Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Правда необычнее вымысла, потому что вымысел обязан держаться в рамках правдоподобия, а правда - нет.
 
Марк Твен
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: Пред. 1 2
Адвокатский запрос
 
Адвокатский запрос и раскрытие сведений о доверителе...
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Защита со штрафом
Текст: Владислав Куликов

Российская газета - Федеральный выпуск №7175 (9)


Чиновники не смогут игнорировать адвокатские запросы
Новая практика: суды начали активно наказывать руководителей организаций, промолчавших в ответ на адвокатские запросы.
В Новосибирске был оштрафован руководитель федерального госучреждения - управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Защитник намеревалась выяснить информацию о погодных условиях за определенный период в селе Биаза Северного района Новосибирской области. Эта информация была нужна адвокату, чтобы проверить показания оперативников. Действительно ли, например, лил дождь и было темно, или они все придумали, а на месте их не было. Метеорологи не ответили в течение положенных тридцати дней, и в итоге начальник учреждения был оштрафован. А в Челябинской области был привлечен к ответственности главврач психоневрологической больницы, тоже проигнорировавший письмо от адвокатов.

Напомним, что в прошлом году был принят закон, повысивший статус адвокатского запроса. А Минюст недавно утвердил форму самого запроса, который должны направлять адвокаты. Все это позволило изменить положение: инстанции перестают молчать в ответ на вопросы защиты.
"Адвокатские запросы стали восприниматься со всей серьезностью и на них стали давать ответы в соответствии с требованиями закона,- сказал "РГ" исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов Андрей Сучков. - Количество источников получения информации в связи с принятием закона не увеличилось. Но объем информации увеличился определенно в связи с тем, что адвокатские запросы стали исполнять. Таким образом, случаи отказа в предоставлении информации или игнорирования адвокатского запроса стали единичными".
По словам адвоката Евгения Забуги, важно также привлекать к ответу тех, кто немотивированно отказывает в предоставлении информации. "Адвокатский запрос должен стать полноценным и самодостаточным инструментом в работе адвокатов, - сказал Евгений Забуга. - От этого выиграет не только адвокатура и ее доверители, но и правосудие в целом, поскольку адвокаты смогут самостоятельно собирать необходимые доказательства по делам, рассматриваемым судами".
*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Верховный суд защитил адвокатскую тайну

24 мая 2017, 13:35


Автор: Алексей Малаховский
Верховный суд защитил адвокатскую тайну
В конце 2016 года Минюст приказом № 288 утвердил форму адвокатского запроса. Последний, среди прочего, должен содержать данные защитника и информацию о том, в чьих интересах он действует. Адвокаты Андрей Николаев и Иван Павлов посчитали, что требование указывать подобные сведения противоречат положениям закона "Об адвокатской деятельности", поскольку разглашают профессиональную тайну.
Претензии к форме
Адвокаты обжаловали спорные положения акта Минюста в Верховный суд. На первом судебном заседании в ВС Николаев пояснял, что адвокат обязан сохранять конфиденциальность информации доверителя, в том числе факт его обращения за помощью: "Это основа, которая подтверждается международными нормами". За разглашение таких сведений адвоката могут привлечь к дисциплинарной ответственности и даже лишить статуса, настаивал заявитель. Адвокат уверял, что приказ составлен императивно и не дает возможности доверителю одобрить разглашение своего ФИО в запросе. Николаев пояснял, если он против воли клиента укажет его сведения, то на защитника может тут же последовать жалоба в Совет адвокатской палаты.
Иван Павлов, развивая мысль своего коллеги, пояснил, что оспариваемый документ поставил адвокатов в противоречивое положение: "Если выполнить требование указать ФИО доверителя, то мы раскрываем тайну и получаем дисциплинарное производство в свою сторону. А если отправлять запросы без ссылки на такие сведения, то нас могут лишить статуса за систематические нарушения формы документа".
"Силовое" лобби и ФПА в деле
Тогда же на первом заседании начальник отдела по вопросам адвокатуры, бесплатной правовой помощи и правового просвещения Департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Минюста Роман Рябый назвал документ "компромиссным вариантом". Он пояснил, что приказ в спорной форме приняли по настоянию Следственного комитета и "всего правоохранительного блока".
Судья Алла Назарова решила объявить перерыв, чтобы подробнее ознакомиться с информацией по принятию обжалуемого документа (см. "Верховный суд выяснил, что форму адвокатского запроса продавил "силовой блок"). На втором заседании адвокаты представили свою позицию с некоторыми уточнениями, а Минюст попросил время для подготовки позиции.
Третье заседание в ВС тоже не привело к вынесению итогового решения по делу: Назарова решила привлечь к делу Федеральную палату адвокатов (см. "Верховный суд привлек ФПА к делу об оспаривании формы адвокатского запроса"). Адвокаты Николаев и Павлов такое действие суда поддержали, полагая, что ФПА встанет на их сторону.
Новые участники дела и возросший резонанс
В самом начале очередного заседания председательствующая в качестве заинтересованных лиц привлекла к делу представителей Минобороны, МВД и СК. Последние поддержали позицию Минюста и не согласились с требованиями административных истцов. Николаев повторил свою позицию и задался вопросом: "Где статистика, что мы злоупотребляем своим правом при подаче запросов?" Таких цифр и доказательств нет, ответил сам адвокат. Он пояснил, что по большей части спорная форма приказа его устраивает за исключением обжалуемых моментов.
Его коллега Павлов признался, что удивлен тем резонансом, который приобрел их процесс: "Мы оспариваем всего лишь требование к адвокатскому запросу, а не использованию оружия массового поражения". Мы спорим о возможности адвоката собирать безобидные документы, добавил административный истец. Он утверждал, что правоприменители будут требовать от адвокатов обосновать просьбу получения тех или иных сведений.
Не поддержали коллег
Юрий Горносталев, представляющий ФПА, пытался сохранить нейтралитет: "Мы поддерживаем инициативу заявителей реформировать институт адвокатского запроса, однако они выбрали не то направление". Спорный вопрос критичным для адвокатской деятельности не является, пояснил представитель ФПА: "Обжалуемые пункты не нарушают прав истцов". Горносталев сказал, что 16 мая Совет ФПА принял решение создать специальную рабочую группу по мониторингу практики применения Закона об адвокатском запросе. В ее состав вошли и административные истцы.
Председательствующая все же пыталась получить от представителя ФПА четкий ответ: поддерживают они требования истцов или нет? Назарова напомнила, что суд проверяет законность нормативного акта: "Мне даже неудобно вам это объяснять. Скорее не поддерживаем, мы ведь только предполагаем возможные нарушения прав адвокатов из-за такой формы запроса", – неуверенно ответил Горносталев. После этого с расспросами представителя ФПА стал мучить уже Николаев.
– В чем эффективность адвокатского запроса сейчас перед простым обращением гражданина? – поинтересовался адвокат.
– Вы получаете информацию в рамках оказываемых вами услуг, – негромко пояснил Горносталев.
– Да не мучай ты его, – шепнул своему коллеге Павлов.
Сам Павлов пытался узнать, как ему действовать при обращении к представителю МВД и СК в интересах анонимного свидетеля. Работники силовых структур пояснили, что не нужно направлять запрос, если отсутствует возможность соблюсти его требования.
Выслушав все доводы сторон, Назарова удалилась в совещательную комнату и спустя час огласила решение: удовлетворить жалобу административных истцов. Таким образом, положения приказа Минюста, которые обязывают адвокатов в своих запросах раскрывать имя своего доверителя и обосновывать необходимость получения запрашиваемых сведений, признаны незаконными.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
http://www.vsrf.ru/moving_case.php?findByNember=%C0%CA%CF%C817-103
01.02.2017АКПИ17-103Судебная коллегия по административным делам. Первая инстанция.
Заявитель (истец / административный истец): Николаев Андрей Юрьевич, Павлов Иван Юрьевич. Ответчик / административный ответчик: Минюст России.
По иску: о признании частично недействующими подп.5, 11 и 12 п.5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утв. приказом Минюста России от 14.12.2016 N 288, а также разделов рекомендуемого образца адвокатского запроса, утвержденного приложением 1 к Требованиям
24.05.2017 Иск удовлетворён в части
Движение по делу:
01.02.2017 Передача судье
06.02.2017 Принято к производству
13.04.2017 Судебное заседание - Перерыв
20.04.2017 Судебное заседание - Отложено
25.04.2017 Судебное заседание - Отложено
23.05.2017 Судебное заседание - Перерыв
24.05.2017 Судебное заседание - Иск удовлетворён в части
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Дело № 5 - 250/2017-4


П О С Т А Н О В Л Е Н И Е



629303,ЯНАО, город Новый Уренгой

м-н Советский, д. 9/1 А 06 июля 2017 года


И.о. мирового судьи судебного участка № 4 судебного района города окружного значения Новый Уренгой Ямало-Ненецкого автономного округа - мировой судья судебного участка № 5 судебного района города окружного значения Новый Уренгой Ямало-Ненецкого автономного округа Яркеева Е.В.,

с участием лица, привлекаемого к административной ответственности - Апанасенко М.А., потерпевшей Инициалы1, помощника прокурора города Новый Уренгой Майоровой Е.В.,

рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 5.39 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении должностного лица


заместителя генерального директора общества с ограниченной ответственностью «обезличено» Апанасенко Инициалы2, обезличено,

у с т а н о в и л:


Согласно постановления о возбуждении дела об административном правонарушении от 29 мая 2017 года прокуратурой города Новый Уренгой проведена проверка по обращению адвоката Инициалы1 о несогласии с действиями ООО «обезличено». Как установлено проверкой, 20 марта 2017 года (21 марта 2017 года согласно штампу о входящей корреспонденции) адвокатом Инициалы1 направлен в ООО «обезличено» адвокатский запрос о предоставлении документов. 06 апреля 2017 года в адрес адвоката Инициалы1 за подписью заместителя генерального директора Апанасенко М.А. направлен письменный отказ в предоставлении документов. 26 апреля 2017 года адвокат Инициалы1 не согласившись с действиями заместителя генерального директора ООО «обезличено» обратилась в прокуратуру города Новый Уренгой о принятии мер прокурорского реагирования. 12 мая 2017 года в адрес адвоката Инициалы1 за подписью генерального директора ООО «обезличено» направлен ответ на адвокатский запрос заявителя от 20 марта 2017 года.

Учитывая, что 21 марта 2017 года в ООО «обезличено» поступил адвокатский запрос о предоставлении документов, в последующем 06 апреля 2017 года заместителем генерального директора ООО «обезличено», в нарушение ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ», отказано в предоставлении адвокату Инициалы1 запрашиваемых документов, 12 мая 2017 года заместителем генерального директора ООО «обезличено» адвокату Инициалы1 направлены документы по адвокатскому запросу, лицом совершим административное правонарушение, выразившееся в неправомерном отказе в предоставлении адвокату в связи с поступившим запросом информации, а также несвоевременном ее предоставление, является заместитель генерального директора ООО «обезличено» Апанасенко М.А.

Таким образом, по мнению заместителя прокурора г. Новый Уренгой, в действиях заместителя генерального директора ООО «обезличено» Апанасенко М.А. усматриваются признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.39 KoAП РФ.

В судебном заседании Апанасенко М.А. вину в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.39 КоАП РФ, не признал. Суду пояснил, что действительно 21 марта 2017 года в ООО «обезличено» поступил запрос адвоката Инициалы1, в содержании которого указано, что в интересах Инициалы3 Инициалы1 проставить заверенные надлежащим образом копии положений о премировании работников, а также коллективного договора, действующего в ООО «обезличено» в 2016-2017 году. К запросу прилагался ордер от 15 марта 2017 года, в котором указано, что Инициалы1 с 15 марта 2017 года поручается представлять интересы Инициалы3 в ООО «обезличено». В связи с тем, что в адвокатском запросе не было обоснования заключения соглашения (в рамках чего действует адвокат). Сделан вывод о том, что запрос был подготовлен с нарушением действующего законодательства, а именно приказа Минюста, и направлен в адрес адвоката. Работник отдела кадров пояснял ему, что вопросов у Инициалы3 при увольнении к работодателю не имелось. В дальнейшем когда был выяснен факт того, что данный запрос был связан с трудовой деятельностью Инициалы3 на предприятии, адвокату было предоставлено положение об оплате труда, коллективного договора в ООО «обезличено» никогда не существовало.

В судебном заседании привлеченная к участию в деле в качестве потерпевшей адвокат Инициалы1 пояснила, что 21 марта 2017 года она, как адвокат, обратилась в ООО «обезличено» с адвокатским запросом о предоставлении сведений. По ее приезду был вручен ответ ООО «обезличено» от 06 апреля 2017 года, которым ей было отказано в предоставлении информации. Она считает данный отказ в предоставлении сведений неправомерным по мотивам отказа. При этом положения о премировании на предприятии всего лишь два, чтобы указывать более подробную информацию о данном документе. П. 12 ч. 5 Приказа Минюста России от 14 декабря 2016 года № 288 "Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса" не указывает о необходимости обоснования получения данных сведений. Затем предприятием был предоставлен пакет необходимых документов, а именно 12 мая 2017 года (по истечении установленного 30 - ти дневного срока). Полагает, что у предприятия отсутствовали законные основания для непредоставления ответа на адвокатский запрос, в связи с чем она обратилась в прокуратуру города. К запросу она прилагала ордер, где было указано о том, что она представляет интересы Инициалы3 в ООО «обезличено». Готовя запрос, она не знала о том, нарушены ли права её доверителя, поскольку данный вывод мог быть сделать из анализа истребуемых документов. На тот момент исковое заявление еще не готовилось. 27 апреля 2017 года она направила в Новоуренгойский городской суд иск о защите трудовых прав доверителя Инициалы3 Положение о премировании ООО «обезличено» было ей предоставлено после обращения в прокуратуру, без дополнительных обращений по данному поводу в ООО «обезличено» с ее стороны. Полагает, что об отсутствии коллективного договора на предприятии ООО «обезличено» необходимо было сообщить ей в представленном ответе. О том, что на предприятии отсутствует коллективный договор она узнала в ходе судебного разбирательства гражданского дела.

В судебном заседании помощник прокурора города Новый Уренгой Майорова Е.В. поддержала доводы, указанные в постановлении о возбуждении дела об административном правонарушении от 29 мая 2017 года. Дополнительно суду пояснила, что в действиях должностного лица ООО «обезличено» усматривается состав правонарушения, предусмотренного ст. 5.29 КоАП РФ, поскольку 06.04.2017. был неправомерный отказ в предоставлении информации на адвокатский запрос, а 19.04.2017. несвоевременное предоставление информации. Просила привлечь должностное лицо к административной ответственности, назначить наказание в виде штрафа на усмотрение суда.

Исследовав материалы дела об административном правонарушении, выслушав лица, привлекаемого к административной ответственности - Апанасенко М.А., потерпевшую -Инициалы1, помощника прокурора города Новый Уренгой Майорову Е.В., мировой судья приходит к следующему.

Согласно ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

В соответствии с ч.1 ст.2.2 КоАП РФ административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

В соответствии со ст.24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления.

В соответствии с требованиями ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность.

В соответствии с пп.1, 2, 3 и 6 ст.26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении выяснению подлежат: наличие события административного правонарушения; лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые настоящим Кодексом предусмотрена административная ответственность; виновность лица в совершении административного правонарушения; обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении.

Принимая во внимание, что суд в силу своего правового положения не занимается сбором доказательств, а оценивает их при рассмотрении дела, ответственность за достаточность и соответствие имеющихся в деле об административном правонарушении доказательств требованиям закона, возлагается на должностных лиц, возбуждающих, расследующих дела и составляющих по результатам расследования протоколы об административных правонарушениях.

Объективная сторона правонарушения, ответственность за которое установлена ст. 5.39 КоАП РФ, состоит в неправомерном отказе в предоставлении гражданину, в том числе адвокату в связи с поступившим от него адвокатским запросом, и (или) организации информации, предоставление которой предусмотрено федеральными законами, несвоевременное ее предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации.

Согласно ч.ч. 1-3 ст. 6.1 Федерального закона от 31.05.2002. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокат вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, официальное обращение по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи (далее - адвокатский запрос).

Органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме в тридцатидневный срок со дня его получения. В случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, указанный срок может быть продлен, но не более чем на тридцать дней, при этом адвокату, направившему адвокатский запрос, направляется уведомление о продлении срока рассмотрения адвокатского запроса.

Требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса определяются федеральным органом юстиции по согласованию с заинтересованными органами государственной власти, в связи с чем Минюстом России издан приказ от 14 декабря 2016 года № 288 «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса».

В соответствии с п.5 указанного Приказа, - адвокатский запрос должен содержать, в том числе:

- реквизиты соглашения об оказании юридической помощи, либо ордера, либо доверенности (номер, дата выдачи ордера, либо доверенности, либо дата заключения соглашения);

- указание нормы Федерального закона, в соответствии с которой направляется адвокатский запрос;

- фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица или полное (сокращенное) наименование юридического лица, в чьих интересах действует адвокат. Процессуальное положение лица, в чьих интересах действует адвокат, номер дела (последние - при участии адвоката в конституционном, гражданском, арбитражном, уголовном или административном судопроизводстве, а также по делам об административных правонарушениях);

- указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся в справках, характеристиках и иных документах; при необходимости - обоснование получения запрашиваемых сведений.

Как следует из представленных материалов адвокатский запрос адвоката Инициалы1 (л.д.3) требованиям Приказа Минюста РФ от 14 декабря 2016 года № 288 не соответствует.

В частности, адвокатский запрос, и приложенный к запросу ордер от 15.03.2017. (л.д. 39) не содержит реквизитов соглашения об оказании юридической помощи; указание нормы Федерального закона, в соответствии с которой направляется адвокатский запрос; процессуальное положение лица, в чьих интересах действует адвокат.

На указанные нарушения требований Приказа Минюста РФ от 14 декабря 2016 года № 288 к форме и оформлению адвокатского запроса указано и в ответе должностного лица ООО «обезличено» от 06 апреля 2017 года (л.д.4).

В соответствии с п.2 ст.4 ст.6.1 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случае, если нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенные в установленном порядке.

В силу ч. 2 статьи 24 Конституции Российской Федерации любая затрагивающая права и свободы гражданина информация (за исключением сведений, содержащих государственную тайну, сведений о частной жизни, а также конфиденциальных сведений, связанных со служебной, коммерческой, профессиональной и изобретательской деятельностью) должна быть ему доступна, при условии что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты (что не противоречит позиции, изложенной в Определении от 12 мая 2003 года N 173-О Конституционный Суд Российской Федерации).

Таким образом, Конституция Российской Федерации допускает возможность установления в отношении той или иной информации специального правового режима, в том числе режима ограничения свободного доступа к ней со стороны граждан.

Учитывая, что запрашиваемая адвокатом Инициалы1 информация является локальными нормативно - правовыми актами работодателя, это исключает её передачу иным лицам кроме работников (ст. 22 ТК РФ).

При указанных обстоятельствах, с учётом нарушений, допущенных адвокатом при оформлении адвокатского запроса и указанием на допущенные нарушения должностным лицом при ответе на него, суд приходит к выводу об отсутствии факта отказа в предоставлении адвокату сведений, что исключает наличие в действиях должностного лица ООО «обезличено» Апанасенко М.А. состава инкриминируемого административного правонарушения.

Последующее предоставление адвокату документов (л.д.5) не влияет на выводы суда об отсутствии в действиях должностного лица ООО «обезличено» Апанасенко М.А. признаков состава административного правонарушения.

Давая оценку доводам постановления о несвоевременном предоставлении информации, суд, с учётом взаимосвязи ч.2 и ч.4 ст.6.1 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и установленном факте отсутствия отказа в предоставлении адвокату сведений ввиду нарушений, допущенных при оформлении адвокатского запроса, приходит к выводу, что указанные действия должностного лица, также не образуют состав инкриминируемого административного правонарушения.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению в случае отсутствия состава административного правонарушения.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о необходимости прекращения производств по делу об административном правонарушении по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 24.5, 29.9-29.11 КоАП РФ, мировой судья



постановил:


Прекратить производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 5.39 КоАП РФ, в отношении должностного лица - заместителя генерального директора общества с ограниченной ответственностью «обезличено» Апанасенко Инициалы2, по основаниям п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ - за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Копию настоящего постановления направить Апанасенко М.А., Инициалы1, прокурору города Новый Уренгой для сведения. Постановление может быть обжаловано в Новоуренгойский городской суд Ямало-Ненецкого автономного округа через мирового судью в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления.



Мировой судья Е.В. Яркеева
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Решение Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. N АКПИ17-103
26 июля 2017
Именем Российской Федерации
Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой А.М.

при секретаре Стратиенко В.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административным исковым заявлениям Павлова И.Ю. и Николаева А.Ю. об оспаривании подпунктов 5, 11 и 12 пункта 5 требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 декабря 2016 г. N 288, и приложения N 1 к Требованиям, установил:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 декабря 2016 г. N 288 (далее - Приказ) утверждены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса (далее - Требования) и рекомендуемый образец адвокатского запроса, который содержится в приложении N 1 к Требованиям (далее - Приложение N 1).

Приказ зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 22 декабря 2016 г., N 44887, и опубликован 23 декабря 2016 г. на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru.

Пункт 5 раздела II "Порядок оформления адвокатского запроса" Требований предусматривает перечень необходимых данных, которые должен содержать адвокатский запрос, в том числе реквизиты соглашения об оказании юридической помощи, либо ордера, либо доверенности (номер, дата выдачи ордера, либо доверенности, либо дата заключения соглашения) (подпункт 5); фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица или полное (сокращенное) наименование юридического лица, в чьих интересах действует адвокат. Процессуальное положение лица, в чьих интересах действует адвокат, номер дела (последние - при участии адвоката в конституционном, гражданском, арбитражном, уголовном или административном судопроизводстве, а также по делам об административных правонарушениях) (подпункт 11); указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся в справках, характеристиках и иных документах; при необходимости - обоснование получения запрашиваемых сведений (подпункт 12).

Аналогичные указания содержит и Приложение N 1.

Адвокаты Павлов И.Ю. и Николаев А.Ю. обратились в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующими подпунктов 5 и 11 пункта 5 Требований, подпункта 12 данного пункта в части, предусматривающей в адвокатском запросе при необходимости приводить обоснование получения запрашиваемых сведений, и аналогичных положений Приложения N 1, ссылаясь на то, что оспариваемые предписания нормативного правового акта противоречат подпункту 5 пункта 4 статьи 6, пункту 3 статьи 6.1, подпункту 4 пункта 1 статьи 7, пункту 1 статьи 8, пункту 1 статьи 18 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 63-ФЗ), а положения подпункта 11 пункта 5 Требований в том числе не соответствуют статье 7 и частям 1 и 4 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных" (далее - Федеральный закон N 152-ФЗ). По мнению административных истцов, Требования в оспариваемой части в нарушение указанных норм федеральных законов возлагают на адвокатов обязанность при оформлении и направлении запроса раскрывать сведения, относящиеся к адвокатской тайне. По утверждению Павлова И.Ю., оспариваемое положение подпункта 12 пункта 5 Требований принято с нарушением процедуры, а именно пункта 21 Правил раскрытия федеральными органами исполнительной власти информации о подготовке проектов нормативных правовых актов и результатах их общественного обсуждения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 25 августа 2012 г. N 851 (далее - Правила N 851).

В обоснование своих требований административные истцы указали, что несоблюдение Требований в соответствии с Федеральным законом N 63-ФЗ может повлечь отказ в предоставлении адвокату запрошенных сведений (подпункт 2 пункта 4 статьи 6.1), а их систематическое невыполнение - прекращение статуса адвоката (подпункт 2.1 пункта 2 статьи 17). Вместе с тем указание в запросе персональных данных лица, в чьих интересах действует адвокат, приведет к разглашению адвокатской тайны, что является нарушением норм Кодекса профессиональной этики адвоката и основанием для прекращения статуса адвоката (подпункты 2 и 2.1 пункта 2 статьи 17).

В судебном заседании административные истцы поддержали административные иски.

Министерство юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) в письменных возражениях указало, что Приказ издан компетентным органом, с соблюдением установленной процедуры согласования нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, не противоречит Федеральному закону N 63-ФЗ и его требованиям о соблюдении адвокатской тайне, а также иным актам большей юридической силы, не содержит указаний, обязывающих адвоката в запросе указывать обоснование получения запрашиваемых сведений, не нарушает права и законные интересы административных истцов.

В судебном заседании представители Минюста России Рябый Р.Е. и Савина Е.А., подержав изложенную в возражениях правовую позицию, просили отказать в удовлетворении заявленных требований.

Федеральная палата адвокатов Российской Федерации, привлеченная к участию в деле в качестве заинтересованного лица, в письменных возражениях указала, что Требования не противоречат актам большей юридической силы и не нарушают прав адвокатов. Ее представитель Горносталев Ю.В. в судебном заседании их поддержал.

Органы государственной власти, с которыми согласованы Требования: Генеральная прокуратура Российской Федерации, Федеральная служба безопасности Российской Федерации, Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Следственный комитет Российской Федерации, Федеральная таможенная служба, - направили в суд письменные сообщения о том, что проект Требований, направленный для согласования содержал оспариваемые нормативные предписания, которые не противоречат нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Представители Министерства обороны Российской Федерации - Крылов В.В., Министерства внутренних дел Российской Федерации - Песковая Ю.В., Следственного комитета Российской Федерации - Кондрашин А.В. в судебном заседании пояснили, что оспариваемые нормы Требований соответствуют Федеральному закону N 63-ФЗ и Федеральному закону N 152-ФЗ, а также нормам процессуального законодательства.

Выслушав объяснения сторон, заинтересованных лиц, проверив оспариваемые положения на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, Верховный Суд Российской Федерации находит административный иск подлежащим частичному удовлетворению.

Федеральным законом от 2 июня 2016 г. N 160-ФЗ "О внесении изменений в статьи 5.39 и 13.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в Федеральный закон N 63-ФЗ введена статья 6.1, которая закрепила понятие адвокатского запроса, сроки его исполнения, основания для отказа адвокату в предоставлении запрашиваемых сведений, наступление ответственности за неправомерный отказ и нарушение сроков их предоставления.

В соответствии с пунктом 3 приведенной нормы требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса определяются федеральным органом юстиции по согласованию с заинтересованными органами государственной власти.

В целях реализации указанного положения закона Минюстом России издан Приказ, проект которого согласован с заинтересованными органами государственной власти, зарегистрирован и опубликован в установленном порядке.

Исходя из положений Федерального закона N 63-ФЗ адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном данным законом, физическим и юридическим лицам (далее - доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию, и осуществляемая на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу (пункт 1 статьи 1, пункты 1 и 2 статьи 25).

Оказывая юридическую помощь, адвокат: дает консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме; составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера; представляет интересы доверителя в конституционном судопроизводстве; участвует в качестве представителя доверителя в гражданском и административном судопроизводстве; участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях; участвует в качестве представителя доверителя в разбирательстве дел в третейском суде, международном коммерческом арбитраже (суде) и иных органах разрешения конфликтов; представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях; представляет интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международными договорами Российской Федерации; участвует в качестве представителя доверителя в исполнительном производстве, а также при исполнении уголовного наказания; выступает в качестве представителя доверителя в налоговых правоотношениях (пункт 2 статьи 2 Федерального закона N 63-ФЗ).

Статьей 6 Федерального закона N 63-ФЗ закреплено, что полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации (пункт 1). В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи (далее также - соглашение) для вступления адвоката в дело (пункт 2).

Таким образом, ордер и доверенность являются документами, подтверждающими наличие между адвокатом и доверителем соглашения на оказание юридической помощи.

Оспариваемый Николаевым А.Ю. подпункт 5 пункта 5 Требований, возлагающий на адвоката обязанность указывать в запросе реквизиты соглашения об оказании юридической помощи, либо ордера, либо доверенности, а именно номер, дату выдачи ордера либо доверенности, либо дату заключения соглашения, сам по себе не противоречит ни Федеральному закону N 63-ФЗ, ни Федеральному закону N 152-ФЗ и не нарушает требований закона о соблюдении адвокатской тайны.

В силу пункта 1 статьи 8 Федерального закона N 63-ФЗ адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Требования о соблюдении конфиденциальности информации и ограничении доступа к информации, составляющей профессиональную тайну, установлены статьей 7 Федерального закона N 152-ФЗ, частями 5 и 6 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (далее - Федеральный закон N 149-ФЗ).

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, одним из условий реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи является обеспечение конфиденциальности информации, с получением и использованием которой сопряжено оказание юридической помощи, предполагающей по своей природе доверительность в отношениях между адвокатом и клиентом, чему, в частности, служит институт адвокатской тайны, призванный защищать информацию, полученную адвокатом относительно клиента или других лиц в связи с предоставлением юридических услуг. Эта информация подлежит защите и в силу конституционных положений, гарантирующих неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (часть 1 статья 23 Конституции Российской Федерации) и тем самым исключающих возможность произвольного вмешательства в сферу индивидуальной автономии личности, утверждающих недопустимость разглашения сведений о частной жизни лица без его согласия и обусловливающих обязанность адвокатов и адвокатских образований хранить адвокатскую тайну и обязанность государства обеспечить ее в законодательстве и правоприменении (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2005 г. N 439-О).

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в решении от 29 апреля 2013 г. N АКПИ13-43 "Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим приказа Минюста России от 10 апреля 2013 г. N 47 "Об утверждении формы ордера", адвокатская тайна представляет собой правовой режим, в рамках которого осуществляется запрет на получение и использование третьими лицами персональной информации доверителя, находящейся у адвоката в связи с оказанием ему правовой помощи, а также использование этой информации адвокатом в нарушение целей своей профессиональной деятельности. Правомерность использования персональной информации обеспечивается соблюдением конфиденциальности и обусловлена профессиональной деятельностью адвоката, в том числе связанной с участием в судопроизводстве.

Персональные данные - это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных) (пункт 1 статьи 3 Федерального закона N 152-ФЗ).

Реквизиты соглашения либо ордера, либо доверенности не могут рассматриваться в качестве персональных данных, использование которых при осуществлении адвокатом профессиональной деятельности нарушает режим защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, поскольку по уровню индивидуализации не позволяют определить субъект персональных данных.

С учетом изложенного указание этих реквизитов в адвокатском запросе не влечет нарушение принципа сохранности адвокатской тайны.

Вместе с тем фамилия, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, по смыслу пункта 1 статьи 3 Федерального закона N 152-ФЗ, являются персональными данными.

Федеральный закон N 152-ФЗ, принятый в целях обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (статья 2), в главе 2 устанавливает принципы и условия обработки персональных данных, под которой понимается любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных (пункт 3 статьи 3).

Исходя из положений пункта 1 части 1 статьи 6 указанного закона обработка персональных данных допускается в случаях, если она осуществляется с согласия субъекта персональных данных. Субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе; согласие на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным; согласие на обработку персональных данных может быть дано субъектом персональных данных или его представителем в любой позволяющей подтвердить факт его получения форме, если иное не установлено федеральным законом (часть 1 статьи 9 Федерального закона N 152-ФЗ).

Из анализа приведенных норм Федерального закона N 152-ФЗ во взаимосвязи с положениями пункта 2 статьи 6 и пункта 1 статьи 8 Федерального закона N 63-ФЗ следует, что при направлении адвокатского запроса в целях оказания юридической помощи доверителю адвокат не вправе без его согласия передавать персональную информацию третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Следовательно, предписания подпункта 11 пункта 5 Требований в той части, в которой возлагают на адвоката обязанность во всех случаях в адвокатском запросе указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, не соответствуют федеральному закону.

В остальной части положения данного пункта не содержат противоречий актам большей юридической силы.

Так, в тех случаях, когда адвокат участвует в конституционном, гражданском, арбитражном, уголовном или административном судопроизводстве, а также по делам об административных правонарушениях, наличие в запросе данных о номере дела и процессуальном положении лица, в чьих интересах действует адвокат, без указания его персональной информации: фамилии, имени и отчества физического лица, не позволяет установить субъекта персональных данным, а именно индивидуализировать личность доверителя.

Какие-либо нормы, имеющие большую юридическую силу, которым бы противоречило положение оспариваемого подпункта 11 пункта 5 Требований в части, предусматривающей указывать в адвокатском запросе полное наименование юридического лица, в чьих интересах действует адвокат, отсутствуют.

Федеральный закон N 149-ФЗ закрепляет, что лицо, желающее получить доступ к информации государственных органов и органов местного самоуправления, не обязано обосновывать необходимость ее получения (часть 5 статьи 8).

Подпунктом 12 пункта 5 Требований установлено, что адвокат обязан при необходимости приводить обоснование получения запрашиваемых сведений.

Данное положение не соответствует требованиям федерального закона, а также вызывает неоднозначное толкование и трудности в его применении, поскольку не позволяет ясно определить, кем устанавливается необходимость такого обоснования - адвокатом, оформляющим запрос, либо лицом, в адрес которого он направляется, что свидетельствует о правовой неопределенности оспариваемой нормы.

Из разъяснения, содержащегося в пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 г. N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части", следует, что проверяя содержание оспариваемого акта или его части, необходимо также выяснять, является ли оно определенным. Если оспариваемый акт или его часть вызывает неоднозначное толкование, суд не вправе устранять эту неопределенность путем обязания в решении органа или должностного лица внести в акт изменения или дополнения, поскольку такие действия суда будут являться нарушением компетенции органа или должностного лица, принявших данный нормативный правовой акт. В этом случае оспариваемый акт в такой редакции признается недействующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения.

Доводы Павлова И.Ю. о том, что Минюст России при издании Приказа превысил полномочия, предоставленные ему Федеральным законом N 63-ФЗ, утвердив не только форму адвокатского запроса, но и его содержание, а также нарушил требования пункта 21 Правил N 851, не согласовав все положения Требований с заинтересованными органами государственной власти, нельзя признать состоятельными.

Пунктом 3 статьи 6.1 Федерального закона N 63-ФЗ предусмотрено, что федеральным органом юстиции определяются не только форма адвокатского запроса, но и требования к форме, а также к порядку его оформления и направления, что предполагает указание на необходимую информацию, которая отражается в адвокатском запросе.

Согласно пункту 21 Правил N 851 доработанный с учетом предложений, поступивших в ходе общественного обсуждения, проект нормативного правового акта с материалами, указанными в пунктах 19 и 20 данных правил, и копиями наиболее значимых, по мнению разработчика, предложений направляется при необходимости разработчиком в установленном порядке на согласование.

По утверждению административного истца, подпункт 12 пункта 5 Требований в редакции, утвержденной Приказом, имеет отличия от текста проекта Приказа, доработанного по результатам общественного обсуждения.

Правила N 851 не содержат норм, обязывающих разработчика нормативного правового акта учесть все представленные замечания, направленные в ходе общественного обсуждения, и требований, в соответствии с которыми текст принятого нормативного правового акта должен полностью соответствовать тексту его проекта, размещенного для общественного обсуждения или по его итогам.

Минюст России, осуществляя нормативно-правовое регулирование в установленной сфере деятельности и действуя в пределах предоставленных законом полномочий, самостоятельно определил окончательную редакцию Приказа.

Процедура согласования и принятия оспариваемого Приказа соответствует требованиям Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных постановлением Правительства Российской федерации от 13 августа 1997 г. N 1009.

В соответствии с частью 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается одно из следующих решений: об удовлетворении заявленных требований полностью или в части, если оспариваемый нормативный правовой акт полностью или в части признается не соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, и не действующим полностью или в части со дня его принятия или с иной определенной судом даты; об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Ввиду того, что Приложение N 1 содержит положения, аналогичные оспариваемым подпунктам Требований, оно подлежит признанию недействующим в той же части, что оспариваемые нормы Требований.

Руководствуясь статьями 175-180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

административные исковые заявления Павлова И.Ю. и Николаева А.Ю. удовлетворить частично.

Признать недействующими со дня вступления решения в законную силу подпункт 11 пункта 5 требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 декабря 2016 г. N 288, и приложение N 1 к Требованиям в той мере, в какой они возлагают обязанность при направлении адвокатского запроса в порядке, установленном Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, при отсутствии его согласия на указание этих данных, если иное не установлено федеральным законом.

Признать недействующими со дня вступления решения в законную силу подпункт 12 пункта 5 требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 декабря 2016 г. N 288, и приложение N 1 к Требованиям в части, устанавливающей, что адвокатский запрос должен содержать при необходимости обоснование получения запрашиваемых сведений.

В остальной части в удовлетворении административных исковых заявлений отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда Российской Федерации А.М. Назарова
Обзор документа

=====================================
ВС РФ пришел к выводу о незаконности некоторых требований, предъявляемых к оформлению адвокатского запроса.

Согласно оспариваемым нормам ведомственного акта в таком запросе, помимо прочего, должны быть сведения о соглашении (ордере или доверенности) на оказание юрпомощи, данные о том, в чьих интересах действует адвокат, а при необходимости и обоснование получения запрашиваемой информации.

Как пояснил ВС РФ, само требование об указании реквизитов упомянутого соглашения (ордера, доверенности) законно. Оно не нарушает принцип сохранности адвокатской тайны, т. к. такие сведения не рассматриваются в качестве персональных данных.

Однако это же нельзя сказать о Ф.И.О. физлица, в чьих интересах действует адвокат. Подобная информация относится к персональным данным. Поэтому указывать ее в запросе можно лишь с согласия самого человека, если иное не установлено федеральным законом.

С учетом этого нормы, требующие указывать во всех случаях Ф.И.О., признаются недействующими как незаконные.

Аналогичное же требование об указании в запросе данных доверителя-юрлица правомерно.

Кроме того, признаются недействующими положения, требующие при необходимости приводить в запросе обоснование получения запрашиваемых сведений.

Данные нормы противоречат Закону об информации, по которому лицо, желающее получить доступ к сведениям госорганов и органов местного самоуправления, не обязано обосновывать необходимость в этом.

Также оспариваемые требования вызывают неоднозначное толкование, т. к. неясно, кем устанавливается необходимость такого обоснования - адвокатом, оформляющим запрос, либо тем, кому он адресуется.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: Пред. 1 2
Читают тему