Вы здесь:
Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Resistance to tyranny is man's highest ideal.
 
Emma Goldman
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
Доказательства в арбитражном процессе...
 
Оглавление:
 
Диктофонная запись (аудиозапись), как доказательство в суде

В данной статье мы рассмотрим правомерность применения ранее записанных диктофонных записей (аудиозаписей) в качестве доказательства в суде (например, аудиозаписей переговоров с другой стороной договора, аудиозаписей разговоров с работником и пр.) общей юрисдикции и арбитражном суде.

Диктофонная запись, как доказательство в суде во многих случаях может сыграть ключевую роль в судебном процессе, а зачастую является единственным доказательством, имеющимся на руках у лица, чьи права нарушены.
В частности, диктофонная запись (аудиозапись) часто может подтвердить в суде следующие факты:
- факт дачи денег взаймы;
- факт словестного оскорбления;
- факт угроз;
- факт признания долга;
- факт черной заработной платы;
- факт вымогательства взятки.
Разумеется, это всего лишь примеры, перечень тех обстоятельств, которые может подтверждать диктофонная запись в суде (аудиозапись), неисчерпаем.
Отдельно остановимся на подтверждении факта дачи денег взаймы.

Как указывают некоторые специалисты согласно ст.808 ГК РФ договор займа должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы. На основании этого делают вывод о том, что якобы, никакими иными доказательствами, кроме письменного договора или расписки, подтвердить заем нельзя.

Однако это мнение не соответствует закону, поскольку согласно ч.1 ст.162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Как видно, ограничивается лишь применение свидетельских показаний, но допускаются другие доказательства, таким другим доказательством как раз является аудиозапись.

В частности, вывод о применении ст.162 ГК РФ и возможности представления иных доказательств содержиться в Определении ВАС РФ от 01.07.2008 N 413/08 по делу N А56-44572/2005, Определении ВАС РФ от 24.07.2009 N ВАС-9364/09 по делу N А56-11245/2007, Постановлении ФАС Московского округа от 09.12.2009 N КГ-А41/12736-09 по делу N А41-23599/08 и ряде других судебных актов.

Очень часто у клиента на руках отсутствуют какие-либо иные доказательства его правоты и нарушения его прав, кроме диктофонной записи (аудиозаписи) некоего разговора.
Казалось бы все просто, записал на диктофон разговор, предъявил аудиозапись в суде, прослушали, доказали то, что требуется.
Однако на практике вопрос диктофонных записей в суде отнюдь не однозначен, зачастую суды не принимают диктофонную запись в качестве доказательства, аргументируя нарушением порядка ее получения, признавая несанкционированную запись частных разговоров недопустимым доказательством, полученным с нарушением закона.

Давайте рассмотрим, какие приводятся в судах аргументы против использования диктофонной записи (аудиозаписи) в суде? Как правило, это следующие аргументы:

1. Диктофонная аудиозапись (аудиозапись) произведена скрытно, без уведомления и согласия лица, чьи слова записаны. Так, согласно абзацу 6 ст.6 Федерального закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами».

Согласно требованиям данной правовой нормы аудиозапись, производимая неуполномоченным лицом, должна быть гласной, то есть должна быть объявлена до начала ее применения.

2. Согласно ст.23 Конституции РФ «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени», «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения». Согласно ст.24 Конституции РФ «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются».
Фактически, диктофонная запись (аудиозапись) является вмешательством в частную жизнь, так как на диктофон записываются частные разговоры.
3. Согласно ст.77 Гражданского процессуального кодекса РФ «лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи». Зачастую лицами, участвующими в процессе, предъявляются такие диктофонные записи, происхождение которых они затрудняются пояснить. Такая диктофонная запись становится непригодной в качестве доказательства в суде.

В Арбитражном процессуальном кодексе использование аудиозаписей в качестве доказательств регламентируется ч.2 ст.64, ч.2 ст.69, ч.2 ст.162 АПК РФ. Несмотря на отсутствие там аналогичных норм арбитражные суды также на практике требуют объяснить происхождение диктофонной аудиозаписи.
4. Диктофонная запись (аудиозапись) должна быть произведена на основании ст.12 Гражданского кодекса РФ в целях самозащиты.
5. Определенные обстоятельства согласно закону могут быть подтверждены только письменными доказательствами, к коим аудиозапись не относится.
6. Согласно ст.50 Конституции РФ «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Опираясь на вышеуказанные пункты, противники применения диктофонной записи в качестве доказательства в суде пытаются исключить ее из числа доказательств по судебному делу.
7. В дело не представлено доказательств принадлежности голоса на аудиозаписи определенному лицу.
8. Диктофонная запись (аудиозапись) должна быть осуществлена на кассету, запись на диск или цифровой диктофон недопустима.
Таким образом, перечень обстоятельств, по которым суды не принимают в качестве доказательств диктофонные записи, немал.

Однако избежать отказа в приобщении диктофонной записи (аудиозапись) к материалам дела можно, если при проведении диктофонной записи и ее последующем представлении в качестве доказательства в суде придерживаться следующих правил:

1. Ходатайство о приобщении диктофонной записи к делу рекомендуется составлять в письменном виде.
2. При представлении диктофонной записи, как доказательства (аудиозаписи), следует указывать в ходатайстве о ее приобщении к делу об обстоятельствах ее совершения, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.
3. Рекомендуется указывать, что диктофонная запись (аудиозапись) произведена в целях самозащиты согласно ст.12 Гражданского Кодекса РФ.
4. Указывать, какие обстоятельства, существенные для дела могут быть подтверждены диктофонной записью.
5. Прилагать к диктофонной записи ее текстовую расшифровку.
6. В ряде случаев также следует ходатайствовать о проведении экспертизы диктофонной записи на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов. Этот вопрос необходимо отслеживать по субъективному отношению суда в вашей записи. При скептическом отношении следует усилить позицию проведением экспертизы (ходатайством о ее проведении).

Что касается аргумента о проведении записи на кассету, то данные требования не предусмотрены действующим законодательством, кроме того, как правоохранительные органы, так и суды уже давно используют и признают цифровые аудиозаписи и их копии на CD-дисках.

Тонким моментом является то, что если запись представлена на кассете или диске, то они приобщаются к материалам дела, как вещественные доказательства, если же прямо на цифровом диктофоне, то приложен к материалам дела должен быть диктофон, что является весьма неудобным для вас.

Однозначных норм, регламентирующих применение диктофонной записи в суде, нет. В каждом конкретном случае вопрос о приобщении диктофонной записи в качестве доказательства по делу решается судом индивидуально, в зависимости от конкретных обстоятельств. Нужно только быть готовыми к правильному преподнесению диктофонной записи суду.

Подборка судебной практики по вопросам применения диктофонной записи в суде (аудиозаписи)
Судебная практика против возможности применения диктофонной записи (аудиозаписи)

ВТОРОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 7 сентября 2007 г. по делу N А17-1084/6-2007. Факт отсутствия лица в определенном месте не может быть подтвержден диктофонной аудиозаписью.
ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 10 ноября 2010 г. по делу N А33-10388/2010. Не доказан факт произведения диктофонной аудиозаписи в целях самозащиты согласно ст.12 ГК РФ.
ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 22 марта 2010 г. по делу N А33-15239/2009. Диктофонная аудиозапись интервью с ответчиком не может быть признана относимым и допустимым доказательством согласования существенного условия договора.
ПЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 3 марта 2010 г. N 05АП-178/2010. При наличии достаточных письменных доказательств аудиозапись не является относимым и допустимым доказательством.
АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ – РЕШЕНИЕ от 21 июля 2010 г. по делу N А26-3691/2010. Суд не может в качестве допустимых доказательств факта распространения ответчиками листовок принять показания свидетеля и диктофонная аудиозапись по другому делу.
ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 5 марта 2010 г. N 09АП-2057/2010-ГК. Стороной по делу не объяснено происхождение аудиозаписи, в связи с чем она не может быть принята в качестве доказательство по делу
7. ПЕРВЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 6 ноября 2009 г. по делу N А79-1979/2007 – Определенные обстоятельства согласно закону могут быть подтверждены только письменными доказательствами, к коим диктофонная аудиозапись не относится.
ВТОРОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 22 июня 2007 г. по делу N А82-16545/2006-9. Неверно указаны сведения о времени проведения диктофонной аудиозаписи, что повлекло отказ в ее приобщении к делу.
ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 июня 2009 г. по делу N А23-1338/09А-12-48. Суд апелляционной инстанции не принял CD-диск с аудиозаписью в качестве доказательства в связи с возможностью его представления, но непредставлением стороной в суд первой инстанции.
Судебная практика в пользу возможности использования диктофонной записи как доказательства в суде.
НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД, Президиум – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 15 марта 2007 года Дело N 44-г-46
ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ по проверке законности и обоснованности решений арбитражных судов, не вступивших в законную силу от 2 октября 2006 г., Дело N 09АП-10902/2006-ГК. Осуществление диктофонной аудиозаписи без ведома записанных на нее лиц не влечет ее недопустимости как доказательства.
ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 27 февраля 2009 года
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 августа 2010 г. N 78-О10-91 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
Записывать надо на вещественный носитель, в частности, CD-диск с переписанной диктофонной записью, признается вещественным доказательством.
ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 июня 2009 г. по делу N А23-1338/09А-12-48.
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 августа 2010 г. N 78-О10-91 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 февраля 2010 г. N 87-О09-26 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ - КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 августа 2010 г. N 9-О10-37 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
Для подтверждения принадлежности голоса определенным лицам целесообразно проводить экспертизу
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ - КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 августа 2010 г. N 9-О10-37 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
ШАЦКИЙ РАЙОННЫЙ СУД РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ – РЕШЕНИЕ от 7 апреля 2006 г. N 2-9. В связи с неразборчивостью голосов суд посчитал диктофонную запись доказательством, не могущим подтвердить определенные обстоятельства. Производилась экспертиза аудио-записи.

С уважением,
Партнер ПБ ЮРИСТОКРАТ,
кандидат юридических наук,
Приходин Сергей,
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Дело№35-КГ16-18
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Москва 6 декабря 2016 г.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации в составе
Председательствующей Гетман Е.С.,
судей Романовского СВ. и Киселёва А.П.,
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Страховой
Е В к Белану Р И , Шишкиной Е С
о взыскании долга по договору займа
по кассационной жалобе Страховой ЕВ. на апелляционное
определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного
суда от 16 февраля 2016 г.,
заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Романовского СВ., выслушав объяснения представителя Страховой Е.В.
Иванова А.В., поддержавшего доводы жалобы, представителя Шишкиной
Е.С. Кардаша А.В., просившего жалобу отклонить,
установила :
Страхова Е.В. обратилась в суд с иском к Белану Р.И. и Белан Е.С. о
взыскании основного долга по договору займа в размере 1 500 000 руб.,
процентов за пользование суммой займа в размере 1 450 000 руб., процентов
за просрочку возврата суммы займа в размере 226 875 руб.
В обоснование заявленных требований Страхова Е.В. указала, что
24 января 2011 г. между ней и Беланом Р.И. заключён договор займа, по
условиям которого истица передала ему денежные средства в размере
1 500 000 руб. на три года с начислением 20% годовых. Денежные средства
по данному договору были предоставлены по просьбе заёмщика и его
супруги Белан Е.С на общие нужды семьи. Свои обязательства по договору
займа Белан Р.И. не исполнил.
Заочным решением Московского районного суда г. Твери от 3 июня
2015 г. исковые требовании удовлетворены: с Белана Р.И. и Белан Е.С. в
пользу Страховой Е.В. в солидарном порядке взысканы денежные средства в
размере 2 767 375 руб.
Определением того же суда от 27 августа 2015 г. указанное заочное
решение отменено на основании заявления Шишкиной (Белан) Е.С,
возобновлено рассмотрение гражданского дела по существу.
Решением Московского районного суда г. Твери от 14 декабря 2015 г.
исковые требования удовлетворены, с Белана Р.И. и с Белан Е.С. в пользу
истицы взысканы денежные суммы по 1 524 937 руб. 50 коп. с каждого.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским
делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. решение суда первой
инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым исковые
требования Страховой Е.В. к Белану Р.И. удовлетворены, с Белана Р.И. в
пользу истицы взысканы денежные средства в размере 3 048 475 руб., в
удовлетворении исковых требований Страховой Е.В. к Белан Е.С. отказано.
В кассационной жалобе представитель Страховой Е.В. просит отменить
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации
Романовского СВ. от 26 октября 2016 г. кассационная жалоба с делом
передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по
гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы,
объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по
гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу
подлежащей удовлетворению.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных
постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения
норм материального права или норм процессуального права, которые
повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны
восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а
также защита охраняемых законом публичных интересов.
Такие нарушения норм права допущены судом при рассмотрении
настоящего дела.
Судом установлено и из материалов дела следует, что 24 января 2011 г. между Страховой Е.В., как кредитором, и Беланом Р.И., как заёмщиком, был
заключён договор займа, по условиям которого кредитор предоставил заёмщику денежные средства в сумме 1 500 000 руб. сроком на три года с
начислением 20% ежегодно, а заёмщик обязался вернуть кредитору сумму займа и проценты в указанный срок, о чём составлена расписка
(т. 1,л.д.8).
В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. Белан Е.С. перевела Страховой Е.В. денежные средства в размере 98 000 руб., Белан Р.И. перевёл
Страховой Е.В. денежные средства в размере 30 000 руб. (т. 1, л.д. 9-12). Истица представила суду аудиозаписи телефонных переговоров между
ней и Белан Е.С от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также
участвовал Белан Р.И., и расшифровки данных аудиозаписей, которые были
приобщены к материалам дела (т. 1, л.д. 40-41, 107, 114-125).
Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из
того, что в установленный договором займа срок Белан Р.И. свои
обязательства по этому договору в полном объёме не исполнил. Признавая
долг по названному договору займа общим обязательством ответчиков,
состоявших в браке на момент заключения этого договора с истицей, суд
сослался на представленную Страховой Е.В. аудиозапись её телефонных
переговоров с Беланом Р.И. и Белан Е.С, подтверждающую, что заём был
предоставлен Белану Р.И. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для
совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности).
Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной
инстанции сослался на то, что истцом не представлено доказательств,
подтверждающих предоставление истицей Белану Р.И. займа на общие
нужды семьи. При этом суд указал, что представленная истицей аудиозапись
телефонных переговоров является недопустимым доказательством,
поскольку была получена без согласия Шишкиной (Белан) Е.С. и в
нарушение норм процессуального права о представлении таких
доказательств.
С такими выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя
по следующим основаниям.
В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются
полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на
основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств,
обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных
обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и
разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и
третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных
доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.
Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе
либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в
каких условиях осуществлялись записи (статья 77 названного кодекса).
Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным
кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания,
в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору
займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на
аудиозапись беседы с ними.
При этом истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о
том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Шишкина
(Белан) Е.С. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных
переговоров со Страховой Е.В.
Исходя из изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том,
что представленные истицей аудиозаписи не соответствуют требованиям о
допустимости доказательств, не основан на законе.
В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.
По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Шишкиной (Белан) Е.С, что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.
При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.
При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации
определила :
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Председательствующая
Судьи
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Аудио записи в качестве доказательства в суде #016




Верховный суд разрешил использовать в качестве доказательства аудиозапись, сделанную без уведомления

Верховный суд разграничил понятия "частная жизнь" и "договорные отношения". Как оказалось, если речь идет о последнем понятии, доказательством в суде может выступать запись телефонного разговора, сделанная без уведомления собеседника. Верховный суд РФ определением от 6 декабря 2016 года по делу №35-КГ16-18 разрешил использовать в качестве доказательства в судебном споре аудиозапись,сделанную без согласия участника разговора. Однако судьи разъяснили разницу между деловыми отношениями и частной жизнью. Суть спора Суды трех инстанций рассматривали дело о взыскании долга, основным доказательством по которому проходила запись телефонного разговора кредитора и должника,сделанная без согласия последнего. Суд первой инстанции не усмотрел проблемы в этом обстоятельстве и удовлетворил иск в полном объеме, приняв аудиозапись в качестве доказательства. Однако апелляционный суд решение коллег отменил, посчитав такое доказательство незаконным: поскольку должник не знал, что разговор записывается, был нарушен Федеральный закон "О защите информации". Окончательную точку в споре поставил Верховный суд. Позиция Верховного суда Коллегия ВС РФ по гражданским спорам усмотрела ошибку в апелляционном определении. Хотя, запись разговора между истцом и ответчиком действительно была сделана без уведомления о фиксации разговора и такая информация фактически получена помимо воли должника, есть нюансы в содержании самого разговора. Статья 9 ФЗ "Об информации, информационных технологиях и защите информации", который запрещает требовать от гражданина предоставить информацию о его частной жизни и получать такую информацию помимо его воли, не относится к деловым отношениям. Верховный суд отметил, что запись была сделана одним из участников разговора, а речь шли именно об обстоятельствах, связанных с договорными отношениями между сторонами, а не об их частной жизни. В определении суда сказано: В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется. При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. В соответствии с нормами статьи 55 ГПК РФ аудиозаписи – это самостоятельное средство доказывания, и ссылаться на аудиозапись телефонного разговора можно, при условии, что не нарушены требования законодательства об охране частной жизни. С такой позицией ранее уже выступал Конституционный Суд РФ. В частности, в определении КС РФ от 28.06.2012 № 1253-О сказано: Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера; в понятие "частная жизнь" включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер. В связи с тем, что разговор о долговых обязательствах таких призаков не имел, аудиозапись была признана доказательством на законных основаниях.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1
Читают тему