Вы здесь:
Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Если вы с пятого раза не понимаете, что читаете, значит это написал юрист.
 
Уилл Роджерс
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
Возмещение морального вреда потерпевшим и родственникам
 
Оглавление:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 4 квартал 2008 года

Утвержден постановлениями Президиума

Верховного Суда Российской Федерации

от 4 марта и 25 марта 2009 года

3. Близкие родственники лица, смерть которого наступила в результате преступных действий ответчиков, вправе требовать компенсации морального вреда за причиненные им нравственные страдания.

М. обратилась в суд с иском к К., С. и С. о возмещении материального вреда, компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что по приговору суда ответчики признаны виновными в совершении убийства её дочери. Истица просила суд взыскать с ответчиков сумму причиненного ей материального вреда (расходы, связанные с погребением дочери), а также компенсацию морального вреда.

Решением районного суда заявленные исковые требования удовлетворены. В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум областного суда, отменяя решение районного суда в части компенсации истице морального вреда и принимая в этой части новое решение об отказе в иске, указал, что по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников, который участвует в процессе в защиту интересов всей семьи. По приговору суда в пользу потерпевшего по уголовному делу отца убитой (мужа истицы) с К., С. и С взыскана денежная компенсация морального вреда. В связи с этим, по мнению президиума областного суда, не имеется оснований для удовлетворения, заявленного в порядке гражданского судопроизводства матерью погибшей требования о компенсации морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации постановление президиума областного суда в части отмены решения суда первой инстанции и принятия нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований М. к ответчикам о компенсации морального вреда отменила, оставив в силе решение суда первой инстанции, по следующим основаниям.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что в результате преступления, совершенного ответчиками, истице был причинен как материальный, так и моральный вред, который подлежит возмещению.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Из данной правовой нормы следует, что каждый из граждан в случае причинения ему морального вреда имеет право на защиту своих прав и интересов.

При рассмотрении дела в порядке надзора президиум областного суда не учел, что в результате преступления, совершенного ответчиками, и смертью несовершеннолетней дочери истицы, ей лично причинены невосполнимые нравственные и физические страдания. То обстоятельство, что в рамках уголовного дела в пользу потерпевшего (отца убитой) была взыскана денежная сумма в счет компенсации морального вреда, само по себе не является основанием для лишения ее права на компенсацию причиненного лично ей морального вреда в связи с утратой ребенка.

Уголовно-процессуальное законодательство к числу близких родственников погибшего в результате преступления относит супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и родных сестер, дедушку, бабушку и внуков (п. 4 ст. 5 УПК РФ). По смыслу закона, каждое из перечисленных лиц в случае причинения ему вреда наступившей в результате преступления смертью близкого родственника имеет право на защиту своих прав и законных интересов в ходе уголовного судопроизводства. Переход прав потерпевшего лишь к одному из его близких родственников сам по себе не может рассматриваться как основание для лишения прав всех иных близких родственников.

Определение по делу № 36-В08-29
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Справка по вопросам, возникающим в связи с рассмотрением дел по присуждению денежной компенсации морального вреда, а также возмещению убытков в связи с фактами пыток, бесчеловечного, унижающего человеческое достоинство обращения

Саратовским областным судом изучена практика рассмотрения судами Саратовской области дел по присуждению денежной компенсации морального вреда, а также возмещению убытков в связи с фактами пыток, бесчеловечного, унижающего человеческое достоинство обращения, в том числе, возникающих в рамках уголовного судопроизводства при рассмотрении гражданских исков, за период с 2010 года по настоящее время.
За указанный период времени районными судами Саратовской области рассмотрено по данной категории с вынесением решения 3 гражданских дела, из них в 2012 году – 1 дело, в 2014 году – 2 дела, а также 1 уголовное дело в 2011 году.
Анализ практики рассмотрения районными судами области гражданских дел указанной категории применительно к вопросам, поставленным Верховным Судом РФ, показал следующее.
1. Энгельсским районным судом Саратовской области рассмотрено уголовное дело в отношении Ж.С.В., О.Д.Е., С.А.Н., А.Р.С., З.Г.В.
Приговором Энгельсского районного суда Саратовской области от 10 августа 2011 года, с учетом кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Саратовского областного суда от 20 декабря 2011 года, сотрудники милиции осуждены к различным срокам наказания в виде лишения свободы: Ж.С.В. по пунктам «а», «б» части 3 статьи 286, части 1 статьи 161 УК РФ; О.Д.Е. по пункту «а» части 3 статьи 286 УК РФ; С.А.Н. по пункту «а» части 3 статьи 286 УК РФ; З.Г.В. по пункту «а» части 3 статьи 286 УК РФ.
В рамках рассмотрения уголовного дела потерпевшим З.А.С. заявлен гражданский иск о взыскании компенсации морального вреда, причиненного преступлением. Требования истцом обоснованы тем, что 08 апреля 2010 года возбуждено уголовное дело по факту хищения крупной суммы денежных средств из автомашины ФГУП «…». Примерно в 11 часов 08 апреля 2010 года он и другие работники ФГУП «…» доставлены в «…» отделение милиции Управления внутренних дел города «…» для проведения оперативно-розыскных мероприятий. В помещении милиции работников ФГУП «…» сотрудники милиции развели по разным кабинетам. 8 и 9 апреля 2010 года в здании «…» отделения милиции Управления внутренних дел города «…» его лично допрашивали оперуполномоченный отдела уголовного розыска УВД по «…» муниципальному району Саратовской области старший лейтенант милиции Ж.С.В.., старший инспектор по розыску отдела уголовного розыска УВД по «…» муниципальному району Саратовской области майор милиции О.Д.Е., оперуполномоченный отделения уголовного розыска «…» отдела милиции УВД по «…» муниципальному району Саратовской области старший лейтенант милиции С.А.Н., оперуполномоченный отделения уголовного розыска «…» отдела милиции УВД по «…» муниципальному району Саратовской области лейтенант милиции З.Г.В. Вышеназванные сотрудники милиции, являясь должностными лицами органов внутренних дел и наделенные властными полномочиями, обязаны были при осуществлении своей служебной деятельности соблюдать требования Конституции РФ, федеральных законов и иных нормативных актов. Однако, в нарушение пункта 2 части 1 статьи 21, части 1 статьи 22 Конституции РФ; части 2 статьи 53 Закона РФ «О милиции», исходя из ложно понятых интересов своей службы и игнорируя их, существенно нарушая его гражданские права и интересы, сотрудники милиции Ж.С.В., О.Д.Е., С.А.Н. и З.Г.В., желая любыми, в том числе незаконными способами и действиями, раскрыть преступление, требовали от него признательных показаний в преступлении, которого он не совершал, то есть самооговора с его стороны. При этом объяснения З.А.С. о его непричастности к совершенному противоправному деянию не только не воспринимались ими, но и вызывали их гневное раздражение, высказывание в его адрес угроз, осуществление его незаконного задержания, а затем применение морального давления и физического насилия, что повлекло причинение вреда его здоровью легкой степени тяжести, а также вызвало тяжелые моральные и нравственные страдания. В результате совместных преступных действий Ж.С.В., О.Д.Е., С.А.Н. и З.Г.В. ему были причинены телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы - сотрясения головного мозга, отека левой височной области, кровоподтека на передней поверхности левой ушной раковины, которые причинили легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья сроком не более 21 дня.
Разрешая заявленные потерпевшим З.А.С. исковые требования, суд пришел к выводу о том, что они подлежат удовлетворению частично. При этом суд исходил из того, что и материальный и моральный вред потерпевшему были причинены незаконными действиями сотрудников органов внутренних дел, в связи с чем подлежит взысканию в солидарном порядке с осужденных.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Саратовского областного суда от 20 декабря 2011 года приговор в части гражданского иска З.А.С. отменен, уголовное дело в указанной части направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. При этом судом кассационной инстанции отмечено, что удовлетворяя требования З.А.С., суд руководствовался статьями 1064, 151 и 1101 ГК РФ, которые регулируют общий порядок возмещения гражданам материального и морального вреда.
Между тем районным судом не принято во внимание то, что вред потерпевшему был причинен осужденными, которые являлись должностными лицами правоохранительных органов.
При этом возмещение вреда, причиненного в результате незаконных действий органов государственной власти или их должностных лиц, регламентировано специальными нормами действующего законодательства, в частности статьями 1070 и 1069 ГК РФ, согласно которым он подлежит возмещению за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.
Однако при разрешении исковых требований потерпевшего З.А.С., суд принял решение без учета этих требований закона, в связи с чем приговор в части гражданского иска потерпевшего был отменен.
В ходе рассмотрения гражданского дела по иску З.А.С. суд пришел к выводу о том, что в результате незаконных действий должностных лиц правоохранительных органов, связанных с задержанием, избиением, применением насилия, угроз, истец испытал моральные и нравственные страдания. При этом суд отметил, что в соответствии с положением статей 2, 21 и 22 Конституции РФ, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - это обязанность государства. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться унижающему человеческое достоинство обращению. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.
Поскольку конституционные права З.А.С. нарушены, учитывая характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степень вины причинителя вреда, требования разумности и справедливости с Министерства финансов РФ за счет казны РФ в пользу З.А.С. взыскан материальный ущерб 1000 рублей, компенсация морального вреда в размере 140000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 5000 рублей, а всего 146000 рублей.
В остальной части иска о компенсации морального вреда и в иске к Ж.С.В., О.Д.Е., С.А.Н., З.Г.В. отказано.
2. Калининским районным судом Саратовской области рассмотрено гражданское дело по требованиям о присуждении компенсации морального вреда в связи с бесчеловечными условиями содержания, унижающими человеческое достоинство, по иску Т.О.А. к изолятору временного содержания Управления внутренних дел по «…» району Саратовской области, Министерству финансов РФ, Главному управлению Министерства внутренних дел РФ по Саратовской области о взыскании морального вреда.
Основанием обращения истца в суд послужило то, что в период нахождения в изоляторе временного содержания Управления внутренних дел по «…» району Саратовской области в связи с невыносимыми условиями содержания были нарушены ее права, предусмотренные Конституцией РФ, а также Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Камера, в которой содержалась Т.О.А., имела площадь менее установленной законом нормы, стены покрыты цементной штукатуркой, освещение осуществлялось люминесцентной лампой мощностью 20 Вт, дающей мерцающий свет. Система канализации отсутствовала, в качестве туалета использовалось ведро, находящееся в камере, в котором истец также умывалась и стирала белье, и которое выносилось раз в сутки. Камера полностью просматривалась в смотровой глазок, что ущемляло достоинство истца и причиняло душевные страдания.
Решением Калининского районного суда Саратовской области от 02 октября 2014 года исковые требования Т.О.А. удовлетворены частично. С РФ в лице Министерства финансов РФ в пользу Т.О.А. взыскана компенсация морального вреда в размере 1000 рублей.
Удовлетворяя исковые требования частично, суд свои выводы мотивировал тем, что условия содержания Т.О.А. в период ее нахождения в изоляторе, не соответствовали условиям, установленным Федеральным законом от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Правилами внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых, утвержденными приказом Министерства внутренних дел РФ от 22 ноября 2005 года, а именно: площадь камеры, в которой содержалась Т.О.А., составляла 3,58 кв. метров, отсутствовала канализация, камера не была оборудована санитарным узлом с соблюдением требований приватности.
Из совокупности исследованных доказательств судом установлено нарушение гарантированных законом прав Т.О.А. и причинение ей физических и нравственных страданий в связи с содержанием в изоляторе временного содержания в условиях, не соответствующих установленным нормам и правилам, в связи с чем с Министерства финансов РФ за счет казны РФ взыскана компенсация морального вреда в размере 1000 рублей.
Определяя размер компенсации морального вреда, суд исходил из оценки характера и степени причиненных истцу физических и нравственных страданий, а также всех обстоятельств дела, с учетом принципов разумности и справедливости.
Решение суда первой инстанции обжаловалось в апелляционном порядке. Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда согласилась с выводами суда первой инстанции и оценкой исследованных им доказательств, поскольку при разрешении спора суд правильно определил характер спорных правоотношений, закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора, и обстоятельства, имеющие значение для дела. Апелляционным определением от 03 марта 2015 года решение Калининского районного суда Саратовской области от 02 октября 2014 года оставлено без изменения.
3. Заводским районным судом города Саратова рассмотрено гражданское дело по иску С.Л.А. к Министерству финансов РФ, Управлению Федерального казначейства по Саратовской области о взыскании компенсации морального вреда, причиненного преступлением.
Основанием для обращения в суд послужило то, что 27 апреля 2012 года в камере ШИЗО-ПКТ Федерального казенного учреждения «Исправительная колония № «…» Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Саратовской области» (далее – ФКУ ИК УФСИН), скончался ее сын С.А.Р., отбывавший наказание в данном исправительном учреждении, в результате совместных преступных действий должностных лиц учреждения С.К.С., Ч.Н.В., Д.А.И., П.Д.А., Б.М.Н. Данные лица превысили свои должностные полномочия, применили насилие и спецсредства, вследствие чего С.А.Р. были причинены множественные телесные повреждения, которые в своей совокупности повлекли причинение тяжкого вреда здоровью осужденного. Смерть С.А.Р. наступила в результате травматического шока, развившегося вследствие тупой сочетанной травмы тела, сопровождавшейся травмой таза с переломом копчика с обширным кровоизлиянием в ягодицы и верхнюю треть бедер, травмой кистей и странгуляциями в области лучезапястных суставов с их отеком, приведшей к нарушению кровообращения внутренних органов.
С.Л.А. указывает, что ее сын С.А.Р. был осужден по приговору суда и отбывал наказание в ФКУ ИК УФСИН России, он был приговорен к лишению свободы, а не жизни. С.А.Р. был ее единственным сыном, с которым она проживала совместно и вела общее хозяйство, испытывала к нему сильную привязанность. После известия о смерти сына С.Л.А. стала страдать от бессонницы, у нее появилась нервозность, депрессия и апатия, вследствие чего она стала принимать снотворное и обезболивающие средства, не могла вести привычный образ жизни. Состояние здоровья С.Л.А. усугубилось в связи с тем, что ей стало известно, что ее сына в течение трех дней держали в камере прикованным наручниками к отсекательной решетке, где отсутствовал умывальник и уборная, ему не выдавали постельные принадлежности и питание, кроме этого он подвергался истязаниям и пыткам в период с 25 по 27 апреля 2012 года. На похоронах сына С.Л.А. пришлось наблюдать на его теле многочисленные следы истязаний. В ходе ознакомления с материалами уголовного дела и при его рассмотрении в суде С.Л.А. постоянно становилось плохо, случались нервные срывы, она падала в обморок, приходилось вызывать скорую помощь, принимать успокоительные и обезболивающие препараты, поскольку она не могла спокойно читать и слушать показания сотрудников УФСИН, описывающих свои преступные действия по отношению к ее сыну, а также заключения судебно-медицинских экспертиз с описанием причиненных телесных повреждений. Нравственные страдания С.Л.А. усилились тем, что руководством УФСИН РФ по Саратовской области и осужденными должностными лицами не были принесены ей извинения, не оказана какая-либо помощь.
Приговором Энгельсского районного суда Саратовской области от 11 апреля 2014 года С.К.С., Ч.Н.В., Д.А.И., П.Д.А., Б.М.Н. признаны виновными в совершении инкриминируемых им преступлений и приговорены к длительным срокам наказания.
С.Л.А. просила суд взыскать с Министерства финансов РФ компенсацию морального вреда, причиненного преступлением, в размере 30000000 рублей.
Решением Заводского районного суда города Саратова от 11 декабря 2014 года исковые требования С.Л.А. удовлетворены в части. С Министерства финансов РФ за счет казны РФ в пользу С.Л.А. взыскана компенсация морального вреда в размере 500000 рублей.
Не согласившись с решением суда, С.Л.А. подана апелляционная жалоба, в которой истец указывала на то, что суд при определении размера компенсации морального вреда не в полной мере принял во внимание тяжесть преступления, совершенного с особой жестокостью, мучениями, истязаниями, причинение тяжкого вреда здоровью ее сыну, вследствие чего наступила его смерть. Ссылалась, что содержание в таких условиях и пытки человека, которого в течение трех дней держали в камере прикованным наручниками к отсекательной решетке, где отсутствовал умывальник и уборная, не выдавали постельные принадлежности и питание, и в силу своего положения он не мог оказать сопротивление, выходит за пределы человеческого разума, особенно осознание того, что все эти преступные действия были совершены должностными лицами, которые призваны следить за соблюдением законности содержания осужденных и способствовать их исправлению.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда решение районного суда изменено, с Министерства финансов РФ за счет казны РФ в пользу С.Л.А. взыскана компенсация морального вреда в размере 2500000 рублей. Изменяя решение районного суда, судебная коллегия исходила из того, что вывод суда первой инстанции в части определения размера компенсации морального вреда сделан без учета фактических обстоятельств дела и норм материального права, указав следующее.
В соответствии со статьей 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
Пунктом 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» предусмотрено, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.
Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, данным в пункте 32 постановления от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.
При определении размера денежной компенсации морального вреда суды могут принимать во внимание размер справедливой компенсации в части взыскания морального вреда, присуждаемой Европейским Судом за аналогичное нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 года и протоколов к ней»).
Определяя размер компенсации морального вреда, причиненного преступлением, в сумме 500000 рублей, суд первой инстанции не принял во внимание, что к числу наиболее значимых человеческих ценностей относится жизнь и здоровье, а их защита в соответствии со статьей 3 Всеобщей декларации прав человека и статьей 20 Конституции РФ должна быть приоритетной. Европейский Суд неоднократно подчеркивал, что государство несет ответственность за каждое лицо, содержащееся под стражей, поскольку последнее, находясь во власти государственных служащих, является уязвимым, и власти должны его защитить. Применение в отношении лица, лишенного свободы, физической силы, пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения, когда это не вызвано строгой необходимостью в связи с его поведением, является посягательством на человеческое достоинство и в принципе нарушением права, гарантированного статьей 3 Конвенции. Право гражданина на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, относится к числу общепризнанных основных неотчуждаемых прав и свобод человека.
С учетом изложенного судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда пришла к выводу о том, что суд первой инстанции не в полной мере учел имевшие место фактические обстоятельства дела, тяжесть преступления, совершенного должностными лицами с особой жестокостью, мучениями, истязаниями, причинение тяжкого вреда здоровью С.А.Р., вследствие чего наступила его смерть, не учел индивидуальные особенности С.Л.А., степень причинения ей нравственных страданий, вызванных смертью единственного сына, что является необратимым обстоятельством, нарушающим психическое благополучие матери, влечет состояние субъективного эмоционального расстройства, поскольку невосполнимая потеря близкого человека рассматривается в качестве наиболее сильного переживания, препятствующего социальному функционированию и адаптации лица к новым жизненным обстоятельствам, нарушает неимущественное право на семейные связи, а также не принял во внимание размер справедливой компенсации в части взыскания морального вреда, присуждаемой Европейским Судом за аналогичные нарушения статей 2 и 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Как показывает практика рассмотрения по первой инстанции Саратовским областным судом уголовных дел, гражданские иски о компенсации морального вреда подаются в суд и разрешаются судом, как правило, при совершении таких преступлений, как убийство близкого родственника (сына, дочери, отца, брата, сестры, матери), изнасилование потерпевших и совершение иных действий сексуального характера в отношении потерпевших.
При разрешении гражданских исков о компенсации морального вреда судом учитывались: фактические обстоятельства его причинения, характер нанесенных потерпевшим физических и нравственных страданий, степень вины подсудимого, степень тяжести наступивших последствий, требования разумности и справедливости, материальное положение подсудимого.
В 2010 году составом по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции Саратовского областного суда окончено 34 дела в отношении 51 лица, из них с вынесением приговора 30 дел в отношении 45 лиц. Оправдано 2 лица, осуждено 43 лица.
По 6 уголовным делам судом были рассмотрены заявленные потерпевшими гражданские иски о компенсации морального вреда, из них по 5 уголовным делам иски судом удовлетворены, а по 1 уголовному делу имеет место как удовлетворение судом исков о компенсации морального вреда, так и отказ в удовлетворении указанных исков (по уголовному делу в отношении К.А.В., С.А.А., Н.Г.Л., А.О.Ю., З.В.Ю.). Все обращения с гражданскими исками о компенсации морального вреда были связаны с убийством близких потерпевшим лиц.
В качестве примеров уголовных дел, по которым были рассмотрены гражданские иски о компенсации морального вреда, необходимо привести следующие дела:
1. По уголовному делу потерпевшими заявлены иски о компенсации морального вреда:
К.С.М. - в размере 500 000 рублей в связи с убийством его дяди Б.В.А.; К.С.Н. в интересах несовершеннолетней У.Е.А., являющейся дочерью погибшего У.А.Л., в размере 1 000 000 рублей; Р.Н.И. - в размере 1 000 000 рублей в связи с гибелью ее сестры Е.Л.И.; К.О.П. - в размере 200 000 рублей в связи с гибелью ее сестры З.И.П. и племянника З.С.А.; Б.Е.В. - в размере 500 000 рублей в связи с гибелью ее двоюродного брата М.В.В.; Р.С.В. - в размере 200 000 рублей.
В удовлетворении исков о компенсации морального вреда потерпевшим К.С.М., Б.Е.В., а также К.О.П. в отношении ее племянника З.С.А. суд отказал, поскольку указанные лица не являлись близкими родственниками погибших.
Исковые требования о компенсации морального вреда потерпевших К.С.Н., Р.Н.И., Р.С.В. и К.О.П. в отношении ее сестры З.И.П. суд удовлетворил частично.
Определяя размер денежной компенсации морального вреда, суд учел, что умышленное лишение жизни У.А.Л., Е.Л.И. и З.И.П. причинило истцам сильнейшие нравственные страдания в связи с потерей их близких родственников. Потерпевший Р.С.В. был подвергнут избиению, после чего на протяжении длительного времени удерживался в закрытом помещении, что причинило Р.С.В. определенные физические и нравственные страдания.
Судом взыскано в счет компенсации морального вреда:
- в пользу У.Е.А. с К.А.В. 300 000 рублей, с С.А.А. 200 000 рублей;
- в пользу Р.Н.И. с К.А.В. 60 000 рублей, с С.А.А. 40 000 рублей;
- в пользу К.О.П. с К.А.В. 60 000 рублей, с С.А.А. 40 000 рублей;
- в пользу Р.С.В. с К.А.В. 5 000 рублей, с С.А.А., А.О.Ю. и З.В.Ю., с каждого по 15 000 рублей.
2. Приговором Саратовского областного суда от 17 февраля 2010 года М.А.В. осужден за совершение преступлений, предусмотренных пунктом «д» части 2 статьи 105, части 1 статьи 115 УК РФ с применением части 3 статьи 69 УК РФ к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, а также к штрафу в размере 25 000 рублей, который в соответствии с частью 2 статьи 71 УК РФ постановлено исполнять самостоятельно.
М.А.В. совершил убийство Ц.В.С. с особой жестокостью и умышленно причинил легкий вред здоровью Ц.А.А.
Потерпевшей А.А.В. (сестрой погибшей), а также законным представителем К.Н.Н. в пользу несовершеннолетнего потерпевшего Ц.А.А. (сына погибшей) заявлены гражданские иски о взыскании с М.А.В. соответственно 1 000 000 рублей и 500 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, которые удовлетворены в полном объеме.
Мотивируя свое решение относительно разрешения заявленного гражданского иска, суд указал, что действиями подсудимого потерпевшей А.А.В. причинены сильнейшие нравственные страдания, поскольку совершено убийство близкого ей человека - ее сестры. Потерпевшему Ц.А.А. действиями М.А.В. также были причинены физические и нравственные страдания, поскольку в результате совершенного М.А.В. преступления Ц.А.А. нанесены телесные повреждения и в результате пережитого стресса, связанного с обстоятельствами их нанесения и убийством матери, у него на нервной почве развилось заболевание.
3. Приговором Саратовского областного суда от 05 октября 2010 года осуждены: К.М.Г. по пунктам «ж, з» части 2 статьи 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 06 декабря 2007 года) к 20 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с лишением на основании статьи 48 УК РФ специального звания «старший лейтенант милиции»; К.Б.Н. по пунктам «б, ж, з» части 2 статьи 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 06 декабря 2007 года) к 20 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строго режима; П.А.В. по пунктам «б, ж, з» части 2 статьи 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 06 декабря 2007 года) к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Данные лица осуждены за совершение убийства Г.Е.Ф. при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.
Суд счел, что действиями подсудимых потерпевшим были причинены сильнейшие нравственные страдания в связи с убийством мужа и отца.
С учетом материального положения подсудимых, характера причиненных ими физических и нравственных страданий, общественного положения потерпевшего, степени вины подсудимых, требований разумности, справедливости, а также реального возмещения вреда, суд удовлетворил иски частично. Так, потерпевшими были предъявлены иски о компенсации морального вреда в сумме 30 000 000 рублей и 20 000 000 рублей. Приговором суда с К.М.Г., К.Б.Н., П.А.В. в счет компенсации морального вреда взыскано в пользу Г.Т.П. (супруги погибшего) по 3 000 000 рублей с каждого, и в пользу Г.А.Е. (дочери погибшего) по 3 000 000 рублей с каждого.
В 2011 году составом по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции Саратовского областного суда окончено 33 дела в отношении 74 лиц. Из них с вынесением приговора рассмотрено 27 дел в отношении 55 лиц; оправдано 1 лицо, осуждено 54 лица.
По 10 уголовным делам, рассмотренным судом, потерпевшими были заявлены, а судом разрешены гражданские иски по присуждению денежной компенсации морального вреда. Обращения с гражданскими исками о компенсации морального вреда связаны с убийством близких потерпевшим лиц, с совершением иных действий сексуального характера, с изнасилованием, с разбоем. По всем уголовным делам, рассмотренным в 2011 году, по которым заявлены гражданские иски, указанные иски были удовлетворены.
В качестве примеров уголовных дел, по которым были разрешены гражданские иски о компенсации морального вреда, необходимо привести следующее дело:
Приговором Саратовского областного суда от 27 января 2011 года С.А.А. осужден по пункту «з» части 2 статьи 105, части 3 статьи 30 и пунктам «а, з» части 2 статьи 105, пункту «в» части 4 статьи 162 УК РФ с применением части 3 статьи 69 УК РФ к 20 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима и с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев.
С.А.А. совершил убийство Л.И.Г. при разбое, а также покушение на убийство двух лиц (Л.И.Г., Л.И.А.) при разбое при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.
Потерпевшей Е.М.И., являющейся также законным представителем Л.И.А., заявлен гражданский иск в качестве компенсации морального вреда в связи с совершенными в отношении ее родителей преступлениями в размере 1 200 000 рублей.
Суд пришел к выводу, что действиями подсудимого потерпевшей были причинены сильнейшие нравственные страдания, поскольку подсудимым были совершены убийство близкого ей человека - ее отца, а также покушение на убийство ее матери.
Суд удовлетворил иск частично - в размере 1 000 000 рублей.
В 2012 году составом по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции Саратовского областного суда окончено 62 дела в отношении 100 лиц. Из них с вынесением приговора рассмотрено 51 дело в отношении 85 лиц; оправдано 3 лица, осуждено 82 лица.
По 3 уголовным делам заявленные гражданские иски о компенсации морального вреда не были удовлетворены судом по различным основаниям:
1. По уголовному делу Н.Ю.С. осужден, в том числе и за совершение преступления, предусмотренного частью 4 статьи 296 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011 года), а именно за угрозу потерпевшему В.М.А. причинением вреда здоровью в отношении защитника в связи с производством предварительного расследования, совершенную с применением насилия, опасного для здоровья.
Потерпевший В.М.А. в судебное заседание не явился и не заявил ходатайство о рассмотрении заявленного им на предварительном следствии гражданского иска в его отсутствие. В связи с этим суд оставил гражданский иск потерпевшего В.М.А. о компенсации морального вреда без рассмотрения.
2. По уголовному делу в отношении С.Е.А. наряду с частичным удовлетворением иска потерпевшей К.О.П. о компенсации морального вреда в связи с убийством ее сестры (заявленный на 200 000 рублей иск удовлетворен в размере 20 000 рублей), судом в удовлетворении иска о компенсации морального вреда в связи с убийством племянника К.О.П. – З.С.А. отказано на том основании, что потерпевшая К.О.П. не является близким родственником погибшего.
Также в удовлетворении заявленного потерпевшей Б.Е.В. гражданского иска о компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей в связи с гибелью ее двоюродного брата М.В.В. отказано, поскольку последний не являлся потерпевшей близким родственником.
По 12 уголовным делам, рассмотренным судом, потерпевшими были заявлены, а судом разрешены гражданские иски по присуждению денежной компенсации морального вреда. Обращения с гражданскими исками о компенсации морального вреда были связаны с убийством близких потерпевшим лиц, с совершением иных действий сексуального характера, с изнасилованием потерпевшей; с вовлечением в занятие проституцией и принуждением к продолжению занятием проституцией, совершенные с применением насилия и с угрозой его применения.
В качестве примеров уголовных дел, по которым были рассмотрены и удовлетворены гражданские иски о компенсации морального вреда, необходимо привести следующие дела:
1. Приговором суда от 25 апреля 2012 года Б.К.В. осужден по пунктам «а, в, к» части 2 статьи 105, пункту «а» части 3 статьи 158, части 1 статьи 158, части 1 статьи 139 УК РФ, с применением части 3 статьи 69, пункта «в» части 1 статьи 71 УК РФ к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима и с ограничением свободы сроком на 2 года.
Б.К.В. совершил убийство двух лиц, в том числе лица, заведомо находящегося в беспомощном состоянии, с целью скрыть другое преступление, кражу и тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину, а также незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица.
Потерпевшей Ц.В.В. был заявлен гражданский иск о взыскании в ее пользу 20 000 000 рублей с Б.К.В. в возмещение морального вреда.
Суд учел, что действиями Б.К.В. потерпевшей Ц.В.В. были причинены нравственные страдания и моральный вред, и удовлетворил иск частично - в размере 2 000 000 рублей.
2. Приговором Саратовского областного суда от 28 июня 2012 года М.К.В. осуждена по пунктам «д, з» части 2 статьи 126, пункту «б» части 3 статьи 163, пунктам «в, к» части 2 статьи 105 УК РФ с применением части 3 статьи 69 УК РФ к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима и с ограничением свободы сроком на 1 год.
М.К.В. совершила похищение человека, заведомо несовершеннолетнего, из корыстных побуждений (с целью получения выкупа за его освобождение), а также убийство, то есть умышленное причинение смерти малолетнему лицу, заведомо для виновной находящегося в беспомощном состоянии, с целью скрыть другое преступление. Кроме того, М.К.В. совершила вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенное в целях получения имущества в особо крупном размере.
Потерпевшими были заявлены гражданские иски о компенсации морального вреда: Я.Э.М. в размере 1 500 000 рублей и Я.А.А. в размере 1 500 000 рублей в связи с убийством их дочери Я.И.Э.
Определяя размер денежной компенсации морального вреда, суд учел, что потеря близкого родственника - малолетней дочери причинило потерпевшим сильнейшие нравственные страдания, и удовлетворил иски в полном объеме.
В 2013 году составом по рассмотрению уголовных дел по первой инстанции Саратовского областного суда окончено 48 дел в отношении 83 лиц, из них с вынесением приговора рассмотрено 31 дело в отношении 56 лиц, при этом в отношении 54 лиц вынесены обвинительные приговоры, в отношении 2 лиц -оправдательные.
По всем уголовным делам, рассмотренным в 2013 году, по которым заявлены гражданские иски, указанные иски удовлетворены судом.
По 8 уголовным делам, рассмотренным судом, потерпевшими были заявлены, а судом разрешены гражданские иски о присуждении денежной компенсации морального вреда. Обращения с гражданскими исками о компенсации морального вреда связаны с убийством близких потерпевшим лиц, покушением на убийство, с совершением иных действий сексуального характера, с изнасилованием потерпевшей.
В качестве примеров уголовных дел, по которым были рассмотрены и удовлетворены гражданские иски о компенсации морального вреда, необходимо привести следующие дела:
1. Приговором Саратовского областного суда от 29 марта 2013 года С.Р.О. осужден по части 1 статьи 158, пункту «ж» части 2 статьи 105, части 1 статьи 158 УК РФ с применением частей 6, 6-1 статьи 88, части 3 статьи 69 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии, а также к штрафу в размере 10 000 рублей, который в соответствии с частью 2 статьи 71 УК РФ постановлено исполнять самостоятельно; П.М.А. осужден по части 3 статьи 30 и пунктам «а, в, к» части 2 статьи 105, пункту «ж» части 2 статьи 105 УК РФ с применением части 3 статьи 69 УК РФ к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима и с ограничением свободы сроком на 2 года.
П.М.А. и С.Р.О., действуя группой лиц, совершили убийство У.Ю.А. Кроме того, П.М.А. покушался на убийство Г.Т.Н. с целью скрыть убийство У.Ю.А., а С.Р.О. также совершил две кражи принадлежащего У.Ю.А. имущества.
[JUSTIFY]Потерпевшей У.Г.Н. заявлен гражданский иск о взыскании с П.М.А. и несовершеннолетнего С.Р.О. с каждого по 1 500 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, в результате причиненного п
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1
Читают тему