Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Адвокат никогда не проигрывает, клиент - довольно часто.
 
Юзеф Булатович

Права на доменное имя: подходы и тенденции в законе, судебной практике, в международных документах

Права на доменное имя: подходы и тенденции в законе, судебной практике, в международных документах

Права на доменное имя: подходы и тенденции в законе, судебной практике, в международных документах

Национальные нормы о доменных именах

С 1 января вступила в силу четвертая часть Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ). Следует положительно оценить то, что из проекта указанной части были изъяты нормы о доменных именах. Тем не менее единичные упоминания о доменных именах сохранились и, как это не удивительно, думается, даже эти единичные упоминания на практике доставят немалые сложности и вызовут споры.

Заимствованная в ст.ст. 1484 и 1519 ГК РФ норма ст. 4 из Закона о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров (об использовании товарного знака в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации) не претерпела изменений, хотя вызывала справедливую критику юристов (см., например, комментарий "Чем плох Закон о товарных знаках?").

В ГК РФ появилась новая норма (пп. 3 п. 9 ст. 1483 ГК РФ), согласно которой не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные промышленному образцу, знаку соответствия, доменному имени, права на которые возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака. Перечисленные в ней обозначения ставятся в один ряд и разделяются лишь по временному приоритету (права на какое обозначение появились раньше). Если воспринимать норму буквально (как и дОлжно воспринимать нормативные положения), то регистрация доменного имени блокируют регистрацию товарного знака с таким же обозначением по любым классам. Фактически в товарных знаках отпадает надобность. Очевидно, такой подход противоречит не только здравому смыслу, но и национальному и международному праву.

Более того, здесь встает вопрос о том, что есть доменное имя. С одной стороны, с технической точки зрения доменное имя – это полный интернет-адрес (например, nic.ru, kolosov.info), такая позиция поддерживается в целом и в юридических кругах, в том числе находит свое отражение в документах ВОИС (Всемирной организации интеллектуальной собственности). Доменное имя как мы его знаем состоит всегда как минимум из доменов двух уровней (в приведенных выше примерах доменами верхнего, или первого, уровня, также известных как "зоны", будут "ru" и "info", доменами второго уровня будут "nic" и "kolosov"). Таким образом, при буквальном толковании пп. 3 п. 9 ст. 1483 ГК РФ мы должны придти к выводу, что наличие доменного имени "nic.ru" может препятствовать регистрации товарного знака "nic.ru", но не "nic". Но даже такое, буквальное толкование неоправданно превозносит правовой статус доменного имени перед правовым статусом товарного знака. К тому же, о каком конкретно товарном знаке идет речь – словесном, комбинированном, графическом? Как проводить сравнение на тождество товарного знака и доменного имени? Так, в большинстве случаев точка и зона будут считаться неохраняемыми элементами товарного знака.

С другой стороны, в юриспруденции все более укрепляется позиция, что для сравнения доменного имени с товарными знаками или иными средствами индивидуализации не следует принимать во внимание зону доменного имени, а сравнивать следует, основываясь на вымышленной части – домене второго уровня. Такую тенденцию можно проследить, например, в решениях Центра ВОИС по арбитражу и посредничеству по спорам о доменных именах по UDRP (Uniform Domain-Name Dispute-Resolution Policy). Данный подход представляется более логичным и юридически грамотным (здесь мы не будем приводить доводы за и против данного подхода, т.к. это необоснованно увеличит объем статьи и выведет нас за рамки ее целей).

Таким образом, можно повторить вывод, который часто делают в таких случаях: лучше бы эти нормы вообще не принимались. Проблем было бы меньше. Как на практике решится дилемма пп. 3 п. 9 ст. 1483 ГК РФ, можно лишь догадываться, решения законодателя или судебных органов могут быть настолько смелыми, что будут заслуживать критики не меньше, чем сама норма в том виде, как она есть сейчас. Представляется, что оптимальным решением здесь было бы применение общих, давно устоявшихся правовых норм (таких как: общих норм гражданского права, например, о злоупотреблении правом, о пресечении нарушений, о возмещении убытков; сложившихся норм законодательства о товарных знаках, например, о недопустимости введения потребителя в заблуждение, норм о смешении; о недобросовестной конкуренции и т.д.). Именно такие нормы должны ложиться в основу любого правового анализа. Таким образом, должна запрещаться регистрация в качестве товарного знака только того обозначения, которое включается в доменное имя, зарегистрированное ранее подачи заявки на регистрацию товарного знака, и только в том случае, если такая регистрация нарушает нормы законодательства о товарных знаках (конечно же, за изъятием рассматриваемой нормы), например, такая регистрация способна ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя (пп. 1 п. 3 ст. 1483 ГК РФ). Обозначение, включенное в любое зарегистрированное доменное имя, вне зависимости от способов его использования не может и не должно становиться препятствием для регистрации такого же обозначения в качестве товарного знака.

Судебная практика по доменным именам

Количество споров по доменным именам растет из года в год, тем не менее подходы к разрешению данных споров по-прежнему не полностью сложились, а многие вопросы судами еще не были рассмотрены.

Чтобы не повторяться, хотелось бы обратить внимание на следующие материалы, раскрывающие тенденции и подходы к спорам по доменным именам в судебной практике:

Особо хотелось бы обратить внимание на два судебных дела, которые выделяются своей уникальностью из общей массы других судебных дел.

Дело о домене elec.ru. В данном деле суд рассматривал вопрос соотношения прав истца на товарный знак и прав ответчика на фирменное наименование и доменное имя. Несмотря на то что между истцом и ответчиком некогда была связь (являлись партнерами), основываясь на материалах дела и хронологии событий, действия истца можно охарактеризовать как "обратный захват доменного имени" (подобные действия включают в себя регистрацию товарного знака специально под конкретное доменное имя с целью отобрать его у законного владельца).

Пока (на 05.01.2008 г.) вынесено решение суда первой инстанции по делу elec.ru. Наверняка, это не последнее решение по делу, однако хочется верить, что оно не будет изменено в силу того, что логика решения и выводы суда первой инстанции представляются верными (о том, насколько были исследованы все обстоятельства дела, судить сложно, не будучи участником соответствующего процесса). Суд, основываясь на общих нормах (о фирменных наименованиях, о товарных знаках, о недобросовестной конкуренции), включая международные, соотнес права истца и права ответчика, взяв за критерий временной приоритет и добросовестность сторон.

Дело о домене denso.com. Данное дело уникально тем, что впервые суд рассматривает спор по доменному имени, рассмотренный Центром ВОИС по арбитражу и посредничеству. Согласно решению Административной группы доменное имя должно было быть переведено от ответчика ООО "ДенСо" жалобщику Денсо Корпорейшн (международная компания с головным офисом в Японии). Российская компания с решением не согласилась и подала в российский суд исковое заявление о признании права пользования доменным именем.

В первую очередь российский суд решал процессуальные вопросы: компетентен ли он рассматривать данный споры, является ли решение Центра ВОИС решением третейского суда и т.д. Только после окончательного разрешения процессуальных вопросов суд стал более глубоко рассматривать вопросы материально-правовые (касающиеся самой сути спора).

Дело является достаточно запутанным как с фактической точки зрения: ряд заявлений об обстоятельствах не подтверждается документально, обе стороны меняют в ходе процесса позицию по некоторым вопросам и т.д.; так и с юридической: обе стороны имеют права на фирменные наименования и на товарные знаки, встает необходимость соотношения данных прав, а также установление их связи с доменным именем.

По вынесенным решениям (см., например, Постановление ФАС СЗО от 11 января 2008 года) можно сделать вывод о том, что весь спор переместился в область установления добросовестности обеих сторон (с материально-правовой точки зрения) и в область представления и оценки доказательств добросовестности сторон и сделанных ими заявлений (с процессуально-правовой точки зрения), т.к. суд установил, что обе компании обладают формально равными правами на спорное обозначение "денсо" и "denso", которые выражаются в зарегистрированных фирменных наименованиях и товарных знаках, а также в ряде доменных имен, которыми они владеют. В данной статье не будут приводиться цитаты из судебных решений, поэтому рекомендуется ознакомиться с ними в полном объеме по вышеуказанным ссылкам.

Очевидно, что решение по данному делу является чрезвычайно важным не только для участников процесса, но и для нас с Вами и дальнейшей судебной практики, т.к. в данном деле затрагиваются многие вопросы, связанные с доменными именами. Что немаловажно, затрагиваются вопросы добросовестности регистрации и владения доменным именем и вырабатываются подходы к ее оценке. Достаточно легко уйти в область ощущений при рассмотрении дела о добросовестности и где с одной стороны (истец) – маленькая, только начинающая свое развитие российская компания (вероятно, сталкивающаяся с трудностями документального подтверждения своей деятельности), а с другой стороны (ответчик) – крупная международная корпорация. На наш взгляд, постановления судов и выводы кассационной инстанции по данному делу соответствуют закону, логичны и в своей основе беспристрастны.

Международные документы и подходы

Международное сообщество давно занимается вопросами доменных имен, в том числе и правовыми вопросами, включающими вопросы соотношения прав на доменное имя с правами на товарные знаки. Так, была разработана уже упоминавшаяся процедура UDRP. Официального перевода Методики UDRP не существует, с неофициальным переводом Единообразной методики (политики) рассмотрения споров по доменным именам можно ознакомиться здесь. Несмотря на то, что процедура UDRP разрабатывалась для борьбы с киберсвоттерами, выработанные в ней принципы рассмотрения конкретной категории споров по правам на доменные имена и товарные знаки, в том числе критерии добросовестности, видятся верными и справедливыми (что не всегда можно сказать о применении правил UDRP Административными группами, рассматривающими указанные дела).

Достойна особого внимания изложенная в 2007 году позиция Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по природе прав на доменные имена и по спорам о доменных именах в Решении ЕСПЧ по делу PAEFFGEN GMBH v. Germany в переводе В.А. Колосова. Рекомендуется ознакомиться с текстом решения в полном объеме, ключевые выводы выделены по тексту решения.

Выводы о природе прав на доменное имя

Очевидно, доменные имена давно стали неотъемлемым сегментом не только Интернета, но и жизни и деятельности каждого из нас. Это ставит вопрос о природе прав на доменное имя, что это за права, что они из себя представляют. О двух основных юридических позициях на данный счет можно почитать в статье Вадима Колосова "Природа и характер прав на доменное имя".

Определить для себя, к какой позиции склоняетесь Вы, можно задавшись следующим вопросом. Чего Вы хотите, когда регистрируете доменное имя: владеть им, как владеете автомобилем, квартирой или одеждой, или Вас интересует процесс регистрации и состояние "зарегистрированности" доменного имени как таковое, как интересует процесс и состояние при оказании Вам услуг по массажу, при посещении театрального представления и т.п. Редкий владелец доменного имени выберет второй вариант. Не будет ли это доказательством того, что права на доменное имя "собственнические" по своей природе? Тогда права на доменное имя, как указал ЕСПЧ, - права собственности, это имущественные, абсолютные права, когда против права одного субъекта противопоставляется обязанность всех третьих лиц воздерживаться от нарушений и посягательств. При этом, процедура регистрации доменного имени, а равно заключение с договора с регистратором, не могут и не должны влиять на природу прав. Так, согласно п. 2 ст. 558 ГК РФ "договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации"; обозначение получает охрану в качестве товарного знака, если является зарегистрированным в качестве товарного знака (исключение – общеизвестные товарные знаки); согласно ст. 1490 ГК РФ договор о распоряжении товарным знаком подлежит госрегистрации и др. примеры. Абсолютный характер прав на вышеперечисленные объекты не вызывает сомнений. Конечно, государственная регистрация – это не то же самое, что регистрация доменного имени, тем не менее ряд общих черт налицо (проверка оснований для регистрации, сама регистрация, возникновение прав).

В заключение хотелось бы привести, на наш взгляд, верно аргументированный логику и выводы ЕСПЧ по природе прав на доменное имя, содержащиеся в упомянутом выше решении ЕСПЧ по делу PAEFFGEN GMBH v. Germany, no. 25379/04, 21688/05, 21722/05 and 21770/05, ECHR, decision as of 18 September 2007 (дело ООО Паеффген против Германии по заявлениям №№ 25379/04, 21688/05, 21722/05 и 21770/05, решение ЕСПЧ от 18 сентября 2007 г.).

  • Ст. 1 Протокола №1 к Конвенции устанавливает, что каждое лицо вправе свободно пользоваться и распоряжаться своим имуществом; никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
  • ЕСПЧ отмечает, что теория "собственности", отраженная в ст. 1 Протокола №1, "имеет самостоятельное значение, которое не ограничивается владением только материальными вещами и которое не зависит от формальной классификации в национальном праве. Другие конкретные права и интересы, образующие имущество, также могут рассматриваться как "права собственности", а соответственно, и как "объекты собственности" в целях данной статьи" (цитата из решения ЕСПЧ в переводе В.А. Колосова).
  • Для определения является ли какой-то объект объектом прав собственности, необходимо установить затрагиваются ли при его использовании финансовые интересы и имеется ли экономическая ценность у такого объекта.
  • Следуя данной логике, к объектам собственности ЕСПЧ отнес объекты интеллектуальной собственности, а также лицензии.
  • Владелец доменного имени вправе самостоятельно определять способы его использования (разместить рекламу, сайт об услугах и/или товарах, сделать доступ платным или бесплатным, может сдать доменное имя в аренду, может продать его и т.д.). Поэтому исключительное право на использование доменного имени имеет экономическую ценность, а соответственно, является правом собственности в смысле статьи 1 Протокола №1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
  • При соотношении прав на доменное имя и прав на товарный знак и иные обозначения необходимо исследовать в каждом конкретном случае, возможно ли использование спорного доменного без нарушения прав на средства индивидуализации и каким будет использование доменного имени, если оно сохранится за ответчиком – владельцем доменного имени. Это позволит принять справедливые меры по пресечению и предотвращению нарушений в дальнейшем, не нарушая прав собственности владельца доменного имени на доменное имя.

Обзор подготовил юрист по интеллектуальной собственности и интернет-праву, член Кафедры ЮНЕСКО по авторскому праву и другим отраслям права интеллектуальной собственности Вадим Колосов.

Обсудить материал на форуме...

Короткая ссылка на новость: http://www.LawNow.ru/~ZYbtJ
 


Комментарии пользователей





Следите за новостями

Мы в Твиттере


Мы в instagram