Вы здесь:
Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Если бы не было дурных людей, не было бы хороших юристов.
 
Чарлз Диккенс
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти
 
Страницы: 1
Единственное жилье: судебная практика
 
Оглавление:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Квартиру не трогать
Верховный суд разъяснил, почему нельзя переселять должника из единственного жилья
Текст: Наталья Козлова
Российская газета - Федеральный выпуск № 295(8349)

В центре внимания Верховного суда РФ оказался спор должника и кредиторов, которые посчитали возможным в счет долга забрать его единственное жилье, предложив человеку взамен меньшее. Житель Ижевска с этим не согласился, но местные суды встали на сторону кредиторов. Верховный суд, изучив спор, объяснил, что коллеги были не правы и квартиру должника трогать нельзя.
Верховный суд поправил коллег, которые решили, что можно большую квартиру должника заменить на меньшую.
Один из главных страхов любого должника - страх лишиться жилья. До недавнего времени аксиомой считалось правило, что единственную квартиру не отнимут никогда и ни при каких обстоятельствах. Но в последнее время в этом появились сомнения.

Точно известно, что ипотечную квартиру за долги заберут однозначно, даже если она единственное жилье. Но и другое жилье можно потерять. Так во всяком случае объясняют должникам все кому не лень - от профессиональных коллекторов до юристов, которые ссылаются на судебную практику Так где же правда? В определении Верховного суда, которое посвящено должнику, у которого в собственности была хорошая двухкомнатная квартира в самом центре Ижевска площадью 40 кв. м.

Кредиторы нашего героя, а их было несколько, пришли к мысли, что тому хватит меньшей площади. Они решили продать единственное жилье должника, а взамен предоставить в два раза меньше. Верховный суд с этим не согласился.

Собственно история началась с того, что суд признал человека банкротом. По мнению его кредиторов, семьи у должника нет, а есть двухкомнатная квартира Эту квартиру, заявили кредиторы, сам хозяин сдает в аренду. Да и семьи, маленьких детей и прочего у человека тоже нет. Так что гражданину кредиторы нашли на окраине однушку в 19 квадратных метров. Самый крупный кредитор мужчины решил купить должнику эту однокомнатную квартиру, а дорогую двушку в центре продать. Разницу отправить в счет погашения долга.

Должник с таким решение не согласился и пошел в местный суд. Там он говорил, что жилье трогать нельзя. Сослался на статью 446 ГПК - "Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам". По мнению истца, размен жилья - нарушение его имущественных прав. И первый суд с таким погашением долга не согласился. Кредиторы оспорили такое решение. По их мнению, в регионе есть утвержденная норма жилплощади на человека, и она меньше, чем квадратных метров в предлагаемой однокомнатной квартире. Да и жизнь на окраине права должника, по их мнению, не нарушает. А еще кредиторы заявили, что гражданин не согласен расстаться с квартирой, чтобы не гасить долг. Итог - вторая инстанция пришла к выводу, что неприкасаемыми могут быть "только те жилые помещения, которые являются разумно достаточными для проживания". Апелляция посчитала, что размен позволяет "соблюсти баланс между интересами сторон: требования кредиторов можно удовлетворить за счет продажи единственного жилья, но при этом у гражданина-банкрота есть место для нормального существования".

Верховный суд запретил отбирать у банкрота единственное жилье, напомнив мнение об этом КС
Апелляция про однокомнатную квартиру сказала следующее: она - в городской черте и рядом с остановками общественного транспорта. В общем, переселить должника можно. Должник не согласился с насильственным пере­ездом и попросил Верховный суд проверить это решение. Верховный суд сказал, что кредиторам не запрещено принимать решения, выходящие за рамки вопросов, содержащихся в ст. 12 ("Собрание кредиторов") и ст. 213.8 ("Собрание кредиторов в случае банкротства гражданина") закона о банкротстве. Но в то же время кредиторы не должны нарушать конституционные права должника, включая право на жилище.

Фото: Алексей Куденко / РИА Новости
Верховный суд России объяснит, как исправлять судебные ошибки
Так что Верховный суд запретил отбирать у банкрота единственное жилье, напомнив мнение по этому поводу Конституционного суда. Тот в 2012 году (Постановление № 11-П) сказал, что "иммунитет" нужен не для того, чтобы в любом случае сохранить за должником его жилье, а чтобы не допустить нарушения права на жилище, гарантировать банкроту жилплощадь, необходимую для нормального существования. Конституционный суд исключил возможность предоставления замещающего жилья до внесения изменений в законодательство.

А в нашем деле кредиторы произвольно определили разумно достаточный уровень обеспеченности жильем, хотя имеющуюся у должника квартиру нельзя признать для него роскошной.

Если гражданин не живет в единственном жилье, это не значит, что у него нет "иммунитета", подчеркнул Верховный суд. А то, что должник сделал из двухкомнатной квартиры офис и начал его сдавать "в коммерческих целях", не подтверждает того, что у него есть в собственности другое имущество.

Местное решение кредиторов, поддержанное апелляцией и кассацией, фактически лишило гражданина частной собственности, на которую нельзя обратить взыскание против его воли. Одновременно должнику навязали иное имущество, в приобретении которого он не заинтересован, подчеркнул Верховный суд.

Поэтому Верховный суд отменил акты апелляции и кассации и оставил в силе решение первой инстанции, то
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
79003_1393972
ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е
№ 308-ЭС19-18381
г. Москва Дело № А53-31352/2016
23 января 2020 г.
резолютивная часть определения объявлена 16.01.2020
полный текст определения изготовлен 23.01.2020
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда
Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Разумова И.В.,
судей Капкаева Д.В. и Самуйлова С.В., –
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу
акционерного общества «Чешский экспортный банк» на определение
Арбитражного суда Ростовской области от 17.01.2019, постановление
Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.03.2019 и
постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28.06.2019 по
делу № А53-31352/2016.
В заседании приняли участие представители:
Базиян Елены Григорьевны – Калинина И.В. (по доверенности 17.06.2019);
предпринимателя Рубинина Владимира Сергеевича – Севостьянов И.И.
(по доверенности от 04.04.2019);
акционерного общества «Чешский экспортный банк» – Шадыев А.В.
(по доверенности от 31.07.2019);
общества с ограниченной ответственностью «Эскорт» – Мерзляков Н.В.
(по доверенности от 25.11.2019).
2
Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Разумова И.В., объяснения представителя акционерного общества «Чешский
экспортный банк», поддержавшего доводы кассационной жалобы, а также
объяснения представителей Базиян Е.Г., предпринимателя Рубинина В.С.,
общества с ограниченной ответственностью «Эскорт», просивших оставить
обжалуемые судебные акты без изменения, Судебная коллегия по
экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации
У С Т А Н О В И Л А:
Базиян Владимир Кимович в рамках дела о его несостоятельности
(банкротстве) обратился в суд с заявлением об исключении из конкурсной
массы принадлежащей ему на праве собственности квартиры общей площадью
51 кв. м, расположенной в г. Новочеркасске Ростовской области (далее –
новочеркасская квартира).
Определением Арбитражного суда Ростовской области от 17.01.2019 в
удовлетворении заявления отказано.
Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда
от 31.03.2019 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением
от 28.06.2019 определение суда первой инстанции и постановление суда
апелляционной инстанции оставил без изменения.
В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской
Федерации, акционерное общество «Чешский экспортный банк» (далее – банк)
просит отменить определение суда первой инстанции, постановления судов
апелляционной инстанции и округа.
В отзывах на кассационную жалобу Базиян Е.Г., предприниматель
Рубинин В.С., общество с ограниченной ответственностью «Эскорт» просят
обжалуемые судебные акты оставить без изменения как соответствующие
действующему законодательству.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации
Разумова И.В. от 13.12.2019 кассационная жалоба передана на рассмотрение
Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской
Федерации.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе,
отзывах на нее, объяснениях представителей участвующих в обособленном
споре лиц, явившихся в судебное заседание, судебная коллегия считает, что
определение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной
инстанции и округа подлежат отмене по следующим основаниям.
Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и
усматривается из материалов дела, Базиян В.К. состоит в зарегистрированном
браке с Базиян Е.Г.
Банк предоставил акционерному обществу «Фирма «Актис» (далее –
фирма) кредит по договору от 14.12.2007.
3
Базиян В.К. и Базиян Е.Г. заключили брачный договор от 17.04.2009, по
условиям которого, в частности, недвижимое имущество, нажитое супругами
во время брака, является собственностью того супруга, на имя которого оно
приобретено. Данный брачный договор судами недействительным не
признавался.
Вскоре после этого Базиян Е.Г. (покупатель) по договору купли-продажи
от 27.10.2009 приобрела у Стульбы В.Н. (продавца) квартиру, расположенную в
центре Москвы, общей площадью 312,8 кв. м (далее – московская квартира).
Арбитражный суд при Экономической Палате Чешской Республики и
Аграрной Палате Чешской Республики (далее – суд при экономической палате)
решением от 30.07.2015 в связи с неисполнением обязательств по кредитному
договору от 14.12.2007, заключенному с банком, взыскал в его пользу
солидарно с компании «Мерабл Холдингс Лимитед», фирмы и супругов
Базияна В.К. и Базиян Е.Г. (поручителей) сумму займа в размере
26 286 125,77 Евро, проценты по договору в размере 23 400 000 Евро, пени за
просрочку платежей в размере 23 404 573,80 Евро и в размере
23 404 379,80 Евро, а также 10 594 025,60 чешских крон в возмещение расходов
по арбитражному разбирательству.
Определением Арбитражного суда Ростовской области от 15.11.2016
возбуждено производство по делу о банкротстве Базияна В.К.
После возбуждения дела о банкротстве Базияна В.К. его жена Базиян Е.Г.
(даритель) подарила московскую квартиру сыну – Базияну Максиму
Владимировичу по договору дарения от 12.12.2016.
Определением Московского городского суда от 17.01.2017 удовлетворено
заявление банка о принудительном исполнении на территории Российской
Федерации решения суда при экономической палате в части взыскания
денежных средств с фирмы, Базияна В.К. и Базиян Е.Г.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам
Московского городского суда от 02.03.2018 договор дарения московской
квартиры признан недействительным. Суд прекратил право собственности
Базияна М.В. на эту квартиру и возвратил ее в собственность Базиян Е.Г.
Судебный акт мотивирован тем, что договор дарения ничтожен на основании
статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как
заключен с противоправной целью – воспрепятствовать обращению взыскания
на данную квартиру по требованию банка.
В рамках дела о банкротстве Базияна В.К. в реестр требований его
кредиторов включены требования на сумму около 7 млрд. рублей (без учета
требования о привлечении Базияна В.К. к субсидиарной ответственности по
долгам подконтрольной организации на сумму около 6 млрд. рублей, не
рассмотренного до настоящего времени), в том числе требование банка,
основанное на кредитном договоре от 14.12.2007, на сумму около
2 млрд. рублей.
Банк указывает на то, что он является единственным кредитором
Базиян Е.Г. (требование, подтвержденное решением суда при экономической
палате).
4
В ходе дела о банкротстве Базияна В.К. финансовый управляющий его
имуществом выявил только одно жилое помещение, принадлежащее должнику
на праве собственности – новочеркасскую квартиру.
Базиян В.К. подал заявление об исключении данной квартиры из
конкурсной массы на основании пункта 3 статьи 213.25 Федерального закона
от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о
банкротстве), статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации, ссылаясь на то, что новочеркасская квартира является
единственным пригодным для постоянного проживания должника
помещением.
Отказывая в удовлетворении заявления, суды исходили из отсутствия в
материалах дела доказательств фактического проживания должника и членов
его семьи по месту регистрационного учета в г.Новочеркасске и сочли, что он
имеет объективную возможность проживать в московской квартире своей
супруги.
Между тем судами не учтено следующее.
Отказав в удовлетворении заявления Базияна В.К., суды, по сути, дали
санкцию на реализацию новочерскасской квартиры в рамках примененной в
отношении Базияна В.К. процедуры банкротства. В свою очередь, продажа
данной квартиры исключает какую-либо возможность обращения взыскания на
московскую квартиру, которая становится единственным жилым помещением,
принадлежащим членам семьи Базиян.
Рассматривая вопрос о распределении беремени доказывания, суды не
учли, что Базиян В.К. мог быть заинтересован в том, чтобы квартира жены
была освобождена от притязаний банка и по этой причине не представлять
доказательства фактического проживания в г.Новочеркасске.
В судебном заседании судебной коллегии представители участвующих в
обособленном споре лиц пояснили, что в настоящее время Базиян В.К.
органами предварительного расследования объявлен в розыск, его
местонахождение неизвестно. Однако сам по себе тот факт, что Базиян В.К.
временно не живет в новочеркасской квартире, скрываясь от
правоохранительных органов, не лишает его права на жилище,
гарантированного частью 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации, и
поэтому не может рассматриваться как обстоятельство, исключающие
применение к новочеркасской квартире исполнительского иммунитета.
Конституционный Суд Российской Федерации, давая в постановлении
от 14.05.2012 № 11-П (далее – постановление № 11-П) оценку
конституционности положения абзаца второго части 1 статьи 446 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации, указал – исполнительский
иммунитет в отношении жилых помещений предназначен не для того, чтобы в
любом случае сохранить за гражданином-должником принадлежащее ему на
праве собственности жилое помещение, а для того, чтобы, не допуская
нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления
человеческого достоинства, гарантировать гражданину-должнику и членам его
семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального
существования (абзац первый пункта 4 мотивировочной части постановления).
В рассматриваемом случае Базиян В.К. и Базиян Е.Г. состоят в
зарегистрирован браке. Каждому из них на праве собственности принадлежат
по одной квартире. При этом, как указывает банк, площадь находящейся в
собственности жены московской квартиры (312,8 кв.м) в 6 раз превышает
площадь новочеркасской кварты (51 кв.м), а кадастровая стоимость первой
квартиры (свыше 180 млн. рублей) в 60 раз выше кадастровой стоимости
второй (чуть более 3 млн. рублей).
Гарантии жилищных прав членов семьи собственника жилого помещения
закреплены в статье 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, в том
числе и на случай прекращения семейных отношений с собственником жилого
помещения.
По общему правилу члены семьи собственника жилого помещения имеют
право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником
(часть 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации).
Как разъяснено в пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда
Российской Федерации от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах,
возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса
Российской Федерации», членами семьи собственника жилого помещения
являются проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом
помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Для
признания названных лиц, вселенных собственником в жилое помещение,
членами его семьи достаточно установления только факта их совместного
проживания с собственником в этом жилом помещении.
В том случае, если гражданин на основании части 2 статьи 31 Жилищного
кодекса Российской Федерации имеет право пользования жилым помещением,
принадлежащим его супругу, наравне с супругом - собственником, обращение
взыскания на другие квартиры такого гражданина, принадлежащие ему на
праве собственности, возможно.
Суды не установили, обладает кто-либо из супругов правом пользования
квартирой другого супруга. При этом в апелляционном определении судебной
коллегии по гражданским делам Московского городского суда
от 02.03.2018 содержится вывод о том, что местом проживания Базиян Е.Г. на
момент разрешения дела судом общей юрисдикции являлась новочеркасская
квартира. Данным определением действия Базиян Е.Г. по передаче московской
квартиры в дар сыну признаны злоупотреблением правом, совершенными в
целях исключения возможности обращения взыскания на эту квартиру по
требованию банка.
По смыслу разъяснений, данных в пункте 8 постановления Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении
судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса
Российской Федерации», должник не вправе обходить правила об
исполнительском иммунитете, меняя место жительства в отсутствие к тому
объективных причин (и как следствие, перенося своими односторонними
6
действиями в ущерб интересам взыскателя иммунитет с одного помещения на
другое) после того, как взыскатель начал предпринимать активные действия,
направленные на получение исполнения.
Для правильного разрешения настоящего обособленного спора, по сути,
являющегося спором об определении квартиры, защищенной исполнительским
иммунитетом, суду первой инстанции следовало привлечь к его разрешению
всех заинтересованных лиц – Базияна В.К., его супругу и их сына (детей),
кредиторов каждого из супругов, установить, кто из членов семьи обладал
правом пользования той или иной квартирой, и лишь после этого определить
помещение, в отношении которого предоставляется исполнительский
иммунитет, исходя из необходимости как удовлетворения требований
кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище супруговдолжников и членов их семьи.
Круг лиц, подлежащих привлечению к участию в споре, определен судом
первой инстанции неправильно: суд рассмотрел спор без участия членов семьи
Базияна В.К. Суд апелляционной инстанции, не переходя к рассмотрению дела
по правилам судопроизводства в суде первой инстанции, в нарушение
требований части 6.1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации привлек к участию в споре Базиян Е.Г. и Базияна М.В.
Доводы представителя общества с ограниченной ответственностью
«Эскорт», ссылавшегося на то, что московская квартира, являющаяся по своим
объективным характеристикам чрезмерным (роскошным) жилым помещением,
подлежит реализации (обмену) на менее роскошное в рамках исполнительного
производства, возбужденного в отношении Базиян Е.Г., судебной коллегией
отклоняются. Принимая решение воздержаться от признания абзаца второго
части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации неконституционным, Конституционный Суд Российской Федерации
в постановлении № 11-П руководствовался принципом разумной
сдержанности, исходя из того, что в условиях отсутствия специального
законодательного регулирования иное решение (о признании нормы
неконституционной) повлекло бы риск неоднозначного и, следовательно,
произвольного выбора соответствующих критериев правоприменителем,
причем в отношениях, характеризующихся высокой степенью социальной
уязвимости людей. Конституционный Суд Российской Федерации указал, что
федеральному законодателю надлежит внести необходимые изменения в
гражданское процессуальное законодательство на случай, когда недвижимость
явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной
потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, а также
предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий,
необходимых для нормального существования. Однако до настоящего времени
новое регулирование федеральным законодателем не установлено, правила
обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны, критерии
определения последнего не закреплены.
Допущенные судами нарушения норм права являются существенными, без
их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и
7
законных интересов банка, в связи с чем определение суда первой инстанции,
постановления судов апелляционной инстанции и округа следует отменить на
основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации, обособленный спор – направить на новое рассмотрение
в суд первой инстанции.
Руководствуясь статьями 291.11 – 291.14 Арбитражного процессуального
кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам
Верховного Суда Российской Федерации
О П Р Е Д Е Л И Л А:
определение Арбитражного суда Ростовской области от 17.01.2019,
постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.03.2019
и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28.06.2019
по делу № А53-31352/2016 отменить.
Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный
суд Ростовской области.
Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения
и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской
Федерации в трехмесячный срок.
Председательствующий судья И.В. Разумов
судья Д.В. Капкаев
судья С.В. Самуйлов
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)