Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Я не расстроен тем, что ты солгал мне, я расстроен тем, что теперь не могу верить тебе.
 
Ф. Ницше

Опубликовано решение о признании Meta Platforms Inc.** экстремистской организацией

Опубликовано решение о признании Meta Platforms Inc.** экстремистской организацией

Опубликовано решение о признании Meta Platforms Inc.** экстремистской организацией

Суд подчеркнул, что это не ограничивает использование программных продуктов компании Meta физическими и юридическими лицами, не принимающими участия в запрещенной законом деятельности.
Один из экспертов указал, что хотя суд и не ссылался на Шанхайскую конвенцию о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, его вывод о том, что распространяемые на территории России материалы несут в себе угрозу конституционному строю России, вполне соотносится с понятием экстремизма, закрепленным в ней. Второй заметил, что признание Meta экстремистской организацией не означает, что символика принадлежащих ей Facebook, Instagram, WhatsApp и Oculus стала экстремистской.

28 марта Тверской районный суд г. Москвы опубликовал решение о признании деятельности американской транснациональной холдинговой компании Meta Platforms Inc. (признана экстремистской организацией и запрещена в России. – Прим. ред.) по реализации продуктов – социальных сетей Facebook и Instagram запрещенной по основаниям осуществления экстремистской деятельности.


История нарушения законодательства РФ со стороны владельца соцсетей
С иском в суд обратился первый заместитель генпрокурора, который указал, что компанией в течение длительного времени допускаются нарушения российского законодательства в сфере противодействия экстремистской деятельности, а корпоративная политика Meta направлена против интересов России и ее граждан, создает угрозу общественной безопасности, жизни и здоровью граждан, безопасности государства.

Так, в марте 2016 г. в социальной сети Instagram были размещены в открытом доступе нацистская символика и атрибутика, а также аннотация, пропагандирующая произведение Адольфа Гитлера «Моя борьба» (внесена в Федеральный список экстремистских материалов. – Прим. ред.). Решением Юргамышского районного суда Курганской области от 28 июля 2020 г. указанная публикация признана информацией, распространение которой на территории России запрещено. С сентября 2020 г. по август 2021 г. Роскомнадзор направлял в адрес социальной сети уведомления о необходимости удаления распространяемой с нарушением закона информации, однако они игнорировались.

21 января 2020 г. Центральный районный суд г. Новосибирска признал экстремистским информационным материалом видеоролик «Упадок уммы и средства выхода из него», размещенный в Facebook. В видеоматериале оправдывалась деятельность приверженцев религиозного экстремизма, пропагандировалась жестокость, насильственные и иные противоправные действия в отношении представителей органов государственной власти и правоохранительных органов. Роскомнадзор неоднократно направлял уведомления в Facebook с целью прекращения распространения указанного информационного материала, которые игнорировались. Кроме того, Facebook и Instagram оставили без внимания требования Роскомнадзора об ограничении доступа к публикациям, содержащим информацию с призывами к участию граждан в несогласованных массовых акциях и массовых беспорядках в период проведения в России выборов депутатов Госдумы восьмого созыва 17–19 сентября 2021 г.

25 февраля Генпрокуратура приняла решение о признании Facebook причастной к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан в порядке, предусмотренном ст. 3.3 Закона о мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан России. Доступ к информационным ресурсам Facebook был ограничен. В связи с распространением в Instagram многочисленных материалов с призывами к осуществлению насильственных действий экстремистского характера в отношении граждан России 11 марта Генпрокуратура направила требование в Роскомнадзор об ограничении доступа к ресурсам социальной сети в порядке, предусмотренном ст. 15.3 Закона об информации, информационных технологиях и о защите информации. При этом, принимая во внимание технические особенности функционирования принадлежащего компании Meta мессенджера WhatsApp, ввиду отсутствия функций по публичному распространению информации ограничительные меры в отношении него не принимались.

Facebook и Instagram распространяют информацию экстремистского содержания
В иске первый заместитель генпрокурора отметил, что размещаемая компанией Meta информация свидетельствует о намеренных дискриминационных и экстремистских проявлениях по отношению к гражданам России, российским СМИ, выражающим альтернативное мнение по конкретным политическим и другим информационным поводам. Так, отмечалось в иске, в связи с проводимой Вооруженными силами РФ специальной военной операцией по защите Донецкой и Луганской народных республик в Facebook и Instagram распространяются призывы к совершению насильственных действий (убийств) в отношении граждан России, в том числе военнослужащих. С целью возбуждения ненависти и вражды в отношении российских граждан и СМИ тиражируются публикации, содержащие недостоверную общественно значимую информацию о ходе проведения специальной военной операции, о действиях военнослужащих, а также материалы с призывами к участию на территории России в несогласованных массовых акциях и массовых беспорядках. Компания не исполняет требования Роскомнадзора об ограничении доступа к подобным публикациям.

Представители ответчика исковые требования посчитали необоснованными. Доводы о том, что Meta Platforms Inc. не удаляла противоречащие законодательству публикации, размещала дискриминационную и экстремистскую информацию, не доказаны в судебном заседании, настаивала компания. При этом отмечалось, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты предполагаемого нарушения прав неопределенного круга лиц, поскольку все предполагаемые нарушения со стороны компании могут и являлись ранее предметом рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 13.41 КоАП, а также в рамках ст. 15.1 и 15.3 Закона об информации, поскольку в данном споре подлежат применению именно эти специальные нормы, а не нормы ст. 10 и 12 ГК, на основании которых предъявлен иск прокурором.

Представитель Роскомнадзора, привлеченного к делу в качестве третьего лица, отметил, что в связи с распространением в Facebook и Instagram информации экстремистской направленности и неудалением такой информации компания неоднократно привлекалась к ответственности по ст. 13.41 КоАП. Роскомнадзор неоднократно устанавливал случаи умышленного бездействия в части неудаления и неограничения доступа к запрещенной к распространению на территории России или противоправной информации. В порядке ст. 15.3 Закона об информации в отношении компании Генпрокуратура выносила требования, в том числе в связи с распространением информации, содержащей призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка. Роскомнадзор также фиксировал факты размещения в Facebook и Instagram публикаций призывов к насилию в отношении российских граждан, в том числе военнослужащих.

Рассмотрев материалы дела и выслушав доводы сторон, суд указал, что компания Meta Platforms Inc. в случаях ограничения «самовыражения» руководствуется принципами «достоверности» (подлинности), «личной безопасности», «конфиденциальности» и «достоинства». При этом принцип «личной безопасности» предполагает удаление контента, который может способствовать угрозе нарушения физической безопасности людей, включая призывы к насилию и контент, в котором объект не только обозначен словесно, но и представлен символом. Компания декларирует, что в определенных случаях разрешается публикация контента, который в иных ситуациях считался бы нарушающим собственные нормы. При принятии таких решений оценивается уровень общественной значимости контента и риск нанесения им вреда, учитываются международные нормы в области прав человека. Таким образом, компания руководствуется собственными нормами, разработанными, как декларируется ею в открытом доступе, с учетом международных документов в сфере защиты прав человека, при этом допускается их нарушение ввиду неочевидных и субъективных мотивов руководства Meta Platforms Inc.

Суд указал, что меры административного воздействия на нарушителя российского законодательства оказались недостаточными, а решения судебных и административных органов об удалении противоправных материалов не исполняются. Напротив, согласно заявлению пресс-секретаря компании Энди Стоуна в Twitter от 11 марта, в свете событий на Украине Meta временно сняла запрет для жителей ряда стран на размещение информации, содержащей призывы к насилию в отношении граждан России, в связи с чем были установлены многочисленные материалы с прямыми призывами к убийству граждан России и совершению в их отношении иных противоправных насильственных действий.

Кроме этого, компанией на корпоративном ресурсе размещен и систематически обновляется раздел: «Текущие усилия Meta касательно вторжения России в Украину». В публикации от 27 февраля отмечено, что компания Meta находится в контакте с правительством Украины, по просьбе которого ограничен доступ к нескольким аккаунтам в Украине, в том числе принадлежащим некоторым российским государственным СМИ. Компания также рассматривает запросы других правительств об ограничении российских СМИ, контролируемых государством. 4 марта информация была дополнена сообщением о том, что Meta ограничивает доступ к аккаунтам российских СМИ RT и Sputnik на территории ЕС, учитывая исключительные обстоятельства. В соответствии с этим решением и по просьбе правительства Великобритании Meta также ограничила доступ к этим аккаунтам и в Великобритании. В разделе также сообщается о принятии комплекса разнообразных мер в целях подавления российских СМИ, выражающих позицию, противоречащую интересам стран Европейского Союза, Украины и США. Тем самым, заключил суд, Meta нарушает собственные правила и принципы, нацеленные на обеспечение равных возможностей на распространение и получение информации.

Суд посчитал, что изложенное свидетельствует о совершении ответчиком дискриминационных действий посредством Instagram и Facebook в отношении сетевых изданий «Звезда», «Газета.Ру», «Лента.Ру» и «РИА Новости», а также со всей очевидностью опровергает доводы представителей компании о том, что запросы Роскомнадзора об удалении публикаций не относились к публикациям экстремистского характера.

Тверской суд обратил внимание на заявление представителей ответчика о том, что 12 марта компания уточнила свою политику в отношении дискриминационных высказываний, пояснив, что ее политика не допускает призывов к насилию в отношении российских гражданских лиц. Ответчик также указывал, что отсутствует дискриминация в отношении российских СМИ, – компания посчитала, что с целью помочь пользователям понять, кто стоит за новостными публикациями, она вправе отмечать СМИ по всему миру, которые находятся под полным или частичным контролем правительств их государств, а также платные публикации. Этим она устранила возникшую в публичном пространстве неоднозначность ее политики в отношении дискриминационных высказываний. Соответственно, отсутствуют правовые основания для удовлетворения исковых требований прокурора, с учетом того что Роскомнадзор заблокировал доступ к сервисам Facebook и Instagram.

Тем не менее суд посчитал, что эти заявления носят декларативный характер и продиктованы единственной целью – избежать ответственности за осуществление экстремистской деятельности в отношении граждан России как на территории РФ, так и за ее пределами, понятие которой, вопреки заявлениям представителей ответчика, определено в ст. 1 Закона о противодействии экстремистской деятельности. Тверской суд пришел к выводу о том, что специальные нормы административного законодательства, в том числе Закон об информации, а также ст. 13.41 КоАП и санкции, предусмотренные данными нормами, ограничение доступа к информации оказались явно недостаточными и несоразмерными нарушению прав граждан и интересам РФ, поэтому прокурором обоснованно применяются общие нормы гражданского законодательства, позволяющие принять решение о прекращении нарушения прав в виде запрета определенной деятельности, в данном случае – деятельности по реализации продуктов – социальных сетей Facebook и Instagram. В связи с этим суд посчитал необоснованными возражения ответчика относительно несоразмерности требований прокурора о прекращении деятельности социальных сетей характеру и объему допущенных нарушений.

Суд пришел к выводу, что под видом коммерческой деятельности по реализации продуктов Facebook и Instagram компания распространяет материалы, содержащие призывы к осуществлению насильственных действий экстремистского характера в отношении граждан России, нарушает права граждан и несет в себе угрозу конституционному строю Российской Федерации, а потому противоправная деятельность должна быть прекращена. «Данные меры судебной защиты не ограничивают действий по использованию программных продуктов компании Meta физических и юридических лиц, не принимающих участие в запрещенной законом деятельности», – подчеркивается в решении.

Таким образом, суд удовлетворил исковое заявление первого заместителя генпрокурора и запретил деятельность Meta Platforms Inc. по реализации продуктов – социальных сетей Facebook и Instagram по основаниям осуществления экстремистской деятельности. Дополнительно он указал, что решение не распространяется на деятельность мессенджера WhatsApp ввиду отсутствия функций по публичному распространению информации, и обратил решение к немедленному исполнению.

Эксперты сочли позицию суда законной
Партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев указал, что суду для принятия решения необходимо было осуществить оценку представленных доказательств на предмет наличия признаков экстремизма и экстремистской деятельности согласно ч. 1 ст. 1 Закона о противодействии экстремистской деятельности. «Оценка одной части представленных материалов была дана судами в рамках других административных дел; оценку других доказательств суд осуществил, руководствуясь внутренним убеждением в совокупности с иными обстоятельствами дела, что для некоторых категорий споров является обычной практикой», – отметил он.

Судя по тому, что в решении нет никаких отсылок к экспертным заключениям, у суда не возникло каких-либо сложностей для характеристики и оценки представленных прокуратурой доказательств, посчитал Антон Алексеев. Эксперт указал, что Европейский Суд по правам человека, давая оценку слову «экстремизм», неоднократно делал отсылку к Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (заключена в г. Шанхае 15 июня 2001 г.), членом которой является и Россия. В подп. 1.3 п. 1 ст. 1 Шанхайской конвенции экстремизм определяется как «какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон». Последняя оговорка позволяет государствам, подписавшим договор, преследовать такие «экстремистские» действия в соответствии со своим национальным законодательством (например, Постановление ЕСПЧ от 28 августа 2018 г. по делу «Ибрагим Ибрагимов и другие (Ibragim Ibragimov and Others) против Российской Федерации» (жалобы № 1413/08 и № 28621/11); Постановление ЕСПЧ от 6 октября 2020 г. по делу «Карастелев и другие (Karastelev and Others) против Российской Федерации» (жалоба № 16435/10)). Ссылки на Шанхайскую конвенцию присутствуют в решениях и российских судов, например в Апелляционном определении Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда от 29 сентября 2016 г. № 127-АПГ16-4.

«Хотя суд и не ссылался на вышеуказанную конвенцию, но его вывод о том, что распространяемые на территории Российской Федерации материалы несут в себе угрозу конституционному строю России, вполне соотносится с понятием экстремизма, закрепленным в ней», – указал Антон Алексеев.

Адвокат АП Санкт-Петербурга Антон Лебедев посчитал, что в целом реакция суда обоснована соблюдением интересов граждан России. «В нашей стране не терпят нацизма и не желают видеть материалы с призывами к насилию в отношении россиян», – отметил он.

Эксперт обратил внимание на упомянутые решения судов и на то, что Роскомнадзор неоднократно обращался с требованием удалить экстремистские материалы, однако Meta все эти требования игнорировала. «Если бы подобные материалы были размещены в отношении какой-либо другой группы, уверен, реакция была бы другой. Однако поведение Meta укладывается в общемировой тренд русофобства. Демонстрацию этого тренда мы сейчас наблюдаем по всей стране. Даже закрытием MсDonalds, по мнению мирового общества, принимаются меры, способные подтолкнуть население к неповиновению», – указал он.

По мнению Антона Лебедева, спорные материалы соответствуют определению экстремистской деятельности, данному законом. Согласно абз. 4 ст. 1 Закона о противодействии экстремистской деятельности символика экстремистской организации – символика, описание которой содержится в учредительных документах организации, в отношении которой по основаниям, предусмотренным настоящим законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности. «Meta является материнской организацией Facebook, Instagram, WhatsApp и Oculus. Таким образом, их символика не стала экстремистской», – добавил адвокат.

Представитель Meta, адвокат МКА «Юрсити» Виктория Шакина пояснила «АГ», что на данный момент не уполномочена давать комментарии по решению суда и по дальнейшим действиям компании.

Марина Нагорная

Короткая ссылка на новость: https://www.lawnow.ru/~kNdUT
 


Комментарии пользователей





Следите за новостями

TwitterTwitter Youtube ВКонтакте Facebook Instagram

Мы в Твиттере


Мы в instagram