Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Законы принимают, чтобы доставлять людям неприятности, и чем больше от них неприятностей, тем дольше они сохраняются в своде законов.
 
Финли Питер Данн
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
Добросовестный приобретатель?
 
Кто такой добросовестный приобретатель? Очень часто слышу и вижу этот термин, но подробного описания нет... Кто подскажет где искать?
 
Оглавление:

Публикации:
Видео:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Вот еще один материал на тему добросовестного приобретателя...

Добросовестный приобретатель для реституции не помеха?

При рассмотрении требований о применении последствий недействительной сделки, совершенной непосредственно с собственником имущества, суд не должен принимать во внимание добросовестность лица, приобретшего имущество по такой сделке.

С начала формирования современной системы гражданского законодательства защита добросовестных участников гражданского оборота находится в центре внимания юридического сообщества как на уровне теоретического осмысления проблемы, так и при разрешении конкретных судебно-арбитражных споров. В последние годы основной тенденцией правового регулирования стало усиление позиций добросовестных приобретателей имущества.

Безусловно, ключевую роль для такого усиления сыграло Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, P.M. Скляновой и В.М. Ширяева" (далее - Постановление N 6-П), а также поправки в Гражданский кодекс РФ и Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (внесенные Федеральным законом от 30 декабря 2004 г. N 217-ФЗ). Вместе с тем анализ арбитражной практики свидетельствует о том, что в правоприменении отсутствуют единые подходы к ряду проблем, связанных с теми или иными аспектами добросовестного поведения участников гражданского оборота. На одной из таких проблем автор хотел бы остановиться более подробно.

Читать далее...
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Доброе утро, Антон!

прошу дать мне разъяснения по следующей ситуации:

Собираюсь купить квартиру в новом доме. Дом сдан, свидетельство на квартиру получено застройщиком.

Но ранее выбранная мною квартира была куплена на стадии строительства по договору долевого участия с использованием кредитных средств. Впоследствии, перед самой сдачей дома владелец недостроенной квартиры погибает. По словам застройщика единственным наследником погибшего является его старенькая мать, которая, естественно, не может выплачивать кредит. Далее мать погибшего через 0,5 года наследует договор долевого участия и кредитный договор, расторгает договор долевого участия, взамен застройщик гасит кредит и выводит квартиру из под залога. Впоследствии оформляет право собственности на готовую квартиру на себя.

теперь я хочу данную квартиру купить. Застройщик уверяет, что риска для меня нет.

Если для меня риски при покупке данной квартиры или нет.
 
Цитата
Но ранее выбранная мною квартира была куплена на стадии строительства по договору долевого участия с использованием кредитных средств. Впоследствии, перед самой сдачей дома владелец недостроенной квартиры погибает. По словам застройщика единственным наследником погибшего является его старенькая мать, которая, естественно, не может выплачивать кредит. Далее мать погибшего через 0,5 года наследует договор долевого участия и кредитный договор, расторгает договор долевого участия, взамен застройщик гасит кредит и выводит квартиру из под залога. Впоследствии оформляет право собственности на готовую квартиру на себя.

теперь я хочу данную квартиру купить. Застройщик уверяет, что риска для меня нет.

Если для меня риски при покупке данной квартиры или нет.

При покупке такой квартиры у вас рисков не больше, чем при покупке любой другой квартиры. В договоре можно предусмотреть ответственность за возникновение каких-либо неблагоприятных последствий. Если расторжение оформлено нормально, для вас эта предыдущая история значения иметь не бует. Более того, компания вообще могла не говорить вам об этом... Сообщив вам эту информацию, компания поступила честно.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Добросовестному приобретателю нет дела до хищения?

Обратимся к ГК РФ

ГК РФ предусматривает 2 ситуации, в которых имущество может быть истребовано из незаконного владения добросовестного приобретателя. Во-первых, когда имущество приобретено добросовестным приобретателем по безвозмездной сделке. Во-вторых, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество им было передано во владение, помимо их воли.

К случаям выбытия помимо воли закон прямо относит утерю имущества собственником или иным законным владельцем либо его похищение у указанных лиц. Другие случаи могут быть признаны выбытием помимо воли правоприменителем, и тут многое зависит от юридической грамотности последнего.

Итак, если имущество было похищено у законного владельца, он вправе истребовать его даже у добросовестного приобретателя. Это прямо предусмотрено законом. Таким образом, если, защищаясь от виндикационного иска, незаконный владелец пытается разыграть карту «ведь я добросовестный приобретатель», то законный владелец может легко парировать это «козырным тузом»: «а у меня спорное имущество было похищено», и на этом разбирательство по делу должно быть закончено (разумеется, с вынесением решения в пользу истца). «Побить» такой «козырь» можно, только опровергнув представленные законным владельцем доказательства похищения у него спорного имущества, и никак иначе. Но это в соответствии с законом, на практике же...

В некоторых случаях - видимо, в отсутствие опровергающих факт хищения доказательств - некоторые добросовестные приобретатели и их представители в качестве аргумента в защиту предлагают рассуждения о воле. Дескать, хищение-то, конечно, было, но, поскольку... А дальше - в зависимости от ситуации.

Например, раз имущество законный владелец передал «своими руками», то и воля на передачу владения была, а это значит... Значить это при наличии необузданной законоположениями фантазии может в том числе и то, что спорное имущество выбыло из владения все-таки по воле его владельца, а раз так, то при таких обстоятельствах «козырного туза» можно и вовсе в расчет не принимать - пути законодателя неисповедимы, мало ли, почему он хищение явно указал в качестве случая выбытия имущества помимо воли владельца... Вот такая нехитрая логика. И самое неприятное в этой «истории» то, что к таким горе-аргументаторам примыкают и отдельные служители фемиды.

Вопрос о том, что есть «выбытие помимо воли», безусловно, важен, но только для определения других (кроме утери и похищения) путей выбытия имущества из владения помимо воли владельца И если полученные в ходе его исследования результаты каким-либо образом «дискредитируют» хищение или утерю в качестве безусловных доказательств выбытия имущества помимо воли владельца, то практического значения они иметь не могут, так как их применение прямо противоречило бы действующему законодательству.

От слов к делам... судебным

Собственник квартиры Д. сдал ее в наем ранее незнакомому лицу. Эта квартира с использованием поддельной доверенности, выданной от имени Д., была продана гражданину Б. В дальнейшем заключается еще ряд сделок купли-продажи спорной квартиры. Последним ее покупателем оказывается Е. По факту неправомерного распоряжения жилым помещением возбуждается уголовное дело по признакам мошенничества (которое, как известно, является одной из форм хищения), а Д. обращается в суд с исковым заявлением об истребовании имущества из чужого незаконного владения Е.

Суд первой инстанции, дав адекватную оценку юридически значимым обстоятельствам дела, делает правильный вывод о том, что, поскольку спорное жилое помещение выбыло из владения Д. помимо его воли (было у него похищено), оно подлежит истребованию из незаконного владения Е., хотя последний и является добросовестным приобретателем, и удовлетворяет исковые требования Д. Судебная коллегия по гражданским делам областного суда правильность вывода суда первой инстанции полностью подтверждает.

Президиум Омского областного суда, однако, ничтоже сумняшеся постановления судов первой и кассационной инстанций отменяет и в удовлетворении исковых требований отказывает. Мотивируют служители фемиды свое решение следующим образом: недвижимое имущество выбыло из владения Д. по его воле, поскольку тот сам передал принадлежащую ему квартиру нанимателю, поэтому предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания для истребования указанной квартиры у Е., который является добросовестным приобретателем, отсутствуют.

Но Верховный Суд не проявил готовности согласится с мнением суда надзорной инстанции и отменил вынесенное им постановление, оставив в силе постановления судов первой и кассационной инстанций. При этом суд разъяснил Президиуму Омского областного суда, что, так как имел место факт хищения спорного жилого помещения, есть достаточные основания полагать, что оно выбыло из владения Д. помимо его воли (Определение № 50-В08-4).

Примечательно, что указанное Определение Президиума Омского областного суда - не единственное свидетельство чрезмерной смелости полета мысли его авторов. Есть и еще одно схожее постановление, принятое по делу, обстоятельства которого аналогичны изложенному. Квартира была сдана в наем, а затем нанимателем-мошенником продана по поддельным документам. И тут, как и в первом случае, суды первой и кассационной инстанций сумели разобраться в деле правильно, но Президиум остался верен себе... Этот «акт правосудия» был также отменен Верховным Судом (Определение № 50-В09-2).

Еще одно дело о виндикации у добросовестного приобретателя примечательно главным образом не «новаторством» представителей судейского сообщества в толковании нормоположений, а последовавшими комментариями к нему одного из специалистов.

Ю. был нанимателем жилого помещения, являющегося собственностью г. Москвы. По поддельным документам в данном жилом помещении «регистрируется» Е. Спустя месяц Ю. умирает. Е. через представителя, действующего по поддельной доверенности, приватизирует квартиру и быстренько ее продает. В результате еще одной сделки купли-продажи спорной недвижимости она оказывается во владении Г. В конце концов преступные манипуляции со спорной квартирой обнаруживаются и по признакам мошенничества возбуждается уголовное дело.

Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы обращается в суд с иском об истребовании квартиры из незаконного владения Г. Последняя, защищаясь от иска, просит суд признать ее добросовестным приобретателем и оставить квартиру в ее собственности. Разобраться во всех хитросплетениях этого дела у районного суда с ходу не получилось. Возможно, в том числе и из-за невнятности первоначальных требований Департамента. Но после возврата дела на новое рассмотрение судом кассационной инстанции и уточнения истцом своих требований правосудное решение по делу все же состоялось: иск Департамента был удовлетворен, спорная недвижимость истребована из незаконного владения Г. Кассационная инстанция оставила решение в силе. А судья Московского городского суда, отказывая в передаче надзорной жалобы Г. для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, еще раз указал (среди прочего) на то, что, поскольку «обстоятельства, подтверждающие факт имевшей место регистрации Е. в квартире на основании подложного свидетельства о заключении ею брака с Ю. выявлены <...> после приватизации жилого помещения, о праве на которое возник спор. <...> очевидным является факт выбытия квартиры из владения собственника помимо его воли» (Определение № 4г/1–7961).

Автором публикации в «эж-ЮРИСТ» (2010, № 45) предпринята попытка обосновать незаконность решений, вынесенных по этому делу. Легко соглашаясь с тем, что для «виндикации у добросовестного возмездного приобретателя суд должен был установить, что имущество выбыло из владения г. Москвы помимо его воли», автор без особого труда признаки такой воли обнаруживает, заявляя, что «совершенно очевидно, что имущество выбыло из владения г. Москвы по его воле, так как полномочия должностного лица, действовавшего от имени города, подписавшего договор передачи квартиры в пользу Е. в процессе ее приватизации, никем не были оспорены». Таким образом, по мнению автора, воля собственника «подтверждается подписанием его надлежащим представителем договора передачи квартиры в рамках приватизации». Вы спросите: а при чем здесь надлежащие полномочия представителя собственника, когда речь идет о хищении спорной квартиры? А автор не затруднил себя разъяснением этой «нестыковки». Поэтому о способе соотнесения «аргумента о должных полномочиях » с указаниями в Кодексе о том, что при хищении имущества его можно истребовать и у добросовестного приобретателя, остается только догадываться...

Благо у судей города Москвы при рассмотрении аналогичных дел не возникают сомнения в необходимости ориентироваться на положения законодательства, а не на курьезные построения, в соответствии с которыми отчуждение имущества, ставшее результатом мошенничества (хищения у законного владельца), вполне может считаться выбытием из владения по воле законного владельца. Вот еще один пример из практики Мосгорсуда.

Т. был «зарегистрирован» в квартире, находящейся в муниципальной собственности города Москвы. В 2005 году Т. умирает. После его смерти неустановленные лица по поддельной доверенности от имени Т. заключают сначала договор социального найма спорной недвижимости, а затем договор передачи ее в собственность Т. Вскоре после этого квартира продается; последним ее приобретателем является Н. По факту хищения неустановленными лицами спорного жилого помещения возбуждается уголовное дело.

Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы обращается в суд с иском об истребовании квартиры из незаконного владения Н. Кроме доказательств добросовестности приобретения у Н. в арсенале ничего не обнаруживается. И суд, установив, что жилое помещение выбыло из владения собственника (г. Москвы) помимо его воли, иск Департамента удовлетворяет, а во встречных исковых требованиях Н. об оставлении квартиры в его собственности отказывает. Кассационная инстанция жалобу Н. отклоняет, а в подтверждение правильности выводов районного суда указывает на то, что, поскольку «спорная квартира выбыла из собственности г. Москвы в результате мошеннических действий неустановленных лиц, то есть была похищена у него, <...> имеются все основания для истребования спорной квартиры из чужого незаконного владения Н.» (Определение Московского городского суда по делу № 33-22970).

В заключение хотелось бы подчеркнуть: действующее законодательство далеко не всегда предоставляет добросовестному приобретателю защиту от виндикации спорного имущества. В частности, добросовестность меркнет на фоне факта хищения этого имущества, предшествовавшего его приобретению нынешним владельцем, - позиция ответчика по виндикационному иску становится незащитимой, а разговоры «сочувствующих» о «выбытии по воле» и неправедности суда оказываются в лучшем случае непрофессиональной психотерапией.

Юлия Шельмук, юрист, г. Москва
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Лишаются ли квартир добросовестные приобретатели?


Для того чтобы вернуть деньги, когда сделка с недвижимостью признается недействительной, покупателю придется в суде доказывать свою добросовестность. При этом судьи оперируют несколькими формальными признаками. Соблюсти их нетрудно.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
У добросовестного приобретателя, по общему правилу, нельзя "отнять" имущество. Т.е. бывают ситуации, когда кто-то кого-то обманул и продал квартиру своему подельнику, а подельник продал квартиру постороннему человеку. Этот человек ни чего не подозревал. Поэтому такой человек является добросовестным приобретателем!

Статья 302. Истребование имущества от добросовестного приобретателя

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.
2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.
3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

21.04.2003 года по этому поводу высказался Конституционный суд РФ в Постановлении №6-П:

"Следовательно, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные статьей 302 ГК Российской Федерации основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.)."

Недавно были уточнены положения о "добросовестности" приобретателя http://www.lawnow.ru/articles ... 7-10-51-47
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
ВС защитил добросовестных приобретателей квартир

Два года назад Конституционный суд помог покупателю жилья отстоять свои права на купленную квартиру в споре с имущественным департаментом города. Аналогичный спор снова дошел до Верховного суда. Апелляция заключила, что покупатель должен быть бдительным и проверить всё, вплоть до законности выдачи нотариального свидетельства. В итоге разбираться, кого можно считать добросовестным приобретателем, пришлось коллегии по гражданским спорам ВС.
Квартирный вопрос
Наталье Зибровой* принадлежала однокомнатная квартира в Москве. После смерти Зибровой квартиру переписали на Евгению Жарикову*. Она обратилась к нотариусу и указала, что Зиброва – ее мать и они жили вместе. После получения квартиры в собственность Жарикова продала ее Максиму Верцаеву*, а тот зарегистрировал в «однушке» отца.

Уже после продажи квартиры департамент горимущества Москвы подал в суд: в иске ДГИ настаивал, что Жарикова соврала о совместном проживании, вовремя не доказала принятие наследства, следовательно, квартира – выморочное имущество. ДГИ потребовал признать недействительным свидетельство о праве на наследство, изъять квартиру и выселить последних жильцов без предоставления им другого жилья, поскольку сделка по передаче им квартиры была недействительной.

Первая инстанция, Нагатинский районный суд, оставила требования ДГИ без удовлетворения. Районный суд указал, что Жарикова – наследница первой очереди, а ДГИ вовремя не зарегистрировал право на выморочное имущество. Верцаев же – добросовестный приобретатель квартиры, который проверил все по ЕГРН.

В апелляции, Мосгорсуде, (определение от 30 июля 2018 года) решение первой инстанции отменили и приняли новое. В нем отменили свидетельство о праве на наследство и признали продажу квартиры недействительной, сославшись на то, что документы, подтверждающие совместное проживание, подложные. Суд решил, что надо забрать квартиру у Верцаева, признать право собственности за Москвой и выселить жильцов. При этом доводы покупателя жилья о том, что он всё проверил перед совершением сделки, суд отклонил. В определении указали, что ему следовало проверить целый ряд обстоятельств и документов. Например, нужно было посмотреть на свидетельство о рождении Жариковой и выяснить, почему она долго не оформляла право собственности на «однушку», а через месяц после оформления продала жильё. Также в апелляции сочли, что покупателю надо было проверить копию паспорта Жариковой. Он бы узнал, что она неоднократно меняла паспорт, в том числе незадолго до совершения сделки, не проживала с наследодателем и находилась не в Москве. Это, заключили в Мосгорсуде, заставило бы Верцаева усомниться в том, что Жарикова владеет квартирой законно. Но покупатель «не проявил достаточную степень осмотрительности и добросовестности при заключении договора», решил суд. Также суд отметил, что квартира была приобретена по заниженной стоимости.


Мосгорсуд предъявил приобретателю такие требования, которые делают приобретение невозможным. Так, возложение на него проверки действий нотариуса по выдаче свидетельства о праве на наследство – это, с одной стороны, практически подрывает сам смысл существования нотариата как специального института, предназначенного для проверки этих обстоятельств, более того, такого, чьи акты должны приниматься всеми как юридически достоверные. А с другой – требует от приобретателя практически невозможного: проверки того, о чем у него нет никакой информации.

Александр Латыев, партнер Intellect

Пределы осмотрительности
В том, что такое «должная осмотрительность» при покупке жилья, пришлось разобраться коллегии Верховного суда по гражданским спорам под председательством судьи Александра Кликушина (дело № 5-КГ19-88). В ВС указали, что ситуацию, по сути, создало бездействие самого истца: когда ДГИ не оформляет выморочное имущество вовремя, создаются предпосылки к его утрате, в том числе в результате противоправных действий третьих лиц, говорится в определении.

ВС высказался и по основному вопросу в деле – по поводу добросовестности приобретателя. ВС напомнил о п. 1 ст. 302 ГК, по которому собственник может истребовать имущество у добросовестного приобретателя, когда оно выбыло из владения собственника помимо его воли. Статья уже обсуждалась в Конституционном суде, напомнил Верховный суд, и КС признал ее частичную неконституционность. Обсуждение происходило в рамках дела по заявлению Александра Дубцова. Он получил квартиру по цепочке перепродаж, которую организовали «черные риелторы», впоследствии осужденные за мошенничество. Суды решили, что недвижимость, оформленная на подставных лиц после смерти хозяина, поменяла собственника незаконно, поэтому сделки купли-продажи не имеют силы, а квартира незаконно выбыла из владения города. Но КС решил иначе (Постановление 22 июня 2017 года № 16-П): суд постановил, что нельзя истребовать выморочное имущество у гражданина, который полагался на данные ЕГРН и зарегистрировал право собственности на имущество, если только в деле не выявлено, что он знал либо должен был знать об отсутствии у продавца права распоряжаться спорным жилым помещением.

КС указал, что ДГИ не может ссылаться на то, что выморочное имущество выбыло из его владения помимо его воли, если город слишком долго не интересовался судьбой этого имущества, а добросовестный покупатель полагался на данные Единого госреестра.

В нынешнем деле ситуация аналогичная: ДГИ Москвы вовремя не предпринял никаких действий, чтобы оформить жилье, говорится в определении. ВС направил дело на новое рассмотрение в апелляцию (на момент написания материала не рассмотрено).

По оценке Юлии Бузановой, партнера Содружества земельных юристов , отмененный акт суда апелляционной инстанции носит весьма поверхностный характер. Суд не дает оценку действиям и бездействию ДГИ, что приводит к результату в виде акта, не основанного на анализе фактических обстоятельств. Это ставит вторую сторону настоящего процесса в заведомо проигрышное положение. «При рассмотрении аналогичных споров на результат влияет каждая деталь. Если бы судебный акт апелляционной инстанции был оставлен без изменений, то это породило бы множественные злоупотребления со стороны уполномоченных органов власти в части выморочного имущества», – замечает Бузанова.

По мнению Александра Латыева, партнера Intellect , московские власти в очередной раз демонстрируют свое стремление во что бы то ни стало заполучить квартиры умерших одиноких москвичей, даже если они уже были приобретены другими добросовестными москвичами. Их не останавливает то, что покупателей в этом случае придется выселять. «Фабула дела практически такая же, как дела Дубовца. Только теперь, понимая, что с учетом позиции КС ссылаться на выбытие помимо воли бессмысленно, ДГИ зашел с другой стороны и попытался подвергнуть сомнению добросовестность покупателя», – заметил Латыев.

Как быть добросовестным
При этом судебная практика и без того предъявляет довольно высокие требования к приобретателю, чтобы признать его добросовестным, отмечают юристы. Ссылаться только на данные ЕГРН для подтверждения добросовестности необходимо, но давно недостаточно. Практика требует от приобретателя осмотреть приобретаемую недвижимость, убедиться не только в её юридической, но и фактической свободе от третьих лиц, замечает Латыев.

ПРАКТИКА
ВС разъяснил, когда не накажут за жалобы
Быстрая перепродажа действительно является одним из признаков недобросовестности, равно как и заниженная цена продажи. Но в случае с продажей унаследованного имущества и то и другое вполне может иметь свои объяснения, никак не связанные с недобросовестностью. Например, малый период времени между регистрацией права и продажей квартиры объясним тем, что продавец зарегистрировал право только для того, чтобы иметь возможность продать, а до этого в регистрации не нуждался. А заниженная цена может быть обусловлена низкой субъективной ценностью имущества для продавца.

По мнению Александра Латыева, проблема судебных претензий Москвы к приобретателям выморочного имущества во многом основана на том, что ДГИ превратно понимает цель признания имущества выморочным. «Выморочное имущество – это не способ пополнения городской казны, а всего лишь определение крайнего наследника, чтобы никогда не складывалось такой ситуации, что кто-то умер без наследников», – замечает юрист. Отсутствие наследников создает проблему для кредиторов умершего, поскольку непонятно, к кому предъявлять претензии. А если наследство выморочное, то претензии предъявляются к городу. Именно поэтому закон запрещает отказываться от выморочного наследства и не требует его принятия, разъясняет юрист.

Нормы о выморочном имуществе направлены не на обогащение публичного субъекта, а на защиту интересов наследников умершего.

*– имена участников процесса изменены редакцией.

Ирина Кондратьева
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1
Читают тему