Вы здесь:
Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Обязанность без права есть рабство; право без обязанности - анархия.
 
Ф. Ламенне
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
Судебная практика: единственное жилье
 
Оглавление:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Суд разрешил банкроту оставить единственное дорогое жилье

Можно ли продать за долги единственное жилье, если это большой элитный коттедж в ближайшем Подмосковье? Суды разделились во мнениях. Первая инстанция в своем решении учла поведение должника. По ее мнению, он специально продал все остальные квартиры, чтобы уберечь дорогой дом от взыскания.
18-й ААС отменил решение первой инстанции, которая разрешила продать за долги единственное дорогое жилье должника – дом в элитном коттеджном поселке «Барвиха Клаб» в Московской области. Спор о том, включать ли его в конкурсную массу, возник в деле № А76-11986/2016. Там ВТБ банкротил бизнесмена Олега Назарова за долги по кредитам в размере 200 млн руб. Также в реестр включились Газпромбанк (83,6 млн руб.), Локо-Банк (39 млн руб.) и другие кредиторы.

В 2017 году суд ввел процедуру реализации имущества и «вернул» должнику объекты, которые тот продал, чтобы избежать взыскания. В их числе оказались три квартиры в Челябинской области, тот самый дом в поселке «Барвиха Клаб» площадью 386,1 кв. м, земля, машины и т. д. Квартиры в области в итоге достались добросовестным приобретателям, а покупателя обязали заплатить их стоимость. В конкурсную массу вернулся элитный коттедж, но должник возражал против его продажи. Он утверждал, что это единственное жилье для него, жены и несовершеннолетнего сына. А значит, на него распространяется исполнительский иммунитет. Закон запрещает налагать взыскание на такую квартиру.

АС Челябинской области отклонил эти доводы и разрешил продать спорный дом. Он учел недобросовестность бизнесмена, установленную предыдущими судебными актами, которые аннулировали его сделки. Зная о долгах перед банками, Назаров стал распродавать все имущество, включая другие квартиры. Он целенаправленно выводил все жилье из конкурсной массы, чтобы защитить исполнительским иммунитетом наиболее дорогой объект, решил судья Александр Осипов. Кроме того, он учел, что сейчас должник и его жена нигде не работают, поэтому им было бы обременительно содержать такой большой дом. Судья также отверг аргументы о правах несовершеннолетнего ребенка на жилье. «Обеспечить ребенка местом жительства должны родители», – отмечается в решении суда. А сам Назаров должен оценить «необходимость проживания его с семьей в доме при отсутствии какого-либо дохода и работы у должника и у супруги». Иной подход означает необоснованный приоритет прав несовершеннолетнего ребенка и его родителей над интересами кредиторов, заключил АС Челябинской области.

9 августа 2019 года 18-й ААС отменил это решение. Коллегия под председательством Людмилы Забутыриной удовлетворила ходатайство Назарова и исключила коттедж из конкурсной массы. Мотивы судей станут ясны позднее, когда будет опубликован полный текст решения.

Неопределенность и недобросовестность
Решение первой инстанции, которая отказалась исключать дом из конкурсной массы, называет «абсолютно ожидаемым» старший юрист юридического бюро Падва и Эпштейн Евгения Лим. Суд учел очевидную недобросовестность должника и позицию высших судебных инстанций о том, что надо учитывать социальную норму жилплощади при оценке возможности обратить взыскание на единственное жилье, говорит Лим. «Тем интереснее будет исследовать мотивировку апелляционной инстанции, которая отменила определение», – заключает она.

Госдума так и не решилась принять закон о продаже единственного элитного жилья, хотя Конституционный суд указал сделать это еще несколько лет назад, напоминает старший юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Артем Фролов. Поэтому судам не хватает определенности во многих вопросах. Например, если должник своими действиями защитил жилье иммунитетом, но при этом имеет другое жилье, суд может отказать в исключении имущества из конкурсной массы. Но если другого жилья нет, то нет и разъяснений для судов, что в этом случае делать, рассуждает Даниил Владимиров из Saveliev, Batanov & Partners . По словам юриста, практика пока не дает ответов на вопросы, можно ли продать единственное жилье при условии покупки другого и кто должен определять условия сделок. В частности, цену и площадь.

Владимиров считает, что по отношению к кредиторам было бы справедливо реализовывать жилье с условием покупки нового. Разрешать вопросы о цене, площади, районе нового жилья должно собрание кредиторов, говорит юрист. При этом, по его мнению, должнику надо оставить право представить свои предложения с учетом социальных нормативов.

Евгения Ефименко
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 г. N 11-П
"По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова"
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1