месяцев с момента смерти заемщика (ст. 1154 ГК РФ), ответчиком будет являться имущество заемщика по месту открытия наследства. Если в течение судебного разбирательства наследники вступят в свои права наследования - в судебном заседании будет произведена замена стороны.

Если же к моменту предъявления банком требований о погашении кредитной задолженности наследники уже вступили в свои права наследования, то кредитор вправе обратиться с иском о взыскании суммы кредитной задолженности заемщика к наследникам.

Поскольку принявшие наследство наследники отвечают по долгам наследодателя солидарно в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества (ст. 1175 ГК РФ), кредитор наследодателя при наличии нескольких наследников вправе требовать исполнения с любого из них в пределах стоимости полученного от заемщика наследства.

В случае недостаточности средств (имущества) у одного наследника, кредитор вправе обратиться за взысканием оставшейся суммы кредитной задолженности к другому наследнику. И наоборот, исполнение кредитной обязанности одним из наследников в полном объеме освобождает остальных наследников от исполнения этой обязанности. При этом исполнивший обязательства заемщика наследник вправе обратиться в порядке регрессного требования к остальным наследникам в равных долях за вычетом доли, относящейся к самому этому наследнику (выплатившему весь долг заемщика).

В случае перехода имущества к наследникам кредитное обязательство не прекращается со смертью заемщика. Это обстоятельство дает право кредитору обратиться к поручителю. Последний будет отвечать перед кредитором в том же объеме, что и должник, включая погашение основного долга, уплату процентов за пользование кредитом и неустойки, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других расходов кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по кредитному договору.

При этом арбитражные суды исходят из того, что обязанность поручителя отвечать за нового должника должна быть напрямую прописана в договоре поручительства16.

Таким образом, поскольку переход имущества заемщика к наследникам в порядке наследования представляет собой универсальное правопреемство, а также в целях обеспечения возможности третьих лиц отвечать за должника в случае перевода долга, представляется целесообразным прописывать в договорах поручительства согласие поручителя отвечать за нового должника в порядке перевода долга, а также в случае универсального правопреемства ввиду смерти заемщика.

И последнее, на что нужно обратить внимание, - ситуация, когда третье лицо, не являющееся лицом, ответственным за выплату долга, погашает кредит за умершего заемщика, а потом предъявляет к банку требование о возврате внесенных сумм как неосновательного обогащения. В таком случае следует ожидать отказа в иске, поскольку основанием получения банком средств являлся кредитный договор, который не прекратил своего действия со смертью должника17, чему свидетельствует пример Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 21.02.2006 по делу № Ф04-635/2006(19851-А67-11). Этот вывод также следует из ответа на первый вопрос, который мы задали в начале статьи, а именно: поскольку из кредитного договора не усматривается обязанность должника (заемщика) исполнить обязательства лично, банк обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.


1 - Комментарий к статье 418 Гражданского кодекса Российской Федерации - Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Мозолина В.П., Малеиной М.Н. - М.: НОРМА. 2004.

2 - Семенова Л. Прием банком исполнения за заемщика от третьих лиц // Бухгалтерия и банки. 2006. № 8.

3 - Определение Верховного Суда Российской Федерации от 29.08.2007 по делу № 34-В07-12 // СПС КонсультантПлюс. ИБ Судебная практика.

4 - По общему правилу, согласно положениям пункта 1 статьи 363 ГК РФ, при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Соответственно договор поручительства может содержать обязанность поручителя отвечать по договору субсидиарно. Нельзя не заметить, что правоприменительная банковская практика довольно редко применяет такое диспозитивное допущение, так как в случае субсидиарной ответственности поручитель будет отвечать перед кредитором только в той части, в которой не исполнил кредитное обязательство заемщик, и только после него. Пункт 2 той же статьи устанавливает обязанность поручителя отвечать перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

5 - Необходимо отметить, что поручительство в силу статьи 361 ГК РФ дается за исполнение обязательств конкретного лица. Следовательно, поручительство дается за субъекта (должника), а не за объект (имущество).

6 - См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 15.11.2005 по делу № Ф03-А59/05-1/3178. Принимая во внимание смерть заемщика, отсутствие наследников или иных лиц, к которым перешла бы обязанность данного должника по исполнению заемных обязательств по договору займа, а также, учитывая, что переход к поручителю в порядке правопреемства обязанностей должника в случае его смерти нормами ГК РФ о поручительстве не предусмотрен, суд пришел к выводу о том, что прекращение обязательств по договорам займа и поручительства вследствие смерти заемщика соответствует требованиям статей 361, 367, 418 ГК РФ // СПС КонсультантПлюс. ИБ Судебная практика.

7 - См.: Определение Верховного Суда РФ от 17.04.2007 № 45-В06-34 // СПС КонсультантПлюс. ИБ Судебная практика.

8 - Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. - М.: Статут. 2003.

9 - Исключения из правила об универсальном правопреемстве содержатся, в частности, в статьях 78, 93, 1156, 1176, 1179, 1182, 1185 ГК РФ.

10 - Мироненко Ю. Долг в наследство // ЭЖ-Юрист. 2007. № 43.

11 - Тарасенко Ю. Смерть должника как основание прекращения поручительства // Корпоративный юрист. 2006. № 5.

12 - Мартышкин С.В., Поваров Ю.С. Прекращение поручительства // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. № 12.

13 - Утвержден Постановлением Президиума ВС РФ от 28.05.2008 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. № 8.

14 - Мироненко Ю. Посмертное поручительство // ЭЖ-Юрист. 2007. № 47.

15 - Зайцева Т.И. Судебная практика по наследственным делам. - М.: Волтерс Клувер. 2007.

16 - См.: Постановления Президиума Московского областного суда от 06.02.2008 № 87 по делу № 44г-39 и от 10.10.2007 № 645 по делу № 44г-321/07, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2008 № 09АП-4433/2008-ГК по делу № А40-35006/05-58-256, Определение Московского областного суда от 16.02.2006 по делу № 33-17

Короткая ссылка на новость: http://www.LawNow.ru/~ws90j
 


Комментарии пользователей





Следите за новостями

Мы в Твиттере


Мы в instagram