Вы здесь:
Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
A lawyer with his briefcase can steal more than a hundred men with guns.
 
Mario Puzo
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
Судебная практика: притворные и мнимые сделки (ст. 170 ГК РФ)
 
Оглавление:

Судебная практика:
Публикации:
Видео:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Позиция ВС РФ, ВАС РФ: Договор купли-продажи имущества может быть оспорен как притворная сделка, если стороны в действительности имели в виду залог имущества

Применимые нормы: п. 2 ст. 170, п. 1 ст. 334, п. 1 ст. 454 ГК РФ

Примечание. Приведенная ниже практика сформирована до внесения изменений в ст. 170 ГК РФ в соответствии с Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ и в ст. 334 ГК РФ на основании Федерального закона от 21.12.2013 N 367-ФЗ, однако актуальна и сейчас, поскольку с вступлением в силу указанных Законов правовое регулирование ситуации не изменилось.

Определение Верховного Суда РФ от 30.07.2013 N 18-КГ13-72

Договор купли-продажи квартиры является притворной сделкой, если фактически между сторонами заключен договор займа с залогом имущества в виде спорной квартиры.

См. также:

Определение Верховного Суда РФ от 18.12.2007 N 5-В07-166
Постановление Президиума ВАС РФ от 06.10.1998 N 6202/97

Договор купли-продажи акций может быть признан заключенным с целью прикрыть залог акций при наличии следующих обстоятельств:

- включение в договор о предоставлении кредитной линии ссылки на обеспечительный характер продажи акций с правом обратного выкупа;

- установление продажной цены акций ниже их номинальной стоимости;

- установление права обратного выкупа акций после наступления срока погашения кредита и исполнения обязательств по его возврату.

Учитывая, что стороны имели в виду залог, к такой сделке с акциями в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ должны применяться правила о залоге.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
евассс
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 июля 2013 г. N 18-КГ13-72


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Пчелинцевой Л.М., Кликушина А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Дейнеки С.Н. к Четверикову А.С. Четвериковой О.А., Четвериковой Е.А. о признании утратившими право пользования жилым помещением и выселении и по встречному иску Четверикова А.С., Четвериковой О.А., Четвериковой Е.А. к Дейнеке С.Н. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным и применении последствий недействительной сделки по кассационной жалобе Четверикова А.С., Четвериковой О.А., Четвериковой Е.А. на решение Хостинского районного суда Краснодарского края от 7 марта 2012 г. и постановление президиума Краснодарского краевого суда от 30 января 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Дейнека С.Н. обратился в суд с иском к Четверикову А.С., Четвериковой О.А., Четвериковой Е.А. с требованиями о признании утратившими право пользования жилым помещением и выселении, ссылаясь на то, что на основании договора купли-продажи от 22 июля 2011 г., заключенного между Дейнекой С.Н. и Четвериковым А.С., Четвериковой О.А., истец является собственником квартиры <...> в доме <...> по ул. <...> районе г. <...> края. Вместе с тем обязательства о снятии с регистрационного учета и освобождении занимаемого жилого помещения в установленный договором срок ответчики не исполнили, продолжают проживать в указанной квартире, в результате чего истец лишен возможности реализовать свое право пользования, владения и распоряжения принадлежащим ему имуществом. Соглашения о сохранении за ответчиками права бессрочного пользования указанным жилым помещением не имеется, членами семьи истца ответчики не являются.

Четвериков А.С., Четверикова О.А., Четверикова Е.А. иск не признали, обратились в суд со встречными исковыми требованиями о признании договора купли-продажи квартиры недействительным и применении последствий недействительной сделки, указав, что договор купли-продажи квартиры <...> в доме <...> по ул. <...> от 22 июля 2011 г. является притворной сделкой. Четвериков А.С., Четверикова О.А. не намеревались отчуждать принадлежащую им на праве собственности квартиру, передача квартиры совершена не была, коммунальные платежи с момента заключения договора купли-продажи по-прежнему производятся Четвериковым А.С., Четвериковой О.А. и Четвериковой Е.А. Денежные средства, указанные в договоре купли-продажи от 22 июля 2011 г., Четвериков А.С., Четверикова О.А. не получали. Вместо этого Четвериков А.С. получил от Рудневой Н.М., действующей совместно с Дейнекой С.Н., в виде займа <...> руб. Договор купли-продажи квартиры был оформлен в обеспечение возврата займа и прикрывал договор залога. Для случая возврата займа был заключен предварительный договор купли-продажи этой же квартиры, в котором Дейнека С.Н. выступал продавцом, а Четвериков А.С. - покупателем, покупная сумма в размере <...> руб. была указана с учетом процентов по договору займа.

Решением Хостинского районного суда Краснодарского края от 7 марта 2012 г. исковые требования Дейнеки С.Н. удовлетворены. В удовлетворении встречных исковых требований Четверикова А.С., Четвериковой О.А., Четвериковой Е.А. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 мая 2012 г. решение отменено, по делу принято новое судебное постановление, которым в удовлетворении исковых требований Дейнеки С.Н. отказано, встречные исковые требования Четверикова А.С., Четвериковой О.А., Четвериковой Е.А. удовлетворены.

Постановлением президиума Краснодарского краевого суда от 30 января 2013 г. определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 мая 2012 г. отменено, решение Хостинского районного суда Краснодарского края от 7 марта 2012 г. оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Четверикова А.С., Четвериковой О.А. и Четвериковой Е.А. ставится вопрос об отмене решения Хостинского районного суда Краснодарского края от 7 марта 2012 г. и постановления президиума Краснодарского краевого суда от 30 января 2013 г., со ссылкой на нарушение судами первой и кассационной инстанций норм материального права, а также на нарушение норм процессуального права судом кассационной инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 19 июня 2013 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, выслушав Четверикова А.С., представителя Четвериковой Е.А. по доверенности и ордеру Целенко Б.П., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя Дейнеки С.Н. по доверенности Баланяна Т.Н., возражавшего против ее удовлетворения, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей жалобу подлежащей удовлетворению, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке постановления президиума Краснодарского краевого суда от 30 января 2013 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм процессуального и материального права были допущены судом кассационной инстанции при рассмотрении настоящего дела.

Удовлетворяя исковые требования Дейнеки С.Н. и отказывая в удовлетворении встречных исковых требований Четверикова А.С., Четвериковой О.А. и Четвериковой Е.А., суд первой инстанции исходил из того, что Дейнека С.Н., являясь собственником квартиры <...> в доме <...> по ул. <...>, фактически не может пользоваться указанным жилым помещением, поскольку в нарушение условий заключенного между сторонами договора купли-продажи до настоящего времени в квартире проживают Четвериков А.С., Четверикова О.А., Четверикова Е.А. При этом суд указал, что договор купли-продажи квартиры от 22 июля 2011 г. содержит все существенные условия, соответствует требованиям действующего законодательства, расчет между сторонами по договору произведен полностью. Договором не предусмотрено сохранение права пользования спорной квартирой продавцом, членами его семьи или иными лицами.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда, исследовав и оценив доказательства, пришла к выводу, что договор купли-продажи квартиры от 22 июля 2011 г. является притворной сделкой, поскольку фактически между сторонами заключен договор займа с залогом имущества в виде спорной квартиры.

При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что действия по получению Четвериковым А.С. денежных средств у Рудневой Н.М., регистрация договора купли-продажи в Управлении Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Краснодарскому краю и получение Дейнекой С.Н. свидетельства о государственной регистрации права собственности были произведены одновременно. Практически в то же время между сторонами был заключен предварительный договор купли-продажи спорной квартиры, где Четвериков А.С. был покупателем, а Дейнека С.Н. - продавцом. Кроме того, фактически квартира передана Дейнеке С.Н. не была, в настоящее время ответчики зарегистрированы в спорном жилом помещении, проживают в нем, оплачивают коммунальные платежи.

Апелляционное определение суда второй инстанции основано на надлежащим образом исследованных доказательствах, в судебном постановлении приведены нормы материального права, которыми руководствовался суд апелляционной инстанции.

Отменяя вступившее в законную силу и подлежащее исполнению определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 мая 2012 г., президиум Краснодарского краевого суда не согласился с оценкой доказательств судом апелляционной инстанции и указал, что спорная квартира неправомерно признана судом апелляционной инстанции предметом залога.

При этом постановление суда кассационной инстанции не содержит указаний о том, какие нарушения норм материального либо процессуального права допущены судом апелляционной инстанции.

Между тем в силу положений части 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении кассационной жалобы с делом суд кассационной инстанции проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассмотревшими дело, в пределах доводов кассационной жалобы, представления. При этом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства.

Таким образом, согласно требованиям действующего гражданского процессуального законодательства решение о пересмотре в кассационном порядке вступившего в законную силу судебного акта может быть принято в соответствии с уже установленными судом обстоятельствами дела, но при условии допущенной им ошибки в применении и толковании норм материального или процессуального права.

Между тем, как усматривается из дела, президиум Краснодарского краевого суда произвел переоценку доказательств и посчитал доказанными иные обстоятельства, чем те, которые были установлены судом апелляционной инстанции. При этом суд кассационной инстанции не указал, какие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Указанное нарушение положений части 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, допущенное президиумом Краснодарского краевого суда, является существенным, поскольку нарушает основополагающие принципы кассационного порядка рассмотрения дела, и не может быть устранено никаким иным способом, кроме отмены постановления президиума Краснодарского краевого суда от 30 января 2013 г.

При этом Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным, не передавая дело на новое кассационное рассмотрение, оставить в силе апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 мая 2012 г.

Как указано выше, данное апелляционное определение основано на надлежащим образом исследованных доказательствах, в судебном постановлении приведены нормы материального права, которыми руководствовался суд апелляционной инстанции.

Доводы о несогласии с оценкой доказательств, сделанной судом апелляционной инстанции, а также о том, что по делу должны быть установлены иные обстоятельства, чем те, которые установил суд апелляционной инстанции, не могут быть приняты во внимание, поскольку они в соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не могут служить основанием для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке.

Нарушений норм процессуального права судом апелляционной инстанции не допущено, и Дейнеко С.Н. при подаче жалобы в суд кассационной инстанции на такие нарушения не ссылался.

Нормы материального права, исходя из установленных по делу обстоятельств, судом апелляционной инстанции применены правильно, в частности правильно применены положения части 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации о ничтожности притворной сделки.

Кроме того, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 мая 2012 г. является окончательным, вступившим в силу судебным постановлением, согласно которому за Четвериковым А.С., Четвериковой О.А. и Четвериковой Е.А. фактически признано имущественное право на спорную квартиру. Основанием для отмены или изменения такого судебного постановления в соответствии с принципом правовой определенности не может быть единственно другая точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление президиума Краснодарского краевого суда от 30 января 2013 г. отменить, оставить без изменения определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 мая 2012 г.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 декабря 2007 г. N 5-В07-166

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Горшкова В.В.
судей Пчелинцевой Л.М., Корчашкиной Т.Е.
рассмотрела в судебном заседании от 18 декабря 2007 г. дело по иску М. к ЗАО "Фирма "Поларис", Главному управлению Министерства юстиции РФ по г. Москве, Центральному межрегиональному отделению Российского фонда федерального имущества, К. о признании договора купли-продажи квартиры и торгов недействительными, возврате квартиры в собственность
по надзорной жалобе представителя М. - С. на решение Тверского районного суда г. Москвы от 19 декабря 2003 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 мая 2004 г. и постановление президиума Московского городского суда от 1 марта 2007 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения представителя М. - С., М., представителя управления федеральной службы судебных приставов по г. Москве О., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

М. обратилась в суд с иском к ЗАО "Фирма "Поларис", Главному управлению Министерства юстиции РФ по г. Москве (ГУ МЮ РФ), Центральному межрегиональному отделению Российского Фонда федерального имущества (ЦМО РФФИ) и К. о признании договора купли-продажи квартиры и торгов недействительными, возврате квартиры в собственность, ссылаясь на то, что на праве собственности ей принадлежала квартира, <...>.
13 августа 1997 г. она заключила с ЗАО "Фирма "Поларис" договор о предоставлении поручительства, по которому фирма обязалась выступить поручителем истицы по кредитному договору с банком, а истица обязалась передать в собственность принадлежащую ей квартиру с целью ее реализации в случае невыполнения условий кредитного договора. Для обеспечения поручительства в тот же день был оформлен договор купли-продажи квартиры.
15 августа 1997 г. между М. и КБ "Инвесткредит" был заключен кредитный договор на сумму 42.000 долларов США под 32% годовых со сроком погашения не позднее 16 февраля 1998 г., по условиям которого исполнение обязательств заемщика обеспечивается поручительством ЗАО "Фирма "Поларис".
15 августа 1997 г. банк и фирма заключили договор поручительства, по которому поручитель принял на себя обязательства отвечать за исполнение истицей условий кредитного договора от 15 августа 1997 г. в полном объеме.
В связи с тем, что квартира за долги ЗАО "Фирма "Поларис" продана с торгов К., истица заявила иск, указав, что сделка является притворной, так как она имела намерение заключить не договор купли-продажи, а залога в качестве обеспечения возврата предоставленного ей банком КБ "Инвесткредит" кредита, деньги за квартиру не получала, квартиру ответчику не передавала, проживает в ней с несовершеннолетней дочерью.
Ответчики иск не признали.
Решением Тверского районного суда г. Москвы от 19.12.2003 г. в иске отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.05.2004 г. решение оставлено без изменения.
Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации А.И. Карповым от 20.07.2006 г. дело истребовано в Верховный Суд РФ.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Т.Е. Корчашкиной от 26.12.2006 г. дело передано для рассмотрения по существу в президиум Московского городского суда.
Постановлением президиума Московского городского суда от 01.03.2007 г. решение суда первой инстанции и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.05.2004 г. оставлены без изменения.
В надзорной жалобе С., представляющий интересы М., просит вынесенные по делу судебные постановления отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.И. Нечаевым от 04.10.2007 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Колычевой Г.А. от 29 ноября 2007 г. дело передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
В силу статьи 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.
В надзорной жалобе представитель М. - С. указывает, что судом были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся, по его мнению, в следующем.
Отказывая в удовлетворении исковых требований М., суд исходил из того, что истицей не представлено доказательств притворности договора купли-продажи квартиры, заключенного между ней и ЗАО "Фирма "Поларис", а также из того, что оснований для признания торгов недействительными не имеется.
Между тем, с этими выводами согласиться нельзя.
Судом установлено, что 13.08.1997 г. М. заключила с ЗАО "Фирма "Поларис" договор о предоставлении поручительства, по которому фирма обязалась выступить ее поручителем по кредитному договору с банком, а М. обязалась передать в собственность фирме принадлежащую ей квартиру с целью реализации в случае невыполнения условий кредитного договора (л.д. 11). Для обеспечения поручительства в тот же день был оформлен договор купли продажи квартиры <...> (л.д. 9, 10).
15.08.1997 г. между М. и КБ "Инвесткредит" был заключен кредитный договор на сумму 42 тыс. долларов США под 32% годовых со сроком погашения кредита не позднее 16.02.1998 г., по условиям которого исполнение обязательств заемщика обеспечивается поручительством ЗАО "Фирма "Поларис". В тот же день КБ "Инвесткредит" и ЗАО "Фирма "Поларис" заключили между собой договор поручительства, по которому поручитель (ЗАО "Фирма "Поларис") принял на себя обязательства отвечать за исполнение истицей условий кредитного договора от 15.08.1997 г. в полном объеме.
Вышеуказанная квартира в связи с долгами ЗАО "Фирма "Поларис" была продана ГУ Минюста РФ с торгов К.
М. обязательства по кредитному договору от 15.08.1997 г. выполнила полностью и вновь заключила договор кредита с тем же банком. Однако, повторно договор о предоставлении поручительства между истицей и ЗАО "Фирма "Поларис" не заключался.
При этом судом также установлено, что указанная в договоре купли-продажи сумма стоимости квартиры истице не передавалась, истица продолжала проживать в указанной квартире, неся бремя ее содержания и все расходы за коммунальные услуги. Суд признал установленным и факт возбуждения уголовного дела в отношении генерального директора ЗАО "Фирма "Поларис" Х. по заявлениям граждан о совершении указанным лицом в отношении них мошенничества, выразившегося в завладении их жилыми помещениями при аналогичных обстоятельствах. По данному делу истица также признана потерпевшей, а уголовное дело в отношении Х. приостановлено в связи с его розыском. Исследовав материалы названного уголовного дела, суд первой инстанции указал, что из постановлений, справок этого дела следует, что обеспечением обязательств поручителя - ЗАО "Фирма "Поларис" перед банком является находящееся в собственности поручителя имущество, приобретаемое им по договорам купли-продажи перечисленных в материалах уголовного дела граждан, договоров залога между поручителем и заемщиками также не оформлялось.
Таким образом, суд первой инстанции установил все обстоятельства, на которые ссылалась истица в обоснование своих исковых требований, однако в нарушение ст. 198 ГПК РФ сделал противоположные выводы только на том основании, что стороны документарно оформили договор купли-продажи - квартиры, а не договор залога квартиры, и, что на основании этого договора за ЗАО "Фирма "Поларис" было зарегистрировано право собственности. Тогда как истица оспаривала указанные сделки именно на том основании, что намерения продавать квартиру она не имела, под видом купли-продажи фактически имел место договор залога, о чем и свидетельствовали установленные судом обстоятельства. Кроме того, суд вправе был учесть, что в отношении других граждан, (как видно из приобщенных к надзорной жалобе М. копий судебных постановлений: - решение Тверского районного суда г. Москвы от 31.03.1999 г. и Кунцевского районного суда г. Москвы от 08.08.2001 г.) аналогичные сделки признаны недействительными в силу их фиктивности.
Поскольку все установленные судом обстоятельства свидетельствовали о притворности сделки, то она в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ должна была быть признана судом ничтожной.
Доводы суда о том, что не имеется сведений о погашении М. последнего кредита, правового значения по данному делу не имеет, поскольку договор между нею и ЗАО "Фирма "Поларис" о предоставлении поручительства заключался лишь 13 августа 1997 г. по кредитному договору, заключенному М. с КБ "Инвесткредит" 15 августа 1997 г., по которому, как указал суд, все обязательства перед банком М. выполнила.
В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.
При указанных обстоятельствах должна была быть признана недействительной и последующая сделка по отчуждению названной квартиры К.
Поскольку в таком случае стороны возвращаются в первоначальное положение, то суду необходимо решить вопрос также и о возврате К. уплаченной им по оспариваемому договору стоимости квартиры.
Исходя из изложенного, вынесенные по делу судебные постановления нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Тверского районного суда г. Москвы от 19 декабря 2003 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 мая 2004 г. и постановление президиума Московского городского суда от 1 марта 2007 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25

"О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"



86. Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (пункт 1 статьи 170 ГК РФ).

Следует учитывать, что стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.

Равным образом осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ.

87. Согласно пункту 2 статьи 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, с иным субъектным составом, ничтожна. В связи с притворностью недействительной может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки. Намерения одного участника совершить притворную сделку для применения указанной нормы недостаточно.

К сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемая сделка), с учетом ее существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 2 статьи 170 ГК РФ).

Притворной сделкой считается также та, которая совершена на иных условиях. Например, при установлении того факта, что стороны с целью прикрыть сделку на крупную сумму совершили сделку на меньшую сумму, суд признает заключенную между сторонами сделку как совершенную на крупную сумму, то есть применяет относящиеся к прикрываемой сделке правила.

Прикрываемая сделка может быть также признана недействительной по основаниям, установленным ГК РФ или специальными законами.

88. Применяя правила о притворных сделках, следует учитывать, что для прикрытия сделки может быть совершена не только одна, но и несколько сделок. В таком случае прикрывающие сделки являются ничтожными, а к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом ее существа и содержания применяются относящиеся к ней правила (пункт 2 статьи 170 ГК РФ).

Например, если судом будет установлено, что участник общества с ограниченной ответственностью заключил договор дарения части принадлежащей ему доли в уставном капитале общества третьему лицу с целью дальнейшей продажи оставшейся части доли в обход правил о преимущественном праве других участников на покупку доли, договор дарения и последующая купля-продажа части доли могут быть квалифицированы как единый договор купли-продажи, совершенный с нарушением названных правил. Соответственно, иной участник общества вправе потребовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя (пункт 2 статьи 93 ГК РФ, пункт 18 статьи 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
Что такое притворная сделка?


Сегодня темой нашего выпуска будет ответ на вопрос «Что такое мнимые и притворные сделки?». С вами я - адвокат Антон Лебедев. Итак, начнём…

Для детального разбора понятия мнимой или притворной сделки следует ознакомиться с общими положениями о недействительности сделок. Так, в силу положений ст. 166 Гражданского кодекса РФ недействительные сделки бывают двух видов: оспоримые - для недействительности которых требуется судебный акт или ничтожные - которые недействительны в силу закона.

Читать далее...

--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1
Читают тему