Вы здесь:
Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Равенство прав не в том, что все ими пользуются, а в том, что они всем предоставлены.
 
Сенека
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
Мировое соглашение: судебная практика...
 

Оглавление:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
586_245905
ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Президиума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
13903/10
Москва 22 марта 2011 г.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в
составе:
председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;
членов Президиума: Амосова С.М., Андреевой Т.К., Бациева В.В., Валявиной Е.Ю., Витрянского В.В., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Козловой О.А., Маковской А.А., Нешатаевой Т.Н., Першутова А.Г., Сарбаша С.В., Шилохвоста О.Ю., Юхнея М.Ф. – рассмотрел заявление открытого акционерного общества “Екатеринбургская электросетевая компания” о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15.06.2010 по делу № А60-62482/2009-С7 Арбитражного суда Свердловской области.

В заседании приняли участие представители:
от заявителя – открытого акционерного общества “Екатеринбургская электросетевая компания” (ответчика) – Кондратьева М.В., Шибова Е.А.;
от открытого акционерного общества “Свердловэнергосбыт” (истца) – Фефелов А.А.
Заслушав и обсудив доклад судьи Нешатаевой Т.Н., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.
Открытое акционерное общество “Свердловэнергосбыт” (далее – общество) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к открытому акционерному обществу “Екатеринбургская электросетевая компания” (далее – компания) о взыскании неосновательного обогащения, возникшего в результате переплаты за услуги по передаче электроэнергии, оказанные в сентябре – ноябре 2006 года по договору от 20.03.2006 № 2006/03-62.
Решением Арбитражного суда Свердловской области от 15.07.2009 по делу № А60-8263/2009-С3 заявленное требование удовлетворено.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.09.2009 по тому же делу решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Федеральный арбитражный суд Уральского округа определением от 18.11.2009 по делу № А60-8263/2009-С3 названные судебные акты отменил и утвердил мировое соглашение между обществом и компанией, заключенное 09.11.2009, в соответствии с которым компания признает обоснованность требований общества о взыскании неосновательного
обогащения и обязуется уплатить обществу 7 716 340 рублей 50 копеек в срок до 30.11.2009.
Компанией в пользу общества 25.11.2009 перечислена сумма неосновательного обогащения и, следовательно, были полностью исполнены обязательства по мировому соглашению в установленный срок.
Впоследствии общество обратилось в Арбитражный суд Свердловской области c иском по настоящему делу о взыскании с
компании 1 959 950 рублей 49 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 30.01.2007 по 25.11.2009, на основании статей 395 и 1107 Гражданского кодекса Российской
Федерации в связи с несвоевременным погашением суммы неосновательного обогащения.
Решением Арбитражного суда Свердловской области от 05.02.2010 в удовлетворении искового требования отказано.
Суд первой инстанции пришел к выводу, что мировое соглашение от 09.11.2009 представляло собой сделку, которой прекращены ранее существующие обязательства сторон, в связи с чем отсутствовали основания для начисления процентов за пользование чужими денежными средствами.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2010 решение суда первой инстанции отменено, с компании в пользу общества взысканы 1 959 950 рублей 49 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.
Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 15.06.2010 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.
Суды апелляционной и кассационной инстанций сочли, что утвержденное судом мировое соглашение от 09.11.2009 не содержало условия о прекращении действия первоначального обязательства, в связи с чем, руководствуясь статьями 395 и 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, удовлетворили требование общества о взыскании
процентов за пользование денежными средствами, составлявшими сумму неосновательного обогащения.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре постановления суда кассационной инстанции в порядке надзора компания просит его отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении судом норм права, и оставить в силе решение суда первой инстанции.
В отзыве на заявление общество просит оставить оспариваемый судебный акт без изменения как соответствующий законодательству.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене по следующим основаниям.
В пункте 1 мирового соглашения от 09.11.2009 указано, что оно заключалось сторонами в целях устранения по обоюдному согласию спора в связи с возникновением в сентябре – ноябре 2006 года на стороне ответчика неосновательного обогащения в размере 7 716 340 рублей 50 копеек. Таким образом, общество и компания намеревались прекратить возникший между ними экономический конфликт путем заключения мирового соглашения.
В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 24.02.2004 № 1-О, мировое соглашение представляет собой соглашение сторон о прекращении спора на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок, что является одним из процессуальных
средств защиты субъективных прав.
Из статей 138, 139 и 140 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что утвержденное судом мировое соглашение является институтом процессуального права и регламентируется нормами этого Кодекса.
В соответствии с частью 1 статьи 138 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд
принимает меры для примирения сторон, содействует им в урегулировании спора. При этом одной из задач судопроизводства в арбитражных судах Российской Федерации является содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота (пункт 6 статьи 2 указанного Кодекса).

Учитывая изложенное, не допускается использование примирительных процедур, противоречащее достижению указанных задач судопроизводства.
Таким образом, из смысла и содержания норм, регламентирующих примирительные процедуры, а также исходя из задач судопроизводства в арбитражных судах следует, что утвержденное судом мировое соглашение по своей природе является таким процессуальным способом урегулирования спора, который основывается на примирении сторон на взаимоприемлемых условиях, что влечет за собой ликвидацию спора о праве в полном объеме.

Часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Невключение в текст мирового соглашения условий о необходимости выполнения каких-либо дополнительных
обязательств означает соглашение сторон о полном прекращении гражданско-правового конфликта и влечет за собой потерю права сторон на выдвижение новых требований (эстоппель), вытекающих как из основного обязательства, так и из дополнительных по отношению к основному обязательств.
В данном деле утвержденное арбитражным судом мировое соглашение от 09.11.2009, не предусматривающее условий о выполнении дополнительных обязательств, направлено на прекращение гражданско-правового конфликта в полном объеме как в отношении основного, так и связанных с ним дополнительных обязательств по уплате процентов за
пользование чужими денежными средствами.
При названных обстоятельствах оба акта – постановление суда кассационной инстанций и оставленное им без изменения постановление суда апелляционной инстанции по данному делу – нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, а также публичные интересы, выражающиеся в необходимости реализации задач судопроизводства и обеспечении стабильности экономического оборота, и в силу пунктов 1 и 3 части 1 статьи 304
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.
Поскольку ненадлежащая мотивировка решения Арбитражного суда Свердловской области от 05.02.2010 не привела к принятию неправильного судебного акта, указанное решение подлежит оставлению без изменения.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 5 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
ПОСТАНОВИЛ:
постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2010 и постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15.06.2010 по делу № А60-62482/2009-С7 Арбитражного суда Свердловской области отменить.
Решение Арбитражного суда Свердловской области от 05.02.2010 по тому же делу оставить без изменения.
Председательствующий А.А. Иванов
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
ДОГОВОРНОЕ ПРАВО: СОГЛАШЕНИЯ О ПОДСУДНОСТИ, МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОДСУДНОСТИ, ПРИМИРИТЕЛЬНОЙ ПРОЦЕДУРЕ, АРБИТРАЖНОЕ (ТРЕТЕЙСКОЕ) И МИРОВОЕ СОГЛАШЕНИЯ, 2007

М.А. РОЖКОВА, Н.Г. ЕЛИСЕЕВ, О.Ю. СКВОРЦОВ.

4.2. ПРОБЛЕМА НЕИСПОЛНЕНИЯ МИРОВОГО СОГЛАШЕНИЯ
Для внесудебной мировой сделки характерно включение условий об ответственности за нарушение возникших из нее обязательств.
По-иному решаются вопросы ответственности за нарушение обязательств из мирового соглашения: стороны не вправе предусматривать в мировом соглашении неустойку, пени, штраф за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых ими обязательств, т.е. в мировом соглашении недопустимо устанавливать меры ответственности за нарушение принятых обязательств. Это обусловлено тем, что мировое соглашение обеспечивается государственным принуждением, и следовательно, при отсутствии добровольного исполнения оно будет исполнено принудительно соответствующими государственными органами в предусмотренном законом порядке. Такое положение в принципе исключает возможность неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств из мирового соглашения.
Данное положение воспринято судебной практикой. Так, отменяя определение об утверждении мирового соглашения, арбитражный суд кассационной инстанции помимо прочего (подписание мирового соглашения неуполномоченным лицом и др.) указывал на то обстоятельство, что последствия неисполнения мирового соглашения отличаются от предусмотренных ч. 2 ст. 142 АПК РФ <1>. (Согласно ч. 2 ст. 142 АПК РФ мировое соглашение, не исполненное добровольно, подлежит принудительному исполнению по правилам разд. VII АПК РФ на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение.)
<1> Постановление ФАС Московского округа от 20 сентября 2006 г. по делу N КГ-А41/8947-
06.
Нормы о принудительном исполнении заключенного сторонами мирового соглашения при отсутствии его добровольного исполнения носят императивный характер. Поэтому стороны не вправе своим соглашением ограничить использование данного порядка исполнения мирового соглашения, т.е. стороны правомочны не использовать возможность принудительного осуществления мирового соглашения, но не вправе соглашением сторон вводить ограничения в отношении государственного принуждения.
Так, при рассмотрении кассационной жалобы суд установил, что сторонами было заключено мировое соглашение, одним из пунктов которого предусматривалось, что исполнительный лист по данному мировому соглашению не выдается (по причине перечисления ответчиком истцу обусловленной суммы) <1>. Признавая данное условие мирового соглашения противоречащим закону, суд правомерно указал, что возможность принудительного исполнения не может устраняться соглашением спорящих сторон.
<1> Постановление ФАС Московского округа от 26 февраля 2002 г. по делу N КГ-А40/791-02.
Итак, при отсутствии добровольного исполнения мирового соглашения (по делу искового производства или на стадии принудительного исполнения судебных актов ) оно подлежит принудительному исполнению на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом по ходатайству лица - участника этого мирового соглашения. В литературе указывается, что суд обязан выдать такой исполнительный лист незамедлительно, если только лицо, заключившее мировое соглашение, заявило о его неисполнении другой стороной в порядке и в сроки, которые предусмотрены этим соглашением <1>.
<1> См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М.: Городец-издат, 2003. С. 417. Ранее исполнительный лист на принудительное исполнение мирового соглашения выдавался сразу после вынесения определения об утверждении мирового соглашения. Действующее законодательство отказалось от этого правила: ст. 142 АПК РФ исключает необходимость выдачи исполнительного листа одновременно с определением, утверждающим мировое соглашение.
В частности, суд кассационной инстанции, установив, что мировое соглашение, заключенное сторонами, не было исполнено должником в оговоренный в нем срок (платежи по мировому соглашению должны были производиться должником ежемесячно в течение трех лет, а за период более одного года со дня наступления срока исполнения не было произведено ни одного платежа), указал на обязанность суда выдать исполнительный лист на принудительное исполнение мирового соглашения <1>.
<1> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17 апреля 2006 г. по делу N Ф04- 1631/2006(21413-А81-39).
Частью 4 ст. 319 АПК РФ предусматривается общее правило, согласно которому по каждому судебному акту выдается один исполнительный лист. Учитывая, что выдача одного исполнительного листа может в некоторых случаях затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, ст. 319 АПК РФ прямо устанавливает конкретные ситуации, когда суд выдает несколько исполнительных листов. Таких ситуаций предусмотрено в законе две: если судебный акт принят в пользу нескольких истцов или против нескольких ответчиков или если исполнение должно быть произведено в различных местах (ч.
5 ст. 319 АПК РФ) либо если судебный акт предусматривает взыскание денежных сумм с солидарных ответчиков (ч. 6 ст. 319 АПК РФ).
Применительно к исполнению мирового соглашения в отношении применения норм ст. 319 АПК РФ, регламентирующей выдачу исполнительного листа, для целей принудительного исполнения нужно отметить следующее.
Во-первых, мировое соглашение, заключаемое двумя (и более) лицами может содержать условия о правах и обязанностях обеих сторон (взаимное обязательство), что потребует выдачи нескольких исполнительных листов, если обязательства, возникшие из мирового соглашения, добровольно не исполнил ни один из его участников. Следуя правилу ч. 2 ст. 142 АПК РФ, предусматривающей выдачу исполнительного листа по ходатайству лица, заключившего мировое соглашение, можно говорить о том, что для целей исполнения мирового соглашения вполне допустима выдача не одного, а нескольких исполнительных листов различным субъектам мирового соглашения.
Во-вторых, выдача исполнительного листа для принудительного исполнения мирового соглашения каждому из лиц, заключивших мировое соглашение, допускает применение упомянутых выше правил п. п. 5 и 6 ст. 319 АПК РФ. Иными словами, при наличии обстоятельств, указанных в п. п. 5 и 6 ст. 319 АПК РФ, лицо, заключившее мировое соглашение, вправе получить несколько исполнительных листов.
Часть 3 ст. 319 АПК РФ предусматривает выдачу исполнительного листа по общему правилу после вступления судебного акта в законную силу. Но, учитывая, что принудительному исполнению подлежит не утверждающее определение, а непосредственно само мировое соглашение в случае отсутствия его добровольного исполнения, момент, с которого допустимо требовать принудительного исполнения мирового соглашения, будет другим.
В силу ч. 1 ст. 142 АПК РФ мировое соглашение исполняется добровольно лицами, его заключившими, в порядке и в сроки, которые им предусмотрены, следовательно, в период срока, установленного сторонами для добровольного исполнения обязанностей из судебной мировой сделки, ее принудительное исполнение недопустимо <1>.
<1> Аналогичная точка зрения высказана Э.М. Мурадьян, которая отмечает, что принудительное исполнение не может иметь мест в пределах срока для добровольного исполнения (см.: Мурадьян Э.М. Цивилистика: право и процесс. Синхронность правил // СПС " Ко н сул ьта нтП л ю с").
Судебная практика идет по этому пути. Например, по одному из дел при заключении мирового соглашения стороны согласовали дату окончания срока его добровольного исполнения, что, по мнению суда, не позволяет осуществлять принудительное исполнение мирового соглашения ранее истечения установленного срока <1>.
<1> Постановление ФАС Поволжского округа от 3 июля 2001 г. по делу N 4380/2000-13.
Таким образом, исполнительный лист должен выдаваться только по истечении срока, предусмотренного мировым соглашением на добровольное исполнение.
Срок добровольного исполнения обязательств из мирового соглашения может устанавливаться двумя способами: -
путем указания на день, когда это обязательство должно быть исполнено; -
путем указания периода времени, в течение которого будет исполнено обязательство.
При отсутствии в мировом соглашении срока его добровольного исполнения и условий, позволяющих определить этот срок, такой срок исчисляется по правилам ст. 314 ГК РФ, если законом для данного вида (типа) договора не предусмотрен специальный срок исполнения обязательства.
Положения ч. 8 ст. 141 АПК РФ, предусматривающие немедленное исполнение определения об утверждении мирового соглашения, не распространяются на собственно мировое соглашение. Если мировое соглашение создает материально-правовые последствия для его сторон, то определение об утверждении мирового соглашения - только процессуальные. Немедленное исполнение последнего допускает возможность выдачи исполнительного листа на взыскание государственной пошлины и иных судебных расходов вне зависимости от того, решен ли этот вопрос соглашением сторон (в мировом соглашении) или в общем порядке арбитражным судом. Данное положение основано на том, что уплата судебных расходов является публичной обязанностью сторон судебного процесса в государственном суде.
Статья 113 Закона об исполнительном производстве предусматривает ответственность за неисполнение исполнительного листа должником, банком или иной кредитной организацией, а также ответственность за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение законодательства об исполнительном производстве.
Таким образом, действующее законодательство предусматривает меры публично-правовой ответственности, которые применяются к должнику (а также к иным лицам), по сути, за сопротивление принудительной силе государственной власти <1>. Такого рода санкции применяются к нарушителю обязательства, возникшего из мирового соглашения, с целью понудить его к исполнению принятой обязанности. Они не являются ответственностью по гражданско-правовому обязательству, так как являются мерой ответственности участников мирового соглашения не перед контрагентом, а перед государством за нарушение требований исполнительного законодательства, закрепляющего меры принуждения к исполнению различного рода актов.
<1> Так, за неисполнение условий мирового соглашения на должника по заявлению судебного пристава-исполнителя был наложен судебный штраф (Постановление ФАС Центрального округа от 19 апреля 2006 г. по делу N А62-2320/2003).
Нужно специально подчеркнуть, что содержащиеся в АПК РФ положения о принудительном исполнении мирового соглашения по правилам исполнения судебного акта исключают возможность обращения сторон мирового соглашения с самостоятельным иском о взыскании долга, признанного мировым соглашением (исключением из этого являются мировые соглашения, заключаемые по делам о несостоятельности (банкротстве)). И, как уже отмечалось выше, стороны не должны закреплять в мировых соглашениях условия об ответственности за неисполнение мирового соглашения (и, соответственно, они не обладают правом предъявления иска о применении к другой стороне мирового соглашения мер гражданско-правовой ответственности), поскольку АПК РФ предусматривает специальный порядок принудительного исполнения мирового соглашения <1>. Иной подход вступает в противоречие со ст. 142 АПК РФ.
<1> К сожалению, судебная практика нередко обнаруживает решения, которыми удовлетворяются исковые требования о взыскании долга, подтвержденного мировым соглашением, а чаще - неустойки или штрафа за неисполнение мирового соглашения.
В то же время по денежному обязательству, возникшему из мирового соглашения, могут взиматься проценты годовых за неисполнение (просрочку исполнения) денежного обязательства. Речь идет о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) в случае неисполнения должником денежного обязательства, вытекающего из мирового соглашения <1>.
<1> Пункт 2 ст. 156 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" прямо предусматривает, что на непогашенную часть требований кредиторов, подлежащих погашению в соответствии с мировым соглашением в денежной форме, начисляются проценты с даты утверждения мирового соглашения до даты удовлетворения соответствующей части требований кредиторов в размере, установленном п. 2 ст. 95 данного Закона.
Неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного обязательства из мирового соглашения (по делу искового производства, делу о банкротстве, на стадии исполнения) влечет за собой фактическое пользование должником денежными средствами кредитора. Такое пользование подразумевает соответствующую компенсацию (плату) кредитору за пользование его капиталом.
Момент, с которого допустимо начислять проценты годовых, будет различаться в зависимости от условий мирового соглашения.
Если это преобразовательное условие, то проценты начисляются с момента истечения срока на добровольное исполнение условия мирового соглашения по уплате денежных средств. Так, суд отказал в иске о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствам, поскольку, заключив мировое соглашение, стороны изменили сроки исполнения ответчиком обязательства <1>. В другом случае неисполнение ответчиком обязательств из мирового соглашения явилось основанием для взыскания с него процентов годовых <2>.
<1> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 6 февраля 2007 г. по делу N А33- 7467/06-Ф02-76/07. См. также Постановления ФАС Дальневосточного округа от 17 июня 2005 г. по делам N Ф03-А75/05-1/1403 и N Ф03-А73/05-1/1402.
<2> Постановление ФАС Поволжского округа от 16 марта 2006 г. по делу N А06-1381/1-8/05.
В том случае, если это условие подтверждающее, проценты начисляются с момента нарушения денежного обязательства (которое признано данным мировым соглашением) <1>.
<1> См., например, Постановление ФАС Поволжского округа от 20 декабря 2004 г. по делу N А65-8484/04-СГ1-5.
Анализ судебно-арбитражной практики показывает, что в большинстве случаев арбитражные суды обоснованно удовлетворяют требования кредиторов о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с ненадлежащим исполнением должником денежных обязательств из мирового соглашения.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Вопрос: Решение первой инстанции суда общей юрисдикции было оставлено без изменения судом кассационной инстанции. На стадии исполнительного производства стороны решили заключить мировое соглашение. В какой суд им следует обратиться для его утверждения?

Ответ: Сторонам следует обращаться в суд первой инстанции, который принял соответствующее решение по делу.

Обоснование: Согласно ч. 1 ст. 50 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" до окончания исполнительного производства стороны исполнительного производства вправе заключить мировое соглашение, утверждаемое в судебном порядке.
В силу ч. 2 ст. 439 ГПК РФ при отказе взыскателя от взыскания и при заключении между взыскателем и должником мирового соглашения применяются правила, предусмотренные ст. 173 ГПК РФ.
Необходимо заметить, что заключение и утверждение мирового соглашения между взыскателем и должником имеет некоторые особенности, которые не отражены в ст. 173 ГПК. В частности, в ней не сказано, кто может обратиться в суд с заявлением об утверждении мирового соглашения, какой суд уполномочен рассмотреть такое заявление, каким процессуальным документом должно осуществляться возбуждение производства об утверждении мирового соглашения, каков порядок рассмотрения заявления, какое судебное постановление должен вынести суд по результатам рассмотрения заявления.
В связи с этим представляется обоснованным обращение к ч. 4 ст. 1 ГПК РФ. В этой статье указано, что при отсутствии нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в РФ (аналогия права).
Согласно ч. 1 ст. 141 АПК РФ в случае, если мировое соглашение заключено в процессе исполнения судебного акта, оно представляется на утверждение арбитражного суда первой инстанции по месту исполнения судебного акта или в арбитражный суд, принявший указанный судебный акт.
Таким образом, в рассматриваемом случае заявление взыскателя и должника об утверждении мирового соглашения подается в суд первой инстанции, который принял соответствующее решение по делу.
В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 43 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" в случае утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником исполнительное производство прекращается судебным приставом-исполнителем.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1
Читают тему