Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Дело судьи - истолковать закон, а не даровать его.
 
Ф. Бэкон

Арестный том. Верховный суд разъяснил, кого нельзя сажать до приговора

Арестный том. Верховный суд разъяснил, кого нельзя сажать до приговора

Арестный том. Верховный суд разъяснил, кого нельзя сажать до приговора

Вчера пленум верховного суда рассмотрел важный вопрос: кому арест не писан. Самые квалифицированные судьи страны подготовили рекомендации, как применять новую правовую норму - запрет на заключение под стражу подозреваемых в экономических преступлениях.

Нынешней весной по инициативе главы государства были приняты законы , запрещающие арестовывать предпринимателей до суда, а также подробно расписывавшие процедуру залога . Главная цель новых норм в том, чтобы прекратить давление на бизнес. И по большому счету - улучшить экономическую ситуацию в стране.

Не секрет, что некоторые нечистоплотные правоохранители порой возбуждают уголовные дела из личной корысти. Чтобы, скажем, обобрать бизнесмена до нитки. Или по заказу его конкурентов, желающих устранить более удачливого коллегу. Это тоже стоит денег, и немалых. А в итоге страдают не только предприниматели и их семьи, но и простые граждане, потому что от такой "борьбы с экономической преступностью" закрываются рабочие места, повышаются цены, сокращаются качественные товары и услуги. Кому от этого легче?

Однако после вступления в силу президентских поправок в Уголовный  и Уголовно-процессуальный кодексы  возникла проблема: далеко не все судьи и правоохранители понимают, кого же считать предпринимателем. От правозащитников поступает много жалоб, что люди в мантиях на местах не прониклись гуманными инициативами. С другой стороны, правоохранители уверяют, что выпускать стали не тех.

Например, в Астрахани разгорелся громкий скандал после того, как судья Кировского районного суда Астрахани Тамара Еремина выпустила на волю под залог в два миллиона рублей предпринимателя Руслана Захарьяева. Его обвиняют в совершении мошенничества в особо крупном размере, и на первый судейский взгляд он подпадал под президентские поправки. Однако местное управление СКП посчитало иначе и начало доследственную проверку по этому факту.

Доводы следователей были такие: гражданину вменяются в вину манипуляции с муниципальным жильем. Людей переселяли в плохо отремонтированное общежитие, и оно рухнуло, в результате погибли пять человек, в том числе маленький ребенок. Захарьяев был одним из соучредителей фирмы, проводившей реконструкцию жилья. Но, по мнению следствия, такие махинации с муниципальным жильем нельзя считать предпринимательством.

По словам представителей следственного управления СКП РФ по Астраханской области, в ходе проверки судья признала ошибку, мол, она просто неверно применила нормы права. В итоге решение о залоге отменили, но судью не наказали.

В любом случае "астраханский прецедент" вызвал бурную дискуссию на тему, работают или нет президентские поправки. Этот случай показал, что с воплощением в жизнь поправок возникает некая юридическая коллизия. Речь идет о том, кого считать предпринимателем и какую деятельность называть таковой. А если преступления подсудимых совершены по перечисленным в поправках статьям, но не относятся к сфере предпринимательской деятельности, поправки, получается, не действуют?

Правозащитники опасаются, что в таком случае могут появиться лазейки, позволяющие содержать бизнесменов под стражей. Мол, скажет следователь, что дело не в бизнесе, и ему поверят. Или человеку придется доплатить, чтобы его признали предпринимателем?

В любом случае, как показывает практика, изменения в законодательстве судами трактуются по-разному. Поэтому Верховный суд разработал общие для всех рекомендации.

Соответствующие дополнения будут внесены в постановление пленума Верховного суда от 29 октября 2009 года "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста ".

Пленум Верховного суда внес важную правку в свое постановление об арестах. По сути, высшая инстанция объяснила, что считать предпринимательством, когда человека хотят арестовать. Как пояснил вчера корреспонденту "РГ" глава Верховного суда России Вячеслав Лебедев, если у предпринимателя легальный бизнес и предполагаемое преступление совершено, так сказать, по работе, то на него распространяются гуманные поправки. Если же бизнесмен преступил закон, так сказать, в бытовом порядке, допустим, решил кому-то подложить куклу - бумагу вместо денег - то это не бизнес, а мошенничество в самом худшем смысле.

По данным Верховного суда, за время действия нового закона следователи 37 раз просили арестовать граждан, имеющих то или иное отношение к предпринимательской деятельности. Суды удовлетворили 16 таких ходатайств, посчитав, что это обычные преступления, а не предпринимательские. Но из них 5 арестов было отменено кассационной инстанцией.

Также следствие 44 раза просило продлить срок ареста бизнесменам. На это судьи 29 раз сказали "да", но затем 7 раз прозвучало "нет" арестам в кассации. Как сказал Вячеслав Лебедев, одна из проблем в том, что следователи в своих ходатайствах практически не упоминали новый закон. А ведь они должны доказать, что подозревают бизнесмена отнюдь не в предпринимательском преступлении.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Вячеслав Лебедев, председатель Верховного суда:

- Мы отправим постановление в "Российскую газету" для официальной публикации. Напомним, что 9 апреля вступил в действие закон, которым внесены изменения в часть 1 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса. В нем были указаны особенности избрания меры пресечения в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в преступлениях в сфере предпринимательской деятельности.

Вся сложность возникла в том, что в данном законе нет четкого определения, что такое предпринимательская деятельность. Сразу после вступления закона в силу Верховный суд запросил республиканские и областные суды, чтобы они выслали в наш адрес материалы относительно ходатайств, которые связаны с применением нового закона.

В связи с этим Верховный суд подготовил поправки в постановление пленума от 29 октября 2009 года N22 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста". В них дано толкование предпринимательской деятельности, это разъяснение основано на действующем законодательстве, положениях  Гражданского процессуального кодекса. Также мы не прекращаем работу по обобщению судебной практики по избранию мер пресечения, она будет проводиться до конца года, в том числе будет изучаться и применение закона от 9 апреля.

Есть закон, он вступил в действие, его надо исполнять. Если у кого-то возникают сомнения в конституционности этого закона, то есть соответствующие правила и процедура, по которым человек может донести свою точку зрения. У каждого судьи есть право обратиться в Конституционный суд, но таких запросов - по поводу конституционности или нет этого закона - не последовало.

Источник: Российская газета

Обсудить материал на форуме...

Короткая ссылка на новость: http://www.LawNow.ru/~LSAr9
 


Комментарии пользователей





Следите за новостями

Мы в Твиттере


Мы в instagram