Вы здесь:
Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Кто знает, что такое право, знает очень хорошо, как его обойти в своих интересах.
 
В. Швебель
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти
 
Страницы: 1
Судебная практика: единственное жилье
 
Оглавление:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Суд разрешил банкроту оставить единственное дорогое жилье

Можно ли продать за долги единственное жилье, если это большой элитный коттедж в ближайшем Подмосковье? Суды разделились во мнениях. Первая инстанция в своем решении учла поведение должника. По ее мнению, он специально продал все остальные квартиры, чтобы уберечь дорогой дом от взыскания.
18-й ААС отменил решение первой инстанции, которая разрешила продать за долги единственное дорогое жилье должника – дом в элитном коттеджном поселке «Барвиха Клаб» в Московской области. Спор о том, включать ли его в конкурсную массу, возник в деле № А76-11986/2016. Там ВТБ банкротил бизнесмена Олега Назарова за долги по кредитам в размере 200 млн руб. Также в реестр включились Газпромбанк (83,6 млн руб.), Локо-Банк (39 млн руб.) и другие кредиторы.

В 2017 году суд ввел процедуру реализации имущества и «вернул» должнику объекты, которые тот продал, чтобы избежать взыскания. В их числе оказались три квартиры в Челябинской области, тот самый дом в поселке «Барвиха Клаб» площадью 386,1 кв. м, земля, машины и т. д. Квартиры в области в итоге достались добросовестным приобретателям, а покупателя обязали заплатить их стоимость. В конкурсную массу вернулся элитный коттедж, но должник возражал против его продажи. Он утверждал, что это единственное жилье для него, жены и несовершеннолетнего сына. А значит, на него распространяется исполнительский иммунитет. Закон запрещает налагать взыскание на такую квартиру.

АС Челябинской области отклонил эти доводы и разрешил продать спорный дом. Он учел недобросовестность бизнесмена, установленную предыдущими судебными актами, которые аннулировали его сделки. Зная о долгах перед банками, Назаров стал распродавать все имущество, включая другие квартиры. Он целенаправленно выводил все жилье из конкурсной массы, чтобы защитить исполнительским иммунитетом наиболее дорогой объект, решил судья Александр Осипов. Кроме того, он учел, что сейчас должник и его жена нигде не работают, поэтому им было бы обременительно содержать такой большой дом. Судья также отверг аргументы о правах несовершеннолетнего ребенка на жилье. «Обеспечить ребенка местом жительства должны родители», – отмечается в решении суда. А сам Назаров должен оценить «необходимость проживания его с семьей в доме при отсутствии какого-либо дохода и работы у должника и у супруги». Иной подход означает необоснованный приоритет прав несовершеннолетнего ребенка и его родителей над интересами кредиторов, заключил АС Челябинской области.

9 августа 2019 года 18-й ААС отменил это решение. Коллегия под председательством Людмилы Забутыриной удовлетворила ходатайство Назарова и исключила коттедж из конкурсной массы. Мотивы судей станут ясны позднее, когда будет опубликован полный текст решения.

Неопределенность и недобросовестность
Решение первой инстанции, которая отказалась исключать дом из конкурсной массы, называет «абсолютно ожидаемым» старший юрист юридического бюро Падва и Эпштейн Евгения Лим. Суд учел очевидную недобросовестность должника и позицию высших судебных инстанций о том, что надо учитывать социальную норму жилплощади при оценке возможности обратить взыскание на единственное жилье, говорит Лим. «Тем интереснее будет исследовать мотивировку апелляционной инстанции, которая отменила определение», – заключает она.

Госдума так и не решилась принять закон о продаже единственного элитного жилья, хотя Конституционный суд указал сделать это еще несколько лет назад, напоминает старший юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Артем Фролов. Поэтому судам не хватает определенности во многих вопросах. Например, если должник своими действиями защитил жилье иммунитетом, но при этом имеет другое жилье, суд может отказать в исключении имущества из конкурсной массы. Но если другого жилья нет, то нет и разъяснений для судов, что в этом случае делать, рассуждает Даниил Владимиров из Saveliev, Batanov & Partners . По словам юриста, практика пока не дает ответов на вопросы, можно ли продать единственное жилье при условии покупки другого и кто должен определять условия сделок. В частности, цену и площадь.

Владимиров считает, что по отношению к кредиторам было бы справедливо реализовывать жилье с условием покупки нового. Разрешать вопросы о цене, площади, районе нового жилья должно собрание кредиторов, говорит юрист. При этом, по его мнению, должнику надо оставить право представить свои предложения с учетом социальных нормативов.

Евгения Ефименко
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 г. N 11-П
"По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова"
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Наличие у квартиры свойств единственного пригодного для постоянного проживания помещения не влечет ее исключение из конкурсной массы, если она является предметом действующей ипотеки. Между тем, если кредитор по требованию, обеспеченному залогом единственного жилого помещения, не предъявил это требование должнику в рамках дела о банкротстве либо обратился за установлением статуса залогового кредитора с пропуском установленного законом срока, такой кредитор не вправе рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога. Карточка дела Реквизиты судебного акта Определение ВС РФ от 13.06.2019 № 307-ЭС19-358 по делу № А05-3506/2016 Заявитель Финансовый управляющий П. Должник Гражданин П. Суть дела Решением суда от 16.02.2017 гражданин П. признан несостоятельным (банкротом), в отношении его имущества введена процедура реализации. Вступившим в законную силу Определением от 31.10.2017 признаны обоснованными вытекающие из договора займа требования гражданина Ч. и гражданки Ч. к должнику в размере 7,8 млн как обеспеченные залогом его квартиры. Данные требования признаны подлежащими удовлетворению преимущественно из суммы, вырученной от продажи предмета залога и оставшейся после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов. Финансовый управляющий имуществом должника П. обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении Положения о порядке, об условиях и о сроках реализации имущества должника, находящегося в залоге (далее — Положение о продаже), — квартиры, расположенной в г. Архангельске. Для совместного рассмотрения с названным заявлением принято также и требование должника об исключении из конкурсной массы указанной квартиры. Должник при этом ссылался на то, что квартира является единственным пригодным для проживания помещением, и обратился в суд с ходатайством об исключении ее из конкурсной массы. Позиция судов Определением суда первой инстанции отказано в удовлетворении ходатайства об исключении квартиры из конкурсной массы и утверждено Положение о продаже, предусматривающее начальную продажную цену квартиры в размере 16,9 млн руб. Суд апелляционной инстанции и суд округа подтвердили правильность решения первой инстанции. Суды пришли к выводу, что квартира, находящаяся в ипотеке, даже будучи единственным жильем, не может быть исключена из конкурсной массы должника и, следовательно, подлежит реализации в деле о его банкротстве. Позиция ВС РФ ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. ВС РФ подтвердил, что наличие у квартиры свойств единственного пригодного для постоянного проживания помещения не влечет ее исключение из конкурсной массы, если она является предметом действующей ипотеки. Между тем, как разъяснено в п. 5 постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан», если кредитор по требованию, обеспеченному залогом единственного жилого помещения, не предъявил это требование должнику в рамках дела о банкротстве либо обратился за установлением статуса залогового кредитора с пропуском срока, определенного п. 1 ст. 142 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), такой кредитор не вправе рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога, в том числе посредством обращения взыскания на данное имущество вне рамок дела о банкротстве. В этом случае жилое помещение считается не вошедшим в конкурсную массу в силу п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве, право залога на него прекращается после завершения процедуры реализации имущества при условии освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств. Указанные разъяснения направлены на недопущение ситуации, когда вопреки смыслу положений ст. 446 ГПК РФ и Федерального закона от 16.07.98 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» единственное пригодное для постоянного проживания жилое помещение фактически будет реализовываться в целях приоритетного удовлетворения требований по текущим обязательствам и требований незалоговых кредиторов, получивших в силу законодательства о несостоятельности приоритет над опоздавшим залогодержателем. Требования гражданина Ч. и гражданки Ч. включены «за реестр» в связи с пропуском срока, определенного п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве, и судом было отказано в восстановлении пропущенного срока. Это значит, что на них распространяются названные разъяснения, в связи с чем спорная квартира (если она обладает признаками единственного пригодного для постоянного проживания помещения) должна была считаться не вошедшей в конкурсную массу. Вместе с тем, разрешая спор, суды ограничились констатацией существования обременения в отношении имущества (что автоматически, по их мнению, влекло возможность обращения на него взыскания), не проверив наличие у квартиры признаков, предусмотренных ст. 446 ГПК РФ. Так, уполномоченный орган ссылался на то, что гражданин П. живет по иному адресу, а смена места регистрации в органах регистрационного учета была осуществлена им искусственно в преддверии спора в целях создания формальных условий для исключения имущества из конкурсной массы. В то же время уполномоченный орган заявлял, что в спорной квартире продолжает жить бывшая супруга гражданина П. с их общими детьми. Судами названные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, не проверялись, и доводам уполномоченного органа правовая оценка не дана. При таких условиях, поскольку выводы судов о правовых последствиях существования ипотеки являются ошибочными, а признаки единственного пригодного для постоянного проживания жилья у квартиры не проверены, любые суждения относительно наличия оснований для исключения помещения из конкурсной массы или утверждения Положения о его продаже в настоящий момент являются, по мнению ВС РФ, преждевременными.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1