Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Твоя свобода махать руками, заканчивается там, где начинается мой нос.
 
Бернард Шоу
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
Банкротство компании-должника...
 
Оглавление:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Руководитель организации-банкрота должен доказывать отсутствие своей вины, если он передал бухгалтерскую документацию не в полном объеме

Постановление Президиума ВАС РФ от 06.11.2012 N 9127/12 по делу N А40-82872/10-70-400"Б"

Президиум ВАС РФ в своем Постановлении от 06.11.2012 N 9127/12 определил, какие нормы должны применяться при рассмотрении дел о привлечении руководителя организации-банкрота к субсидиарной ответственности, если тот не передал конкурсному управляющему документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, передал их не в полном объеме либо такие документы содержат недостоверную информацию. Ранее в судебной практике не было единого подхода к решению данного вопроса.

10 января 2013 г. на официальном сайте ВАС РФ было опубликовано Постановление Президиума ВАС РФ от 06.11.2012 N 9127/12 (далее - Постановление) по делу о привлечении руководителя организации, признанной банкротом, к субсидиарной ответственности по ее обязательствам.

Обстоятельства дела

Спор возник в связи с тем, что в рамках дела о банкротстве конкурсный управляющий потребовал привлечения к субсидиарной ответственности по обязательствам общества его руководителя, поскольку последний не в полном объеме передал документы бухгалтерского учета и отчетности общества. При обращении в арбитражный суд с соответствующим заявлением конкурсный управляющий обосновал свои требования ссылкой на п. 5 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве).

Суды всех трех инстанций в удовлетворении требований отказали. Отказ они обосновали тем, что конкурсный управляющий не доказал обстоятельства, свидетельствующие о том, что руководитель должника своими действиями довел общество до банкротства.

В подтверждение данной позиции суды сослались на п. 3 ст. 56 ГК РФ и п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, а также на п. 22 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 6/8). Применив вышеперечисленные нормы и разъяснения в совокупности, суды пришли к выводу, что лица, имеющие право давать обязательные для юридического лица указания либо иным образом определять его действия, могут привлекаться к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) организации вызвана их указаниями или иными действиями.

Не согласившись с выводами судов, конкурсный управляющий обратился с заявлением о пересмотре судебных актов в порядке надзора в ВАС РФ.

Позиция Президиума ВАС РФ

Президиум ВАС РФ отменил все вынесенные по делу судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Как указано в Постановлении, п. 3 ст. 56 ГК РФ представляет собой общую норму о субсидиарной ответственности по обязательствам организации лиц, имеющих право давать обязательные для исполнения указания либо иным образом определять действия организации. В п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве установлен самостоятельный вид субсидиарной ответственности по обязательствам должника при банкротстве последнего. Таким образом, субсидиарная ответственность руководителя должника наступает независимо от того, привели ли его действия или указания к несостоятельности (банкротству) должника.

В связи с этим при рассмотрении дел о привлечении к ответственности руководителя должника на основании п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве не могут учитываться разъяснения по вопросу применения п. 3 ст. 56 ГК РФ, содержащиеся в Постановлении N 6/8.

В данном случае необходимо применять в части, не противоречащей специальным нормам Закона о банкротстве, общие положения глав 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда.

Для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности необходимо не только исследовать объективную сторону правонарушения, но и установить, виновен ли субъект ответственности. При решении последнего вопроса следует исходить из того, принял ли он все меры для надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации (п. 1 ст. 401 ГК РФ). Необходимо учитывать, что отсутствие вины должно быть доказано лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности.

Что касается определения размера субсидиарной ответственности руководителя должника, то Президиум ВАС РФ отметил, что в этом случае значение имеет причинно-следственная связь между отсутствием документации (неполнотой или недостоверностью информации в ней) и невозможностью удовлетворения требований кредиторов.

Помимо этого, в Постановлении обращено внимание на то, что субсидиарная ответственность руководителя наступает независимо от используемой организацией системы налогообложения.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с толкованием, содержащимся в Постановлении, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, если для этого нет других препятствий.

Судебная практика по вопросу привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности

Ранее в судебной практике существовало две позиции по вопросу применения п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве.

Некоторые суды разделяли позицию нижестоящих судов по данному делу. При этом они указывали на то, что привлечь руководителя должника к ответственности можно только при наличии обстоятельств, свидетельствующих о том, что он своими действиями довел общество до банкротства. В таком случае суды обязательно ссылались на п. 3 ст. 56 ГК РФ и п. 22 Постановления N 6/8 (см. например, Постановления ФАС Дальневосточного округа от 27.08.2012 N Ф03-3657/2012 по делу N А04-5430/2010, ФАС Северо-Кавказского округа от 03.11.2011 по делу N А53-664/2010, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2012 N 07АП-3611/12 по делу N А03-5049/2011).

Другие придерживались позиции, выраженной Президиумом ВАС РФ в рассматриваемом Постановлении. Так, часть судов прямо указывала на то, что в п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве установлен новый юридический состав для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности, который не связан с совершением действий или дачей обязательных для должника указаний, приведших к банкротству должника, как это предусмотрено в п. 3 ст. 56 ГК РФ (см., к примеру, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.05.2012 по делу N А43-11304/2010, Постановление ФАС Московского округа от 14.11.2012 по делу N А40-106764/10-44-545). Некоторые суды, хотя и не указывали на природу этой ответственности, но рассматривали дело исходя из необходимости доказать наличие либо отсутствие бухгалтерской документации. В таком случае они не ссылались на п. 3 ст. 56 ГК РФ и п. 22 Постановления N 6/8 (см., например, Постановление ФАС Поволжского округа от 16.04.2012 по делу N А55-10503/2010. Отметим, что по данному делу коллегия судей ВАС РФ Определением от 01.08.2012 N ВАС-9958/12 отказала в передаче дела в Президиум).
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/
(информация о движении дела, справочные материалы и др.).
586_403904
ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Президиума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
№ 9127/12
Москва 6 ноября 2012 г.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в
составе:
председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного
Суда Российской Федерации Иванова А.А.;
членов Президиума: Абсалямова А.В., Амосова С.М., Бациева В.В., Витрянского В.В., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Козловой О.А.,
Маковской А.А., Мифтахутдинова Р.Т., Першутова А.Г., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л., Юхнея М.Ф. –
рассмотрел заявление конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью «Торговый Дом «Вега» Тимофеева Д.А. о
пересмотре в порядке надзора определения Арбитражного суда города Москвы от 07.02.2012 по делу № А40-82872/10-70-400 «Б», постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2012 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.05.2012 по тому же делу.
В заседании приняли участие представители:
от заявителя – конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью «Торговый Дом «Вега» Тимофеева Д.А. – Брызгов С.В.;
от кредитора – открытого акционерного общества «МДМ-Банк» –Максимов С.В., Медведев В.В.;
а также бывший руководитель общества с ограниченной ответственностью «Торговый Дом «Вега» – Сутурин М.А.
Заслушав и обсудив доклад судьи Мифтахутдинова Р.Т., выступления Сутурина М.А. и представителей участвующих в деле лиц,
Президиум установил следующее.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 06.09.2011 общество с ограниченной ответственностью «Торговый Дом «Вега» (далее –
общество) признано несостоятельным (банкротом), конкурсным управляющим обществом утвержден Тимофеев Д.А. (далее – конкурсный
управляющий).
В рамках дела о банкротстве конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о привлечении
руководителя общества Сутурина М.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам общества в размере 128 015 934 рублей 86 копеек.
Определением Арбитражного суда города Москвы от 07.02.2012 в удовлетворении заявления отказано.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2012 определение суда первой инстанции оставлено без
изменения.
Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 30.05.2012 указанные судебные акты оставил без изменения.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора определения суда первой
инстанции и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций конкурсный управляющий просит отменить их, ссылаясь на
нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права.
В отзыве на заявление Сутурин М.А. просит оспариваемые судебные акты оставить без изменения как соответствующие действующему
законодательству.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании Сутурина М.А. и
представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, дело – передаче на новое
рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.
Как усматривается из материалов дела, конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд города Москвы с требованием о
привлечении Сутурина М.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам общества на основании пункта 5 статьи 10 Федерального
закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»
(далее – Закон о банкротстве) в связи с тем, что Сутурин М.А. не в полном объеме передал конкурсному управляющему документы бухгалтерского учета и отчетности общества за период с 2006 по 2011 год.
Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявления со ссылкой на пункт 3 статьи 56 Гражданского кодекса Российской
Федерации (далее – Гражданский кодекс, Кодекс), пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве, указал на недоказанность конкурсным
управляющим обстоятельств, свидетельствующих о том, что Сутурин М.А. своими действиями довел общество до банкротства.
Суд апелляционной инстанции счел данный вывод правомерным и оставил определение суда первой инстанции без изменения.
Суд кассационной инстанции не установил оснований для отмены названных судебных актов.
При этом суды всех инстанций также сослались на разъяснения, содержащиеся в пункте 22 постановления Пленума Верховного Суда
Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах,
связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – постановление от 01.07.1996 № 6/8), согласно
которым при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного
несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического
лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (абзац второй пункта 3 статьи 56 Гражданского кодекса), суд
должен учитывать, что эти лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность
(банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями.
Между тем судами не учтено следующее.
В абзаце втором пункта 3 статьи 56 Гражданского кодекса содержится общая норма о субсидиарной ответственности по обязательствам
юридического лица учредителей (участников), собственников имущества юридического лица или других лиц, которые имеют право давать
обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия. Пункт 5 статьи 10 Закона о банкротстве устанавливает самостоятельный вид субсидиарной ответственности по обязательствам должника при банкротстве последнего, отличный от состава, предусмотренного абзацем вторым пункта 3 статьи 56 Кодекса и пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве. В связи с этим субсидиарная ответственность лица, названного в пункте 5 статьи 10 Закона о банкротстве, наступает независимо от того, привели ли его действия или указания к несостоятельности (банкротству) должника по 5 смыслу нормы, изложенной в абзаце втором пункта 3 статьи 56 Кодекса и пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве.
В частности, согласно пункту 5 статьи 10 Закона о банкротстве руководитель должника несет субсидиарную ответственность по
обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению
которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия
решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если эта информация искажена.
Из данной нормы следует, что в ней указан иной субъект и установлены иные основания субсидиарной ответственности по
обязательствам юридического лица, нежели в абзаце втором пункта 3 статьи 56 Гражданского кодекса и в пункте 4 статьи 10 Закона о
банкротстве.
Таким образом, разъяснения по вопросу применения пункта 3 статьи 56 Гражданского кодекса, содержащиеся в абзаце первом пункта 22
постановления от 01.07.1996 № 6/8, не могут учитываться при привлечении к ответственности в соответствии с пунктом 5 статьи 10
Закона о банкротстве.
Ответственность, предусмотренная пунктом 5 статьи 10 Закона о банкротстве, соотносится с нормами об ответственности руководителя за
организацию бухгалтерского учета в организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций, организацию
хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности (пункт 1 статьи 6, пункт 3 статьи 17
Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее – Закон о бухгалтерском учете)) и обязанностью руководителя
должника в установленных случаях предоставить арбитражному управляющему бухгалтерскую документацию (пункт 3.2 статьи 64, пункт 2
статьи 126 Закона о банкротстве). Данная ответственность направлена на обеспечение надлежащего исполнения руководителем должника
указанных обязанностей, защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, через реализацию возможности
сформировать конкурсную массу должника, в том числе путем предъявления к третьим лицам исков о взыскании долга, исполнении
обязательств, возврате имущества должника из чужого незаконного владения и оспаривания сделок должника.
Ответственность, предусмотренная пунктом 5 статьи 10 Закона о банкротстве, является гражданско-правовой, и при ее применении должны
учитываться общие положения глав 25 и 59 Гражданского кодекса об ответственности за нарушения обязательств и об обязательствах
вследствие причинения вреда в части, не противоречащей специальным нормам Закона о банкротстве. Помимо объективной стороны
правонарушения, связанной с установлением факта неисполнения обязательства по передаче документации либо отсутствия в ней
соответствующей информации, необходимо установить вину субъекта ответственности, исходя из того, приняло ли это лицо все меры для
надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации, при той степени заботливости и осмотрительности, какая от
него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота (пункт 1 статьи 401 Кодекса).
В частности, суды не исследовали обстоятельств, связанных с принятием руководителем общества всех мер для исполнения
обязанностей, перечисленных в пункте 1 статьи 6, пункте 3 статьи 17 Закона о бухгалтерском учете, а также не выяснили, проявлялись ли при
принятии данных мер требуемые степени заботливости и 7 осмотрительности, например, не выяснили, каким образом обеспечивалась
сохранность документации; какие меры принимались лицом для
восстановления документации в случае ее гибели, если таковая имела
место по не зависящим от него основаниям; явилась ли гибель
документации следствием ненадлежащего ее хранения либо совершением
лицом иных действий без должной заботы и осмотрительности.
В силу пункта 2 статьи 401, пункта 2 статьи 1064 Гражданского
кодекса отсутствие вины доказывается лицом, привлекаемым к
субсидиарной ответственности.
Исходя из общих положений о гражданско-правовой ответственности
для определения размера субсидиарной ответственности, предусмотренной
пунктом 5 статьи 10 Закона о банкротстве, также имеет значение и
причинно-следственная связь между отсутствием документации
(отсутствием в ней информации или ее искажением) и невозможностью
удовлетворения требований кредиторов.
Согласно абзацу второму пункта 8 статьи 10 Закона о банкротстве
такая субсидиарная ответственность устанавливается в размере
неудовлетворенных требований, включенных в реестр требований
кредиторов должника из числа требований, предъявленных кредиторами
до закрытия реестра, и неудовлетворенных текущих требований. Однако
если привлекаемое к ответственности лицо докажет, что размер вреда,
причиненного им имущественным правам кредиторов вследствие
отсутствия документации (отсутствием в ней информации или ее
искажением), существенно меньше размера требований, подлежащих
удовлетворению, то суд вправе уменьшить размер ответственности такого
лица применительно к абзацу первому пункта 4 статьи 10 Закона о
банкротстве.
Ответственность, установленная пунктом 5 статьи 10 Закона о
банкротстве, наступает независимо от используемой юридическим лицом
системы налогообложения. В частности, в соответствии со статьей 346.24 8
Налогового кодекса Российской Федерации организации, применяющие
упрощенную систему налогообложения, обязаны вести учет доходов и
расходов для целей исчисления налоговой базы по налогу в книге учета
доходов и расходов организации, форма и порядок заполнения которой
утверждаются Министерством финансов Российской Федерации. Форма
книг и порядок их заполнения утверждены приказом Министерства
финансов Российской Федерации от 31.12.2008
№ 154н «Об утверждении форм Книги учета доходов и расходов
организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих
упрощенную систему налогообложения, Книги учета доходов
индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему
налогообложения на основе патента, и Порядков их заполнения».
Руководитель юридического лица, применяющего упрощенную форму
налогообложения, обязан вести и хранить Книгу учета доходов и расходов,
вести учет основных средств и нематериальных активов, хранить
первичные учетные документы.
Данные элементы объективной стороны правонарушения судами не
были исследованы.
Также суды не исследовали вопрос о надлежащем субъекте
ответственности с учетом срока исполнения Сутуриным М.А.
обязанностей руководителя общества (имело ли это лицо в указанный срок
возможность составить или восстановить документацию должника).
Судами не решен вопрос о привлечении к ответственности прежнего
руководителя, не передавшего необходимую документацию (или
передавшего ее в неполном объеме) Сутурину М.А. (применительно к
порядку, предусмотренному статьями 46, 47 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации), и не определен размер
ответственности каждого из лиц, исполнявших обязанности руководителей
общества. 9
Суды при рассмотрении заявления конкурсного управляющего не
дали правовой оценки приведенным обстоятельствам.
При указанных обстоятельствах оспариваемые судебные акты
согласно пункту 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации подлежат отмене как нарушающие
единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм
права.
Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по
делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на
основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в
настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на
основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303,
пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
ПОСТАНОВИЛ:
определение Арбитражного суда города Москвы от 07.02.2012 по делу
№ А40-82872/10-70-400 «Б», постановление Девятого арбитражного
апелляционного суда от 06.04.2012 и постановление Федерального
арбитражного суда Московского округа от 30.05.2012 по тому же делу
отменить.
Дело передать на новое рассмотрение в Арбитражный суд города
Москвы.
Председательствующий А.А. Иванов
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1
Читают тему