Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Никто еще из уважения к праву не отказывался от власти и применения силы, если представлялся случай.
 
Фукидид

Принцип взаимности в международном гражданском процессе

Принцип взаимности в международном гражданском процессе

Принцип взаимности в международном гражданском процессе
1. Общие правила взаимности
Интернационализация хозяйственной жизни в современном мире, а также общее развитие правовых, культурных и иных связей нашего государства с другими странами в значительной мере способствуют развитию международного частного права и международного гражданского процессуального права, что находит свое выражение и во взаимном признании государствами действия их законов, а также судебных актов.
Иностранные судебные решения не могут исполняться так же, как решения отечественных судов, поскольку речь идет о проявлении властных полномочий другого суверенного государства. Их исполнению должно предшествовать признание <*>. Действие судебного решения, вынесенного судом одного конкретно взятого государства, в принципе ограничено пределами территории этого государства. Еще в 1909 году Яблочков Т.М писал о том, что "распоряжения, исходящие от суверенной власти, не имеют никакой силы на иностранной территории; авторитет ее погашается на границе государства" <**>. Допустимость признания решения суда другого государства, а также его исполнение на территории данного государства определяются законодательством конкретной страны и международными соглашениями с ее участием. Признание решения иностранного суда означает, что оно служит подтверждением гражданских прав и обязанностей в такой же степени, что и решение отечественного суда <***>.
--------------------------------
<*> Кох Х., Магнус У., П. Винклер фон Моренфельс. Международное частное право и сравнительное правоведение. М., 2003. С. 278.
<**> Яблочков Т.М. Курс международного процессуального права. Ярославль, 1909. С. 170 - 171.
<***> Богуславский М.М. Международное частное право. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 526.
Предварительным условием для исполнения решения иностранного суда иногда является требование наличия взаимности в отношении решений отечественных судов <*>. Так, например, одной из предпосылок признания иностранных судебных решений в соответствии с п. 5 абз. 1 параграфа 328 ГПК Германии является требование обеспечения взаимности, где указывается, что решения иностранных судов признаются только тогда, когда вынесшее их государство, в свою очередь, признает решения германских судов.
--------------------------------
<*> Там же. С. 526.
В науке международного частного права (далее по тексту - МЧП) взаимность понимается как один из фундаментальных принципов международного сотрудничества, позволяющий обусловить дружественное отношение одного государства к другому адекватным ответным отношением. Принцип взаимности в МЧП является проявлением схожего принципа в международном публичном праве - принципа равенства и сотрудничества государств, закрепленного в Уставе ООН в ст. 2. Данные принципы носят характер сверхимперативных норм или норм jus cogens, имеющих высшую юридическую силу. Определение такого характера этих норм содержится в статье 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года, где сказано, что данные принципы принимаются и признаются международным сообществом в целом как нормы, отклонение от которых недопустимо.
Равенство государств - принцип международного публичного права, что предполагает их уважительное отношение друг к другу, выражающееся и в оказании взаимной помощи иностранным лицам по вопросам защиты гражданских прав. Взаимное сотрудничество - частноправовая сторона равенства государств. Образно говоря, равенство и взаимность - две стороны одной медали: в публичных отношения государства равны, а в частной сфере в отношении прав своих граждан они устанавливают взаимно льготный режим.
Прежде всего следует различать в зависимости от оснований и нормативного закрепления процессуальную и материальную взаимность <*>. Понятие, сфера применения принципа взаимности в МЧП и МГП различны. В МЧП взаимность рассматривается как взаимное предоставление режима (национального, наибольшего благоприятствования) или каких-либо прав иностранным гражданам и иностранным юридическим лицам <**>.
--------------------------------
Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (под ред. В.В. Яркова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Волтерс Клувер", 2004 (издание второе, исправленное и дополненное). <*> Ярков В.В. Комментарий к АПК. М., 2003. С. 531.
<**> Богуславский М.М. Международное частное право. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 113.
Исходя из этого, в МЧП принято различать два вида взаимности: "материальную" и "формальную" <*>. Первая предполагает предоставление физическим и юридическим лицам иностранного государства той же суммы конкретных прав или полномочий, которыми пользуются отечественные граждане в данном иностранном государстве. При "формальной" взаимности иностранные физические и юридические лица могут быть поставлены в одинаковое положение с местными гражданами и юридическим лицами <**>.
--------------------------------
<*> Лунц Л.А. Международное частное право. М., 1984. С. 74.
<**> Богуславский М.М. Международное частное право. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 114.
Ввиду различий между внутренним правом отдельных стран, нередко носящих принципиальный характер, в большинстве случаев речь может идти только о предоставлении формальной взаимности <*>. Определению правового статуса иностранных граждан в России посвящена статья 62 Конституции РФ, которая прямо указывает, что лица, не являющиеся гражданами РФ и законно находящиеся на ее территории, пользуются правами граждан России.
--------------------------------
<*> Лунц Л.А. Международное частное право. М., 1984. С. 75.
Однако в международном гражданском процессе можно заметить существенные различия в сфере применения и толкования взаимности. Прежде всего необходимо отметить, что в рамках МГП взаимность можно рассматривать в нескольких аспектах.
a. Взаимность как принцип.
b. Взаимность как двусторонняя связь.
В первом случае она существует в рамках МГП и является особым объектом для научного исследования, воплощается в правовых актах и международных договорах. Бесспорно, положения вышеназванных актов оказывают непосредственное влияние на международные процессуальные правоотношения.
По способу закрепления взаимности в правовом акте выделяют: "прямое" и "косвенное". Прямое закрепление взаимности можно встретить в статье 1 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", в соответствии с которой при отсутствии международного договора решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории РФ на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом. В ст. 425 ГПК Казахстана, где речь идет о признании и исполнении иностранных судебных решений, устанавливается правило о том, что признание и исполнение иностранных судебных решений производится в соответствии с международным договором на началах взаимности. "Косвенная" взаимность, то есть без прямого указания на данный принцип, часто используется в большинстве международных договоров. Например, в соглашении об оказании правовой помощи используется формулировка "государства берут на себя обязательства совершать те или иные действия на взаимной основе".
В международном праве принято выделять "негативную взаимность" для обозначения взаимности, принимающей характер реторсий. В данном случае государство отказывает в признании на своей территории актов иностранного государства, если это государство не обеспечивает взаимность признания национальных актов (например, ст. 465.1.6 ГПК Азербайджана, в соответствии с которой суды отказывают в признании и исполнении решений иностранных судов, если "взаимность иностранного государства не гарантируется"). Выделяют также "простую позитивную взаимность", которая служит для обозначения взаимности как выражения политики сотрудничества и односторонней помощи между государствами. Такой вид взаимности берет свое начало в теории comitas gentium, сформулированной и разработанной голландскими учеными в конце XVII века. Согласно данной теории закон, принятый от имени носителя государственного суверенитета, должен рассматриваться как единственно применимый ко всем лицам, находящимся на его территории. Признание иностранного права возможно было при отсутствии ущерба для местной власти и только ex comitae из вежливости. Впоследствии этот принцип получил широкое развитие в международном праве и трансформировался в норму - принцип (норму jus cogens) сотрудничества и взаимопомощи государств. И наконец, можно говорить об "организованной позитивной взаимности" как взаимности в отношениях между государствами, обеспечиваемой при помощи международного договора. При этом, по мнению ряда авторов <*>, именно последний вид взаимности рассматривается как наиболее продвинутый вид межгосударственных отношений, последний этап эволюции отношений между государствами, развивающихся от взаимности, - реторсии через взаимность - сотрудничество до взаимности, организованной договором.
--------------------------------
<*> Литвинский Д.В. Вопросы признания и исполнения решений судов иностранных государств (на основе анализа права Франции и России) // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. СПб., 2003. С. 18.
По форме закрепления взаимности в качестве основания для совершения процессуальных действий выделяют: взаимность как императивное требование, неисполнение которого влечет отказ иностранного государства в совершении требуемых действий, и взаимность (например, параграф 328 I (5) ГПК Германии говорит: "...признание иностранного решения исключается, если не обеспечена взаимность") как факультативное, или "дополнительное", основание для совершения процессуальных действий государством при отсутствии соответствующего международного договора. В качестве факультативного основания взаимность закреплена также в нормах процессуального права стран СНГ. Так, например, согласно ст. 245 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь решения иностранных судов и арбитражей признаются и исполняются, если это предусмотрено законом или международным договором, а также на началах взаимности <*>.
--------------------------------
<*> Хозяйственный процессуальный кодекс республики Беларусь. Минск, 2004 (официальное издание).
Закрепление взаимности в качестве факультативного основания может рассматриваться как дополнительная возможность защиты своих прав на иностранной территории даже при отсутствии между странами соглашения или договора.
В настоящее время первая форма (требование взаимности) в научной литературе все чаще подвергается критике, как не отвечающая задачам международного гражданского процесса. По мнению Д.В. Литвинского, предъявление требования взаимности в качестве условия исполнения иностранных судебных решений более характерно для начального периода развития международного частного права. Требование взаимности смешивает сферы действия международного публичного и международного частного права. Оно выражает позицию одного государства по отношению к законодательной и судебной политике другого <1>. Профессор Х. Шак считает, что в этом случае для сторон "наступает ухудшение правовой защиты, когда государство по сверхиндивидуальным политико-правовым мотивам отказывается признавать решения иностранных судов или же обращается с иностранной стороной хуже, чем с гражданином своей страны в схожей ситуации" <2>. Отсюда следует вывод, что участники судопроизводства не могут, да и не должны отвечать за поведение государств, то есть здесь сторона в процессе зависит от государства, гражданином которого она является. Налицо необоснованное вмешательство публичных интересов в частноправовые. По мнению Х. Шака, "многое говорит в пользу полного отказа от требования взаимности", что отнюдь не означает отказ от принципа взаимности вообще, а также в части "дополнительного" основания для совершения процессуальных действий государством при отсутствии соответствующего международного договора. Более того, сами авторы, подвергая критике требования взаимности, признают, что на определенном этапе развития в силу снижения роли такого обязательного условия, как наличие международного договора, а также в связи с постоянным развитием мирового гражданского и торгового оборота и включением в него все новых и новых государств, условие о взаимности может сыграть положительную роль <3>. Умаление значения принципа необходимости наличия международного договора для приведения иностранного решения в исполнение является объективным и вполне объяснимым <4>. Это связано прежде всего с тем, что данный принцип крайне негибок, а его реализация сопряжена с объективными сложностями. К тому же законодательная и исполнительная власть иногда либо не может, либо не хочет поддерживать значение данного принципа активным заключением соответствующих международных договоров с различными государствами.
--------------------------------
<1> Литвинский Д.В. Взаимность в области признания и исполнения решений судов иностранных государств // Журнал международного частного права. 2002. N 2 - 3. С. 21.
<2> Шак Х. Международное гражданское процессуальное право. М., 2001. С. 16.
<3> Литвинский Д.В. Взаимность в области признания и исполнения решений судов иностранных государств // Журнал международного частного права. 2002. N 2 - 3. С. 32.
<4> Муранов А.И. Международный договор и взаимность как основания приведения в исполнение в России иностранных судебных решений. М., 2003. С. 29.
с. В международном гражданском процессе взаимность также можно рассматривать как отношения, то есть реальную двустороннюю связь между двумя государствами.
Именно существуя в объективной форме в виде двустороннего права признания или практики признания, взаимность является обеспеченной, реально существующей.
Для подтверждения наличия существования взаимности в виде реально сложившихся отношений практика дает государству в лице его компетентных органов возможность руководствоваться определенными критериями.
В Германии при признании и исполнении иностранных судебных решений роль основного критерия играет равноценность (Gleichwertigkeit), которая сочетает общее соответствие судебных решений (wesentliche Ubereistimmung) и внутреннюю взаимность со стороны другого государства (Innere Gegensteitigkeit).
Иностранное судебное решение, подлежащее признанию или исполнению, должно быть равноценно решениям германских судов, признаваемым и исполняемым в этом иностранном государстве, на признание которых лицо, подающее ходатайство о выдаче экзекватуры в немецкий суд, ссылается как на существующую взаимность.
При установлении внутренней взаимности в иностранном государстве в первую очередь определяется соответствие норм его законодательства уже сложившейся судебной практике. Сложившаяся практика признания иностранных судебных решений играет большую роль для установления взаимности, которая еще более возрастает по мере снижения уровня стабильности и последовательности в иностранном законодательстве. В данном случае идет речь о расхождении между практикой по признанию и исполнению иностранных судебных решений и нормативно закрепленным положением. В случае расхождения взаимность по общему правилу также не может быть признана установленной.
2. Взаимность в континентальной системе права
(на примере Германии и Франции)
В соответствии с п. 5 абз. 1 параграфа 328 ГПК Германии в качестве одного из оснований для признания иностранных судебных решений является требование обеспечения взаимности. Однако в процессе развития науки международного гражданского процесса и правоприменительной деятельности высших судебных инстанций Германии произошел постепенный отход от буквального толкования данной нормы. В качестве подтверждения тезиса о том, что при проверке взаимности не должен применятся "формальный и мелочный масштаб", можно рассматривать судебную практику Верховного суда Германии, который расширительно трактует норму п. 1 абз. 5 параграфа 328 ГПК Германии, отмечая при этом, что частичное обеспечение взаимности, особенно в отношении решений, вынесенных в пределах определенной подсудности, является достаточным основанием признания иностранных судебных решений. Так, если государство признает только такие решения германских судов, которые были вынесены по общему месту подсудности ответчика, но не судом по месту исполнения обязательства, то германские суды также могут признавать решения судов другого государства, вынесенные в рамках подсудности, вытекающей из места жительства ответчика в этом государстве <*>. Кроме этого, возможно признание законной силы решений, отказывающих в удовлетворении исковых требований, если иностранное государство, где было вынесено судебное решение, хотя и не исполняет решения германских судов, но допускает действие их законной силы, а также является достаточным для признания взаимности, если в государстве по месту вынесенного решения действуют "по сути равнозначные условия" признания иностранных судебных решений, существующих в признающем государстве <**>. Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что в процессе суду необходимо руководствоваться правилом favor recognitionis et exsectionis (благоприятное отношение к признанию и исполнению иностранных решений).
--------------------------------
<*> BGHZ 42, 194, 251, 255 (ЮАР).
<**> Шак Х. Международное гражданское процессуальное право. М., 2001. С. 427.
Например, во Франции не требуется соблюдение принципа взаимности для признания решений иностранных судов. Согласно французскому законодательству для принудительного исполнения во Франции иностранного судебного решения необходимо постановление французского суда, которое наделяет иностранное решение принудительной силой. Такое постановление именуется экзекватурой. В силу экзекватуры иностранное судебное решение приобретает юридическую силу, равную силе внутреннего судебного решения, и исполняется в том же порядке, что и внутреннее судебное решение. По так называемым частным делам (гражданским и торговым) экзекватура дается гражданским трибуналом первой инстанции.
Французское законодательство не требует взаимности у других государств при исполнении иностранных судебных решений во Франции. Для дачи экзекватуры иностранное судебное решение не подвергается французским судом ревизии. Оно должно соответствовать только некоторым требованиям <*>, которые были сформулированы в решении Кассационного суда от 7 января 1964 г. по делу Мюнзер:
--------------------------------
<*> Кузнецов Е.Н. Исполнительное производство во Франции. Екатеринбург, 2004. С. 191.
- иностранное судебное решение должно быть вынесено компетентным судом в соответствии с нормами международной подсудности;
- должны быть соблюдены обязательные для суда процессуальные правила той страны, суд которой вынес решение;
- нормы материального права в данном решении должны быть применены в соответствии с правилами, применяемыми по французскому коллизионному праву;
- французский суд должен удостовериться, что принудительное исполнение данного решения возможно без нарушения французского публичного порядка (ordre publique);
- при принятии решения нет обхода закона (fraude a la loi).
Кроме того, данное решение Кассационного суда окончательно закрепило невозможность пересмотра решения иностранного суда по существу, что существовало в судебной практике с начала XIX века.
Французская доктрина международного частного права подчеркивает, что, формулируя требования взаимности, государства руководствуются двумя основными мотивами: защитой как своих собственных интересов, так и интересов своих граждан за рубежом. Последовательно опровергая каждую из посылок, ряд французских ученых приходит к выводу о том, что в конечном итоге требование взаимности является неэффективным, как в области защиты интересов государства, так и в области обеспечения защиты интересов граждан. Так, Поль Лагард отмечает, что понятие интереса государства чаще всего формулируется абстрактным образом и сводится к вопросу престижа. В свою очередь, другой французский ученый Нибоуе считает, что условие взаимности может выступать в качестве "оружия" в руках того или иного правительства для достижения уважительного отношения к решениям собственных судов за рубежом. В конечном счете в случае систематического отказа в признании решений по мотиву отсутствия взаимности, исходящих из иностранного государства, способен заставить его пересмотреть свое отношение, считает другой французский процессуалист Ауди <*>.
--------------------------------
<*> Lagarde. La reciprocite en droit international prive / RCADIH.1997-I.T.154.P102, Niboyet. La notion de reciprocite dans les traites diplomatiques de droit international prive // RCADI. 1935-II.T.52.P263. N 4.
Audit. Droit international prive. Paris: Economica, 2ed. 1997 // Литвинский Д.В. Вопросы признания и исполнения решений судов иностранных государств (на основе анализа права Франции и России) // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. СПб., 2003. С. 16.
Требование взаимности плохо приспособлено и для обеспечения защиты интересов собственных граждан за рубежом. Французская доктрина международного частного права отмечает, что в силу того что требование взаимности носит слишком прямой и абстрактный характер, оно способно обернуться против своих собственных граждан. Так, если иностранное решение вынесено в пользу гражданина страны, формулирующей требование взаимности, и предъявлено им к исполнению на ее же территории, такое лицо, добившееся за рубежом полностью удовлетворяющего его интересы решения, будет лишено права ссылаться на него в своей стране (если взаимность не обеспечена) и будет вынуждено заново начинать процесс, что связано с дополнительными расходами <*>.
--------------------------------
<*> Литвинский Д.В. Взаимность в области признания и исполнения решений судов иностранных государств // Журнал международного частного права. 2002. N 2 - 3. С. 27.
3. Взаимность в странах "общего" права (на примере США)
В отличие от Германии, где вопрос об обеспечении взаимности относительно признания решений иностранных судов урегулирован в ГПК Германии, и Франции, где законодательство вообще не ставит как условие исполнения иностранных судебных решений признание решений французских судов на территории другого государства, в США установлен другой порядок признания и исполнения иностранных судебных решений.
В Соединенных Штатах Америки нет единого стандарта, регулирующего вопросы признания и исполнения в этой стране иностранных судебных решений, что создает неопределенность и сложность в решении этого вопроса. В США отсутствует федеральное законодательство об исполнении иностранных судебных решений. Не заключено ни одного международного договора о признании и исполнении иностранных судебных решений. Однако суды США при признании и исполнении иностранных судебных решений традиционно руководствуются принципом вежливости "comity" <*>. Конституционный принцип "полной веры и доверия" "The full Faith and Credit" действует только во взаимоотношениях между "штатами-сестрами" (Sister states), которые должны благожелательно относиться друг к другу по применению различных правовых норм, в том числе норм об исполнении судебных решений, действующих в каком-либо штате. Этот принцип к исполнению иностранных судебных решений не применяется. Однако нельзя сказать, что в США вообще невозможно исполнить иностранное судебное решение. Вопросы признания и исполнения этих решений регулируются в большинстве штатов исключительно нормами общего права, а не законами. Вместе с тем 16 штатов приняли законы на основе Единообразного Закона о признании иностранных судебных решений по денежным требованиям 1962 г. (Uniform Foreign Money - Judgments Recognition Act).
--------------------------------
<*> Warren E. The law of debtors and creditors. 1996. P. 107.
Таким образом, в США используются два подхода, касающиеся исполнения иностранных судебных решений: согласно нормам общего права и согласно законам штатов, которые такие законы приняли и применяют <*>.
--------------------------------
<*> Ibid. P. 108.
Принцип общего права. Большинство штатов руководствуются в этом вопросе ведущим прецедентом, созданным более ста лет назад в деле "Хилтон против Гюйот" (Hilton v. Guyot). В указанном деле французский гражданин обратился в американский суд штата с требованием об исполнении решения французского суда, вынесенного против гражданина, проживающего в г. Нью-Йорке. Решение касалось предпринимательской деятельности американца во Франции. Верховный Суд США, рассмотревший требование французского гражданина, установил, что, поскольку по вопросам исполнения иностранных судебных решений в США не имеется федеральных законов и США не имеет двустороннего договора с Францией по указанному вопросу, в подобном случае следует руководствоваться так называемым принципом "международной вежливости" (international comity; comity of nations). Суд определил, что для приведения в исполнение решения подлежат проверке: соблюдение процессуальных норм в стране рассмотрения дела; соблюдение порядка вызова в суд ответчика; отсутствие обманных действий при проведении процесса и соблюдение ряда других требований чисто формального характера.
Верховный Суд США нашел, что все указанные требования французским судом соблюдены, в связи с чем применение принципа "comity" возможно. Суд указал также, что пересмотра иностранного судебного решения по существу вообще не должно производиться. Несмотря на это, Верховный Суд США отказал французскому гражданину в приведении в исполнение решения французского суда, указав, что сам принцип "comity" еще не означает факта автоматического признания и исполнения иностранного судебного решения, если французские суды не исполняли бы на основе взаимности решения судов США в аналогичных случаях.
Основания отказа в исполнении иностранных судебных решений, сформулированные по указанному делу Верховным Судом США, в суммарном виде сводятся к следующим:
а) когда процедура рассмотрения дела в иностранном суде была несправедливой или не была беспристрастной (unfair or biased);
б) когда предметная или территориальная подсудность не были судом соблюдены;
в) когда в ходе процесса имели место случаи обманных действий;
г) когда иностранное судебное решение нарушает публичный порядок США;
д) когда иностранный суд не исполняет решения американских судов на взаимной основе.
Более поздними судебными решениями основания для отказа были уточнены и расширены <*>.
--------------------------------
<*> Белов А.П. Исполнение иностранных решений по гражданским и торговым делам // Право и экономика. N 3. 2002.
4. Взаимность в российском законодательстве и современной
судебной практике
Признание и исполнение решений иностранных судов на территории РФ определяется ГПК РФ, АПК РФ, Федеральным законом "Об исполнительном производстве" и рядом других законов и нормативных актов, в том числе Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1988 года "О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей", который согласно ст. 3 ФЗ "О введении в действие АПК РФ" является действующим в части, не противоречащей АПК РФ.
Согласно ст. 409 ГПК РФ признание и исполнение на территории Российской Федерации решений иностранных судов определяется международными договорами и положениями настоящего Кодекса. В соответствии с пунктом 2 указанной статьи под решением иностранных судов понимаются решения по гражданским делам, за исключением дел по экономическим спорам и других дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, приговоры по делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением. Согласно п. 4 ст. 16 АПК РФ признание и обязательность исполнения на территории РФ судебных актов, принятых иностранными судами, иностранных арбитражных решений определяются международным договором РФ, федеральным законом.
Аналогичная формулировка содержится в п. 1 ст. 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве", согласно которому порядок исполнения решений иностранных судов и арбитражей определяется международными договорами РФ и этим Законом. Пункт 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1988 года "О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей" дублирует норму права о том, что решения иностранных судов признаются и исполняются, только если это предусмотрено международным договором.
Таким образом, действующее российское законодательство, как правило, при отсутствии международного соглашения не исходит из принципа взаимности <*>. Однако данное утверждение с принятием нового АПК позволяет некоторым автором говорить о применении взаимности относительно иностранных судебных решений по спорам, возникающим из предпринимательской и иной экономической деятельности <**>. В соответствии с п. 4 ст. 16 и п. 1 ст. 241 АПК решения судов иностранных государств, принятые им по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, признаются и приводятся в исполнение в России арбитражными судами, если признание и исполнение таких решений предусмотрено международным договором РФ и федеральным законом. По сути АПК в отличие от ГПК помимо международного договора как основания для признания и исполнения иностранных судебных решений говорит о самостоятельном основании, а именно о федеральном законе. Казалось бы упоминание в п. 1 ст. 241 АПК о федеральном законе не меняет существа дела, так как основной акцент в обоих Кодексах сделан на международном договоре, однако в действительности это совсем не так. Возможность признания и исполнения иностранного судебного решения на основании федерального закона означает введение нового основания для такого признания и исполнения, а именно принципа взаимности, который и закрепляется в отдельных федеральных законах. Данное положение касается только иностранных судебных решений, которые вынесены по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности. Так, согласно п. 4 ст. 1 ФЗ от 26 октября 2002 года "О несостоятельности (банкротстве)" решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории РФ в соответствии с международными договорами РФ. При отсутствии международных договоров РФ решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории РФ на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.
--------------------------------
<*> Богуславский М.М. Международное частное право. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 528.
<**> Ерпылева Н.Ю. Признание и исполнение иностранных судебных решений // Адвокат. 2004. N 3. С. 45.
Принцип взаимности фигурировал в п. 1 ст. 417 проекта ГПК РФ, внесенного на рассмотрение Государственной Думы Верховным Судом РФ и принятого ею в первом чтении Постановлением от 14 июня 2001 года. Проект данной статьи ГПК предусматривал возможность признания и исполнения иностранных судебных решений не только на основании международного договора, но и на началах взаимности. Схожие формулировки относительно возможности признания и исполнения иностранных судебных решений на началах взаимности были использованы в п. 1 ст. 316 проекта АПК, внесенного Высшим Арбитражным Судом РФ на рассмотрение Государственной Думы и принятого ею в первом чтении Постановлением от 11 апреля 2001 года. К сожалению, в окончательные варианты ГПК и АПК принцип взаимности так не вошел. Это можно расценивать как шаг назад <*> в процесс активного включения России в мировой гражданский и торговый оборот в части защиты прав граждан, юридических лиц за рубежом.
--------------------------------
<*> Муранов А.И. Международный договор и взаимность как основания приведения в исполнение в России иностранных судебных решений. М., 2003. С. 29.
В отличие от Германии, где взаимность закреплена на законодательном уровне, или США, где данный принцип сформулирован в судебной практике Верховного суда США, отсутствие прямого признания действия принципа взаимности делает, как правило, невозможным исполнение решений российских судов за рубежом <*>. Исключение составляют страны СНГ и незначительное число других государств. Так, согласно ст. 7 Киевского соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности 1992 г., решения, вынесенные судом одного государства - участника СНГ в части обращения взыскания на имущество ответчика, подлежат исполнению на территории другого государства - участника СНГ. Помимо вышеуказанного Соглашения существует Соглашение 1998 года о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территории государств - участников Содружества, в котором также указывается, что вступившее в законную силу решение суда одного государства исполняется на территории другого государства в бесспорном порядке. Однако данное Соглашение еще не вступило в силу.
--------------------------------
<*> Там же. С. 529.
Исходя из вышеизложенного, следует, что законодатель продолжил линию, избранную еще советским государством и сформулированную в ст. 225 ГПК РСФСР 1923 года, согласно которой решения иностранных государств исполняются в порядке, предусмотренном международными соглашениями, добавив, как в случае с АПК, еще и федеральные законы.
Некоторые авторы считают, что в той ситуации, когда заключение соответствующих международных договоров о взаимном признании и исполнении судебных решений - процесс длительный, носящий формализованный характ
Короткая ссылка на новость: http://www.LawNow.ru/~Ree6d
 


Комментарии пользователей





Следите за новостями

Мы в Твиттере


Мы в instagram