Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Способность людей устанавливать законы делает демократию возможной, а склонность людей обходить законы делает демократию необходимой.
 
Рейнхольд Нибур

Иски к власти

Иски к власти

Иски к власти

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

Проблемы административной юстиции стали темой беседы члена Президиума Ассоциации юристов России Михаила Барщевского с судьей Верховного суда РФ, председателем Кассационной коллегии Александром Фединым.

Как судиться с мэром

Проблемы административной юстиции стали темой беседы члена Президиума Ассоциации юристов России Михаила Барщевского с судьей Верховного суда РФ, председателем Кассационной коллегии Александром Фединым.

Как судиться с мэром
Михаил Барщевский: Александр Иванович, одна из ваших специализаций - административное судопроизводство. Для большинства административное судопроизводство - это что-то связанное с административной ответственностью, штрафами и так далее. Что же это такое на самом деле?

Александр Федин: Мнение, что к административному судопроизводству относятся дела об оспаривании постановлений судей, органов власти, применения штрафных санкций, ареста и прочего ошибочное. Прежде всего к административной юстиции относится обжалование нормативных правовых актов органов власти, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, решений и действий органов госвласти, муниципалитетов и должностных лиц и дела по избирательным спорам.

Барщевский: Например? Если мэрия Москвы приняла постановление о строительстве какого-то объекта в парке, может ли москвич обратиться в суд с заявлением об отмене постановления по мотивам нарушения своих прав?

Федин: Да, и это требование, стопроцентно относящееся к административной юстиции. В ГПК это называется "дела, возникающие из публичных правоотношений". Но это синоним административных дел.

Барщевский: А насколько это реально востребованные жизнью потребности, а не юридическая экзотика? Таких дел много вообще?

Федин: В настоящее время много. И экзотикой такие дела я бы называть точно не стал. В Европе вообще административное судопроизводство давно оформлено в самостоятельную ветвь судебной системы. Например, в Германии существует Высший федеральный административный суд и земельные суды на местах. Мы пока отстаем, у нас рассмотрением административных дел в большей степени занимаются суды общей юрисдикции. В 2010 году в России было рассмотрено около 200 тысяч таких дел.

Барщевский: Почему у нас до сих пор не возникает административная юстиция как самостоятельная отрасль? Кто противится?

Федин: Верховный суд выступает с этой инициативой уже давно. Существуют утвержденные пленумом проекты законов. Один из них был рассмотрен Госдумой в 1-м чтении и оставлен без движения. Второй закон Совет Госдумы рассмотрел и даже не внес на 1-е чтение. Конкретных противников идеи не существует. Есть некоторая оппозиция со стороны Высшего арбитражного суда, там полагают, что административные дела должны рассматриваться при арбитражных судах.

Барщевский: Я уже много лет являюсь сторонником административной юстиции. Однажды я услышал от одного из тех, кто принимает решение: "Теоретически вы правы, но прежде надо наладить работу существующих судов, а потом создавать новое направление". И мне нечего было ответить.

Федин: Одно другому не мешает. Почему нельзя параллельно нормализовать работу по подбору квалифицированных кадров, их обеспечению? В Конституции сказано: "Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства". Отдельно выделено "административное судопроизводство", а самостоятельным оно так и не стало. Конституция, с моей точки зрения, не выполняется государством.

Барщевский: Ответьте, положа руку на сердце, какой процент судей в системе судов общей юрисдикции, не учитывая Верховный, с вашей точки зрения являются достаточно грамотными для того, чтобы быть судьями в XXI веке?

Федин: Вынужден признать, что задачи по повышению квалификации судей стоят громадные.

Барщевский: Значит, нужно в первую очередь повысить квалификацию или заменить нерадивых. А суды административной юстиции - это еще тысяч 5 человек надо найти. У нас с юридическим образованием катастрофа.

Федин: Надо начинать с нуля. В той же Германии для административной юстиции судей специально подбирают и готовят: повышают квалификацию, специализируют. В Высший федеральный административный суд из нижерасположенных привлекают перспективных судей и обучают их специально по этой теме. У нас даже это еще не начато.

Барщевский: А в Академии правосудия идет подготовка?

Федин: Только общая. Специализированного обучения для административного судопроизводства нет, потому что нет административной юстиции как таковой. Она внедрена в гражданское судопроизводство. В ГПК сказано, что дела административного характера рассматриваются по общим правилам искового производства с особенностями, предусмотренными соответствующими главами. А определить, какую норму взять из общеискового процесса, а какую из специальной нормы по административным делам, сложно даже опытному судье иногда.

Барщевский: Существует ли специфика исполнения судебных решений, вынесенных в рамках административного судопроизводства? Как они исполняются?

Федин: По нормативно-правовым актам закон прямо предписывает публикацию решения суда, признающего незаконным, не действующим какой-то нормативно-правовой акт в том печатном органе, в котором он был опубликован ранее. Этого достаточно для исполнения. По действиям и решениям, конечно, сложнее. Решение, вступившее в законную силу, должно быть направлено в орган, который принимал это решение либо совершал действие, и конкретному должностному лицу, которое обязано его выполнять. За невыполнение предусмотрены санкции.

Тревожная пошлина
Барщевский: А какова цена вопроса? Какая пошлина по этим делам?

Федин: Госпошлина незначительная - 200 рублей. Люди имеют реальную возможность обжаловать даже постановления правительства.

Барщевский: С одной стороны, если пошлина маленькая, все могут оспаривать реально важные постановления правительства и приказы министерств. С другой стороны, мы открываем ворота для людей, страдающих сутяжным синдромом. А если пошлину сделать не заградительной, а, как выразился председатель Московского арбитражного суда Сергей Чуча, тревожащей? Не 200, а хотя бы 3 тысячи рублей?

Федин: Даже тысяча сразу отсеет часть людей, которые предъявляют заранее необоснованные требования. Оспаривая нормативно-правовые акты высших органов власти, гражданин должен быть уверен, что его права действительно нарушают и в случае выигрыша все судебные расходы ему будут возмещены.

Барщевский: Бытует мнение, что судебные приставы должны быть внутри судебной власти, а не исполнительной. Ведь акт правосудия можно считать состоявшимся только после того, как он исполнен, а не оглашен. Как вы считаете, к кому должно относиться исполнительное производство?

Федин: Раньше оно находилось в рамках судебной власти и судьи обязаны были контролировать исполнение вынесенных решений. Но мое личное мнение - отделение судебных приставов от судебной системы является правильным. Суды должны отвечать за рассмотрение дел, за вынесение правильного решения. А исполнение - это уже другая стадия. При этом государство все равно обязано нести ответственность за все стадии судопроизводства и перед своими гражданами, и перед Советом Европы.

Барщевский: А мне судебные приставы говорят, что судьи, вынося решение, вообще не думают о том, будет оно исполнено или нет. По принципу петуха: откукарекал, а там хоть не рассветай.

Федин: Отдельные подобные случаи могут быть. Но веских оснований так думать нет. В ГПК прописана процедура разъяснения решений. При невозможности исполнения тот же исполнитель вправе ставить перед судьей вопрос о разъяснении решения, просить дополнений и исправлений, если там имеются неточности или ошибки. Считаю, это необоснованное мнение.

Ключевой вопрос
Барщевский: Существует миф о том, что наше правосудие абсолютно неправосудное и ангажированное властью, и когда слушаются дела об оспаривании актов правительства или президента, 99 процентов дел решаются в пользу власти. Каков действительно этот процент?

Федин: Если учитывать дела, рассматриваемые всеми судами, то в более 67 процентах случаев удовлетворяются заявленные требования граждан и организаций.

В Верховном суде, конечно, картина другая. Там по нормативно-правовым актам удовлетворяются только 15,5 процента заявлений. Это связано прежде всего с тем, что уровень принимаемых нормативных актов и органов госвласти, за них отвечающих, совсем иной.

Барщевский: В любом случае цифры 67 процентов по стране, а по Конституционному суду в пользу граждан решается около 80 процентов, развенчивают миф о нашем правосудии как абсолютно неправосудном.

Источник: "Российская газета" - Неделя №5528 (152)

Обсудить материал на форуме...

Короткая ссылка на новость: http://www.LawNow.ru/~6ZQqr
 


Комментарии пользователей





Следите за новостями

Мы в Твиттере


Мы в instagram