Вы здесь:
Войти
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Поиск
Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать.
 
М.Е. Салтыков-Щедрин
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
Судебное дело: Признание абз. 2 ч. 2 ст. 391.12 ГПК РФ противоречащим Конституции РФ
 
Оглавление:

Судебные акты:
Судебные дела послужившие основанием для обращения в Конституционный Суд РФ:
Образцы документов:
Публикации:
Видео:
Похожие темы:
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 

«Согласно абзацу 2 части 2 статьи 391.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в надзорном порядке Президиум Верховного Суда Российской Федерации не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, либо предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими». (абз. 2 стр. 3)

Подавая надзорную жалобу Истец полагал, что апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от «24» мая 2017 года и кассационное определение Верховного Суда РФ от «27» февраля 2018 года (дело 78-КГ17-99), которое на втором заседании вынесла коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, подлежат отмене в порядке надзора в связи с тем, что нарушают:

1) права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации;

2) права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;

3) единообразие в толковании и применении судами норм права.

Определение по делу 78-КГ17-99 противоречит выводам, сделанным в определении 78-КГ16-13, таким образом именно надзорная инстанция должна была устранить имеющееся противоречие. Однако, надзорная инстанция сослалась на несогласие Ответчика с иском и ч. 2 ст. 391.12 ГПК РФ. Таким образом, в текущей редакции ГПК отсутствуют основания, позволяющие устранить противоречия между двумя кассационными определениями Верховного Суда РФ.

--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
№ 78-КГ17-99
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Москва 15 июня 2018 г.
Судья Верховного Суда Российской Федерации Асташов С.В.,
изучив надзорную жалобу Р, поданную его
представителем Лебедевым Антоном Юрьевичем, на определение Судебной
коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от
27 февраля 2018 г. по делу по иску Р.П.В. к
ООО «Л1-1» о возмещении убытков,
установил:
решением Московского районного суда г. Санкт-Петербурга от 7 декабря 2016 г. иск Р.П.В. удовлетворен частично.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г. решение суда
первой инстанции изменено, определен иной период, нежели тот, который был определен судом первой инстанции, для взыскания процентов по
кредитному договору.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2016 г. указанное апелляционное
определение оставлено без изменения, кассационная жалоба Р.П.В. - без удовлетворения.
В надзорной жалобе представитель Р.П.В. - Лебедев А.Ю. просит отменить определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 27 февраля 2018 г. и направить дело на новое рассмотрение.
В соответствии со статьей 391.9 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора является нарушение прав и свобод человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, либо нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов, а также нарушение единообразия в толковании и применении судами норм права.
Согласно пункту 1 части 2 статьи 391.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения надзорных жалобы, представления судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче надзорной жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора.
Применительно к статье 391.9 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для пересмотра судебного постановления в порядке надзора по доводам надзорной жалобы, изученным по материалам, приложенным к ней, не имеется.
Оставляя без изменения апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации исходила из того, что в возражениях на кассационную жалобу Р.П.В., а также в заседании суда кассационной инстанции 27 февраля 2018 г. представитель ответчика возражала против признания процентов, уплаченных по кредитному договору Р.П.В. его убытками, однако согласилась с взысканием в пользу Р.П.В.
денежной суммы в размере 1 320 294,83 руб., установленной апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г.
Оснований не согласиться с выводами Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по доводам
надзорной жалобы Р.П.В., поданной его представителем, не имеется.
Доводы жалобы, содержащие ссылки на судебные постановления по другим рассмотренным делам, также не могут быть приняты во внимание,
поскольку решения по другим делам были приняты исходя из иных обстоятельств и на основе других доказательств, которым была дана
соответствующая оценка. По существу доводы настоящей надзорной жалобы направлены на установление других обстоятельств по делу, иное толкование норм права и переоценку доказательств.
Согласно абзацу 2 части 2 статьи 391.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в надзорном порядке Президиум Верховного Суда Российской Федерации не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, либо предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.
Аналогичные доводы были приведены заявителем и в кассационной жалобе, поданной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного
Суда Российской Федерации, в связи с чем кассационная жалоба Судебной коллегией обоснованно оставлена без удовлетворения.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 391.5 и 391.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судья
Верховного Суда Российской Федерации

Определил:

отказать в передаче надзорной жалобы Р.П.В. для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.


С.В. Асташов
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
В Конституционный суд РФ
Адрес: 190000, Санкт-Петербург, Сенатская площадь, дом 1

Заявитель: Гражданин РФ __________________
Проживающий по адресу: Санкт-Петербург, _______________________________

Представитель: Адвокат Лебедев Антон Юрьевич
Реестровый номер адвоката: 78/4403
Телефон: +7 (921) 320-0433
Мэйл: Lebedev@LawNow.ru
Адрес для корреспонденции и уведомлений: 197101, Санкт-Петербург, улица Большая Монетная, дом 25, квартира 44

ЖАЛОБА
о проверке конституционности закона, примененного в
в деле 78-КГ17-99
1. Наименование и адрес государственного органа, издавшего закон, конституционность которого обжалуется.
Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации. 103265, г. Москва, ул. Охотный Ряд, д. 1.

2. Точное название, номер, дата принятия, источник опубликования обжалуемого закона, конкретный перечень обжалуемых норм.
По мнению Заявителя, положения абз. 2 ч. 2 ст. 391.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) не соответствуют положениям Конституции РФ. Обжалуемая норма добавлена в ГПК РФ Федеральным законом от 09.12.2010 N 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации». Первоначальный текст документа опубликован в изданиях: «Российская газета», N 281, 13.12.2010; «Собрание законодательства РФ», 13.12.2010, N 50, ст. 6611; «Парламентская газета», N 65-66, 17-23.12.2010.
В настоящий момент «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 N 138-ФЗ действует в редакции от 03.08.2018. Первоначальный текст ГПК РФ опубликован в изданиях: «Собрание законодательства РФ», 18.11.2002, N 46, ст. 4532, «Парламентская газета», N 220-221, 20.11.2002, «Российская газета», N 220, 20.11.2002.

Статья 391.12. Полномочия Президиума Верховного Суда Российской Федерации при пересмотре судебных постановлений в порядке надзора

… текст сокращен …
2. При рассмотрении дела в надзорном порядке Президиум Верховного Суда Российской Федерации проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорных жалобы, представления. В интересах законности Президиум Верховного Суда Российской Федерации вправе выйти за пределы доводов надзорных жалобы, представления. При этом Президиум Верховного Суда Российской Федерации не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются.
При рассмотрении дела в надзорном порядке Президиум Верховного Суда Российской Федерации не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, либо предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

… текст сокращен …

3. Нормы Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации.
На основании ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.
В силу положений ст. 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица, указанные в федеральном законе». Конституционные права Заявителя были нарушены при рассмотрении дела №78-КГ17-99 в порядке надзорного производства Президиумом Верховного Суда РФ.
В силу положений ч. 1 ст. 46 Конституции РФ «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Более того, в силу ч. 2 ст. 46 Конституции РФ «Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд». Согласно ч. 2 ст. 55 Конституции РФ «в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».
Кроме того, человеку гарантировано право на справедливое судебное разбирательство, согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Европейская конвенция по правам человека); эффективное средство правовой защиты, гарантированное ст. 13 Европейской конвенции по правам человека; а также на уважение его собственности, гарантированное ст. 1 Дополнительного протокола от «20» марта 1952 года к Европейской конвенции по правам человека. Вместе с тем, принятый Президиумом Верховного Суда РФ по делу №78-КГ17-99 судебный акт не защищает права Истца.
На основании ст. 126 Конституции РФ Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Однако ситуация, сложившаяся при рассмотрении дела №78-КГ17-99, свидетельствует об умалении статуса Верховного суда РФ как высшего судебного органа положениями абз. 2 ч. 2 ст. 391.12 ГПК РФ.

4. Конкретные основания к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации.
Основанием к рассмотрению настоящей жалобы является обнаружившаяся неопределённость в вопросе соответствия ч. 1 ст. 46 и ст. 126 Конституции РФ положений абз. 2 ст. 391.12 ГПК РФ (ст. 36 ФКЗ от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

5. Описание обстоятельств, свидетельствующих о применении судом обжалуемых норм в конкретном деле заявителя.
Между гражданином России Р.П.В. (далее - Заявитель, Истец) и ООО «Л1-1» (далее - Ответчик) в период с 2014 по 2018 год состоялось два последовательных спора, дошедших до Верховного суда РФ. Первый суд был о взыскании неустойки и внесенной суммы по договору, второй – убытков. При этом, в нарушение ст. 61 ГПК РФ, суды дали различную оценку одним и тем же доказательствам.
Получив ипотечный валютный кредит, Истец передал денежные средства Ответчику на основании предварительного договора купли-продажи от «10» июня 2008 года. В январе 2009 года Истец первый раз потребовал от застройщика возврата денежных средств, но Ответчик денежные средства не вернул.
Так, на момент рассмотрения дела 78-КГ17-99 между Заявителем и Ответчиком состоялись и вступили в законную силу следующие судебные акты, имеющие преюдициальное значение (далее – Судебные постановления):
• Кассационное определение Верховного Суда РФ от «10» мая 2016 года по делу 78-КГ16-13 (содержится в материалах дела);
• Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда рег. № 33-12362/16 от «09» июня 2016 года (содержится в материалах дела);

В результате рассмотрения двух дел (78-КГ16-13 и 78-КГ17-99) суды пришли к различным выводам.

A. Дело о взыскании неустойки и внесенной суммы по договору:
• Кассационное определение Верховного суда РФ от «10» мая 2016 года по делу 78-КГ16-13:
«В соответствии с условиями предварительного договора купли-продажи срок передачи квартиры истек 9 июля 2009 г., Р.П.В. неоднократно направлялись ответчику заявления с требованиями о расторжении договора и возврате уплаченной денежной суммы, которые были оставлены без удовлетворения. » (абз. 7 стр. 2)
• Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда рег. № 33-12362/16 от «9» июня 2016 года;
«В соответствии с условиями предварительного договора купли-продажи срок передачи квартиры истек 9 июля 2009 г., им (Р.П.В.) неоднократно направлялись ответчику заявления с требованиями о расторжении договора и возврате уплаченной денежной суммы, которые были оставлены без удовлетворения.» (абз. 1 стр. 2)
«Истец неоднократно 30 января 2009 г., 6 апреля 2009 г., 23 июля 2010 г., 16 октября 2012 г. направлял ответчику обращения с предложением расторгнуть договор и вернуть уплаченные им денежные средства.» (абз. 3 стр. 6)
«Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда, поскольку он опровергается предоставленной в материалы дела истом перепиской на предмет расторжения договора, которая началась в январе 2009 года и продолжалась вплоть до обращения истца с иском в суд.» (абз. 3 стр. 7)

B. Дело о взыскании убытков (настоящее дело):
• Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от «07» декабря 2016 года:
«При этом суд апелляционной инстанции установил, что обусловленный заключенным между сторонами по делу Договором от 10.06.2008, поименованным как Предварительный договор купли-продажи истек 09.07.2009, однако в указанный срок строительство многоквартирного дома завершено не было, в связи с чем истец неоднократно, начиная с 30.01.2009 года, обращался к ответчику с просьбами вернуть уплаченную им денежную сумму» (абз. 6 стр. 3)
• Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от «24» мая 2017 года:
«При таких обстоятельствах следует полагать, что истец выразил свою волю на отказ от договора в своем заявлении от 12 декабря 2014 года, поскольку ранее с требованием об отказе от договора к истцу он не обращался» (абз. 6 стр. 6)
• Кассационное определение Верховного Суда РФ от «27» февраля 2018 года по делу 78-КГ17-99:
«При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г., определившего также иной, нежели суд первой инстанции, период для взыскания процентов по кредитному договору.» (абз. 4 стр. 7)
• Определение Верховного Суда РФ от 15.06.2018 об отказе в передаче надзорной жалобы по делу 78-КГ17-99:
«Оставляя без изменения апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации исходила из того, что в возражениях на кассационную жалобу Р.П.В., а также в заседании суда кассационной инстанции 27 февраля 2018 г. представитель ответчика возражала против признания процентов, уплаченных по кредитному договору Р.П.В.. его убытками, однако согласилась с взысканием в пользу Р.П.В. денежной суммы в размере 1 320 294,83 руб., установленной апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 24 мая 2017 г.» (абз. 4 стр. 2)
«Согласно абзацу 2 части 2 статьи 391.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в надзорном порядке Президиум Верховного Суда Российской Федерации не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, либо предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими». (абз. 2 стр. 3)

Подавая надзорную жалобу Истец полагал, что апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от «24» мая 2017 года и кассационное определение Верховного Суда РФ от «27» февраля 2018 года (дело 78-КГ17-99), которое на втором заседании вынесла коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, подлежат отмене в порядке надзора в связи с тем, что нарушают:
1) права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации;
2) права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;
3) единообразие в толковании и применении судами норм права.

Определение по делу 78-КГ17-99 противоречит выводам, сделанным в определении 78-КГ16-13, таким образом именно надзорная инстанция должна была устранить имеющееся противоречие. Однако, надзорная инстанция сослалась на несогласие Ответчика с иском и ч. 2 ст. 391.12 ГПК РФ. Таким образом, в текущей редакции ГПК отсутствуют основания, позволяющие устранить противоречия между двумя кассационными определениями Верховного Суда РФ.

6. Позиция заявителя по поставленному им вопросу и ее правовое обоснование со ссылкой на соответствующие нормы Конституции Российской Федерации (описание и аргументация предполагаемого нарушения положений Конституции Российской Федерации).
В судебных актах по делу 78-КГ17-99 размер реального ущерба определяется судом, исходя из даты направления Ответчиком требования об отказе от договора («12» декабря 2014 года). В апелляционном определении по делу судебная коллегия не ссылается на правовую норму, а просто «приходит к выводу» (абз. 10 стр. 6) о том, что размер убытков стоит в зависимости от даты направления дольщиком-потребителем (Истцом) претензии Ответчику и эта дата отличается от ранее установленной вступившим в законную силу судебным актом (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от «9» июня 2016 года). В Судебных постановлениях, состоявшихся между сторонами ранее, выявлено виновное неисполнение Ответчиком требования Истца о возврате денежных средств на протяжении более 5 лет и установлена дата («30» января 2009 года) направления Истцом требования вернуть деньги.
Верховный Суд РФ в деле 78-КГ16-13 оценил доказательства и пришел к выводу о том, что представленные доказательства свидетельствуют о направлении Заявителем первого требования о возврате денег 30.01.2009, что нашло свое отражение в последующем апелляционном определении по делу. В деле 78-КГ17-99 Верховный Суд РФ, основываясь на тех же доказательствах и имея прямое указание на преюдицию по делу 78-КГ16-13, приходит к выводу о том, что первое требование Заявителем направлено 12.12.2014. Указанное противоречие между кассационными определениями 78-КГ16-13 и 78-КГ17-99 могла бы устранить надзорная инстанция, которая сослалась на абз. 2 ч. 2 ст. 391.12 ГПК РФ и оставила жалобу без рассмотрения.
При правильном рассмотрении дела 78-КГ17-99 ст. 61 ГПК РФ не должна была позволить судам игнорировать установленную преюдицию, но фактически это произошло, а исправить такое несоответствие возможно только используя более высокий уровень - уровень надзорной инстанции. Таким образом, в Российской системе правосудия отсутствует механизм, который позволяет устранить противоречия между двумя кассационными определениями Верховного Суда РФ, противоречащими друг другу. Данное обстоятельство, очевидно, нарушает конституционные права граждан на судебную защиту их прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ) и входит в противоречие со статусом Верховного суда РФ как высшего судебного органа по гражданским делам (ст. 126 Конституции РФ).


На основании изложенного и руководствуясь статьей 46, частью 2 статьи 55, частью 4 статьи 125, статьей 126 Конституции Российской Федерации; статьями 36-39, статьей 96, пунктом 2 статьи 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

ПРОШУ:
Признать абз. 2 ч. 2 ст. 391.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не соответствующим ч. 1 ст. 46 и ст. 126 Конституции Российской Федерации.

Приложения:

1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (абз. 2 ч. 2 ст. 391.12);
2. Оригинал квитанции об уплате государственной пошлины;
3. Нотариальная копия доверенности представителя;
4. Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга по делу №2-5047/2016 от «7» декабря 2016;
5. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда по делу № 33-9428/2017 от «24» мая 2017;
6. Кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ по делу 78-КГ17-99 от «27» февраля 2018;
7. Кассационное определение Верховного Суда РФ от «10» мая 2016 года по делу 78-КГ16-13;
8. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда рег. № 33-12362/16 от «9» июня 2016 года;
9. Определение Верховного Суда РФ от «15» июня 2018 года по делу 78-КГ17-99;


Представитель Заявителя по доверенности ___________________ Лебедев А.Ю.

«25» сентября 2018 года
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
40 миллионов в юридической лакуне. Как дольщик «Л1-1» дошел до Конституционного суда

Пытаясь вернуть 40 млн рублей, несостоявшийся дольщик «ЛЭК» Павел Рябовой хочет изменить Гражданский процессуальный кодекс.

Многолетняя борьба с застройщиком «Л1-1» (бывший «ЛЭК») привела петербуржца к двум определениям Верховного суда России. Причем совершенно разным, хотя судьи на первый взгляд руководствовались одними и теми же доказательствами. Теоретически это невозможно, но когда такие осечки все же случаются, законодательство не позволяет привести судебные акты «к одному знаменателю». В итоге дольщик решил поправить базовый документ гражданского права – Гражданский процессуальный кодекс.

Лакуна преюдиции


Конституционный суд России принял к производству жалобу петербуржца Павла Рябового, который просит изменить вторую часть статьи 391.12 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) – она, по его мнению, не соответствует Конституции, так как ограничивает его право на судебную защиту.

Оспариваемое положение ГПК регулирует полномочия президиума Верховного суда при пересмотре судебных постановлений в порядке надзора. По мнению представляющего интересы истца адвоката Антона Лебедева, эта статья должна давать возможность устранять противоречия во вступивших в законную силу судебных актах, если они основаны на оценке одних и тех же доказательств. Сегодня закон не дает такой возможности.

«61-я статья ГПК определяет понятие преюдиции – если в рамках какого-нибудь процесса в результате исследования доказательств суд пришел к некоему выводу, вынес решение, и оно вступило в законную силу, то все другие суды при оценке тех же доказательств не могут прийти к другому выводу. В нашем случае принцип преюдиции оказался нарушенным, и мы столкнулись с пробелом в законодательстве, из-за которого устранить нарушение не представилось возможным», – рассказал «Фонтанке» Антон Лебедев.

Юридическая лакуна, в которую попали Павел Рябовой и его адвокат, носит не только теоретический характер – для истца она имеет вполне конкретное финансовое наполнение. Нарушенную преюдицию он оценивает в 40 млн рублей, которые не смог отсудить у «Л1» из-за того, что во втором судебном процессе судья по-другому оценил доказательства, которые уже были исследованы в первом.

Убытки не считаются

В июне 2008 года Павел Рябовой по предварительному договору купли-продажи заплатил «ЛЭК-1» 17,1 млн рублей, которые взял в банке в кредит, причем валютный. Позже у «ЛЭК» возникли финансовые проблемы, из-за которых сроки сдачи жилья отодвинулись на годы.

Когда в исполнении застройщиком обязательств возникли сомнения, Рябовой попытался расторгнуть договор и вернуть деньги, но ничего не вышло. Он обратился в Смольнинский районный суд и после нескольких лет тяжбы взыскал с ООО «Л1-1» («ЛЭК» к тому времени успел переименоваться) те самые 17,1 млн рублей и штраф (1 млн рублей) с неустойкой (7 млн рублей). При этом в окончательном судебном акте написано: истец впервые потребовал расторжения предварительного договора и возврата денег 30 января 2009 года.

Но дольщик платил за квартиру не свои деньги, а кредитные – он до сих пор не рассчитался с банком полностью. Проценты по кредиту дольщик расценил как убытки и вновь обратился в суд, чтобы взыскать их. Еще несколько лет судебных тяжб также закончились в Верховном суде. С ООО «Л1-1» было взыскано 1 320 294 рублей в качестве компенсации понесенных гражданином убытков. Но Рябового это не устроило, ведь он претендовал на 596 489 долларов, которые составляли фактически выплаченные уже по кредиту деньги, что по сегодняшнему курсу составляет примерно 40 млн рублей.

Именно такую сумму Павел Рябовой заплатил банку в виде процентов за обслуживание кредита в спорный период: с 30 января 2009 года до момента, когда застройщик вернул ему деньги по предварительному договору.

Но во втором процессе суды по-другому расценили те же самые обстоятельства и пришли к выводу, что истец впервые потребовал расторгнуть договор не в начале 2009 года, а лишь в конце 2014-го. Дело в том, что у мужчины была довольно долгая переписка с застройщиком, в которой обсуждались разные варианты урегулирования конфликта, и на втором процессе суды сочли датой его обращения с требованием расторгнуть договор не первое такое обращение, а последнее. С января 2009 года по декабрь 2014 года Рябовой платил проценты по кредиту, но по решению второго суда оказался лишенным возможности компенсировать эти убытки.

Попытки адвоката Антона Лебедева убедить судей во втором процессе в недопустимости нарушения принципа преюдиции – о чем прямо говорит статья 61 Гражданского процессуального кодекса – ни к чему не привели. Требование привести в соответствие выводы в первом и втором процессах как раз и наткнулось на пробел в законодательстве – Гражданский процессуальный кодекс не предоставляет такую возможность.

Заседание Конституционного суда России по данному делу пока не назначено, но это случится в ближайшее время, так что довольно скоро мы узнаем, сумеет ли дольщик изменить базовый документ гражданского процессуального законодательства.

Конституция тут ни при чем

Адвокат петербургской коллегии адвокатов Pen&Paper Роман Пархоменко подтверждает, что оспариваемое петербуржцем положение ГПК положение не позволяет суду надзорной инстанции руководствоваться обстоятельствами, которые не были установлены или, тем более, были отвергнуты нижестоящими судам. Такое положение гарантирует принцип стабильности судебного решения и правовой определенности, ведь вступившее в законную силу решение не должно ставиться под сомнение.

Президент Международной коллегии адвокатов города Москвы "Почуев, Зельгин и Партнеры» Александр Почуев полагает, что в данном случае российская юстиция уже «дошлифовала» свою позицию во всех инстанциях, и, по сложившейся практике, велика вероятность, что данная жалоба будет отклонена. «Но сама постановка вопроса о расширении полномочий Верховного суда РФ в части разрешения коллизий преюдиций имеет новизну и перспективу», – соглашается юрист.

В «Компании Л1» (преемник «ЛЭКа») уверены в бессмысленности похода в Конституционный суд своего бывшего дольщика. «Преюдиция при рассмотрении судебных споров по искам Павла Рябового к ООО «Л1-1» судами не нарушена. Господин Рябовой и его адвокат Антон Лебедев пытались применить преюдициальность путем подмены правовых понятий. Но Верховный суд указал: «юридическая квалификация отношений, возникших между сторонами, преюдициальной не является», – считает директор по развитию «Компании Л1» Надежда Калашникова.

Частично с этой позицией согласен и Роман Пархоменко: «При рассмотрении второго дела суд не устанавливал иных фактических обстоятельств, а лишь иные правоотношения сторон». В то же время он подчеркивает, что и это считается нарушением. «Такой судебный акт может быть отменен, и дело направлено на новое рассмотрение в связи с нарушением норм процессуального права, а в надзорной инстанции – в связи с нарушением единообразия в толковании и применении судами норм права», – рассуждает Роман Пархоменко, добавляя, что сама по себе часть 2 статьи 391.12 ГПК РФ полностью соответствует Конституции, и оспаривать ее смысла нет.

За Гражданский процессуальный кодекс заступаются и в «Л1». «Необходимости изменения этой части мы не усматриваем, поскольку права, гарантированные Конституцией, в том числе и право на судебную защиту, этой статьей не ущемляются и не находятся в противоречии с Конституцией», – говорит Надежда Калашникова.

Лев Годованник, «Фонтанка.ру»

--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
 
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Рябового
Павла Васильевича на нарушение его конституционных прав
абзацем вторым части второй статьи 39112 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации
город Санкт-Петербург 26 ноября 2018 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя
В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря,
Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева,
А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова,
Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина
П.В.Рябового к рассмотрению в заседании Конституционного Суда
Российской Федерации,
у с т а н о в и л :
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации
гражданин П.В.Рябовой оспаривает конституционность абзаца второго
части второй статьи 39112 ГПК Российской Федерации, в соответствии с
которым при рассмотрении дела в надзорном порядке Президиум
Верховного Суда Российской Федерации не вправе устанавливать или
считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо
были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, либо
предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного
доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и
определять, какое судебное постановление должно быть принято при
новом рассмотрении дела.
По мнению П.В.Рябового, оспариваемое законоположение,
позволившее судье Верховного Суда Российской Федерации отказать в
передаче надзорной жалобы заявителя для рассмотрения в судебном
заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации и, тем
самым, не устранить противоречие между двумя вынесенными по делам с
его участием определениями Судебной коллегии по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации, противоречит статьям 46 (часть
1) и 126 Конституции Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив
представленные материалы, не находит оснований для принятия данной
жалобы к рассмотрению.
Оспариваемые заявителем положения части второй статьи 39112 ГПК
Российской Федерации в системной связи с другими положениями главы
411
данного Кодекса являются конкретной формой реализации
установленной законодательством возможности исправления по жалобам
заинтересованных лиц судебной ошибки, вследствие которой вынесено
судебное постановление, нарушающее права и свободы человека и
гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации,
общепризнанными принципами и нормами международного права,
международными договорами Российской Федерации, либо права и
законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные
интересы, либо единообразие в толковании и применении судами норм
права.
Следовательно, само по себе названное законоположение,
предоставляющее дополнительную гарантию защиты прав участников
гражданского судопроизводства, не может расцениваться как нарушающее
конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.

Определение же наличия (или отсутствия) оснований для пересмотра
вынесенных по конкретному делу судебных постановлений
осуществляется соответствующим судом надзорной инстанции, который –
исходя из предписаний статьи 391.9
ГПК Российской Федерации – должен
установить, являются ли обстоятельства, приведенные в надзорной жалобе
в качестве оснований для отмены или изменения судебных постановлений,
достаточными для отступления от принципа правовой определенности и
стабильности вступивших в законную силу судебных актов, а их отмена
(изменение) и ее правовые последствия – соразмерными допущенным
нарушениям норм материального и (или) процессуального права.
Кроме того, вопреки требованиям статей 96 и 97 Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде Российской
Федерации» представленными в Конституционный Суд Российской
Федерации материалами не подтверждается применение части второй
статьи 39112 ГПК Российской Федерации в деле с участием П.В.Рябового.
Ссылка же на данное законоположение в представленном судебном акте
сама по себе не свидетельствует о его применении в конкретном деле
заявителя.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43,
частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде Российской
Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
о п р е д е л и л :
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Рябового
Павла Васильевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде Российской
Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд
Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по
данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д.Зорькин
№ 3028-О
--------
С уважением, адвокат Антон Лебедев
+7 (921) 320-0433
Страницы: 1
Читают тему