Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Единственное, чем всякий честный человек должен руководиться в своих поступках, - это справедливо или несправедливо то, что он делает, и есть ли это деяние доброго или злого человека.
 
Сократ

Роспись ценой в квартиру. Ставит человек, заключающий сделку с жильем

Роспись ценой в квартиру. Ставит человек, заключающий сделку с жильем

Роспись ценой в квартиру. Ставит человек, заключающий сделку с жильем

О мошеннических сделках с жильем мы писали неоднократно. И, увы, скорее всего, еще писать будем. Пройти равнодушно мимо беды пожилых одиноких людей, по вине жуликов оказавшихся бомжами, ни один нормальный человек не в состоянии. «Черных риелторов» время от времени ловят и сажают, а количество бездомных (а то и вовсе безжалостно отправляемых на тот свет) не уменьшается. Между тем все сделки, в том числе и мошеннические, обязательно проходят госрегистрацию. И вольно или невольно порой возникают вопросы к тем, кто ее проводит. Как липовые документы проходят через все бюрократические препоны? Можно ли выявить «липу» на стадии регистрации? Обо всем этом и многом другом обозреватель нашей газеты беседует с исполняющей обязанности руководителя управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Санкт-Петербургу Марией МЕЛЬНИКОВОЙ.

– Для начала, Мария Аркадьевна, поясните, пожалуйста, какое место в цепочке процедур по переходу жилья из одних рук в другие занимает ваша организация.

– Регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним – это система, которая позволяет не только фиксировать информацию о собственнике, но и гарантирует его права и чистоту этих прав. Право собственности на недвижимость может возникнуть в результате разных ситуаций: покупка, дарение, получение наследства, строительство, судебное решение. Наша служба получает полный комплект документов, подтверждающих возникновение этого права. Они поступают к государственному регистратору, который проводит правовую экспертизу на предмет законности всех документов и правильности их оформления. Если экспертиза дает положительный результат, данные о собственнике заносятся в Единый государственный реестр прав.

– Каким образом вы проверяете подлинность документов?

– Возьмем, к примеру, сделки купли-продажи или дарения, вызывающие обычно больше всего вопросов. Во-первых, нужно установить, кто был предыдущий собственник и законно ли он распорядился своим объектом недвижимости. Во-вторых, были ли полномочия у лиц, подписавших договор о переходе собственности в другие руки. Скажем, если договор от имени собственника подписал другой человек по доверенности, нужно выяснить, правомерна ли эта доверенность. Если договор подписывает руководитель юридического лица, надо проверить, есть ли такое юрлицо и есть ли в нем такой руководитель. Если сам собственник, нужно посмотреть, есть ли в реестре его данные и совпадают ли они с теми, что указаны в договоре.

При приеме документов также проверяется личность человека, который их приносит, – паспортные данные, техническое исполнение его подписи. Проверка подлинности подписи, кстати, не входит в наши прямые обязанности и представляет определенную сложность для человека без специальной графологической подготовки. Тем не менее, стараясь максимально застраховаться от подделок, мы в меру своих сил этим занимаемся.

– Хорошо, допустим, у вашего сотрудника возникло подозрение – человек не тот, что указан в паспорте, подпись не похожа...

– В этом случае он обязан доложить о своих сомнениях регистратору, которому передает документы. Регистратор назначает проверку, на период которой государственная регистрация приостанавливается. На это закон нам дает один месяц.

– Какие возможности есть у регистратора?

– Он может запросить нотариуса, который удостоверял договор или доверенность. При сомнениях в законности паспорта запрашиваются паспортно-визовая служба или органы загс. При необходимости проверить, к примеру, личность продавца или покупателя жилья можно обратиться к участковому инспектору милиции по месту жительства и попросить его выйти в конкретный адрес. Можно даже подвергнуть проверке самих участников сделки, попросив их представить дополнительные документы. А если речь идет о социально незащищенном контингенте – пожилых одиноких людях, недееспособных, выпускниках коррекционных школ или интернатов, такие проверки проводятся в обязательном порядке.

– Как реагируют люди, обратившиеся за регистрацией сделки, когда вы начинаете их проверять?

– По-разному реагируют. Есть контингент нечистых на руку людей, которые нам уже известны. Они развивают бешеную активность, подают на нас в суд. Как раз недавно был случай, когда нам принесли договор о продаже жилья одинокой пожилой женщиной. Действовала она по доверенности, которая у нас вызвала сомнение. Подпись продавца была исполнена слишком «бодро». Мы навели справки и выяснили, что бабушка по своему адресу не живет, никто ее давно не видел и где она находится, никто не знает. Пока мы делали эти запросы, ее представители обратились в суд с обжалованием наших действий. В судебном заседании выяснилось, что бабушка несколько лет жила в психоневрологическом интернате, не совсем отдавала отчет своим действиям, а недавно она и вовсе исчезла. Но от ее имени оказались выписаны доверенность на право распоряжаться ее жильем и завещание на квартиру бывшего мужа. Завещание тоже оспорено, и процесс идет в другом суде. Мы полагаем, что здесь есть все признаки мошенничества, и поэтому направили материалы в правоохранительные органы.

– Строго говоря, получается, что ваше решение о приостановке регистрации достаточно уязвимо. Ведь прямых доказательств нарушения закона у вас нет – есть только подозрения.

– Конечно, процедура проверки нигде не прописана и носит достаточно субъективный характер. Но ведь реальную жизнь не запихнешь ни в какие рамки. Вот, к примеру, старушку, которая едва держится на ногах, приводят к нам под руки в качестве продавца жилья. Мы видим, что сзади за ней стоят здоровые молодые мужчины. Как мы должны себя вести? Сделать вид, что ничего не видим и не понимаем? Мы вполне можем так и поступить – ведь формально никакой закон не нарушен. Но мы все-таки ищем возможность провести проверку. Просим, к примеру, такую бабушку поговорить с инспектором с глазу на глаз, без провожатых. Были случаи, когда после таких бесед люди писали заявления о том, что их привели вопреки их желанию. Разумеется, мы тут же вызывали милицию.

– И тем не менее «черное риелторство» процветает. Мошенникам как-то удается пройти ваши проверки...

– Я, как вы понимаете, не могу сказать, каков процент ошибок. Но зато я совершенно четко вижу, что попыток нас обмануть становится все больше. Мы не устаем об этом говорить. У нас есть совместная рабочая группа с прокуратурой и ГУВД, но заметных результатов это пока, к сожалению, не принесло. Из-за сложностей в сборе доказательств уголовных дел гораздо меньше, чем фактов, которые мы видим собственными глазами.

К сожалению, мошенники часто пользуются правовой неграмотностью и легкомыслием наших граждан, которые сплошь и рядом к сделкам с жильем относятся примерно так же, как к покупке колбасы в магазине. А когда спохватываются, бывает уже поздно. У нас недавно был случай, когда женщине предложили купить квартиру на Васильевском острове по цене комнаты где-нибудь на окраине. Она подошла к дому, посмотрела на окна, увидела, что там горит свет и на подоконнике стоит цветок, и решила, что все в порядке. А потом оказалось, что хозяин этой квартиры уже два года как умер...

– По-моему, в данном случае сама система учета должна была исключать такой вариант. Как может быть заключена сделка от имени умершего человека?! Значит, его смерть в соответствующих базах данных не была отражена, по документам он числился живым!

– Пока, к сожалению, единых баз данных у нас нет. С 1 июля вступает в силу «Закон о госуслугах», в соответствии с которым все государственные органы должны общаться друг с другом в электронной форме. Возможно, это поможет наладить оперативный обмен информацией. Но такая система, когда нажал одну кнопку и все о человеке узнал, боюсь, дело будущего.

– Остается, как всегда, предложить утопающим бороться за свое спасение самим...

– Мы постоянно призываем людей: будьте внимательнее, осторожнее с документами, тщательно проверяйте, что подписываете. А ведь при заключении сделки с жильем есть масса способов подстраховаться. Допустим, если вы покупаете квартиру, можно запросить сведения о ее собственнике, самому прийти в адрес, заглянуть в жилконтору, поговорить с соседями. Если заходит разговор о каких-то «соблазнительных» вариантах продажи или покупки жилья, то лучше всего посоветоваться с юристом.

– Юрист может дорого стоить! Бабушке-пенсионерке его услуги вполне могут оказаться и не по карману.

– Бабушка должна понимать, что, сэкономив на юристе, она может вполне оказаться и без денег, и без квартиры. При заключении договора также не стоит экономить, прибегая к простой письменной форме. Нотариальное оформление все-таки предполагает участие специалиста-нотариуса, который может предостеречь вас от ошибок. Если вы опасаетесь, что кто-то может распорядиться вашим жильем помимо вашей воли, вы можете обратиться к нам с письмом о том, чтобы мы поставили квартиру на контроль. В этом случае никакие сделки с ней не будут проводиться без вашего личного участия. Если же у вас есть пожилые родственники, имеющие собственное жилье, нужно поддерживать с ними связь, по возможности контролировать их действия. Эти люди в полном смысле в группе риска!

– Мне кажется, что ваша работа – тоже из «группы риска». Хватать за руку негодяев, которые уже провернули хитроумную операцию с оформлением липовых документов, придумали, куда деть реального владельца жилья и почти положили в карман десятки, а то и сотни тысяч долларов... Вам никогда не угрожали?

– Бывало и такое.

– Как я понимаю, ваш коллектив в основном женский. Не боитесь?

– Боимся, конечно, как и все нормальные люди. Но у нас хороший контакт с правоохранительными органами. И главное, мы понимаем, ради чего мы рискуем, ведь от нас в значительной мере зависит покой и благополучие собственников жилья. А у подавляющего большинства из них это единственная реальная ценность.

P. S. Подробнее о необходимых мерах безопасности и правилах, которые нужно соблюдать владельцам недвижимости и участникам сделок с ней, можно прочитать в специально разработанной «Памятке петербуржцу», опубликованной на сайте управления http://www.to78.rosreestr.ru/registr/pam–peter/. А в случае выявления коррупционных нарушений со стороны самих работников управления можно звонить по круглосуточному телефону доверия (812) 324-32-70.

Источник: Санкт-Петербургские Ведомости

Обсудить материал на форуме...

Короткая ссылка на новость: http://www.LawNow.ru/~NkxJR
 


Комментарии пользователей





Следите за новостями

Мы в Твиттере


Мы в instagram