Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Я не согласен с тем, что вы говорите, но буду до последней капли крови защищать ваше право высказать вашу собственную точку зрения.
 
Вольтер

Сделка в обход закона в судебной практике

Сделка в обход закона в судебной практике

Сделка в обход закона в судебной практике

Настоящая статья посвящена отечественной судебно-арбитражной практике, складывающейся по поводу сделок в обход закона. В статье приводятся конкретные практические примеры подобных сделок, а также дается обобщающий анализ складывающейся судебной практики в этой сфере. На примере данной статьи читатель сможет составить представление о том, в каких случаях в практике идет речь о сделке в обход закона, с какими трудностями сталкиваются при квалификации таких сделок, а также какие последствия влечет подобная квалификация.

The article is devoted to Russian judicial-arbitrazh practice related to colorable transactions. The article gives concrete examples from practice of the said transactions and gives general analysis of judicial practice in the said sphere. At the example of this article the reader may understand when the colorable transaction takes place in practice, what difficulties exist in qualification of the said transactions and what the consequences of the said qualification are <*>.

--------------------------------

<*> Suvorov E. Colorable Transaction.

Под сделкой в обход закона понимается сделка, экономическая (хозяйственная) цель которой противоречит цели закона, но не самому закону.

Стоит отметить, что в современной отечественной судебной практике еще не выработано четких квалифицирующих признаков такой сделки, что не позволяет однозначно относить те или иные сделки к сделкам в обход закона. Нередко такие сделки смешивают с притворными сделками, а также сделками, противоречащими закону. Между тем такие сделки отличаются друг от друга.

Ниже будут приведены некоторые примеры из судебной практики (в части обхода законодательства о приватизации и корпоративного законодательства), после чего будут даны общие выводы по имеющейся судебной практике в отношении сделок в обход закона.


Обход законодательства о приватизации

ТОО в процессе приватизации выкупило имущество кафе, бара, буфета, ресторана по договору с Фондом имущества. Позднее ТОО заключило договор с КУГИ на аренду указанных помещений, находящихся в муниципальной собственности. Позже ТОО заключило договор с АОЗТ, в силу которого обязалось перечислить АОЗТ денежные средства в определенный срок. В обеспечение такого денежного обязательства ТОО и АОЗТ заключили договор о залоге, согласно которому ТОО передает в залог свои арендные права по отношению к КУГИ со всеми вытекающими из них имущественными правами, в том числе с правом требования к арендодателю или иному органу, выступающему продавцом арендованных объектов нежилого фонда, заключить договоры купли-продажи арендуемых помещений.

Отказывая в иске АОЗТ (о переводе прав арендатора), Президиум ВАС РФ указал следующее. Действующим законодательством приватизация муниципального имущества указанным способом (через залоговые сделки) не предусмотрена. Следовательно, у юридического лица, не являющегося субъектом приватизации, не возникает права на понуждение собственника заключить с ним договор купли-продажи имущества, переданного в аренду. В соответствии с действующим законодательством продажа сданных в аренду объектов нежилого фонда осуществляется только созданным в процессе приватизации товариществам и акционерным обществам, являющимся арендаторами указанных объектов. Реализация залогового требования АОЗТ в обход норм, регулирующих вопросы приватизации, повлекла незаконную передачу права собственности на муниципальное имущество, которое могло быть приобретено только путем его выкупа в порядке приватизации лицом, наделенным соответствующими правами в силу закона <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 7 апреля 1998 г. N 2203/97.

Муниципальное предприятие розничной торговли на основании договора аренды с комитетом по управлению муниципальным имуществом использовало помещение магазина. Администрацией муниципального образования было принято постановление, в соответствии с которым комитету по управлению имуществом предписывалось такое помещение магазина передать в хозяйственное ведение муниципального предприятия, и давалось разрешение на продажу такого помещения вновь образованному обществу с ограниченной ответственностью (обществу). Общество было зарегистрировано в день издания такого постановления. В соответствии с указанным постановлением комитет по управлению муниципальным имуществом передал помещение магазина в хозяйственное ведение муниципального предприятия, а на следующий день это помещение муниципальным предприятием было продано обществу. Заместитель прокурора области обратился в суд с иском о признании недействительными постановления, договора купли-продажи, применении последствий недействительности сделки. Одним из доводов истца было то, что "в данном случае была осуществлена приватизация муниципального имущества в обход порядка и способов приватизации" <2>. Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано. Суд исходил из того, что администрация действовала в пределах полномочий, отчуждение здания магазина в частную собственность произведено с согласия собственника, в соответствии со ст. 295 ГК РФ.

--------------------------------

<2> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 октября 1999 г. N 5733/99.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, ВАС РФ, в частности, указал проверить довод о том, "что передача здания магазина в хозяйственное ведение муниципального предприятия преследовала цель приватизации магазина". "Между тем согласно пункту 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна" <3>.

--------------------------------

<3> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 октября 1999 г. N 5733/99.

АООТ было учреждено в порядке приватизации в соответствии с Указом Президента РФ "Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества". Согласно плану приватизации 49% акций подлежали свободной продаже. Для продажи указанных акций был проведен инвестиционный конкурс с условием осуществления победителем конкурса безвозмездных инвестиций в АООТ. По итогам конкурса договор купли-продажи акций с условием осуществления инвестиций был заключен с обществом. Общество длительное время инвестирование не осуществляло в связи с отсутствием собственных средств. По этой причине общество заключило с банком кредитный договор целевого характера (цель - осуществление инвестиций). Банк является акционером общества. Полученные средства перечислены АООТ. В обеспечение кредитных обязательств общества между банком и АООТ заключен договор поручительства, согласно которому АООТ (поручитель) солидарно отвечало за исполнение кредитных обязательств обществом. С момента заключения такого договора все платежи по кредитному договору осуществлялись только АООТ.

АООТ обратилось в арбитражный суд с иском к банку и обществу о признании недействительным договора поручительства.

Суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что договор поручительства противоречит законодательству о приватизации, так как исключает безвозмездный характер инвестиций. Такой характер инвестиции должны иметь при продаже акций предприятия по конкурсу.

Кроме того, судом кассационной инстанции было указано, что отсутствие денежных средств для необходимых инвестиций у общества, наличие у банка акций общества, дополнительная эмиссия акций общества, позволившая банку увеличить в своей собственности количество акций общества и тем самым усилить свое влияние на АООТ, свидетельствуют о том, что совершение сделок по получению кредита и поручительства по нему было направлено на закрепление пакета акций крупного предприятия в обход действующего законодательства о приватизации не у конкретного инвестора, выигравшего инвестиционный конкурс, а у другого лица <4>.

--------------------------------

<4> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 марта 2000 г. по делу N А43-5423/99-2-129.

Государственное предприятие и члены трудового коллектива заключили учредительный договор по созданию акционерного общества (АО). Государственное предприятие в качестве имущественного вклада в уставный капитал создаваемого АО передало цех. Через четыре месяца после передачи цеха государственное предприятие вышло из состава учредителей АО, АО платежным поручением возвратило предприятию денежные средства в возмещение паевого взноса стоимости акций.

Ссылаясь на нарушение законодательства о приватизации, прокурор области обратился в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Решением, оставленным без изменения Постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, иск был удовлетворен. В мотивировочной части Постановления суда кассационной инстанции было указано: "Согласно ст. 25 Закона РСФСР "О собственности в РСФСР" предприятия, имущественные комплексы, здания, сооружения и иное имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть отчуждено в частную собственность граждан и юридических лиц в порядке и на условиях, установлены законодательными актами РСФСР и республик, входящих в Российскую Федерацию, актами местных Советов народных депутатов.

Статьей 15 Закона РФ от 3 июля 1991 г. "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации" предусмотрен исчерпывающий перечень способов приватизации (приобретение государственного имущества в частную собственность). В рассматриваемом случае государственное имущество было передано в частную собственность в обход этого закона" <5>.

--------------------------------

<5> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 22 сентября 2000 г. по делу N А08-9/00-181.

Решением городского совета постановлено приватизировать на закрытом аукционе имущество муниципального унитарного торгового предприятия (предприятие). Решением аукционной комиссии торги признаны несостоявшимися по причине подачи только одной заявки на участие в торгах. Комитету по управлению муниципальным имуществом предложено продать имущество единственному участнику аукциона (общество). Комитет продал такое имущество обществу. Полагая, что договор купли-продажи не соответствует ст. 447 ГК РФ, положению о продаже на аукционе государственного или муниципального имущества (положение), прокуратура республики обратилась в суд с иском о признании такого договора недействительным и применении последствий недействительности.

Поддерживая удовлетворение иска, суд кассационной инстанции указал, что в соответствии с положением "договор купли-продажи заключается между продавцом и победителем аукциона в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" (п. 33 Положения).

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к верному выводу о наличии оснований для признания спорных договоров недействительными в порядке ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку они заключены в обход установленных требований за рамками аукционного процесса с лицом, не являющимся победителем аукциона" <6>.

--------------------------------

<6> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 сентября 2004 г. по делу N Ф09-2864/04-ГК; аналогичные выводы по аналогичному спору содержатся в Постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 сентября 2004 г. по делу N Ф09-2866/04-ГК.

На основании распоряжения администрации города муниципальному унитарному предприятию (предприятие) был передан в хозяйственное ведение объект недвижимости, ранее переданный в аренду предпринимателю. Через пять месяцев после передачи в хозяйственное ведение администрацией предприятию было дано согласие на продажу указанного объекта. В тот же день между предприятием и коммерческой организацией был заключен договор купли-продажи этого имущества. Прокурор обратился в суд с иском о признании действительной сделки продажи, указав, что спорный объект недвижимости передан в хозяйственное ведение предприятия и впоследствии реализован с согласия собственника в целях прикрытия незаконной сделки приватизации. Решением в иске отказано. Суд апелляционной инстанции решение отменил, иск удовлетворил. При этом признал сделки по передаче муниципального имущества в хозяйственное ведение предприятия и последующему отчуждению в частную собственность притворными, а прикрываемую сделку - ничтожной как не соответствующую Закону о приватизации.

Суд кассационной инстанции, отменяя постановление суда апелляционной инстанции и оставляя в силе решение суда первой инстанции, указал:

"В силу п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка совершается с целью прикрыть другую сделку. При этом действительная воля субъектов получает иное выражение. Доказывая притворный характер сделки, истец обязан подтвердить, что воля сторон была направлена именно на совершение прикрываемой сделки.

Вывод о том, что сделки совершены в целях передачи имущества в частную собственность конкретного лица, минуя процедуру приватизации, сделан на основании совокупности ряда фактов, которые, по мнению суда, свидетельствуют об отсутствии намерения как у собственника, так и у предприятия использовать помещение согласно предмету деятельности при передаче имущества в хозяйственное ведение. Суд сослался на отсутствие реального пользования в связи с нахождением помещения в аренде у другого лица, заключением сделки об отчуждении в течение 5 месяцев после наделения, направлением полученных от продажи денежных средств на погашение долгов предприятия.

Между тем суд не принял во внимание осуществление муниципальным унитарным предприятием правомочий арендодателя до продажи имущества.

Кроме того, главным предметом доказывания по иску о признании недействительной притворной сделки является направленность воли сторон на совершение именно прикрываемой сделки.

Однако выводы суда апелляционной инстанции сделаны без ссылок на доказательства, которые бы прямо свидетельствовали о том, что участники правоотношений действовали с целью заключить сделку приватизации в обход законодательства" <7>.

--------------------------------

<7> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16 июня 2005 г. по делу N Ф09-1688/05-С3; аналогичные выводы по аналогичному спору содержатся в Постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13 сентября 2005 г. по делу N Ф09-982/05-С3.

Процитированные выводы тем более примечательны, что именно по такому же делу и именно этим же судом округа чуть ранее было вынесено противоположное по смыслу и результатам Постановление.

Судом кассационной инстанции было указано следующее.

Суд апелляционной инстанции правильно установил, что спорный объект передавался предприятию не с целью наделить предприятие имуществом для выполнения его уставных задач, так как помещение находилось в аренде у другого общества (в предыдущем случае - у предпринимателя).

В соответствии со ст. 217 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного или муниципального имущества.

Заключив договор купли-продажи помещения, предприятие и общество совершили притворную сделку (п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации). Целью заключения данного договора являлась передача имущества, находящегося в муниципальной собственности, в частную собственность общества.

Поскольку оспариваемый договор прикрывает сделку приватизации, к такой сделке должны применяться относящиеся к ней правила.

Учитывая, что приватизация муниципального имущества совершена способом, который не предусмотрен ст. 13 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества", сделка правомерно признана судом апелляционной инстанции ничтожной в силу ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации <8>.

--------------------------------

<8> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 1 июня 2005 г. по делу N Ф09-1532/05-С3.


 Обход корпоративного законодательства

Между акционерным обществом и страховой организацией был заключен договор страхования. Акционером обеих организаций являлось одно юридическое лицо (в акционерном обществе такое лицо имело 48,99% акций, в страховой организации - 100% акций). До заключения такого договора советом директоров акционерного общества было утверждено положение об обеспечении страховой защиты, в котором было определено, что страховую защиту акционерного общества осуществляет именно указанная страховая организация. Указанным положением также установлено, что порядок заключения договоров страхования определяется инструкцией о порядке обеспечения страховой защиты общества, утверждаемой советом директоров. Такая инструкция была утверждена, в ней были предусмотрены предметы договоров страхования акционерного общества, страховые случаи, указаны способы определения страховых сумм.

Другой акционер акционерного общества предъявил иск о признании договора страхования недействительным, так как в нарушение порядка одобрения сделок с заинтересованностью (ст. 83 Закона об акционерных обществах) совет директоров решения по поводу этой сделки не принимал. Одобрение сделки со страховой организацией состоялось фактически в обход специальных правил акционерного законодательства.

Решением, оставленным без изменения в апелляционной и кассационной инстанциях, суд первой инстанции в иске отказал.

При этом суд кассационной инстанции сделал следующий вывод. Так как решениями совета директоров, утвердившими положение и инструкцию, определены все существенные условия договора страхования, заключаемого акционерным обществом со страховой организацией (страховщик, предмет сделки, порядок расчета страховой суммы и страховой премии), то это свидетельствует о фактическом одобрении договора страхования и соблюдении установленных законом требований к сделке, в которой имеется заинтересованность <9>.

--------------------------------

<9> Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10.06.2004 по делу N А29-5165/2003-3э.

Между З. и С. был заключен договор дарения, согласно которому даритель безвозмездно передал одаряемому в собственность одну акцию ЗАО, стоимость которой оценена в 1 рубль. Через четыре дня между ними же был заключен договор купли-продажи таких же акций ЗАО, стоимость каждой из которых оценена в 50 рублей. Согласно данным реестродержателя З. более не является акционером ЗАО, в то время как им является С. Л., акционер ЗАО, обратилась в суд с иском о признании договора дарения притворной сделкой, прикрывающей сделку купли-продажи ценных бумаг в обход преимущественного права акционеров общества, применении последствий недействительности и переводе прав и обязанностей приобретателя по договору купли-продажи ценных бумаг на истца.

Поддерживая отказ в иске, суд апелляционной инстанции указал на следующее. Правовое регулирование вопросов недействительности притворных сделок осуществляется в соответствии с нормами ч. 2 ст. 170 ГК РФ. Притворной является сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, такая сделка ничтожна. По смыслу названной правовой нормы притворная сделка не направлена на возникновение вытекающих из нее правовых последствий, эта сделка прикрывает иную волю участников сделки. Заключая притворную сделку, ее стороны преследуют цель ввести в заблуждение третьих лиц относительно своих намерений и не собираются исполнять совершенную сделку. Притворная сделка направлена на создание иных правовых последствий, отличных от тех, которые сопутствуют совершаемой сделке, поэтому стороны желают их скрыть.

При этом обстоятельств, свидетельствующих о том, что действия З. были направлены не на одарение, а на возмездное отчуждение акций, не установлено, доказательства, их подтверждающие, суду не представлены, так же как и доказательства того, что действия З. были направлены на нарушение преимущественного права истца на приобретение акций общества. Договор дарения был исполнен сторонами. Приведенные истцом обстоятельства не свидетельствуют о наличии причинно-следственной связи между заключением спорного договора дарения и последующим заключением договора купли-продажи ценных бумаг <10>.

--------------------------------

<10> Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 13.08.2004 по делу N 10АП-109/04-ГК.

Между П., являвшимся акционером общества, и К. был заключен договор дарения 10 акций общества. Акции были зачислены на лицевой счет К. Через две недели К. заключил с другим акционером общества Л. договор купли-продажи акций, по которому К. приобретал у Л. еще 400 акций общества. При этом К. неоднократно предлагал остальным акционерам общества приобрести у них акции общества.

Е., акционер общества, полагая, что договор дарения акций заключен между П. и К. с целью обойти преимущественное право других акционеров на приобретение акций общества, обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора дарения как притворной сделки, применении к нему правил купли-продажи, переводе на Е. прав и обязанностей по купле-продаже 10 акций; признать недействительным договор купли-продажи 400 акций и перевести права и обязанности по нему на Е.

Поддерживая удовлетворение иска нижестоящими инстанциями <11>, суд округа указал следующее. Принятие К. мер по приобретению акций общества, в частности заключение с Л. договора купли-продажи 400 акций спустя незначительное время после получения в дар от П. 10 акций общества, отсутствие родственных или иных отношений, которыми мог быть обусловлен безвозмездный характер сделки с П., свидетельствуют о том, что договор дарения имел целью обойти преимущественное право других акционеров общества на приобретение акций <12>.

--------------------------------

<11> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14 января 2005 г. по делу N Ф08-5877/2004.

<12> Аналогичные выводы содержатся в Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20 января 2006 г. по делу N Ф08-6490/2005.

Общество-должник заключило с обществом-кредитором мировое соглашение, утвержденное третейским судом, в соответствии с которым общество-должник в счет погашения задолженности передало 940 акций акционерного общества. Общество-кредитор обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу об обязании ответчика внести в свой реестр акционеров запись, удостоверяющую право собственности общества-кредитора на указанные 940 акций. Определением арбитражный суд утвердил мировое соглашение, в соответствии с которым акционерное общество обязуется внести спорную запись, обеспечить условия по вступлению в должность директора акционерного общества нового лица, обеспечить сохранность своего имущества, а также принять необходимые меры по ограничению доступа каких-либо лиц, за исключением директора, в помещение акционерного общества.

Отменяя определение суда об утверждении мирового соглашения, суд кассационной инстанции указал: "...согласно части 4 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации стороны могут закончить дело мировым соглашением. В соответствии с ч. 5 ст. 49 и ч. 6 ст. 141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд утверждает мировое соглашение сторон, если оно не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы других лиц. Аналогичные условия установлены и для утверждения мирового соглашения третейским судом (ст. 32 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации").

В соответствии с подп. 3 ст. 7 Федерального закона "Об акционерных обществах" и п. 4.33 - 4.35 акционеры... (и само общество) пользуются преимущественным правом приобретения акций, отчуждаемых другими акционерами этого общества третьему лицу.

Суд обстоятельства, связанные с соблюдением установленного требования, не исследовал. Между тем передача акций закрытого акционерного общества без соблюдения правил о преимущественном праве акционеров на приобретение акций не соответствует законодательству и нарушает права акционеров. Это относится и к действиям, не являющимся продажей акций, но направленным на обход указанного правила и выражающимся, в частности, в передаче акций по мировому соглашению, утвержденному третейским судом" <13>.

--------------------------------

<13> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26 апреля 2005 г. по делу N Ф08-1553/2005.

50 акционеров ЗАО "Цигель" приняли решение об учреждении ООО "Цигель-Ш". Одним из акционеров ЗАО "Цигель", не принимавшим участия в создании ООО "Цигель-Ш", был К. ООО "Цигель-Ш" после своего учреждения акционером ЗАО "Цигель" не являлось. Через некоторое время после учреждения ООО "Цигель-Ш" такое общество получило по договору дарения, заключенному с Шевляковым, акционером ЗАО "Цигель", одну акцию. По договору дарения, заключенному с Шашковым, также акционером ЗАО "Цигель", ООО "Цигель-Ш" было передано еще 34 акции. В этот же день, а также в течение последующих двух недель на лицевой счет ООО "Цигель-Ш" зачислены 4412 акций, основанием передачи значатся договоры купли-продажи, заключенные с акционерами - участниками ООО "Цигель-Ш". ООО "Цигель-Ш" стало значиться владельцем 55,86% акций ЗАО "Цигель" от общего числа размещенных акций.

К. обратился в суд с иском к ЗАО "Цигель", ООО "Цигель-Ш" и акционерам ЗАО "Цигель" о признании недействительным перехода права собственности на 4413 акций ЗАО "Цигель", отчужденных указанными акционерами ООО "Цигель-Ш" на основании договоров дарения и купли-продажи акций; перевести на К. права и обязанности покупателя данных акций. При повторном рассмотрении решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены. Судебные акты основаны на том, что договоры дарения являются притворными сделками, направленными на обход установленного законодательством ограничения при приобретении акций закрытого акционерного общества, вследствие чего сделки ничтожны.

Соглашаясь с таким выводом, суд кассационной инстанции мотивировал это следующим образом: "Принятие акционерами ЗАО "Цигель" мер по продаже акций закрытого общества ООО "Цигель-Ш" по договорам купли-продажи 4412 акций спустя незначительное количество времени после получения обществом "Цигель-Ш" в дар от Н.Г. Шевлякова одной акции закрытого общества свидетельствует о том, что договоры дарения имели целью обойти преимущественное право других акционеров на приобретение акций. Действия ответчиков по приобретению и отчуждению акций носили согласованный и последовательный характер, заключение договоров дарения тесно связано с последующим заключением договоров купли-продажи акций" <14>.

--------------------------------

<14> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 января 2006 г. по делу N Ф08-6335/2005.

Если проанализировать основной объем судебной практики по поводу сделок и иных действий в обход закона, то можно прийти к следующим выводам.

В большинстве своем в судебной практике термин "обход" используется применительно к случаям несоблюдения каких-либо ограничений на совершение действий (определенных порядка, процедуры, правил, формы, очередности), для которых законом такие ограничения установлены.

В качестве примеров отождествления обхода с несоблюдением определенных ограничений при совершении действий, совершение которых законом каким-либо образом ограничено, можно привести:

- продажу государственного имущества без соблюдения порядка приватизации, иных ограничений, установленных законодательством о приватизации <15>;

--------------------------------

<15> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10 декабря 1997 г. по делу N А33-1238/97-С1-Ф02-1275/97-С2; Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 7 апреля 1998 г. по делу N 2203/97; Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 октября 1999 г. по делу N 5733/99; Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 22 сентября 2000 г. по делу N А08-9/00-181; Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 20 февраля 2001 г. по делу N А11-3063/2000-К1-4/130; Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 сентября 2004 г. по делу N Ф09-2864/04-ГК; Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16 июня 2005 г. по делу N Ф09-1688/05-С3.

- погашение долга перед кредитором без соблюдения порядка удовлетворения требований, установленного законодательством о несостоятельности <16>;

--------------------------------

<16> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24 апреля 1999 г. по делу N А78-18/4-Ф02-935/99-С2; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 июля 2000 г. по делу N А26-4526/99-02-07/278; Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 6 марта 2001 г. по делу N А33-5813/00-С1-Ф02-81/01-С2; Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 9 августа 2004 г. по делу N А33-52/97-С3(б)-К2-Ф02-2980/04-С2; Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 октября 2002 г. по делу N 6003/02; Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 января 2005 г. по делу N 11119/04; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 июня 2005 г. по делу N Ф08-2641/2005-1064А.

- пересмотр выводов судебных актов не в порядке, установленном процессуальным законодательством <17>;

--------------------------------

<17> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 31 августа 2000 г. по делу N А56-2779/2000; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 февраля 2002 г. по делу N КГ-А40/602-02.

- осуществление экспортных расчетов без соблюдения порядка, установленного валютным законодательством <18>;

--------------------------------

<18> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 июня 2002 г. по делу N 72/02; Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11 ноября 2002 г. по делу N 685/5к; Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23 января 2003 г. по делу N А12-8351/02-С38; Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 5 июня 2003 г. по делу N А

Короткая ссылка на новость: http://www.LawNow.ru/~a8NdD
 


Комментарии пользователей





Следите за новостями

Мы в Твиттере


Мы в instagram